СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Нам нужно самим убить в себе Януковича"

"Точка зрения"Швец: "Россия для мира сейчас - головная боль, а боль лечат"

Стенограмма "Точки зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: 16 часов 4 минуты в городе Киеве. "Здравствуйте!" я говорю сегодня отважному журналисту, который готов высказать свою точку зрения в прямом эфире Радио Вести. И это Леонид Швец.

Леонид ШВЕЦ: Здравствуйте! Не понимаю, почему отважному. С некоторых пор у нас говорить совершенно не страшно. Да и раньше, в принципе, как-то тоже, в общем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Думаете?

Леонид ШВЕЦ: Ну был короткий такой период, когда действительно было неприятно, мы помним, зимой. А до этого и после…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы знаете, как этот старый спор советского и американского журналиста про то, как журналист, приехавший из Соединенных Штатов, сказал: "Вот у нас свободная страна, потому что я могу выйти на центральную площадь и сказать "Рейган – идиот". На что советский журналист сказал: "Я тоже могу выйти на Красную площадь и сказать "Рейган – идиот". Но что касается критики внутри страны? Мое глубокое убеждение, что в нынешних условиях любая критика самих себя, по сути, это такой большой риск потерять скорость. А скорость колоссальная, времени на раздумья нет, действовать нужно быстро. Кадры приходят, кадры уходят, кадровая политика достаточно интенсивна сейчас. Как вы оцениваете новые назначения, сделанные Президентом за последние несколько дней?

Леонид ШВЕЦ: Во-первых, я не согласен, что критиковать не нужно. Критиковать нужно, потому что критикуют одни, назначают другие, а работают третьи. Поэтому ничего не мешает в три разных потока. Мне кажется, что то, что сейчас происходят назначения, их действительно критикуют, эти фигуры, которые сейчас появляются, есть два важных момента. Первый момент. Безусловно, в той ситуации, в которой мы оказались, в ситуации фактически военной, хотя как бы и негласной, хотя уже слово "война" произносится гораздо более спокойно, чем это было еще месяц назад, допустим, к сожалению. Безусловно, усиливается административная составляющая государственного управления, в каком-то смысле авторитарная составляющая госуправления. Это нормально. Война, единоначалие, Президент больше главнокомандующий, чем в мирное время и так далее. Соответственно и его кадровая политика, направленная на то, чтобы быстрее проходил командный сигнал, управленческий сигнал, большая была эффективность государственная. Здесь как бы больше от него зависит, больше ему виднее. И, действительно, ему дается карт-бланш в каком-то смысле. Тут меньше критики даже идет и со стороны.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, с властями на местах как быть? Мы понимаем, что в ближайшем времени должны появиться губернаторы, скажем, Донецкой и Луганской областей. Кто эти люди? Это обойма старых игроков? Это совершенно никому не известные новые? Кто это?

Леонид ШВЕЦ: На самом деле, ничего страшного нету в отношении каких бы то ни было фигур – понятно, кроме самых совсем уж одиозных, которых не значат просто потому, что не назначат.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, Ахметова, например.

Леонид ШВЕЦ: Не уверен. Не думаю. Потому что у Ахметова была масса возможностей включиться в ситуацию. Он каждый раз отнекивался, уходил от этого. Ну и в принципе это не его. Он это не умеет делать. Мы это видим, в конце концов, по его совершенно беспомощным речам. Это просто… И вот это Ахметов? – говорим мы себе, в очередной раз выслушивая его какие-то… Это несерьезно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А ведь было же время, когда журналисты охотились за Ахметовым, ловили каждое слово и могли внемлить каждому слову. А вот пожалуйста вам, заявление каждую неделю – и никому никакого интереса к тому, что говорит.

Леонид ШВЕЦ: А что в сказанном вызывает интерес? Больше того я вам скажу, даже тогда, когда его ловили и таки вылавливали, более безсодержательных интервью сложно себе представить. Ну, кроме тех, которые были на тему "Шахтера". Вот видно, что человеку это интересно, в этом старается разбираться, и тут его интересно было послушать, потому что он действительно выдавал какую-то информацию. Все, что касалось политики, Ахметов всегда был крайне неинтересен, вот просто крайне неинтересен.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот вы думаете, что губернатор Донецкой и Луганской областей или губернаторы Донецкой и Луганской областей – это должны быть политики, это должны быть политические фигуры, или это должны быть хозяйственники, я уж не знаю?

Леонид ШВЕЦ: Вот на этом этапе… Давайте зафиксируем одну позицию. Мы понимаем, что будет принята новая Конституция, по которой никаких губернаторов не будет. Поэтому те люди, которые сейчас назначается, это, в принципе, люди на короткий срок. Соответственно мы задаем себе вопрос: что нам нужно получить на этот короткий срок? Политиков? Зачем? Все политические вопросы решаются на уровне центра, с привлечением тяжеловесов типа Кучмы. Даже участие Шуфрича или Медведчука в переговорах – это все носит какой-то совершенно, так скажем…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ритуальный, но ничего не значащий, на самом деле.

Леонид ШВЕЦ: Абсолютно. И порой даже какой-то такой немножко цирковой характер, ей-богу. Поэтому, скорее, наблюдая кадры того, как губернаторы двух областей и министры приехали в Славянск и поучаствовали в раздаче хлеба, колбасы и прочего, мы понимаем, что, наверное, вот это сейчас больше всего нужно в этих регионах. Люди должны понять, что да, можно вернуться к нормальной жизни достаточно быстро, никто никого не режет, не убивает, в лагеря не ссылает, не жжет напалмом. И это вот доминанта. Смотря ролики многочисленные, которые сейчас поступают из освобожденных городов, это вот доминирующее мнение: давайте вернемся к тому, как было. Понятно, там есть разные оттеночки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но возможны варианты, варианты, варианты.

Леонид ШВЕЦ: Конечно. Люди разные, конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Потому что все-таки жители востока считают… Мне кажется, тут даже, возможно, и без вариантов, никто не хотел бы, чтобы как было, и даже если есть такие мнения, никто бы не хотел, чтобы снова был Янукович.

Леонид ШВЕЦ: Безусловно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот ведь парадокс в чем. Самый крепкий электорат на востоке. Не хотят теперь видеть беглеца, человека, предавшего вообще интересы восточной части.

Леонид ШВЕЦ: Ну, давайте так, если положа руку на сердце, сейчас людям нужно, чтобы у них было бесперебойно водоснабжение, электричество, продукты, зарплаты, пенсии и так далее. Янукович – это мы уже выходим на уровень каких-то обобщений. Вот да, это уже как бы шаг второй. Первый шаг – это просто навести порядок в быту, опять вернуть рутину нормальную. Я уверен и мы понимаем, что эти люди, которые долго жили в этом регионе, вот точно о Януковиче думали гораздо меньше, чем мы здесь, в Киеве, которые потом и замутили то, что замутили.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажите, план Порошенко по реконструкции, если хотите, по возвращению мирной жизни на востоке, вот вам он видится достаточно возможным в теперешних реалиях? Вот создание дополнительных рабочих…

Леонид ШВЕЦ: Хороший план это тот, который корректируется, безусловно. В общих позициях, ну, нормальный план, да, действительно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мне кажется, что сейчас… Вот сегодня говорила с политологом Вадимом Карасевым. Он говорит, что симпатии действительно на стороне Президента Порошенко сейчас, и он набирает, набирает, набирает, особо ничего для этого не делая. Но одна его роковая ошибка может дорогого стоить. Вот к числу таких ошибок политолог Карасев относит, скажем, агрессию по отношению, скажем, к Донецку. Начни новая власть бомбить Донецку – ну и тут сразу будет много вопросов.

Леонид ШВЕЦ: Я с Вадимом Юрьевичем абсолютно согласен в этом плане.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но как быть? Как действовать?

Леонид ШВЕЦ: По-моему, и власть отлично отдает себе в этом отчет. Столько раз говорилось на всех уровнях, что Донецк бомбить никто не будет. Ну да, это говорит о том, что эта проблема осознается. Да, его никто бомбить не будет. Это не значит, что не будет каких-то эксцессов с применением оружия, потому что мы отлично знаем, что даже в мирное время на учениях и так далее люди гибнут от оружия. А если оружие заряжено, с обеих сторон стреляет, к сожалению, до тех пор, пока вооруженные люди не покинут этот регион, смерти будут посреди мирного населения. Главное, чтобы это не было… Ну о чем мы вообще говорим как бы? Понятно, что никогда не санкционировал никаких обстрелов "Градом", напалмом залива или сбросом этих пресловутых фосфорных бомб на жилые кварталы. Никогда этого не было. Если в ходе боя куда-то что-то прилетело – это явно не потому, что Президент Порошенко дал приказ снести с лица земли Славянск. Вот первое, кстати, впечатление журналистов, которые попадают в Славянск, причем не только украинских, сейчас и российских я смотрел несколько репортажей оттуда. Они приезжают, они же едут в Сталинград. Они ждут, когда приедут в руины, из которых из подвалов несчастные жители поднимаются. А где руины? Вот да, разрушения есть, а разрушенного города нет. Ну вот это вот в том числе свидетельство этого. Хотя, безусловно, так как прилетало по Славянску, дай бог, чтоб никогда не прилетело ни по одному городу, и не только украинскому.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Точка зрения" на Радио Вести сегодня журналист Леонид Швец. Ну вот сегодня Леонид обратил внимание, когда пришел в студию и мы стали говорить об этих темах, которые мы затронем, говорит: "Где же обещанные санкции?". И вот подслушали наш разговор слушатели, потому что тоже задает Игорь из Днепропетровска вам вопрос: "Что Путину будет за Крым?".

Леонид ШВЕЦ: Ну, когда мы перед эфиром это обговаривали, мы говорили об этом как о теме, которая действительно всех очень тревожит – где санкции? Что Путину будет за Крым? Это, кстати, два вопроса, которые можно даже развести. Есть санкции, которые, во-первых, уже работают, часть санкций, мы знаем, первый ряд санкций, второй уровень санкций, сейчас говорят немножко так с иронией о втором с половиной уровне санкций. Можно как Ахилл, догоняющий черепаху, два с половиной, два с тремя четвертями и так далее и так далее, долго догонять третий уровень санкций. И это понятно почему, потому что, безусловно, выбраны все санкции, исчезают механизмы воздействия на того, кого нужно к чему-то принудить. Так что тут Европу можно немножко понять. А когда мы говорим о том, как Путин ответит за Крым, это вопрос гораздо более растянутый во времени. И, безусловно, скажем так, до тех пор, пока будет здравствовать Владимир Владимирович Путин, даже после того как он закончит свой президентский срок, он каким-то образом будет отвечать за Крым в каком-то широком смысле. Потому что очень затронуто огромное количество человеческих судеб…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему сейчас никто не инициирует такое судебное разбирательство? Что наши не идут в суды?

Леонид ШВЕЦ: Вот для меня это вопрос. Вопрос в каком смысле? Вот, безусловно, там отхватили у нас и государственное имущество…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я говорю, культурные, исторические ценности, конечно же.

Леонид ШВЕЦ: Культурные ценности какие-то, то есть вещи, которые принадлежат государству Украина.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Больше того, два, уже как минимум два, это из известных людей, которых мы знаем, и Джемилева, и Чубарова – они не въездные на свою родину. Ну это просто невозможно.

Леонид ШВЕЦ: По всей видимости, пока это похоже на то, что мы настолько увлечены текущими событиями, которые нам кажутся приоритетнее, поэтому до этого, наверное, руки не доходят. Хотя все люди, которые имеют какое-то отношение к международному праву, говорят, что шансов у России защититься в суде против отбора "Черноморнефтегаза" или "Массандры" и так далее и так далее, можно ряд продолжить этих государственных предприятий, которые принадлежали государству Украина, у России нет. По всей видимости, руки не доходят. Я надеюсь, что готовятся такие иски, и как бы победа когда-то будет за Украиной. Что касается крымского вопроса. На самом деле, я не знаю. Я много раз говорил об этом, что если я пытаюсь поставить себя на место Путина, зачем эти шаги делаются – я не понимаю, потому что это приносит ущерб России. Если хотите, чтобы крымский вопрос успокоился в Крыму, надо разговаривать с этими людьми, надо разговаривать с лидерами, надо разговаривать с Джемилевым, надо разговаривать с Чубаровым, а не козни им строить всякого рода. Потому что наоборот, это только озлобляет и обостряет обстановку. Я не знаю, когда будет решен крымский вопрос полностью, потому что, по большому счету, такая неправильная, нестандартная, ненормальная российско-украинская война, которую мы сейчас наблюдаем – называйте ее как угодно: гибридная, такая-сякая – она действительно закончится только после того, как Крым вернется в состав Украины. Когда это произойдет – трудно сказать. Но расплата за Крым будет очень долгой и неприятной для России. Потому что образ России в мире изменился, она перестала рассматриваться как надежный партнер, она источник головной боли. Головную боль лечат и избегают всячески. Это миллиардные суммы недополученных прибылей, это неприятные инциденты в отелях на курортах и прочее-прочее-прочее, на бытовом уровне и прочее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет слов. Умом Россию не понять.

Леонид ШВЕЦ: Нет слов. Еще раз говорю: это очень серьезная ошибка, допущенная Президентом Путиным.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я хочу вот на какую новость обратить внимание. Министерство юстиции приносит в суд 120 страниц доказательств вины Коммунистической партии Украины. Ну вот речь идет о том, что, по мнению Минюста, часы Коммунистической партии Украины, ну, в общем, будем считать так, закончены. Можно ли считать, что это уже такой финальный отсчет, что действительно Коммунистическая партия в Украине перестанет существовать?

Леонид ШВЕЦ: Я вам скажу так: мне это не нравится.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отчего же?

Леонид ШВЕЦ: Я объясню, почему. Не нравится, потому что от этого попахивает конъюнктурщиной. Вот стало можно вот как бы попинать Коммунистическую партию – вот давайте ее теперь пинать. Ребята, а где вы были год, два, три назад? А что, в отношении Партии регионов нельзя такое же? Можно ведь, правда? Но это ж не делается.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подождите. На самом деле, это значит, что это не конъюнктура, это просто вот, если хотите, это философия политической, не знаю даже, необходимости.

Леонид ШВЕЦ: Целесообразности. Вот сейчас можно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Или целесообразности. Но если по-другому посмотреть? Просто, наверное, какие-то политические тренды стали иными. Вот пришли…

Леонид ШВЕЦ: Вот если политические тренды стали иными, то решение здесь находится очень простое – через избирательные процедуры. Изменились тренды – и…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну или партийные тренды точнее было бы сказать.

Леонид ШВЕЦ: Да. И пошла несчастная Коммунистическая партия, заплакав, гонимая, как перед этим пошла Социалистическая партия. Никто ж ее не запрещал. Где Социалистическая партия? Нет Социалистической партии. Где партия Витренко? Нету. Вот и все. Политические вопросы решаются политическими методами. Если есть какие-то конкретные претензии уголовного порядка к кому-то из функционеров Коммунистической партии – на общих основаниях взяли, извините, за нужно место и, так сказать, доказали и все. А когда вот давайте вот этих, потому что они рыжие, они нам не нравятся… Мне тоже не нравятся красные. Но вот, ей-богу, для этого есть нормальный цивилизованный метод.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, ну самом деле тут много вопросов к коммунистам есть.

Леонид ШВЕЦ: Назовите партию, к которой нет этих вопросов. Вот ведь в чем дело, понимаете? Отвечать должны несчастные и бедные коммунисты.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть вы думаете, что молчание в этом случае может быть хорошим оружием? Потому что вот не трогайте коммунистов – они сами уйдут с политического рынка.

Леонид ШВЕЦ: Нет. Безусловно, эти вопросы надо обговаривать. Должно быть широкое общественное обсуждение: что нам не нравится, почему нам не нравится, как.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но видите, речь идет о том, что собраны доказательства причастности представителей партии к действиям, приведшим к оккупации Крыма Россией, к поставкам оружия и финансированию террористов в восточных регионах, проведению сепаратистских референдумов в Луганской и Донецкой областях.

Леонид ШВЕЦ: Вот если будут доказательства, что это результат решений, которые принимались на партийном уровне, что это результат деятельности организации Коммунистическая партия – никаких сомнений. Если это результат деятельности отдельных членов этой партии – извините, надо разговаривать с отдельными членами этой партии. Потому что уж кто финансирует сейчас то, что происходит на востоке больше, чем бывшие члены или нынешние, до сих пор члены Партии регионов – извините, наверное, больше никто.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Речь пока тут идет о Коммунистической партии Украины. Министр убежден, что Минюст выиграет это дело в суде – и деятельность Коммунистической партии Украины и символика коммунистов будут запрещены.

Леонид ШВЕЦ: Ну ОК. Если есть доказательства – безусловно, я только поддерживаю. Закон? Закон. Но еще раз говорю: политические вопросы решаются в политическом порядке, уголовные – в уголовном. Не надо смешивать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте, возвращаясь к санкциям, которых мы все ждали. Понятное дело, что, по всей видимости, не политических, а скорее экономических санкций боялась Россия. Вот какая пралюбопытнейшая новость пришла к нам. Между Соединенными Штатами Америки и Россией разгорается новый скандал. Спецслужбы Соединенных Штатов задержали на Мальдивах 30-летнего сына депутата Государственной Думы из фракции ЛДПР Валерия Селезнева Романа. Валерий Селезнев – это соратник Жириновского, как вы знаете. Американские власти обвиняют Романа Селезнева во взломе компьютерных система ряда магазинов. МИД России уже высказал свое возмущение по поводу случившегося и назвал задержание Селезнева недружественным шагом. Более того, МИД России заявляет, что сын Селезнева был похищен спецслужбами Соединенных Штатов.

Леонид ШВЕЦ: Ой кошмар! Целая детективная история. Прекрасно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: A la guerre comme a la guerre.

Леонид ШВЕЦ: Прекрасная история. Бедный мальчик, не дали ему повзламывать. Конечно, это политическое преследование российское. Безусловно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понимаете вот что, как тут на это посмотреть. Ну, в любом случае все это противостояние, как думаете, надолго? Потому что понятно, что в войне все средства хороши.

Леонид ШВЕЦ: Не все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О!

Леонид ШВЕЦ: Безусловно, не все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот давайте теперь остановимся на том, на чем остановится Владимир Владимирович. Потому что мы сейчас понимаем, что пока все, и время в том числе, на корысть Украины. Потому что мы успели просто всем миром, всем народом снарядить и собрать армию, возродить и воссоздать вот этот славный боевой дух. Это, конечно, абсолютная заслуга ни в коем случае не партий, не властей и не политических лидеров. Это заслуга великого народа. Вот теперь с вопросом самоидентификации никаких, собственно говоря, вопросов-то и нет. Мы осознали, кто мы, зачем мы. Ну и самое удивительное, мне кажется, что именно украинское общество понимает, что дальше. Есть ли это понимание у властей?

Леонид ШВЕЦ: Меня всегда смущает, когда говорят "общество понимает". Мы очень разные. В этом обществе такое количество людей, которые вообще ничего не понимают, но при этом думают, что понимают. Поэтому я бы все-таки немножко дробил.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А не кажется ли вам, что так изменилось наше общество на самом деле? Вот как раз тот фактор, который не учел Кремль. Потому что для них это странно, что общество может на что-то влиять, гражданское общество в частности.

Леонид ШВЕЦ: Безусловно. Но я бы не сказал, что изменилось. Я считаю, что идет процесс. И тут еще думать, думать и думать. На самом деле, тот кризис, с которым мы столкнулись, который в принципе возник в конце ноября прошлого года, потом развился в Майдан, теперь развился в эти события на востоке и так далее, это как бы расплата за невыученные уроки за вот эти вот все долгие годы. Мы слишком мало думали о себе: кто мы, что мы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Абсолютно тут согласна. Абсолютно. Мы так симпатизировали всем, кто сейчас придет и нас научит всему и решит все за нас…

Леонид ШВЕЦ: Да, да. То есть отказ от…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У соседа трава зеленее. Вот по такому принципу, скорее, Украина жила.

Леонид ШВЕЦ: Да. Поэтому сейчас наконец наступает период…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Гордости за самих себя, если хотите.

Леонид ШВЕЦ: Я думаю, все-таки разговора. Знаете, как произошла в семье какая-то неприятность. Обычно это заканчивается тем, что все садятся вместе и разговаривают. Разговаривают, кто-то плачет, потом все друг друга любят. Но вот это очень важно выговориться, проговорить, вербализовать какие-то, может быть, претензии, реальные претензии. То, что, мы видим, происходит на востоке – эти люди часто не могут сказать, что им не нравится. Но им что-то же не нравится в Киеве. Что-то же не нравится. Во-первых, они имеют полное право на такую позицию, безусловно. Имеют право высказывать эту позицию. И больше того, они имеют право быть услышанными.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, да. Но вот в этой студии, кстати, прозвучало мнение одного из наших коллег-журналистов, когда было сказано, что мы так долго пытались услышать восток, Донецк, что пришло время Донецку услышать Киев.

Леонид ШВЕЦ: Безусловно. Конечно. Это ведь не монолог. Это действительно должен быть обмен, попытка понять, кто мы, что мы, кто они. В то же время, понимаете, сильное общество – это разнообразное общество. Нет хуже ничего гомогенного одномерного общества. В данном случае национально-одномерное общество, может быть, проще. Там, может быть, нет таких проблем, которые возникли вот сейчас у нас из-за того, что у нас есть вот это. А с другой стороны, это источник колоссального богатства: культурного богатства и прочего-прочего. Это надо понять, осознать и принять. Я в таких случаях, извините, всегда говорю: нет людей более отличных, чем вчерашний мексиканский эмигрант где-нибудь в Техасе, и какой-нибудь яппи из Нью-Джерси. Они могут даже не знать язык друг друга, но это единая страна. Поэтому, ей-богу, наши различия…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А знаете, как любопытно слушатели отреагировали на новость о суде над Коммунистической партией?

Леонид ШВЕЦ: Обрадовались.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да. Публичного суда требуют наши слушатели.

Леонид ШВЕЦ: Это опять приглашение к разговору. Давайте поговорим о Коммунистической партии. Вот это очень важно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Хотите об этом поговорить?

Леонид ШВЕЦ: Конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Встречаемся сразу после паузы. Свежие вести у нас на очереди.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Свою точку зрения на Радио Вести сегодня высказывает Леонид Швец. Вот мы поговорили, почему новые украинские власти не идут в суды и не предъявляют претензии к Российской Федерации. И вот умение оставаться во власти заключается в том, чтобы вовремя ответить на эти вопросы, которые возникают у нас, простых смертных. На рассмотрении Европейского суда по правам человека находится два иска от Украины к России в связи с событиями вокруг Крыма и Донбасса. Другие международные инстанции требуют предварительного согласия России. В Европейском суде по правам человека на сегодняшний день два иска, как я уже сказала. Один большой, который включает в себя нарушение прав военнослужащих, журналистов. "Мы его дополнили экономической частью", – сказал министр юстиции Украины Павел Петренко в интервью журналистам "Сегодня" в Киеве.

Леонид ШВЕЦ: Все только начинается. Будут еще иски. Их столько накопилось.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Он пояснил, что около месяца назад Минюст подал в ЕСПЧ к этому иску дополнения, которые касались экономической части требований. Сумма – 1 триллион 180 миллиардов гривен. Это те убытки, которые были посчитаны за ограничения права пользования имуществом, – сказал министр. Ну, дай бог.

Леонид ШВЕЦ: Дай бог. Дело наше правое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, дело наше правое, мы победим. Есть у нас слушатель, который пытается задать вам, по всей видимости, вопрос или высказать свою точку зрения. Давайте услышим или нет. Добрый день! Откуда вы звоните? Как вас зовут?

Слушатель: Ведущую, пожалуйста.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы с какой целью звоните?

Слушатель: Звоню я из Курска.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так.

Слушатель: Хотел бы задать вопрос ведущей и желательно гостю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, желательно гостю, поскольку ведущая на вопросы не отвечает, она их только задает. Слушаем вас. Тише приемник сделайте. Вы будете слышать ответ на ваш вопрос в телефонную трубку.

Слушатель: Не понял я.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Жаль. Ну, в любом случае позвоните еще раз, если у вас есть такая возможность. Потому что на вопросы ответы вы услышите в телефонную трубку. Иначе просто мы не услышим вас, если будет фоном слышаться ваш приемник. Для вопросов сообщу телефон: 390-104-6. Это телефон прямого эфира. Код Киева 044. У вас есть возможность задать вопрос или высказать свою точку зрения на текущие события. Как правило, свою точку зрения высказывают известные журналисты здесь, на Радио Вести, в этом проекте. Добрый день! Откуда вы звоните? Мы слушаем вас. Говорите. Добрый день!

Слушатель: Здравствуйте!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте! Откуда звоните вы?

Слушатель: Это Григорий. Я звоню из Израиля.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так. Слушаем вас.

Слушатель: Я хотел бы задать такой вопрос гостю…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Говорите громче, пожалуйста.

Слушатель: Я хотел задать вопрос гостю. Мне почему-то кажется, что в последнее время ситуация с политикой и в России, и на Украине напоминает старый мультик про птичку Тари. Пока не послушали крокодила, он на всех кидался и нападал. Может, все-таки действительно стоит какие-то более прямые переговоры устроить?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Прямые переговоры? Что вы называете прямыми переговорами? Встреча президентов или что?

Слушатель: Да, да, встреча президентов. Потому что вы сами не раз говорили в эфире, что любая война заканчивается, когда садятся за стол переговоров. Может быть, многие вопросы можно разрешить именно таким образом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, мы не знаем, к сожалению, встречаются ли сейчас президенты, ведутся ли эти телефонные… Я уверена, что мы не знаем очень многого из того, что происходит в верхах.

Леонид ШВЕЦ: Ну, то, что озвучивается – время от времени они созваниваются. Чаще, конечно, созваниваются западные лидеры с Путиным, иногда созваниваются, устраивают конференцию, я так понимаю, телефонную… Понимаете, те люди, которые ведут переговоры, они уполномочены Президентом. Вот когда ситуация дозреет – безусловно, президенты встретятся. Это неизбежно. Нам никуда не деться от России, Россия от нас никуда не денется. Пока они не считают нужным. При этом мы же понимаем, что, допустим, вести переговоры с каким-нибудь Гиркиным или с каким-то еще местным полевым командиром, каким-нибудь Бабаем бесполезно. Эти люди, во-первых, не собираются складывать оружие, и они пришли сюда воевать. Во-вторых, не они решают. Действительно, вы правы, решают…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, будем надеяться, что все-таки решают не они. Есть еще один звонок. Добрый день! Откуда вы звоните? Как вас зовут?

Слушатель: Добрый день! Меня зовут Игорь. Я хотел бы высказать свою точку зрения. Вопросов особых нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас.

Слушатель: Я хотел бы спросить. Вот через суды, конечно, Крым очень тяжело забрать и невозможно. Путин вплоть до того, что начнет третью мировую. Это принципиальный для него вопрос. А вот если в России начнутся междоусобные княжеские войны, а Украина к этому времени станет экономически и военно сильнее, мы просто можем зайти туда, а там и жители, устав от междоусобных войн, подымут руки и скажут "Здравствуйте! Мы вас так долго ждали". Как вам такая точка зрения?

Леонид ШВЕЦ: Ну конечно, приятно быть победителями, все. Но мы видим, как Россия обрадовалась, когда она вдруг стала победителем. Знаете, лучше такие проблемы решать все-таки в суде. Скучно может быть…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Малоэффектно именно, да?

Леонид ШВЕЦ: Малоэффектно, да, это не так красиво. Но лучше это решать через суд, чтобы все остались живы. Лучше годик-два затянуть эту проблему, может даже 5, но пускай все останутся живы. А радость? Видите, в России проходит эта радость. А сейчас возникает у них, бедных, ломка, возникает – а где следующие наши победы, уже оглядываются, соседи боятся. Не надо. Вот это какие-то такие, знаете, первобытные чувства, их приятно, наверное, испытывать, такие биологические. Но этим цивилизация и отличается от первобытного положения. Нужно решать эти вопросы цивилизовано и вернуть Крым цивилизовано, а не воспользовавшись какой-то гипотетической будущей слабостью России, введя туда тоже каких-то своих человечков. Ну, не знаю, я бы не хотел этого. Я бы хотел, чтобы все решилось цивилизовано: судами, международными соглашениями и так далее и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте услышим еще одно мнение. Добрый день! Откуда звоните вы?

Слушатель: Добрый день! Звоню из Днепропетровска.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Откуда?

Леонид ШВЕЦ: Днепр.

Слушатель: Смотрите, какая ситуация. Дочка моя участвовала в профспилках. У нее сгорел паспорт. Алло!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да-да-да, мы слушаем вас.

Слушатель: Смотрите, сгорел паспорт. Мы паспорт получаем с 18 февраля. То есть куда не кинься… Ну, то есть, пострадала из-за государства. Государство виновато. В Грузии 15 минут, нажали кнопочку, ты посмотрел – ты гражданин страны, все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. У нас в скором времени…

Слушатель: Значит, еще один момент. Единственная страна в Европе, у которой акциз есть на машины, это Украина. То есть у нас что, само хитро сделано или как? Все живут же без акцизов на машины, а у нас… Полностью остановился импорт машин. Ездим на самых убитых машин в мире. И что, это не знает руководство?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А где вы живете сейчас? В каком городе?

Слушатель: Я живу в Днепропетровске.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы живете в Днепропетровске, так.

Слушатель: Да. Ваш земляк.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, очень приятно. То есть вы говорите не о том, что мы тут в студии обсуждаем, а о том, что у вас болит.

Слушатель: Болит, потому что ничего не изменилось. Одни разговоры.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я поняла. По поводу паспорта вот я адресую ваш вопрос министру юстиции. В ближайшем будущем, я надеюсь, он в этой студии будет. Он уже был.

Слушатель: Значит, смотрите, мы не можем дом оформить 6 лет. Потому что очень большие цены на оформление.

Леонид ШВЕЦ: Понимаете, нам очень бы хотелось решить вашу проблему вот буквально сейчас, за время эфира. Но мы не можем это сделать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, мы, к сожалению, не можем.

Леонид ШВЕЦ: Единственное, что мы можем абсолютно присоединиться к вашей мысли о том, что пока ничего… вернее, очень мало что изменилось. Было бы удивительно, чтобы за это короткое время, пока у нас новая власть, причем вы же помните, у нас еще вчера был исполняющий обязанности Президента один человек, Президент у нас еще позже. На самом деле, еще никто ничего просто даже и не успел, даже если бы захотел и у него болело бы, как решить проблему с паспортами и оформлением домов. Хотя сейчас вы отлично понимаете, главная проблема о том, где бы достать еще пару вертолетов или…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Десяток бронежилетов.

Леонид ШВЕЦ: Да. То есть, к сожалению, приоритеты сейчас немножко другие. Хочется верить. Больше того, звоните в эфиры, когда там будут юристы, идите на прием к вашему замечательному нынешнему губернатору.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скоро власти побольше будет на местах.

Леонид ШВЕЦ: Безусловно. Добивайтесь своего. Добиваясь своего, вы, безусловно…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я ваш вопрос взяла, что называется, "на карандаш". Я непременно передам министру юстиции.

Леонид ШВЕЦ: В этом суть новых времен, что наши люди могут решать свои проблемы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все возможно. Дай бог.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спешит встретиться со слушателями Матвей Юрьевич Ганапольский. Вот вбежал сейчас в студию. Как только понял, что еще 15 минут тут Леонид Швец будет высказывать свою точку зрения, так решил схорониться на время. Но не избежать ему сегодняшнего участия в прямом эфире Радио Вести. Матвей Ганапольский будет ждать встречи с вами ровно в 17 часов. Ну а мы пока продолжим. Вот к вопросу все-таки пресловутых этих санкций страшных для Российской Федерации. Министерство иностранных дел все-таки призывает Европейский Союз наконец утихомирить Путина новыми санкциями. Об этом на брифинге заявляет заместитель министра иностранных дел Даниил Лубкивский. "Мы призываем Европейский Союз к введению дальнейших санкций против России. Каждый новый день промедления будет поощрять идеологию агрессии России и создавать напряжение в центре Европы".

Леонид ШВЕЦ: Понимаете, в санкциях есть одна очень такая важная вещь, которая важнее даже, чем сами санкции. Санкции – это сигнал о том, что Запад готов защищать свои ценности. Ведь как ни странно и как, может быть, некомфортно думать нашим западным партнерам, Украина сейчас фактически становится – это процесс, безусловно – частью Запада. Вот то, что произошло – это произошел отрыв, окончательный отрыв Украины от постсоветского восточного что ли проекта, и мы становимся частью Запада.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И вот когда мы говорили с вами в предыдущей части о философии политических партий, уже не будет партий пророссийских ни в коем случае, мне кажется. Ну или это уже архаизм такой будет на политическом поле.

Леонид ШВЕЦ: Ну, не будет пророссийских в смысле утраты национального суверенитета. Таких партий, безусловно, не будет. Могут быть партии, которые больше внимания уделяют русскоязычному электорату, но в рамках украинского национального проекта.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мне кажется, это проблемы-то уже и нет.

Леонид ШВЕЦ: Ну, может быть. Не знаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Потому что осознание того, что Россия не имеет монополии на русский язык, уже пришло, мне кажется, и в России.

Леонид ШВЕЦ: Безусловно. Но это не значит, что у людей, у которых русский язык базовый, нет своих каких-то специальных, может быть, желаний и интересов. Они же есть. Ну, значит, их можно защищать. Не знаю, может быть партия венгров украинских граждан. Может быть. Ну почему нет?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, они есть, но они не нуждаются в какой-то особой защите, мне кажется. Все, вот все, этот вопрос закрыт.

Леонид ШВЕЦ: На политическом уровне, наверное, нет, к счастью, да. На уровне каких-то гражданских объединений – скорее да. Я тут тоже соглашусь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть санкции как знак расцениваются.

Леонид ШВЕЦ: А нам нужен вот такой знак как знак того, что есть силы, которые готовы быть союзными к нам и нам помогать, нам важен этот знак. Нам не так важно, чтобы пострадала, страдала и мучилась, кочевряжилась, корчилась Россия, сколько нам нужен вот этот знак от тех людей, от которых исходят санкции. И второе – то, о чем я говорил, что такой знак нужен самому Западу, который, в принципе, сейчас, и я так думаю, что это и сыграло роль в принятии решения Путиным, Запад выглядит таким расслабленным, мягкотелым, мягкий беленький животик, то есть не мускулистый такой, не готовый дать отпор. Слабый Президент Обама на втором сроке, слабая Европа, которая с трудом справляется со своими проблемами и так далее и так далее. То есть ощутить Западу опять свои собственные возможности, почувствовать как бы свое в хорошем таком смысле, силу и так далее – вот это важно и для них тоже. Может быть, даже в первую очередь. В этом смысле нам не надо заблуждаться. Интересы западных стран для них на первом месте, наши интересы – на втором.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а видите, вот слушатель из города Киева Юрий так реагирует на вашу реплику: "Не занимаемся ли мы самоуспокоением, надеясь на санкции? Ведь уже ясно, что сколько-нибудь серьезных санкций, влекущих за собой потери, от западных стран нам ждать не приходится".

Леонид ШВЕЦ: А мы не занимаемся, к счастью. Вот это очень хорошо, что мы не занимаемся. Да, никто не поможет, никто нам ни черта за это все время не дал. Прислали несколько тысяч бронежилетов, по-моему, и касок. И все, и привет. Защищаться нужно самим, что сейчас и происходит, и что очень радует. Да, мы субъект международной политики, у нас свой суверенитет, у нас наша страна, мы ее будем защищать. И вот столько, насколько мы ее будем защищать, настолько нам и будут помогать. Никто за нас ничего не решит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что думают наши слушатели? Есть возможность у вас, друзья, высказать свою точку зрения или задать вопрос журналисту Леониду Швецу, популярному блогеру. 390-104-6 телефон прямого эфира. Добрый день!

Слушатель: Алло! Здравствуйте! Алексей, Одесса. Что касается санкций – действительно, я согласен с нашим гостем, что пока мы сами не придумаем что-то, не сделаем, Европа не пошевелится. Ведь Россия для Европы это колоссальный рынок сбыта. И они очень сильно зависят от России. Это мое мнение. Я давно работаю в немецкой компании. И у немцев, к примеру, есть только их мнение, и оно правильное. Пока они не решат, пока танки не будут возле Болгарии, они не начнут новых санкций. Поэтому вот это мое личное мнение. А что касается нас. Нам нужно самим убить в себе Януковича…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так. Убить в себе Януковича. Спасибо большое.

Слушатель: Да. Потому что в украинцах очень много Януковича есть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понятно.

Леонид ШВЕЦ: Отлично, отлично. Алексей, я двумя руками за. Убить в себе Януковича – это очень важной, это такой очень емкий символ. Что касается западных санкций. Вот вы, работая с немцами, вы понимаете, насколько эти люди работают системно. Им не нравится выходить из зоны комфорта. В каком-то смысле украинская ситуация выбила их из зоны комфорта. Им нужно принимать решения какие-то по вопросам, которые раньше их вообще совершенно как бы не мучили. Но с другой стороны, вот эта системность и попытка решить вопрос системно, она в конце концов разворачивает эту бюрократическую машину, и она потихонечку начинает жужжать в этом направлении. Предпринимаются какие-то шаги, которые ограничивают вот эту вот нестабильность и какие-то такие знаки, несистемные элементы, которые вносит Россия. Украина включается в систему своих принятий решений, поскольку от нее зависит избежание вот этих неприятностей, связанных с той же Россией и так далее. То есть надежда на то, что вот этот тормоз в решениях европейских, вот я бы посмотрел на него с другой стороны, его позитивную сторону уловил. Они потому и тормозят, что с другой стороны у них длинный такой путь принятия решений. Но после того, как они принимают решения, эти решения опять же системные, такие надежные. То есть эта система неуклонно движется к разрешению этой проблемы. Потому что это для них проблема, а они проблем не любят. Они их решают. И, слава богу, молодцы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И это многое объясняет.

Леонид ШВЕЦ: Это многое объясняет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте вот дадим возможность слушателям, потому что мы как-то в прошлый раз их обошли вниманием. Добрый день!

Слушатель: Здравствуйте!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас.

Слушатель: Вячеслав, город Киев. Я вам просто хочу рассказать. Вот сегодня мы как волонтеры привезли в госпиталь то, что можно было: требуются берцы, трусики, носочки. И самое главное, что вот, понимаете, что меня очень удивило, что там начальник рассказывает…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это вы в какой госпиталь, в каком городе приехали?

Слушатель: В Киеве. Пограничники.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так-так-так.

Слушатель: Ребята, которые действительно лежат там. Вот мы зашли – у того нога, у того рука, у того печень вырвана. И командир местный рассказывает, что "нам "сверху" запрещают принимать, сказали, что все есть". Вот эта вот прокладка средняя…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но вы не обижайтесь, просто тут на самом деле высшее руководство – они боятся провокаций на самом деле. Потому что понятно, что вы пришли по доброй воле и принесли не угрожающие для здоровья вещи. Но тут на войне, как на войне. Поэтому вы обиды оставьте за дверью. Я поняла. Мы постараемся прояснить эту ситуацию. В каком госпитале, вы говорите?

Слушатель: Суть совершенно в другом, что понимаете, ребята лежат, они с удовольствием… Они даже стесняются. Их привезли, они раненые. Вот в чем они были. И даже те же шорты мы покупали, те же, я не знаю, попривозили кто что может, собирали какие-то холодильники, телевизоры.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Вам честь и хвала за то, что вы делаете. Я думаю, что вы…

Слушатель: Да ну, это…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы не уносите эти вещи, эту продукцию, которую вы собрали всем миром, всем народом, потому что на самом деле объяснить это достаточно легко. Потому что среди… А какое количество компаний, которые собирают деньги нашим гвардейцам.

Леонид ШВЕЦ: Вы понимаете, это бюрократическая система. Вот им принесли телевизор. Значит что? Это военные люди. У солдата должно быть, понятно, пара белья, тра-та-та. А вот если телевизор – как его принять на баланс, еще что-то.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Оформить, да.

Леонид ШВЕЦ: Черт его знает, как это решать. Как-то неформально, наверное. Вообще, конечно, обидно, когда встречается такой искренний порыв людей, с другой стороны действительно ребята, которым это все и приятно, и важно, и нужно, а тут вот какая-то инструкция. Я думаю, неформально. Ломать эти инструкции, плевать на них, да и все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, резать к чертовой матери. Но тут понимаете, тут ведь военное положение-то по сути. Тут боишься и на воду дуешь, когда обжегся.

Леонид ШВЕЦ: Ну, я думаю, от шортиков ничего не будет, от трусиков.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но мы так долго считали нашего ближайшего соседа своим партнером, ближайшим другом.

Леонид ШВЕЦ: Уж точно воевать никто не собирался.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, никто не собирался. Поэтому тут всего опасаешься. Но не обижайтесь. Я думаю, что вы договоритесь.

Леонид ШВЕЦ: Решат. Наши люди все решат.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С нашими всегда можно договориться. Дай бог. Спасибо огромное за то, что нашли время пообщаться с нами и с нашими слушателями. Журналист Леонид Швец сегодня высказал свою точку зрения, друзья. Всегда пожалуйста, приходите.

Леонид ШВЕЦ: С большим удовольствием.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я встречусь с нашими слушателями еще сегодня в 19 часов в программе "Герой дня". Оставайтесь с нами.

Читать все
Читать все