СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Вечное ожидание звонка, виртуальная вибрация – это уже происходит с нами"

Культ ДорошенкоТеорема Зеро: информационная революция как антиутопия

Стенограмма программы "Культ Дорошенко" на Радио Вести

онстантин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне Радио Вести мы будем сегодня говорить о футурологии, о будущем, информационной революции как антиутопии. Повод для этого нам дал фильм Терри Гиллиама, который только что вышел на украинские экраны – «Теорема зеро». И сегодня у нас в гостях Юрий Захарийченко, кандидат физико-математических наук, старший преподаватель факультета информатики Национального университета «Киево-Могилянская академия», и Денис Иванов, директор компании Артхаус-траффик, который собственно это кино в Украине и представляет. Но перед тем, как говорить о фильме, я бы хотел поделиться с вами небольшим отрывком интервью, которое у Терри Гиллиама взяли наши российские коллеги с радио «Бизнес FM». Он объясняет некоторые моменты своего фильма и в частности свое отношение к восточной Европе. 

Журналист: В вашем фильме «Теорема зеро» показан Лондон, очень похожий на Москву перед выборами – везде реклама и горы листовок. 

Терри ГИЛЛИАМ, режиссер: Мы снимали в Бухаресте, восточная Европа, которая действительно восхищает меня. Восточная Европа представляет больший интерес, чем остальная часть Европы, потому что она постоянно претерпевает изменения. Она переживает постоянные периоды подъема и спада, сложные времена, там живут очень интересные люди, умные, тонкие, чувствующие. Им приходится тяжело работать, прокладывать свой путь сквозь тернии. 

Журналист: Вы показываете ближайшее будущее?

Терри ГИЛЛИАМ, режиссер: Это не будущее, это настоящее. Для меня это кино – настоящее. Я думал, это может быть ближайшим будущим, когда мы начинали снимать. Но к тому моменту, когда мы закончили, то время, о котором идет речь в фильме, уже стало прошлым: реклама везде на улицах Лондона, когда я иду по улицам, я ощущаю себя атакуемым этой рекламой, она будто душит меня, кричит, что все хотят от меня денег, это сводит меня с ума. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Одна из фраз, которая звучит в фильме «Будущее пришло и прошло. А где были вы?» На самом деле, на меня фильм произвел достаточно гнетущее впечатление, хотя есть люди, которые считают его довольно остроумным. Может, в творчестве Гиллиама привыкли видить своеобразное остроумие, которым отмечен, например, его трагифарс «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Денис, как вы для себя этот фильм характеризуете? Согласны ли вы с тем, что это уже не некая антиутопия, а реальность?

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Как любой художник, Терри Гиллиам тонко чувствует то, что происходит сейчас в обществе, тектонические движения, которые происходят здесь и сейчас, поэтому этот фильм несколько отражает нашу реальность, не будущее, антиутопия, что все покланяются гаджетам, сидят в соцсетях и живут в этом виртуальном пространстве. С другой стороны, многие люди, которые готовы уйти в этот виртуальный мир, потому что одна из футуристических вещей, о которых говорили давно, что происходит коконизация, когда человек начинает находиться у себя в коконе, становится немного социопатом и в принципе использует всевозможные компьютерные устройства, чтобы поддерживать связь с внешним миром. Я как раз отношусь к тем людям, которые находят этот фильм остроумным, он не производит на меня гнетущее впечатление. На меня гнетущее впечатление производит наша реальность. Поэтому художники отражают этот мир, с помощью того языка, который есть у Терри Гиллиама, он не просто снимает очередной развлекательный фильм, а картину о здесь-и-сейчас, объясняет, что с нами происходит. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Картина очень зрелищная, вместе с тем ее можно называть философской. Юрий, вы преподаете на факультете информатики. Фильм во многом о плодах этой информатики. Люди, которые там существуют, они работают на неких работах, причем эти работы превращаются на что-то похожее на компьютерную игру. Насколько вам кажется убедительным образ, изображенный режиссером?

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Я, мабуть, ще прийшов сюди, щою рятувати математику. Зараз вступна кампанія, і багато батьків і абітурієнтів, подивившись цей фільм, розуміють, ким може стати математик після багаторічної праці, і ще й думаючи над доведенням якоїсь теореми. Хочу запевнити, що це не так. Всі математики – нормальні люди, вступайте, не бійтеся. А те, що атвор помітив, так, згоден. Студенти навіть, які вчаться на факультеті інформатики, спостерігаються такі тенденції: перший рік він ще цікавиться дівчатами, 2, 3, 4 – його вже більше цікавлять компьютери. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: На 5 курсе они стараются это объединить в виртуальные отношения. 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Це правда. Там у фільмі він саме вагався. Була в нього жінка. І що він обрав. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Он избрал свою работу. Может, это для человека современного и ближайшего будущего, общеизвестными являются социологические исследования, что в мире становится больше одиночек, людей, которые не нуждаются, либо избегают совместной с кем-то жизни, потому что то, что связанно с информационными технологиями, революцией, делают жизнь настолько насыщенной, что просто уже нет смысла тратить время на реальное общение? 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Так, зверніть увагу, всі фантасти є пророками. Хочемо ми цього чи ні, але це наше майбутнє. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В «Теореме зеро», как и во многих других антиутопиях о будущем, предполагается, что развитие технологий приведет к тоталитарной системе в обществе. Что вся информационная революция построена на усилении индивидуализма, вы можете выбирать гаджеты, любую информацию, и между тем вся эта система будто бы человека подчиняет и поглощает. Не только в этом фильме. Существует много идей относительно того, что информатизация, все эти сети, в фильме есть такой эпизод, когда падение Фейсбука фактически приравнивается к краху финансовой биржи. Становясь пользователями всемирной паутины, люди делегируют кому-то, чему-то некой сверхсистеме право себя контролировать. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: То, что происходит сейчас, не нужно это абсолютизировать и думать, что этого не было никогда. Если говорить о той же виртуальной реальности, то она была у человека всегда в виде снов, грез, религий и прочего, куда человек мог погрузиться, оторвавшись от какого-то привычного. Всегда есть две тенденции, даже футурологи говорят, Менделеев считал, что 100 лет назад через 100 лет самой главной проблемой будет лошадиный навоз. Он взял некий прогноз, что было столько-то лошадей, увеличивалось их поголовье, чтобы перевозить все большее количество людей, и все будет утопать в навозе. Прошло 100 лет, у нас совершенно другие проблемы, поэтому в этой компьютеризации идет или индивидуализм или тоталитаризм, эти тенденции, скорее всего, будут сосуществовать. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Относительно снов, видений как возможности виртуальной реальности, я с вами соглашусь. Только в отличии от социальных сетей, вряд ли кто-то мог бы взять сны под контроль. А представленная в фильме компания «Менком», некая из ипостасей Старшего брата, которая все контролирует, интересно, что у нее есть такой слоган «Мы создаем ощущения счастливой жизни». В данном случае виртуальная реальность, в отличии от сна, который для нас является реальностью, которую мы проживаем, это как раз предложение ощущения счастливой жизни, вместо настоящей счастливой жизни. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Рядом с нами находится математик. Математика – это виртуальная реальность, один из образов математика – это такой Перельман, который сидит, не контачит с внешним миром, занимается некими абстрактными вещами. Это такой стереотип, есть совершенно разные люди этой профессии, но, тем не менее, это виртуальная реальность, которая существует уже несколько столетий подряд, и были люди, которые чувствовали себя в этом мире хорошо, отрицая внешний мир. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: О Юрии у нас есть вообще другая информация, он не аскет, а совершенно другого плана человек, который любит какие-то тематические игры на лекциях устраивать, посещать молодежные вечеринки, об этом мы отдельно потом поговорим. Юрий. Насколько вы согласны, что сон можно сравнить с виртуальной реальностью, создающейся техникой?

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Ніколи над цим не замислювався, що сон – це віртуальна реальність. По-перше, треба дати чітке означення, що таке віртуальна реальність, і тоді з ним спів ставляти сон. Я міркую зараз як математик. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как поменялось преподавание в области теории информации сегодня? Я помню, когда мы учились в советской школе, то там были какие-то страшные примитивные схемы в тетрадках. Что сегодня эта наука?

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Тоді буди калькулятори, ЕВМ. Вони були розміром з будівлю, а зараз це набагато продуктивніше, цікавіше, мобільніше, тому викладач має щодня цитати якісь новинки, тому що постійно щось змінюється, вдосконалюється, стара інформація швидко викидається в смітник. Це – живий організм, тому методики як такої немає. Треба шукати нових спеціалістів, молодь. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Понятно, что времена, когда СССР пытался конкурировать с миром в вопросах информатики, в том числе они прошли уже, иллюзий таких нет. В технологиях тон задается другими странами. Чему обучаете вы? Просто перенимать этот опыт? Пытаться все время успеть за теми мировыми центрами информатики, которые опередили нас на столетия? 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Закласти фундамент, перш за все, основи. Перші умови програмування, парадигми, а далі – треба поспішати, встигати за новими тенденціями. Інакше ти не конкурентоздатний. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Возвращаясь к фильму «Теорема зеро» и изображенной в нем картине мира, нужно ли на сегодняшний день учитывать возможные побочные эффекты цифрового прогресса? Может, изучая информатику, стоит вводить некие понятия информационной гигиены?

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Так, сьогодні треба вміти себе захищати від інформації, тому що вона іноді просто псує тобі життя. Якщо раніше, в радянські часи, як цікаво було щось дізнатися, прочитати… 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В СССР это, наверное, самое большее, что интересовало человека. Люди исхитрялись самым невозможным образом, чтобы попасть в какие-то спецхраны библиотек, жили в поиске знаний и это был настоящий азарт. Сейчас это слишком доступно, и взгляды совершенно другие у людей, более потребительские. А как эту гигиену в себе воспитать и не впасть в ситуацию цензуры, в которой мы обвиняем Россию, которая пытается отслеживать какие-то сайты, целый ряд запретов Роскомнадзора. Это очень жесткое нарушение природного права человека получать информацию. Где здесь грань?

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Я думаю, що з самого дитячого садка закладати моральні цінності, щоб дитина сама могла відчувати, що є добре, що зле. Коли вона почне це розуміти, вона зможе відрізняти де бруд, сміття, бо це інформація для певних маніпуляцій. І навпаки, де є корисна інформація. Тут індивідуальний підхід. Це як психологія. Психолог працює індивідуально, а не на загал. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Терри Гиллиам, в одном из своих интервью по поводу «Теоремы зеро», говорил о том, что в мире должен был быть один день, который человек должен провести вне социальных сетей, потому что мы видим по своим знакомым, реакциям на соцсети и новостные ресурсы, которые постоянно хочется обновлять в течении дня, это очень похоже на информационный вирус, который поселяется в человеке и начинает диктовать совершенно другую программу поведения. Возможно, это не такая уж плохая идея, чтобы сделать себе такой день информационного голодания. Как у евреев есть шаббат, когда нужно обратить внимание на мир вокруг, людей, которые тебя окружают, людей, с которыми ты живешь. К сожалению, мне кажется, что есть вторая модель в таких странах, как Украина, здесь очень мало задумываются о том, что для того, чтобы человек не погружался в эту виртуальную реальность, должно быть какое-то место для жизни, должны быть города без рекламы, которые тот же Терри Гиллиам показывает, кричащей рекламы, которая тащится за тобой и пытается докричаться до тебя, где бы ты не находился. Это тоже приводит к тому, что люди становятся такими информационными отшельниками, залезают в этот кокон и боятся выйти в общее пространство, потому что оно совершенно не подготовлено. В «Теореме зеро» есть замечательный кадр: главный герой сидит на лавочке, а сзади него – огромное количество всяких табличек «С собаками нельзя», «С мороженным нельзя» - все это составляет такое огромнее панно. Это то, что происходит реально в наших городах. Почему люди стремятся закрыться в своей квартире? Потому что все нельзя, отчасти: по газонам нельзя, все города завешаны рекламой, на тротуарах паркуются машины, эта часть жизни, получается, уходит. И куда? В компьютеры, соцсети, где есть какое-то пространство. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но в мире, в развитых странах, существуют прецеденты, где в городах запрещена наружная реклама, например, в Венеции запрещена любая наружная реклама, кроме рекламы выставок, спектаклей и каких-то вещей, связанных с искусством. Там в свое время даже запретили проект, который финансировал Абрамович, который хотел участвовать в Венецианской биенале. Его идея была, что по венецианским каналам будет плавать специальный корабль, на котором будет демонстрироваться видео-арт. Венецианские власти сочли, что это тоже может быть воспринято, как навязчивая реклама, которая мешает людям естественным образом воспринимать г. Венеция. С другой стороны, то, о чем вы говорите, это вызовет огромную волну сопротивления рекламной индустрии. Она любит пошуметь, поскандалить и рассказать о том, как много мы все потеряем, если хоть какие-то ввести на эту территорию ограничения. Я соглашусь, что рекламы так много, что она уже сама себя умножает на ноль и вызывает только отторжение. Как вы считаете?

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Это обыкновенный рынок: как только плоскостей станет меньше, они станут дороже. С другой стороны, наша жизнь не состоит из того, что нам нужно что-то покупать и продавать. В жизни нужно обращать внимание на какие-то другие вещи, не только на консьюмеризм. Это очень сильно похоже на информационную атаку, и она начинается с улиц, продолжается в социальных сетях. И я абсолютно согласен с Юрием, что нужно с самого раннего возраста учить детей, привить какие-то ценности, на которые человек мог бы опереться и делать выбор. Мы вспоминали советское время, когда информацию нужно было добывать, сейчас главные люди это те, кто информацию организовывают в определенном порядке. Организация информации имеет большее значение, чем сама информация. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тут важный прозвучал термин «потребление». Мы находимся в ситуации общества потребления, и насколько возможно из него вырваться, фильм «Теорема зеро» говорит, что невозможно, или каким-то очень экстраординарным образом. Денис, вы только что говорили, что людям нужно уходить из Интернет-реальности, С другой стороны, в этом фильме мы видим образ невероятного невроза, когда человек завязан на необходимость получения информации. У главного героя фильма очень жесткий невроз, он постоянно ждет звонка. Он не может его пропустить, не может отключиться ни на секунду. Общество потребления – это не некий образ, а реальность, мы вынуждены те или иные вещи потреблять. Информационное пространство – часть этого колоссального механизма. Не кажется ли вам. Что современный человек не может себе позволить по собственной воли и желанию взять и отключиться от Интернет-сетей? А вдруг не произойдет тот самый важный звонок? Обрушится жизнь. Как вы считаете?

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Безусловно. То, о чем говорит Терри Гиллиам в фильме, уже имеет место быть в нашей реальности. Есть люди, когда мобильный телефон не с ними, нет Интернета, и у них начинается паника. Вечное ожидание звонка, виртуальная вибрация – это уже происходит с нами. Поэтому этот фильм – это такая художественная картинка настоящего. Но, к сожалению или к счастью, люди не могут отменить свои открытия. Этот новый виток, жизнь максимально ускорилась, через 10 лет мы видим такие синдромы, неврозы, и герой похож на среднестатистического жителя Земли, у которого есть мобильный телефон и Интернет, то это способ взглянуть на себя, что нам это дает, от чего мы отказываемся, когда мы перенимаем это виртуальное общение. Мне кажется, что человечество должно справиться, потому что всегда, когда начинается что-то новое, всегда есть какой-то баланс, который цивилизация пытается выработать против этих вещей. Для меня самое страшное, мы, по сути, сейчас живем в информационном сообществе, это отсутствие медиа-грамотности, что многие люди начинают деградировать из-за того, что информация, которая им дается, чтобы она зацепила наибольшее количество людей, она разговаривает с людьми языком 12-летних. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Собственно такого же возраста один из героев фильма, который мы обсуждаем, из таких компьютерных гениев. Ему 15 лет. Показательный момент. Юрий, в одном из интервью вы говорили, «спостерігаючи за молоддю, що вони люблять, що пишуть, розумієш, що тебе чекає і як треба працювати над собою, щоб змінити все на краще». Что вы видите. Наблюдая за молодежью? Какие тенденции? 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Різні. Бувають роки, а 1 вересня – взагалі сюрприз. Нові студенти – це сюрприз: у них інші смаки, вони інші взагалі. Їм треба по-новому читати лекції, ті ж самі теореми. Якщо говорити про майбутнє, на жаль, цей фільм мене заставив замислитись, що ми поступово крокуємо до біди в якомусь сенсі, бо скаржаться батьки. Ввечері, коли батьки лягають спати, діти бігом в Інтернет, планшети і в соцмережі зайшли, бо вони без цього вже жити не можуть. Їм потрібно все це, замість зустрічей с однолітками. Через це у них безсоння, вони втомлені кожного дня, нервові… Як би там не було, людство мудре, все залежить від нас. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А как это можно изменить? Главный герой фильма, который все-таки смог доказать теорему зеро, несколько раз он прибегает к такому самому примитивному, пещерному решению, чтобы вырваться из этого круга, крушит все вокруг себя, уничтожает гаджеты, компьютеры, пытается таким образом вырваться и все равно возвращается в ту реальность, которая уже существует как парадигма в мире. Может быть, нам нужно это принять, а не бороться с этим? Глядя на молодых людей, которые в этой реальности выживают, пытаться к ней адаптироваться, вы говорите, неврозы, бессонные ночи, но может быть, придумают какие-то нейролингвистические программы цифровые, которые будут наводить порядок людям в мозгах и не страшно будет, что у них бессонные ночи? 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Можливо все. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Но параллельно с приятными программами будут и те, которые будут наводить беспорядок в головах. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Таких по-моему и сейчас предостаточно программ. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Юрий обратил внимание на очень интересный феномен, когда дети общаются вконтакте, ведь сейчас социологи говорят о том, что никогда не было такого, чтобы молодое поколение так мало проводило времени со старшими. Всегда так было, что так или иначе ты – член семьи, и ты проводил много времени со страшими членами семьи. Сейчас молодое поколение законтачено горизонтально между собой, и мир взрослых для них другой, который они знают гораздо хуже. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Денис, тут же может быть два варианта, либо глобальная победа над эйджизмом, над диктатурой взрослых, пожилых людей, которые действительно во многом мешают. Другая сторона медали, это может быть тотальная инфантилизация, когда люди просто не будут дорастать до психологически взрослого состояния, а значит станут максимально удобными для манипуляций. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Опять-таки, все начинается с детства. Экология общения с телевизорами, кино, контактом, она должна действительно прерываться с детства, потому что многим родителям удобно включить телеканал, по которым круглосуточно идут детские мультфильмы, и забыть о ребенке на два часа. Или дать айпед и заниматься своими делами. Если это становится ежедневным времяпрепровождением, так или иначе он начинает покупаться на эти программы, иначе мыслить, меняется психика. И даже сейчас у нас идет информационная война в стране, мы видим количество людей, от которых мы просто не ожидали отсутствия какого-то анализа, как они начинают говорить какими-то штампами, и стереотипами, до которых они точно сами не дошли. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну да, хунта, титушки - и другое количество заштампованных слов, которые вообще не дают людям шевелить мозгами. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: И это основная проблема. То есть, человек должен на девайсы надеяться, но сам не плошать. Если нет GPS-навигатора, то самому определять, где север, где юг. Если у человека есть большой поток информации, нужно пытаться ее проанализировать с точки зрения формальной логики. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я вижу, что вы, как и режиссер фильма, верите, что что-то человеческое, слишком человеческое непременно сохранится и в нечто информационное никогда не перерастет. Все, наверное, слышали, что Петр Порошенко назвал соцсети прямым каналом общения со страной и обещает лично читать все комментарии, во что мало верится. Также и в то, что это раньше декларировал российский руководитель Медведев. О чем нам это говорит? Само информационное пространство настолько серьезно, что главы государств приносят обещания в нем регулярно присутствовать. А мы с вами пытаемся обсудить вопрос как от этого спастись. Может спасаться не нужно? 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Я згоден. Більше того, не треба все ділити на чорне і біле. Наш світ кольоровий. Так само й інформаційні технології. З одного боку, вони шкодять, а з іншого, допомагають. Вони роблять ближчими людей з різних частин світу. Я б не говорив, що потрібно боротися, потрібна не революція, а еволюція. А еволюційний шлях – це те, про що я говорив із самого початку: потрібно закладати моральні цінності з дитинства, інтуїтивно розуміти, що шкідливе, а що корисне для мого здоров’я, і тоді все це сміття саме по собі зникне. Так само і з авто, я думаю, що ми не довго будемо на бензині їздити, скоро з’являться інші енергоносії. Так і тут буде щось більш корисне для нас. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Есть в фильме интересный образ Старшего брата, он называется Менеджмент. Это человек – некая абстракция, у которого в руках все нити. Любой тоталитарный образ всегда безликий. Если мы возьмем конкретные примеры истории, историю демократической страны Кампучия – в стране никто не знал, кто является ее руководителем на самом деле. Приказы об уничтожении людей подписывал некий товарищ №87. И до сих пор невозможно реально доказать, был ли это Пол Пот или нет. Почему человечество настолько тяготеет к такому обезличивания той власти, которой в результате отдается ответственность за все, что происходит? Ведь этот образ не просто так появился здесь. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Конечно же этот образ появился еще потому, что в современном мире корпорации перебирают на себя часть функций государства. Это люди, которые развивают то общество, в котором они находятся, если это корпорация с другой культурой, это корпорация, которая может наоборот высасывать какие-то соки, больше брать, чем отдавать. Здесь фигура Менеджмента, которую воплотил прекрасно Мэтт Деймон, и есть реакция на существование этих корпораций, где все обезличено, ведь если задуматься, кто-то говорил такую интересную фразу, что корпорация на самом деле – это самый лучший способ заработать денег и избежать ответственности. Всегда есть некая структура, ты можешь на кого-то сослаться, так это все и действует. Более того, есть несколько исследований, которые рассказывают о правде, насколько в разных культурах люди лгут и во что это потом выливается. Допустим, крах 2008-го года, есть такая версия, что за счет того, что эти корпорации все немножечко приверали, младший менеджмент пытался завысить показатели, средний менеджмент немного приврал высшему, и так появилась система. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это как знаменитые дописки в СССР, когда все рапортовали о перевыполнении плана, а потом оказалось, что вся экономика рухнула. Кстати, если мы уже упомянули актеров, нельзя не упомянуть Тильду Суинтон, которая в очень эксцентричном образе там снимается. Возвращаясь к теме математики, в «Теореме зеро» Менеджмент и главный герой пытаются с помощью каких-то цифр и формул описать тайны бытия, найти на них ответ. Ищут ответ на вопрос «в чем смысл жизни?» Эта идея не новая, потому что поиски Бога в цифрах начал еще Пифагор. Как математик, считаете ли вы, что математика может дать ответ на этот вопрос? Возможно ли доказать теорему зеро? И нужно ли это?

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Над цим думав не тільки Піфагор. Над цим замислюється майже кожен математик. Але тоді було б нецікаво жити. Це утопія, такого ніколи не буде. Ейнштейн, його теорія відносності, тут можна наводити приклади з кожного століття. Зараз відомий Перельман, наприклад. Якщо говорити про пізнання, дуже класний приклад: от є графіки, у нього є асимптота, і цей графік нескінченно наближається до цієї прямої, але ніколи до неї не торкнеться, можна максимально близько підходити, це взагалі складно уявити. Учні уже в 8 класі починають будувати такі графіки. Отак і істина: вона існує, ми мудрішаємо, наближаємось, але хоч 300, хоч 500 років, все одно ти ніколи її не пізнаєш. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но при всей визуальной яркости, некой избыточности, барочности того мира, в том числе мира компьютеров, который присутствует в этом фильме, насколько процесс мышления и вычисления убедителен для вас как для ученого? Ведь он там тоже ищет истину, компьютер ему говорит, что должно быть 100%, а его результат только приближается к этому. 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Так, але він ніколи не повинен дати 100%, скільки б років він там не сидів, так воно і мало б бути. Тому що доторкнутись до цієї істини, ну, не на цій планеті. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Прикоснувшись к этой истине, герой прорывается в некую совершенную реальность. Нужны ли эти ответы, которые человечество ищет про смысл жизни? 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Треба отримувати задоволення від життя. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Я когда-то задумывался о смысле жизни, решил спросить у википедии, есть прекрасная статья, которая так и называется «Смысл жизни». Мне больше всего понравилось определения смысла жизни человека, как биологического вида – произвести потомство, расширить территорию обитания. Думаю, что это довольно емко. Все остальное – по желанию. 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Згоден з Денисом. Індивідуально. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Индивидуальной, я думаю, будет реакция зрителя на просмотр фильма «Теорема зеро», что мне кажется, в этом фильме очень разные зрители смогут для себя что-то найти. От тех, кому нравится что-то на моде, до тех, кому в самом деле хочется о чем-то задуматься. Спасибо за внимание и до новых встреч. 

Денис ИВАНОВ, директор Чилдрен Кинофест: Спасибо. 

Юрий ЗАХАРИЙЧЕНКО, ученый: Дякую.

Читать все
Читать все