СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Большой бизнесмен не может не быть большим политиком"

"Точка зрения"Залмаев: "Украине нужно делать country branding"

Стенограмма эфира "Точка зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: 16 часов и 3 минуты. Добрый день всем, кто присоединился к нам только что. Это Радио Вести. Меня зовут Юлия Литвиненко. Я с огромным удовольствием представляю вам мнение человека… Ну, собственно говоря, вы знаете, в эту программу мы зовем только тех людей, мнение которых не только интересно, но и полезно услышать. Наш гость сегодня – Питер Залмаев, директор "Евразийской демократической инициативы", базирующейся в Нью-Йорке. Ну и, кроме того, член совета директоров Американского еврейского комитета. Питер, добрый день!

Питер ЗАЛМАЕВ: Добрый день!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как давно вы здесь, в Украине? Я так говорю "как давно", хотя понимаю, что это странный вопрос к человеку, который считает себя украинским американцем. Вы ведь родом из Донецка, правильно?

Питер ЗАЛМАЕВ: Да. И вообще-то я уехал из Украины, из Донецка в 94 году. Я поехал учиться в Соединенных Штатах Америки, и вследствие остался. А здесь сейчас я присутствую в рамках визита делегации Американского еврейского комитета. Приехали мы месяц назад. И кроме того, кроме Киева мы посетили несколько городов на Западной Украине, плюс Одесса, Львов, где мы встречались с политиками, с различными лидерами партий, с мэрами, губернаторами и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На малой родине не захотелось побывать?

Питер ЗАЛМАЕВ: Вы знаете, на малой родине я часто бываю. У меня там на самом деле и родственники, и друзья, и близкие. К сожалению, в этот раз мне там находиться просто небезопасно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Родственники, о которых вы сейчас вспомнили, они пребывают на какой территории – Донецкая, Луганская область? И почему они не уезжают, если они еще там?

Питер ЗАЛМАЕВ: Находятся они в Донецке. И там некоторые родственники остались, некоторым пришлось покинуть город. Вы знаете, ситуация в Донецке очень странная на самом деле. Это можно назвать театром абсурда, когда вроде как все муниципальные службы работают, город остается чистым, опрятным, то есть вроде зарплаты выплачиваются. Одновременно в городе участились случаи мародерства, стрельбы, убивают гаишников, захватывают банки. То есть в какой-то степени можно жить в центре города и не видеть ничего происходящего, не чувствовать опасности. Одновременно в целом ситуация очень напряженная, учитывая, что бои идут вокруг города. Поэтому это действительно очень странные времена для региона, для города, для Украины.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы ведь являетесь экспертом по политической ситуации в странах бывшего Советского Союза. У есть вот сейчас понимание того, что на самом деле прощание с Советским Союзом происходит в действительности вот только теперь?

Питер ЗАЛМАЕВ: Да, действительно, об этом говорят многие эксперты, как украинские, российские и западные о том, что действительно, вот этот стык титанических плат западного мироустройства, восточного или, можно сказать, советского еще, еще до конца не отгремевшего, именно прошел по Донбассу – региону, который действительно во многом был вообще фарватером советской идеологии, то есть это был регион стахановцев, лидеров производства. То есть это был индустриальный край, где действительно живут люди, которые сохранили эту ностальгию, это романтическое представление о том, как жилось вообще в Советском Союзе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот как быть? Как найти ответ на этот вопрос – почему случилось то, что случилось? Может быть, никто не предложил какую-то новую идею, новую философию вот этим стахановцам, как вы говорите?

Питер ЗАЛМАЕВ: Вы знаете, кроме, конечно, самого очевидного сейчас, непосредственных причин конфликта и, конечно же, вмешательства сил извне, о которых мы все знаем, этих пассионариев, то есть людей, которые взяли инициативу в собственные руки, и также политические соображения нашего северного соседа. Конечно же, речь идет о несостоятельность вообще политики всех 20 лет с плюсом…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: 23-х будем говорить.

Питер ЗАЛМАЕВ: 23 лет независимости Украины, когда схід і захід, запад и восток жили по-своему. Я, будучи в Донецке и посещая Львов, Ужгород и Мукачево, ловил себя на мысли, что это действительно ощущались две абсолютно разные страны. То есть, несмотря на то, что это были географически и политически части одной страны…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот что так-то? Как вы это объясняете? Почему?

Питер ЗАЛМАЕВ: Я объясняю это тем, что каждый отдельно взятый политик, Президент просто не утруждали себя…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но только ли вина политиков? Потому что мы говорим да, части – да. Но нежелание меняться. Вот очень многие слушатели, которые звонят нам из Донецкой, Луганской областей, они говорят, что "нам нравится, мы не хотим менять уклад нашей жизни. Вот мы так живем – и слава богу". Ну вот приходят извне, вы говорите, силы и говорят: "Ребята, вы так хотите жить? Вы будете так жить?". Нет никакого цивилизационного прыжка и цивилизаионного прорыва, если хотите. И поэтому это противостояние – оно какое-то совершенно бессмысленное.

Питер ЗАЛМАЕВ: Это да. И все равно я считаю, что это, конечно же, засилье, просто засилье корифеев политики. Вот сейчас прошли выборы. Вот сейчас знаете, в моих встречах с различными коллегами самая большая жалоба по поводу происходящего это то, что вроде как опять лица не поменялись, лица все те же. То есть молодым не дается возможность поучаствовать в управлении страной.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, я понимаю, о чем вы говорите.

Питер ЗАЛМАЕВ: И я хочу добавить, что именно в Донбассе молодые – это те, которые продолжают все-таки быть сторонниками единой Украины. И они абсолютно не поддерживают то, что сейчас происходит на Донбассе. Образованные молодые люди.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот да, молодые родом с Донбасса.

Питер ЗАЛМАЕВ: Но они ничего не решают.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как? Ну Семен Семенченко – человек, который родом из Донбасса, будем так говорить. Вот организовал батальон "Донбасс". Вот он возглавил этот батальон. Ценой того, что он не видит свою семью, потому что семья его, понятное дело, вынуждена прятаться и неизвестно, в Украине ли вообще. Ну вот кто эти молодые лидеры Донецка?

Питер ЗАЛМАЕВ: Это бизнесмены, предприниматели средней руки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот бизнесмен Ринат Ахметов.

Питер ЗАЛМАЕВ: Нет-нет, средней руки. То есть это малый и средний бизнес.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто?

Питер ЗАЛМАЕВ: Это мои даже бывшие одноклассники.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все, кто имел малый и средний бизнес, мало-мальски зажиточный, люди все уехали. Разве нет?

Питер ЗАЛМАЕВ: Все уехали, да. Потому что против лома нет приема. Они не были…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что ж они ничего не делали эти 23 года?

Питер ЗАЛМАЕВ: Это хороший вопрос. Но опять-таки, вся наша кадровая политика все передается по наследству, все должности, вы знаете, на муниципальном уровне. То есть не подпускают просто идеалистов, людей, которые ратуют за какое-то развитие, а подпускают людей из этой иерархии.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот из таких современных идеалистов кого вы считаете? Вот, например, Михаил Саакашвили – современный идеалист?

Питер ЗАЛМАЕВ: Я считаю, что да. Вы знаете, Саакашвили – это мой давнишний знакомый. И я общаюсь с широким кругом представителей грузинской нации и истеблишмента. Вы знаете, к Саакашвили очень много претензий, он далеко не легендарная, популярная личность в Грузии. Он очень контраверсиальная личность. Но, тем не менее, я должен сказать, что он преподал величайший урок вообще всему постсоветскому пространству, просто согласившись с результатами выборов. И он ушел. Он теперь обычный частный гражданин. И это неоценимая, конечно же, заслуга его. И, конечно же, Украине очень многому можно поучиться его опыта, как он продвигал, промотировал свою страну, так называемый country branding. Он привлек туда и западные капиталы, и привлек капиталы доморощенных олигархов, бизнесменов с тем, чтобы просто рассказать миру о том, что такое Грузия, насколько благоприятно в инвестиционном плане и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Ну вот вы родом с Донецка. Расскажите миру, расскажите нам, и в конце концов пусть услышит вас Донбасс, вот что по части современного ребрендинга этого региона, если мы будем говорить такими категориями? Что там должно произойти или чем может гордиться этот регион на самом деле?

Питер ЗАЛМАЕВ: Во-первых, действительно у региона неправильная репутация, что это задымленный, некрасивый индустриальный край, куда не стоит ехать. Это великолепный город, зеленый. Это один из самых зеленых городов, он остается городом миллиона роз. То есть все, что вы слышали о нем, какие-то такие вещи – они остались. Это действительно город работяг, это город, имеющий… Ну, я не буду сейчас рассказывать все о Донецке. Это город, который имеет право на развитие туризма наряду со всеми другими городами. То есть у города величайший потенциал, одна из лучших футбольных команд и так далее. То есть, в принципе, тот же Ринат Ахметов, он в какой-то степени принимал все эти годы участие в брендинге и своей марки, и города. Вы знаете, почему такой трагедией для города явилось то, как все в конце концов произошло, что надежда была, Ринат Ахметов сможет разрешить ситуацию, как это сделал его коллега Коломойский на Днепропетровщине и в Харькове. Этого не произошло. И на самом деле до сих пор дончане недоумевают, почему город не смог заблаговременно разрешить эти проблемы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы лично знакомы с Ахметовым?

Питер ЗАЛМАЕВ: Да, у меня была с ним короткая беседа в контексте инаугурационного приема в "Мистецьком арсенале".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте мы о том, какое впечатление на вас произвел Ахметов. И он больше неудачный политики или неудачный бизнесмен, ввиду того, что он так много и долго вкладывал в проект под названием Янукович, а этот проект лопнул?

Питер ЗАЛМАЕВ: Вы знаете, это хороший вопрос. Мне кажется, что большой бизнесмен не может не быть большим политиком. И что с Ринатом Ахметовым… Он, будучи большим бизнесменом, так и не решился стать этим политиком, и до конца он им не стал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы продолжим эту тему сразу после нескольких минут паузы, потому что свежие вести у нас на очереди. Ну а потом мы продолжаем. Напомню, Питер Залмаев сегодня высказывает свою точку зрения в эфире Радио Вести.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Точка зрения" на Радио Вести сегодня Питер Залмаев. Ну вот мы с определением выяснили – украинский американец мы говорим про Питера, потому что он родом из Донецка. Сегодня он директор "Евразийской демократической инициативы", базирующейся в Нью-Йорке, а также член совета директоров Американского еврейского комитета. Ну и вот о судьбе Рината Ахметова мы заговорили ввиду того, что этот проект, который он финансировал – Янукович, равно как и Партия регионов… Как вы думаете, есть вообще будущее у Януковича-политика и у Партии регионов как политической силы?

Питер ЗАЛМАЕВ: Про Януковича очень сложно говорить. Именно у него, я думаю, нет. Но у лиц, которых бы он смог здесь как-то продвигать, будучи и находясь за пределами территории Украины – да, вполне возможно. Конечно же, Янукович абсолютно всеми силами в Украине, всеми сегментами населения расценивается как национальный предатель и предатель собственного региона на самом деле. То есть я думаю, что у него лично и у его семьи таких возможностей уже нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы не исключаете, что на самом деле такой костяк электоральный у него был как раз на Донбассе?

Питер ЗАЛМАЕВ: Конечно. И вы знаете, на самом деле то, что я сейчас в разговорах слышу с коллегами здесь, многие его люди остаются на самом деле на ведущих должностях вообще политического истеблишмента. Это силовые агентства и так далее. То есть на самом деле люди Януковича – они остаются при делах. И, я так понимаю, активы семьи, активы бизнесменов, которые входили в семью, тоже остаются за ними, и они продолжают работать на них здесь, в Украине.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот видите, вы говорите бизнесмен не может быть политиком, равно, как, наверное, наоборот. Это все-таки люди абсолютно разных профессий. Почему на постсоветском пространстве у лидеров нет этого понимания, что бизнес отдельно, как любимая фраза Владимира Владимировича – котлеты отдельно, мухи отдельно? Сколько должно еще поколений смениться… Я не знаю, ценой вообще существования страны мы должны заплатить, чтоб бизнесмены поняли, что политика – это совершенно иное?

Питер ЗАЛМАЕВ: Я надеюсь, что нет. Вы совершенно правы в том, что сейчас назревает действительно такой момент в связи с этой третьей революцией, если мы будем говорить о независимости (91 год), потом мы говорим о помаранчевой революции и сейчас уже идет, получается, второй Майдан. И многие считают, что это действительно последняя возможность Украине состоятся как государству.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот вторит вам слушатель Анатолий из Харькова. Он говорит: "Проблема не в политиках, проблема в людях. Они не могут или не хотят меняться. Мир изменился, стал другим, а люди продолжают не меняться, причем стремительно". Мир меняется, а люди нет. Имеются в виду, по всей видимости, жители как раз востока. "Они по-прежнему хотят жить в Советском Союзе. И таких на востоке Украины очень много. Именно они и становятся жертвой российской пропаганды, умело эксплуатирующей эту тему как у себя, так и у нас, в Украине. Результат – ужас, который происходит на Донбассе".

Питер ЗАЛМАЕВ: Да. Увы, это так. И опять-таки здесь я должен сказать, что все равно то, что мы видели, то, что происходило на площади Ленина в Донецке, в Луганске, все равно обратите внимание на этих людей. Во-первых, на численность этих демонстраций и демографию. Все равно это люди, которым уже за 40. Молодых там не было. Если это и были какие-то молодые, это были исключительно маргинальные элементы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вопрос по внутренней организации. Люди могут организовываться вокруг какой-то идеи, вокруг какой-то стратегии. Какую стратегию новые украинские власти могут теперь предложить жителям востока, чтобы, во-первых, обрести единомышленников и увлечь их в свою стезю?

Питер ЗАЛМАЕВ: Очень хороший вопрос на самом деле. Я должен сослаться на беседу, которая у меня была вчера допоздна с одним из людей, который сейчас формирует информационную политику и ратует за установление прочной, серьезной очень информационной политики в Украине – с Юрием, который на самом деле… Они подготовили так называемую road map – дорожную карту.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Стець? Кто с вами разговаривал?

Питер ЗАЛМАЕВ: Юрий Федоренко. Это потрясающий человек, он потрясающий эксперт и потрясающий патриот. Вы знаете, мы говорили о том, что нет этой road map, в дискуссии про восточную Украину сейчас, кроме войнушки, нет вообще очень важных терминов, таких как "миротворец", "мир", и дальнейшее устройство Донбасса, что будет в Донбассе. Нет, допустим, обсуждения активов вообще, которые нужно искать, активов "семьи", то есть разграбленных средств, которые должны именно пойти на восстановление именно этого региона, который в первую очередь обкрадывался "семьей".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну тут много, конечно, вопросов. Наверное, хотели бы найти активы, так и Януковича бы не выпустили из страны, правильно?

Питер ЗАЛМАЕВ: Сложно очень, сложно говорить. Вы знаете, активы какие-то уже были заморожены, и люди попали в список санкций и так далее. Это серьезный проект – нахождение этих активов. Есть люди, Есть специалисты, которые этим занимаются. Под это можно организовывать информационную кампанию. Австрийские банки, швейцарские банки, прессинг, то есть давление через прессу, "четвертая власть" и так далее. То есть это серьезная кампания, этим нужно заниматься серьезно. Но как показывают опыты других стран, постсоветских стран в том числе, можно иметь успех, то есть успеха можно добиться. Все средства найти, скорее всего, будет невозможно, но все равно, если ничего не делать, если не понимать, что нужна кампания, нужна информационная политика, этого не будет вообще.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Можем ли говорить о том, что сегодня происходит такое, если хотите, переформатирование мировых устоев и границ в том числе? И навряд ли же Россия в этой своей интервенции остановится. А если остановится, то в каких пределах? Есть сейчас какое-то понимание, вот у вас ощущение того, что мир станет другим благодаря отчасти и Президенту Путину?

Питер ЗАЛМАЕВ: Вы знаете, мир всегда становится другим. Мир всегда динамичен. Границы всегда перекраиваются. И международные стандарты, о которых мы сейчас говорим, они тоже на самом деле подлежат… они очень флюидные. Стандарты меняются. Была Лига наций, потом стала Организация Объединенных Наций. Не исключено, что через 20 лет мы не будем говорить об этой организации больше. Не исключено, что Европейского Союза в нынешней его инкарнации не будет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что будет? Один сплошной русский мир?

Питер ЗАЛМАЕВ: Нет, как раз это, мне кажется, наименее вероятный сценарий. И что касается России сейчас – говорят и про Нарву эстонскую, говорят Северный Казахстан, если говорить действительно об этой идеологии русского мира. И можно говорить о прискаспийских русских, которые живут в Туркменистане, у которых были большие проблемы, но российское правительство абсолютно не обращало внимания на проблемы русских в Туркменистане, потому что это им было невыгодно, правильно? То есть понятно, должна быть очевидна несостоятельность этой идеи вне рамок политической конъюнктуры. То есть идея русского единства Путину и Кремлю на самом деле не нужна как таковая. Это нужно как инструмент политического давления на эти страны-сателлиты. Что касается России. Большая проблема сейчас – это прецедент, который Украина создала на ближайшее будущее для Китая и для трудящихся Китая, живущих на Ближнем Востоке. Огромная территория, еле заселенная, которая сейчас активно заселяется китайцами, которые в будущем, я прекрасно себе представляю сценарий, по которому Пекин вводит войска через Амур на Ближний Восток в целях защиты мандариноязычного населения. Этот сценарий уже прорабатывался многие годы такими прорицателями как Пелевин и Сорокин, известные российские писатели. Эта тема давно уже муссируется. Об этом говорят ведущие политологи, Андрей Пионтковский об этом очень часто говорит. После Крыма это действительно очень серьезная, мне кажется, проблема для России. То есть создан прецедент.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда украинские политики и, в частности, министры делают заявления о том, что Крым будет наш, о том, что украинская гвардия пройдет парадом по Севастополю, вы верите в быструю реализацию этих планов?

Питер ЗАЛМАЕВ: Планов..?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот провести украинский марш победный, вернуть Крым.

Питер ЗАЛМАЕВ: Нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему?

Питер ЗАЛМАЕВ: Об этом говорят, что в течение, если брать 10-15-20 лет, Крым может захотеть обратно в Украину, если Украина предпримет, допустим, ряд шагов по интеграции с Европой, пойдет вообще по западному вектору и станет процветающим государством.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть Крым попросится сам, потому что жизнь в Украине стала лучше?

Питер ЗАЛМАЕВ: Да, только так. Военного решения этого нет. НАТО вмешиваться не будет. Крым как бы уже сдан. И можно об этом тоже говорить в контексте, допустим, то, что происходит сейчас в Донбассе. Европейцы, так называемый Запад, если можно говорить об объединенном фронте, будет рад забыть вообще про Крым, если будет урегулирована ситуация в Донбассе. То есть сейчас речь вообще уже не о Крыме.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть у нас возможность услышать наших слушателей по телефону 390-104-6. Вы можете задать свой вопрос или высказать свою точку зрения. Код Киева 044. 390-104-6 наш телефон. Кроме того, мы читаем все сообщения, которые приходят нам на наш сайт. Ну и тут мы вскользь так вспомнили Ахметова, а его судьбой всерьез озадачены наши слушатели, Как думаете, вот эта одиозность этих наших доморощенных олигархов, вот как вы объясняете? Мне кажется, это такие уходящие натуры. Нет?

Питер ЗАЛМАЕВ: Вы знаете, об одиозности, что касается Рината Ахметова, мне кажется, говорить тоже сложно, потому что все-таки это был человек, который был безраздельный хозяин города и при котором в какой-то степени можно говорить, что город процветал, если говорить, по крайней мере, о центральной части Донецка. И вот вы знаете, в народе Рината называли по имени. Его можно было увидеть гуляющего в сопровождении большого количества телохранителей по бульвару Пушкина. Это был свой парень, свой пацан, он так себя позиционировал. Он дал городу футбол, он дал городу стадион. То есть одиозность его сейчас можно говорить о том, что в какой-то момент он не смог четко решить, как быть дальше, когда 2-3 месяца назад была возможность упорядочить ситуацию, последовать примеру наших харьковских соседей, днепропетровских. Это не было сделано. Народ недоумевает, почему человек, который себя называл хозяином города, не смог проявить эту решительность в самый нужный момент, и сейчас ему самому небезопасно быть в Донецке, он сейчас в Киеве, это тоже о многом говорит. И до сих пор многие не понимают вообще, в чем заключается его позиция. То есть до сих пор непонятно, кроме того, что он заявляет о мире в регионе, сейчас говорить о мире в Донбассе – это тоже может пониматься и трактоваться по-разному.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А если отмотать историю – я понимаю, что это трудно сделать, но если бы вот Ахметов сам начал публичную политическую карьеру, имел бы он успех?

Питер ЗАЛМАЕВ: С самого начала, на самом деле, и я присутствовал при разговорах, я лично имел общение с людьми, которые были во главе его фонда "Эффективное управление". То есть у Рината Ахметова очень большая благотворительная деятельность, у него были свои структуры. И идея именно эта подавалась. Человек, который великолепный пример для Украины как многонационального дружного государства, представитель национального меньшинства.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот Янукович ему зачем тогда нужен был?

Питер ЗАЛМАЕВ: Потому что Ринат считал и считает, наверное, что… Вот здесь я с вами не соглашусь. В Америке есть пословица, что if you don't care about politics, politics will care about you (если вы не интересуетесь политикой, политики поинтересуются вами). Мне кажется, что Ринату нужно было более непосредственно заниматься этой политикой и быть политической фигурой, а не выдвигать и не спонсировать какие-то другие силы. И уж куда симпатичнее Ринат Ахметов как фигура был бы, чем Виктор Янукович.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С его бэкграундом.

Питер ЗАЛМАЕВ: С его бэкграундом, да. Человек – представитель нацменьшинства, который очень много сделал благотворительности. У него действительно очень хороший послужной список.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Питер Залмаев, директор "Евразийской демократической инициативы" сегодня высказывает свою точку зрения в эфире Радио Вести. Мы вернемся сразу после выпуска свежих вестей. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Точка зрения" на Радио Вести сегодня Питер Залмаев. Вот не могу не вспомнить один недавний факт. В одном из телевизионных эфиров вы озвучили тему необходимости выведения информационной политики Украины на качественно новый уровень. Вы говорили, что в контексте этой агрессивной медиа-атаки со стороны России нужно в Украине создавать свое медийное присутствие в Европе, в Соединенных Штатах. Вот идея не нова. Заболтают в очередной раз эту идею наши власти-то? А ведь идеологически-информационный фронт – это существенная победа была бы. Ну, или в копилочку победную это могло бы все.

Питер ЗАЛМАЕВ: Совершенно верно. И в Украине сейчас информационная эта политика нужна просто как воздух, необходима. И вы знаете, в эфире передачи Шустера, где я выступал, поводом для моего высказывания стало выступление, реплика, на мой взгляд, очень наивная со стороны моего тоже товарища и уважаемого человека Бориса Немцова, который заявил, что переговорным пунктом с Владимиром Путиным должно быть требованием отозвать своих псов медийных и перестать поливать Украину грязью и заниматься дезинформацией. Я считаю, что это очень наивная позиция – ждать у моря погоды, ждать, что Путин пошлет в отпуск на пляжи Крыма попивать пивко многотысячную армию троллей и ботов, которые занимаются этим проектом. Это разрабатывалось уже давно, это серьезнейший ресурс, поэтому Украине нужно заниматься своим, разворачивать свой проект. И здесь я хочу тоже еще отметить, что было тоже, мне кажется, недопонято и самим Немцовым, и ведущим передачи Шустером. Я не говорю о создании Украиной "Ukraine Today", чтоб каким-то образом…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В противовес "Russia Today".

Питер ЗАЛМАЕВ: В противовес "Russia Today" и ответ на дезинформацию, реакционная какая-то информация или ответ на дезинформацию, подобно дезинформации. Нет. Вообще не нужно играть в эту играть, навязанную российскими СМИ. Это заведомо проигрышная стратегия. Украине нужно делать свой country branding, который она не делала никогда. У известной украинской писательницы Забужко Оксаны есть эта книга "Полевые исследования украинского секса", где главная героиня, она ходит по разным конференциям, где она пытается промотировать, продвигать Украину, и натыкается на недоумевающие взгляды и вопросы "Что такое Украина? Где она и с чем ее едят?". Сейчас говорить о том, что Украину не знают – нельзя. Украина действительно в последние 6 месяца она в центре мирового внимания. Как сказал Петр Порошенко в своей инаугурационной речи в "Мистецьком арсенале", украинцем быть модно, вся симпатия мира – на украинской стороне. Это так. Это важнейший ресурс. Вкупе с этим невероятным подъемом патриотизма здесь, вы видите это, девочки носят венки, вышиванки везде, но это нужно использовать быстро, направлять в правильное русло. Иначе это все просто растворится и просто уйдет в никуда. Поэтому в этом контексте информационная политика позволит Украине дать свою позитивную картинку, что такое Украина. И в этом опять-таки, возвращаясь к опыту нашего друга, друга украинского народа Михаила Саакашвили, то, что он делал буквально сразу же, как только пришел к власти в 2003 году – это именно брендинг Грузии как страны такой-то, такой-то, такой-то, в том числе очень благоприятная для инвестмента. Не было ни одного выпуска журнала "Economist" на протяжении 5-6 лет, где не было бы целой страницы, посвященной Грузии, где давалась картинка, где давалось, почему Грузия великолепная страна для инвестмента, для туризма и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но за этой картинкой было действительно содержание. Это была не просто вывеска. Потому что иногда у нас тут тоже глобальные проекты "Больница будущего", вы слышали, наверное, и эти фонды в огромных количествах, а на поверку оказывалось, что это чистой воды профанация.

Питер ЗАЛМАЕВ: Совершенно верно. И вы говорили, что вы хотели поговорить о коррупции тоже, Юля. Действительно, для того, чтобы убедить во всех этих тезисах рекламных про Грузию, правительству и Михаилу нужно было в первую очередь заняться действительно проблемами страны. Грузия в советском периоде была одна из самых коррумпированных республик, вы знаете. Уже к середине 2000-х годов Грузия была одна из самых наименее коррумпированных. Он поднял, невероятно поднял цены… извините, зарплаты милицейскому составу, полиции, он почистил все министерства. Недавно была передача на украинском телевидении про Министерство юстиции Грузии, что это такое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну видите, что на самом деле сделал Саакашвили. Он европеизировал, если хотите, сознание восточного человека. Потому что для восточного человека дать взятку – это просто как вздохнуть, на самом деле, это легко. Потому что в мире, где… Тем более, мы понимаем, восток и запад – никогда не быть им вместе. Возможно, в этом особенность этих народностей. Но если вот говорить о людях восточных и западных. Если Запад смог прийти, вот сознание западного человека пришло в Грузию, то почему в Украине все так тяжело? И удастся ли Петру Порошенко то, что, скажем, не удалось уже Ющенко? Потому что, мне кажется, на самом деле, это такой своего рода матч-реванш сейчас. Петру Порошенко надлежит исправить все те ошибки, которые были допущены Виктором Ющенко.

Питер ЗАЛМАЕВ: Я надеюсь, что удастся. Во-первых, консенсус существует, что Петр Порошенко очень грамотный менеджер, он очень политик и человек. Он великолепно владеет английским, он во многом западный человек, человек, который уже очень состоявшийся в бизнесе. Это тот самый принцип, что если уже имеет, то не будет дальше пускать все свои энергии на личное обогащение, обогащение своего круга. И глава его Администрации тоже достаточно успешный бизнесмен, который имеет большой опыт на медийном поле, вы знаете. Поэтому действительно есть, мне кажется, основания надеяться, что есть понимание того, что это действительно может быть последний шанс Украине состояться как государству. И в этом, мне кажется, очень важно привлекать молодые кадры. Я хотел бы озвучить тоже: сегодня встречался с человеком, который пытается поднять и раскрутить очень серьезный проект "Перший Ukraine". Это будет как раз этот телеканал, который уже вещает, ограничено, но вещает на ряд городов в Америке, в Европе. То есть это и будет лицом Украины. Той Украины, о которой вы говорите: Украины, которая хочет жить по стандартам, которая жить по европейским стандартам, западным стандартам. Это страна, где люди могут заниматься бизнесом и не бояться, что у них его отберут, люди, которые будут платить штраф не в карман гаишника, а государству и так далее, потому что у гаишника не будет резона подставлять свою зарплату и вообще свое благосостояние семьи, имея такую достойную зарплату. Я уже не говорю про медицину и состояние с медициной. Я всегда считал, что медицинская профессия, ее состояние в Украине, это самый яркий пример того, что государство нездорово: как относятся к медицинским работникам, какие смехотворные зарплаты они получают, чтобы лечить нас. В их руках наше здоровье.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Глубокое убеждение мое в том, что на самом деле быть Президентом успешной страны очень просто. Нужно хотя бы что-то делать.

Питер ЗАЛМАЕВ: Что-то делать, да, да. И выделять средства на это, которые действительно будут хотя бы 50%. Для Украины, мне кажется, это было бы просто феноменально, если хотя бы 50% бюджета выделяемого или финансовой помощи из-за рубежа, Международного валютного фонда шло по назначению. Чтобы пилилось не 90%, а хотя бы 50.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ужас ситуации на самом деле в том, что один эксперт однажды тут сказал в этой студии: в Украине, в этой стране все сделано для того, чтобы удобно было воровать. В этом, конечно, абсолютный парадокс. Потому что мы посмотрели, как у нас в режиме реального времени была воссоздана Национальная гвардия, из ничего абсолютно, исключительно из народной инициативы. Потому что люди устали смотреть на весь этот беспредел. А теперь к тебе приходят домой, еще и дом твой забирают. Вот эти просто чувства украинцев, которые были попраны, они, конечно, смогут благодаря своему даже не оружию, а великому духу отстоять. Но достаточно ли только этого?

Питер ЗАЛМАЕВ: Недостаточно. Это ресурсы опять-таки. Вот вы говорите дух. Еще несколько лет назад это было бы говорить как-то смешно и неловко. Я вам скажу как Ukrainian American, живущий в Америке. Все эти годы мне было неловко говорить, что я из Украины. Это вот моя конфессия вам, это мое признание. Я говорил русский, украинский, I'm Ukrainian, I'm Russian, в зависимости от настроения. Сейчас я очень четко дифференцирую. Я сейчас никогда не скажу, что я Russian. Я Ukrainian. И вы знаете, когда произошла аннексия Крыма, я словил себя на невероятной вещи: весь день я напевал абсолютно бессознательно украинский гимн. Я никогда его вообще практически не знал. Он у меня просто шел. Понимаете, это великолепно, это невероятный ресурс сейчас, этот подъем патриотизма, который должен быть. Это действительно так. Это вы видели какой резонанс имеют сейчас концерты "Океана Эльзы".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот видите, благодаря Путину мы решили для себя вопрос самоидентификации, что тоже немало.

Питер ЗАЛМАЕВ: Да Путин вообще величайший, конечно, союзник и помощь украинскому национализму, поднятию этого сентимента. Но опять-таки консенсус в том, что если и на этот раз все это будет разбазарено и распилено, то самое главное, мне кажется, чего сейчас добивается Кремль – доказать, что Украина это несостоявшееся государство наподобие Сомали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Украины нет.

Питер ЗАЛМАЕВ: Что Украины нет. Это буферная зона, это кучка олигархов, оно не должно существовать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Удастся ли или все-таки выстоим и восторжествуем? Об этом поговорим в следующей части нашей программы. Напомню, что сегодня у нас в гостях украинский американец, человек родом из Донецка Питер Залмаев, директор "Евразийской демократической инициативы", которая базируется в Нью-Йорке.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы возвращаемся в программу "Точка зрения". 16 часов 46 минут в столице. У вас есть возможность позвонить нам по телефону 390-104-6. Если возможность есть, то, конечно же, звоните. Код Киева 044. Питер Залмаев сегодня ответит на ваши вопросы, – возможно, согласится с вами или поспорит, – директор "Евразийской демократической инициативы", базирующейся в Нью-Йорке, а также член совета директоров Американского еврейского комитета. Есть мнения слушателя по имени Дмитрий, который говорит, что "у Украины до сих пор нет четкого плана экономического развития. Что говорить о создании своей пропагандистской машины, когда не решены элементарные вопросы выживаемости граждан?". Вот так вот.

Питер ЗАЛМАЕВ: Мне кажется, это не взаимоисключащие понятия. То есть экономические реформы, которые должны быть предприняты, во многом советская еще неэффективная экономика, весь этот прогресс в этой сфере должен подкрепляться этой пропагандистской…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Цикл. Вы же знаете, в Украине есть такая хорошая поговорка "Чому бідний, бо дурний. Чому дурний, бо бідний". Вот и все. Знаете, если страна успешная, то, конечно, не было бы таких проблем. Ну и вообще сунулась бы Россия? Вот вы говорите Петр Порошенко, прекрасно говорящий на английском языке, эрудированный человек, без бумажки, сам говорит. Не это ли говорили о Путине? Вот какие надежды возлагали: вот наш-то, наш-то – гордились русские. И вот сейчас силиконовую долину, мы тут нано-технологии, мы будем впереди планеты всей. Не осуществил ни один такой план. Даже не по реформе, а по инновации.

Питер ЗАЛМАЕВ: Вы говорите про…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Про Путина я говорю сейчас. А надежды-то возлагали какие. Вы помните восхождение Президента Путина.

Питер ЗАЛМАЕВ: Почему этот беспрецедентный рейтинг популярности Путина (86%), многие предрекают, что ему недолго осталось? Потому что действительно структурных серьезных инфраструктурных проектов в России не предпринимается. Это ресурсная экономика, которой, в основном, развитие идет за счет…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это спекуляции на таком лже-величии на самом деле. Вот приросли Крымом. Ну и?

Питер ЗАЛМАЕВ: Да, это все очень временно. Это все быстро испарится, особенно учитывая, когда крестьянин из рязанской губернии увидит, что все деньги идут на этот пропагандистский проект в Крыму, учитывая отсутствие транспортного коридора, то есть очень сложный доступ вообще Крыма и отсутствие в Крыму очень важных ресурсов, таких как электричество и водный ресурс, когда все деньги будут вбухиваться в Крым, а Россия будет продолжать оставаться нищей. То есть выйти за 30 верст от Москвы – и там все как было, так и осталось.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть мнение слушателя. Давайте телефонный звонок примем и продолжим. Добрый день! Нет. Добрый день! Откуда вы звоните? Мы слушаем вас. Вы в эфире.

Слушатель: Алло! Здравствуйте!.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте!

Слушатель: Алло!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, вы в эфире. Откуда вы звоните?

Слушатель: Харьков. Александр. У меня вопрос к гостю. Вопрос так или иначе связан возможностью возврата Крыма в состав Украины. Как гость считает, реально такую возможность?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну уже ответили мы. Пока вы нам дозванивались, мы сказали, что как только Украина будет куда более успешной, а шансы у нас есть, то, конечно, Крым придет к нам сам.

Питер ЗАЛМАЕВ: Личным примером. Конечно, дипломатический демарш будет продолжаться. То есть ни Украина, ни все нормальные цивилизованные члены-участницы Организации Объединенных Наций (это 200 стран-участниц) не признают легитимность аннексии Крыма Россией, кроме, может быть, Абхазии, Северной Осетии, Приднестровья, может быть, Никарагуа и других стран, которые будут подкуплены российским газом. Поэтому это, конечно, будет оставаться всегда вот этой вот занозой вообще в отношениях с Россией двухсторонних.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот да, на каждый российский подкуп, мы думали, найдутся европейские санкции.

Питер ЗАЛМАЕВ: Сейчас то, что мы видим, это действительно монолит этот западный, он на глазах показывает свою несостоятельность. Вы видели визит Путина в Австрию, вы видели выступление Италии, которая отказывается присоединяться к санкциям. И, конечно же, очень важно в этом отметить вообще волну, правую волну такого этнонационализма, можно сказать даже… не хочу говорить фашизма, но вы видите, что происходит сейчас в контексте последних выборов в Европарламент. "Национальный фронт" Мари Ле Пен во Франции одержал я бы даже сказал победу. Нынешний министр иностранных дел Франции это назвал вообще землетрясением, результат, который имела эта партия. Сразу же после результатов Мари Ле Пен объяснилась в любви к Владимиру Путину. То есть Путин сейчас, конечно же, смотрит, что происходят тенденции. И, конечно же, расчет на то, что Запад будет раскалываться и дальше. Смотрите, что происходит в Венгрии (партия "Йоббик"), посмотрите на Словакию, даже эта нейтральная, эта демократическая северная Швеция, вы знаете, один из членов коалиции Европейского парламента вместе с британским – бывший член "Ваффен СС". Это просто… На самом деле то, что сейчас происходит в Европе, действительно очень и очень тревожно. И тревожно именно, конечно же, для Украины в первую очередь и для перспектив ее развития, для перспектив евроинтеграции, западного вектора и всего остального.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как думаете, правда ли, что вот это перемирие, объявленное Петром Порошенко, на самом деле это была возможность хоть как-то убедить противоборствующие европейские стороны в необходимости подписать и поставить свою подпись в реализации этого проекта санкций политических и экономических в первую очередь? Потому что мне кажется, не политических санкций боится Россия.

Питер ЗАЛМАЕВ: Вы знаете, это была попытка, но она была не очень эффективна. Вы видите, что в конце концов Меркель госпожа и другие сейчас полемизируют с Порошенко и якобы уже были убеждены в том, что украинская сторона не соблюла свои собственные условия перемирия. То есть действительно, опять- таки, речь идет о превосходстве вообще информационной политики России, которая очень успешно сейчас раскалывает мнения на Западе. Вы знаете, даже та же Америка, которая, по всей видимости, все эти месяца была незыблема в своей поддержке украинского правительства в этой заварухе с Россией, посмотрите, недавно буквально прошло заседание "Russian-American Business Council", где большие бизнесмены очень мило беседовали с российскими представителями российского посольства, кушали черную икру. И вы знаете, вот уже несколько недель подряд в ведущих газетах США выходят колонки заказные, целые страницы, где большой бизнес призывает американское правительство не портить отношения с Россией, что, в принципе, подразумевает отдать Украину, то есть забыть об этом конфликте.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На попрание.

Питер ЗАЛМАЕВ: На попрание, как конфликт, который не имеет к Западу отношение, это интерес России и ее компетенция.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот когда Украина перестанет проигрывать в информационной войне, пишет наш слушатель… Например, во Франции все говорят языком российских пропагандистских каналов и соответственно поддерживают Путина, но не Украину. Ну, тут, конечно, дело да, в информационной стратегии.

Питер ЗАЛМАЕВ: Посмотрите "Russia Today", что она была 5-6 лет назад. Это была абсолютно несерьезный какой-то канал, который все высмеивали. Сейчас это просто мастодонт, это 300 миллионов долларов бюджета годового. И это по количеству хитов на YouTube это самый популярный сейчас международный канал, который сейчас даже побил и ВВС, и "Аль-Джазиру" и все остальное.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, там что ни новость, то хит. Тут, конечно, ничего не скажешь.

Питер ЗАЛМАЕВ: И, конечно же, Германия тоже. Очень серьезное медийное присутствие в Берлине. И отсюда вытекающий так называемый russland verstehen, это понимание России. То есть вот очень серьезная такая нить в Германии, это очень серьезный феномен, который не позволяет вообще истеблишменту немецкому рассмотреть сторону Украины.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Видите, то, что для немца понимание, для русского просто возможность, наверное, принять или оправдать какую-то позицию.

Питер ЗАЛМАЕВ: Да. И опять-таки в Германии, что касается Германии, это, может быть, в силу их каких-то исторических причин. Ну и, конечно же, это зависимость Европы от энергоресурсов России. Конечно, от этого не уйдешь. Та же Словакия, молодой член Европейского Союза Болгария – 90-100% зависимости от поставок природного газа.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте успеем, может быть, один-два звонка для справедливости. Добрый день! Откуда звоните?

Слушатель: Алло! Здравствуйте! Я звоню с Урала.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так. Как зовут вас?

Слушатель: Меня зовут Игорь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас.

Слушатель: Добрый день!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте! Мы слушаем вас. Говорите.

Слушатель: Вот слушал вашу передачу… Добрый день!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да-да-да, слушаем. Вы тише приемник сделайте, потому что вы слушаете эхо свое. Вы будете нас в телефонную трубку слышать.

Слушатель: Я понимаю, у нас задержка небольшая идет в эфире?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, задержки никакой нет. Это задержка в вашем приемнике. Вы сделайте приемник тише и говорите в трубку.

Слушатель: Хорошо. Понимаете, я вот слушаю вашу передачу, и Путина тут хают, то ругают. А вот ваш Порошенко такой замечательный, все делает для народа. Я так понимаю, что Донецк и Луганск никому нафиг не нужен, правильно?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вам на Урале не нужен?

Слушатель: Нет, вам на Украине.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нам очень нужен.

Слушатель: Я так понимаю, что он нужен, знаете как, вот сейчас весь народ разбомбить, очистить территорию от народа. И не надо никому будет там возмещать ущерб, а поставить заводы по переработке…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я поняла. Скажите, на Урале есть у вас украинское телевидение? Или что вы смотрите? Вы смотрите российское или украинское телевидение?

Слушатель: Я слушаю ваше телевидение, ваше радио вот сейчас слушаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какое телевидение вы смотрите наше?

Слушатель: Я по Интернету смотрю ваше телевидение. Но мне достаточно вашего радио. Телевизор некогда смотреть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я поняла. Хорошо.

Слушатель: Знаете, что самое интересное? Вот все ваши те, кто пришли к власти, они ведь у вас все с заграничными паспортами. Грубо говоря, все ваши начальники, которые там есть…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Смешно.

Слушатель: Нет, секундочку.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы видели их паспорта?

Слушатель: Слушайте, вы же сами прекрасно об этом знаете.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я не видела. Знаете, это похоже на ситуацию: "Мне Иванов картавит". – "Откуда знаете?" – "Мне Рабинович насвистел". Из этой серии. Ну что ж тут скажешь, друзья? Спасибо за звонок. Спасибо, что слушаете. Не оставляйте нас. Слушайте и дальше, и, очень надеюсь, уже к вечеру мнение ваше изменится.

Питер ЗАЛМАЕВ: Я на самом деле очень рад, что на Урале слушают и смотрят украинское телевидение и радио.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Надеюсь, все не зря. Спасибо огромное, Питер. Напомню, что Питер Залмаев сегодня работал в этой студии, потому что мы доблестно отстояли этот час, директор "Евразийской демократической инициативы". Я надеюсь, что очень много полезного вы сегодня услышали. Звоните нам и оставляйте свои сообщения у нас на сайте. Я, друзья, встречусь с вами сегодня в программе "Герой дня". До вечера!

Читать все
Читать все