СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Эфир без правил, 13 июля

Эфир без правилВзрывы в Одессе и сбор средств на Майдане

Стенограмма дневного эфира на Радио Вести

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: «Эфир без правил» продолжается. Здравствуйте.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: День добрый еще раз. Василиса Фролова у микрофона, Дмитрий Терешков рядом похихикивает, а напротив сидит… Надо его видеть.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Наш гость сидит.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот это надо видеть.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: На radio.vesti-ukr.com есть такая возможность видеть. «Експат» – вот какая рубрика начинается прямо сейчас.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И мы рады приветствовать Глеба Вендома. День добрый.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Добрый день».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Глеб, Вас можно называть афроамериканцем, или кубинофранцузом?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Вопрос замечательный. Меня можно назвать человеком, я думаю».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Прежде всего, конечно. Но, я для тех слушателей, которые сейчас не имеют возможности нас видеть, хочу обратить ваше внимание на то, что Глеб удивительно говорит на русском языке. На украинском, по всей видимости, тоже. Это все в связи с тем, что Вы родились в России?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «В первую очередь, конечно, да».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Учились там?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Во вторую, я просто люблю язык. Русский язык на самом деле замечательный. Украинский язык я люблю не меньше. Можно сказать даже на ряду с французским».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы живете два года в Украине. Вы уже знаете украинский язык?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Можно сказать, что да».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну, Вы его понимаете, но вряд ли говорите?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Я бы сказал: не дуже гарно спілкуюся українською мовою, але стараюсь».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Итак, хотелось бы понять, почему Вы решили сменить страну проживания? Чем Вам так нравятся перспективы украинской моды? И чем Вы тут занимаетесь? Поэтому мы хотим для начала поставить о Вас некую справку, которую мы для Вас подготовили, чтобы наши слушатели понимали, кто в общем-то у нас в студии. Для того, чтобы потом задавали свои вопросы по телефону 901046 и участвовали в нашей беседе.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Глеб Вендом родился в 1984 году в России. Имеет кубинские и французские корни. Окончил российский Гуманитарный университет, по экономической специальности. Паралельно занимался дизайном в рамках самообразования. С 2009 года владеет брендом «Vendome» - это .оригинальный бренд классических молодежных и детских головных уборов. С 2012 года проживает в Украине. До этого пребывал в Соединенных Штатах Америки, России, Франции. В одном из интервью Глеб сказал следующее: «Я верю в украинцев. Я верю в украинок. У меня гораздо больше оптимизма относительно будущего моды в Украине, чем в России».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Глеб, а где Вы в России родились?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «В южных частях страны, недалеко от знаменитого города Ростов-на-Дону. Ну, и, на самом деле, довелось попутешествовать как по России, так и потом уже по миру, поэтому сейчас даже сложно сказать: к какой стране конкретно я принадлежу. Сейчас я живу в Украине».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И как получилось так, что Вы выбрали Украину для своего проживания?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Как и все в этой жизни, чисто случайно. Я перебрался сюда в 2012 году по работе. Причем по работе даже не связанной с модой, поскольку у меня есть и еще один бизнес, связанный с маркетингом был. И так получилось, что в один прекрасный день пришла по нему некая перспектива. Ну, и собственно говоря, сперва я приехал на разведку сюда. Внимательно смотрел на город Киев».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это было в 2009 году?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Это было еще раньше, поскольку у меня здесь в Киеве живут друзья. Чисто случайно их навестил, посмотрел. Ну, город как город. Миленько, замечательные люди. Потом уже, присматриваясь к перспективам бизнеса вообще в СНГ, как-то Киев внезапно всплыл. Приехал зондировать почву, посмотрел. Понял, что в общем-то это имеет смысл. И, собственно говоря, вот по маркетинговой линии открыл здесь офис в 2012 году, и буквально на недельку приехал посмотреть: как он наладится, как он устаканится, как он будет дальше работать. Неделька длится уже, слава Богу, два года, и пока конца и края этому не видно».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И потом этот бизнес уже перерос в дизайнерскую деятельность. Вы, спустя некоторое время, открыли уже свой магазинчик головных уборов.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Безусловно, я изначально даже не рассматривал Украину как страну, где можно пока налаживать продажи. Безусловно, мысли были о том, что когда-то это придет, но это еще не скоро. Бутик, на самом деле, мы открыли только в этом году. Готовились к этому естественно с середины прошлого года. А случилась одна не банальная достаточно вещь. Я не просто влюбился в страну, я в нее поверил. То есть, можно любить страну, можно ею восхищаться, можно наслаждаться общением с людьми, но при этом вести бизнес где-то в другом месте, а здесь жить, радоваться, гулять и веселиться».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Причем это чувство возникло у Вас еще до того, как случился майдан?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Да. И укрепилось во время майдан. То есть, подготовка торгового центра, подготовка бутика к открытию шла на фоне всех происходящих здесь революционных событий. И под всеобщее неодобрение моих коллег, партнеров в других странах, под общим SOS-ом: куда ты лезешь? Что ты там забыл? Сейчас все сгорит. Пепел, прах и атомная бомба на майдане. Но, как видите, меня это не испугало. Я продолжал верить, и уверен, что не пожалею».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А какие чувства Вы испытывали вот к майдану в это время?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «В самом начале, как только появились первые палатки, как только первые люди вышли на улицу что-то сказать, я относился к этому не то чтобы скептически, но с изрядной долей иронии. Ну, чего не бывает? Мы все помним 2004 год. Были палатки, было много криков. Ну, и, собственно, все знали, к чему это привело. Ни к чему. Как только события стали развиваться уже достаточно бурно и жестко, когда майдан встал до конца, когда уже была улица Грушевского, первый день, и, особенно, потом уже в феврале, наверное, нужно было делать выбор каждому, из всех, кто здесь жил, из всех, кто здесь живет: или направо, или налево. То есть, ты или «за» или «против». Сохранять нейтралитет в той ситуации было невозможно. Я был «за». В первую очередь потому, что право каждого цивилизованного народа демократического на самоопределение никто у него отнять не может. И если украинцы решили, что они будут решать свои проблемы, таким образом, можно относиться по-разному. В последствии, можно гадать, приглашать колдунов или раскладывать карты, но так или иначе это – их право. И никто не в праве им указывать, что им делать дальше. В любой стране люди имеют право ошибиться столько, сколько считают нужным».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А в какой стране находится наибольшее количество Ваших родственников и близких друзей?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «В России».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И вот интересно, как контакт случился, каким образом он происходил вот на фоне этих событий с теми людьми, которые проживали в России, при этом близкие Вам люди?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Общественное мнение вместе с майданом прогрессировало, менялось и в чем-то ожесточалось. То есть, если изначально это было непонимание, потом слабые проблески сочувствия, ближе к февралю месяцу, когда у нас, здесь в Киеве, стало совсем весело, люди, особо не понимая, что происходит все-таки, жалели простых людей. Но, при этом все-таки считали, что нужно как-то жить спокойно, нужно решать свои проблемы как-то иначе, и вообще: «Чем вы там все недовольны? Лучше не будет, поэтому сидите, дышите ровно». С марта месяца пошло резкое ухудшение. Я никогда не ожидал, что такое количество моих друзей, моих знакомых будут просто в штыки воспринимать. Ну, и, собственно, меня такого, какой я есть, объявят также фашистом. В конечном итоге фашистом».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да Вы что? Даже так?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Фашистом, бандеровцем, председателем культа и так далее».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Класс! Из Вас отличный бандеровец.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Великолепный. И это то, что я… Все месяцы, пока стоял майдан, я там бывал. То, что я ездил на своей машине, которая по-прежнему стоит на российских номерах в центре города. Да. И меня почему-то не съели, не сожгли, и публично не казнили на сцене майдана никого не смущало. То есть, к фактам люди, увы, не прислушивались, и показала вся эта история то, что гибкость менталитета – это очень и очень относительная вещь. То есть, люди сумели сами на себя кто-то одеть шорты, кто-то навесить ярлыки, но не желают от этого отказываться, и более того, по-прежнему, не ассоциируют то, что я все еще здесь живу. Я все еще в безопасности. И пришедшая к власти «фашистская хунта» все-таки не выслал всех с иным гражданством».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А раз Вы уже упомянули о бандеровцах, и напомнили о себе таком, напрашивается вопрос: факты расизма, Вы сталкивались с этим в Украине?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Ни единого. Ни до революции, ни во время, ни после».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это кажется странным. Вот, исходя даже из официальной статистики, все-таки.
Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Я Вам скажу честно, что я с ними сталкивался гораздо чаще в Москве. Частенько».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А в Ростове-на-Дону? Казалось бы, вроде бы, один самых, простите, бандитских городов российских.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Бандитских, но этнически неоднородных. То есть, в Ростове живет слишком много людей из разных стран, слишком много людей не русской национальности, чтобы там такие понятия вообще могли существовать долго. К сожалению, я с этим сталкиваюсь частенько во Франции».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот это да…

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «То есть, Франция, с точки зрения расизма, показала себя с гораздо худшей стороны, чем революционная Украина».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, что же, о том, как здесь развивать россиянину бизнес, и вот как здесь заниматься таким, казалось бы, ну, не совсем популярным делом, головными уборами, об этом мы поговорим в следующие 15 минут. Опять же, задавайте свои вопросы Глебу. Такой редкий интересный гость у нас. 3901046. По смс – 2435, вы тоже, конечно же, можете писать, мы все видим.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, «Эфир без правил» продолжается. Рубрика «Экспат». У нас в гостях французский предприниматель, дизайнер, Глеб Вендом. Возможно, вы не слышали о таком потому, что Глеб Вендом живет всего два года в Украине.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да и вообще, не особо стремится к популяризации своего имени. Но, вот такой вот изысканный бизнес: изготовление головных уборов, все-таки тема достаточно интересная для мужчины. Причем, бизнес этот, я так понимаю, идет успешно. И вот как Вам это удается, тоже хочется поговорить, но у нас есть звонок. Давайте пока к нему. Алло? Здравствуйте.

Слушатель: «Добрый день».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Добрый.

Слушатель: «Будьте добры, можно вопрос задать?»

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Можно, конечно.

Слушатель: «Значить, вот когда государство решает свои проблемы за счет территории и населения других стран, это не есть признак фашизма? И второе, значить. Вот то, что сначала компания начиналась под лозунгом «Защитим русских и русскоязычных!», а потом вылилась в кампанию «Убей русского, убей русскоязычного! Убей украинца в другой стране!» Значить, это еще получается плюс еще исламские республики были подключены к этому. То есть, это уже антирусская кампания, антиславянская кампания получается, правильно?».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы считаете, что этот вопрос уместно задавать нашему гостю? Мы просто тут немножко о другом говорим.

Слушатель: «Ну, извините тогда».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Хотя, конечно, Глеб я уверена, у Вас есть своя точка зрения на этот счет.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Я с удовольствием отвечу. Надеюсь, в дальнейшем мы все-таки будем обсуждать деловые моменты, связанные с модой, но так или иначе, мое личное мнение, личное мнение какого-то другого человека, пожалуй, не играет особой роли в общем вопросе. Каждому из нас нужно, в первую очередь, не прислушиваться к дикому информационному потоку, идущему со всех сторон. Думать самому, анализировать, и, главное, помнить. О том, что люди, которые столько лет жили вместе бок о бок. Люди, которых связал Советский Союз, в котором было много плохого, но также и много хорошего. Он дал нам как большие страдания, так и величайшее культурное наследие, которое нас объединило, и его не выкинешь. Мы это переживем. Мы все это переживем. Слухи, сплетни, нападения инопланетян, атака россиян на майдан, десант «Правого сектора» на Красную площадь – все это пройдет. Все это пройдет, и мы по-прежнему останемся соседями. Это самое главное».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: У нас есть еще звонки?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: 3901046. Пишут нам по смс-номеру: 2435: «А Ваш гость согласен с правом народа Донбасса на самоопределение?». Представляете, какие вопросы у нас? Дизайнер у нас в гостях, напоминаем, головных уборов.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Ну, коль скоро мы снова возвращаемся в политическую среду. Я уже говорил: каждый народ имеет на это право, когда это самоопределение, а не внешнее убеждение».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А Вы гражданином какой страны сейчас являетесь?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Российской Федерации».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А нет в планах это как-то изменить?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы прочувствовали вообще, в связи с последними событиями, какие-то неудобства в связи с пересечением границы?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Нет. Ни малейших. Поскольку, здесь я живу давно, вполне себе легально, то у меня с этим никаких проблем нет. Смена гражданства, по сути, не столь важна. Я, на самом деле, уже много лет гражданин мира. То есть, я не привязан к какой-то одной стране железно, гвоздями, хорошим клеем «Моментом». Поэтому, какой у меня в данную минуту паспорт, не играет ни малейшего значения».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но, Вы, наверняка, знаете о тех случаях, когда вот даже пару месяцев назад были проблемы в аэропорту, когда обыскивали российских граждан, когда не пускали их в Украину? Украинцы с трудом могли выбираться в Москву, а сейчас уже, по-моему, и желания то особого нет. То есть Вы с этими проблемами не сталкивались?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «С этой проблемой не сталкивался. С юридической точки зрения я был к этому готов. Поэтому, пересечение украинской границы для меня проблем не составляло. А меры безопасности, которые в обоих государствах сейчас повышены, ну, в общем-то я их тоже понимаю, и в чем-то даже принимаю».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А насколько сложно гражданину Российской Федерации открыть свой бизнес в Украине?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Очень тяжело. И это касается не только гражданина Российской Федерации, это касается любого иностранца. То есть, коль скоро сейчас страна желает выйти на европейские рубежи, привлекать инвесторов, развивать бизнес, это один из моментов, которые нужно решать в первую очередь. И здесь даже дело не в номинальном количестве необходимых бумаг, процедур, времени, сколько в отношении. То есть, каждый раз, когда ты приходишь регистрировать предприятие, за которое ты будешь платить налоги…»

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: То есть, оно зарегистрировано на Вас, и Вы платите налоги Украине?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Безусловно. Я плачу все налоги Украине. Я плачу налоги за своих сотрудников здесь».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Сколько человек с Вами работает, если не секрет?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Сейчас наш персонал составляет 8 человек здесь всего. То есть, это с одной стороны немного, с другой стороны, всего 8, слава Богу работают официально, и, как я уже говорил, налоги за них выплачиваются своевременно. Но, как только ты приходишь все это декларировать, все это регистрировать, складывается ощущение, что ты пришел просить милостыню, к сожалению. То есть, на тебя смотрят крайне не дружелюбно и максимум препятствий тебе ставит человеческий фактор. То есть, сами сотрудники всех этих регистрирующих организаций. Это нужно менять».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Тем не менее, Вы решились на предпринимательскую деятельность в Украине?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Безусловно. Во-первых. У меня за плечами опыт предпринимательской деятельности в России, а там, поверьте, ситуация мало чем отличается. Плюс более бюрократичной страны, чем Франция на планете не существует. Там замечательные люди работают в этой сфере, но, тем не менее, количество необходимых бумаг и регламентов, которые нужно пройти сделает честь даже СНГ».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы взялись за сферу моды, где Украина уже семимильными шагами идет вперед, но за эти два года, пока Вы вот здесь сделали свой бизнес, магазин головных уборов, о Вас очень мало слышно. Вы не собираетесь принимать участие, там, не знаю, в неделях моды, их у нас две, как Вы знаете? Вообще как-то заявлять о себе, как украинский дизайнер, может быть?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Все-таки «Vendome» был, есть и, смею надеяться, останется французским брендом. Более того, бренд не публичный. Мы не скрываем его. Мы не сидим в подвале, не шьем исключительно для избранных. Но, это бренд, который вряд ли когда-то станет массовым, который когда-то потребует подиума. Потому, что философия нашего бренда – это не только хорошего качества, красивые головные уборы, которые идут женщинам и делают краше. Это – целый набор товаров, целый набор предметов роскоши, можно сказать так, которые помогают раскрывать одну не маловажную женскую черту. Любителей, ценителей с каждым годом, слава Богу у нас больше. Но, мы пока еще не на том уровне, чтобы вытаскивать это на подиум. Пожалуй, не нужно. Мы ни в одной стране, с тех, где работаем, никогда не участвовали в открытых показах. Только в закрытых, только для своих, только с презентацией новых коллекций, новых тенденций. Мы знаем свою аудиторию. Наша аудитория понимает, что она вряд ли когда-то станет массмаркетом, и на этом мы живем, на этом мы базируем свой бизнес в принципе».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А где находится Ваше ателье?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Смотря какое. Есть несколько ателье. Одно ателье находится в Лондоне. Одно ателье находится в Париже. И у нас есть ателье в Петергофе, в России».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А что это за аудитория, вот в Киеве? Очень интересно, что это за женщины? В какой сфере они обитают?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. Дмитрия женщины с шармом интересуют очень всех, конечно.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «На самом деле, вначале мы ожидали несколько другую аудиторию: более молодежную, более золотую».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А что прямо такие оригинальные шляпки?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Я не могу сказать, что «дико оригинальные». Они очаровательные, они красивые, они, действительно, делают каждую женщину женщиной, даже, если она их меряет на майку и джинсы. Мы ожидали более молодую, как я уже говорил, аудиторию. Тем не менее, были приятно удивлены тем, что то, что в Советском Союзе назвали бы старой доброй интеллигенцией, вот эту прослойку, она в Украине очень широка. Она в Украине очень широка. Она очень активна. И она это ценит, и, более того, за более старшей аудиторией сейчас тянется более молодая. И мы серьезно подумываем о том, чтобы идти с 2015 года на экспансию по Украине. То есть, открывать магазины в других крупных украинских городах. Потому, что многие наши покупательницы приезжают из регионов, и они, как минимум, заслуживают того, чтобы все это было у них под руками».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Как Вы думаете, Вам удастся открыть магазин в 2015 году в Донецке, например? Он будет украинским к тому времени?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Сложно сказать. В любом случае, я желаю жителям Донецка максимального счастья. И, если он будет под желто-синим флагом, под триколором, под звездно-полосатым, если жители это решат, то это их право. Самое главное, чтобы там был мир».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот еще спрашивает нас Малуша из Киева: «Украинская культура повлияла на дизайн шляпок?»

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Нет».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, вот где Ваши бутики, это вы уже сами в Интернете узнаете, а то воспримут нашу рубрику «Экспат» как рекламную. Ценовой диапазон тоже спрашивают.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Ценовой диапазон высокий. Я не буду сейчас говорить о конкретных цифрах. Это не абсолютно высокие цены. То есть, по миллиону евро мы не продаем, но так или иначе в каждом сегменте есть свой потолок цены. Вот мы пристроились у потолка в своем сегменте. Более того, и стиль, и дизайн, и, скажем так, общее впечатление, которое дают наши изделия, оно остается французским. Так или иначе, это та самая возрожденная в 21 веке роскошь, которая считалась недоступной для большинства, которая считалась средством бюрократическим на протяжении многих столетий. Ну, условно говоря, приведу Вам пример. Буквально недавно мы завезли новую коллекцию платочков из Франции. Платочки кружевные, отделанные или волонсенским, или барбанским, фламандским кружевами. Для некоторых моделей мы используем ткань «батист монастырский», которой больше 100-а, а некоторые даже 200-т лет. Казалось бы, что не поймут. Ну, не поймут. Зачем? Это очень дорого. Практического смысла не имеет. Смахивать крошки со стула вы этим вряд ли будете. Это тот предмет, который заставляет уже, взяв его в руку, держать спину, держать голову, смотреть по сторонам. Иначе он меняет твой взгляд на то, для чего вообще нужны аксессуары. Что такое вещи? Что одежда, помимо своей изначальной функции, согреть, а аксессуары, в чем-то там помочь нам в жизни несет еще и определенное позиционирование человека».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Естественно. А вот украинских девушек, женщин, как бы приобщить легче, чем россиянок? Я надеюсь, да. Или Вы здесь для того, чтобы все-таки… Ну, ладно, ответьте.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Приучить можно кого угодно».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: То есть, они это легче понимают?

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Приучить можно кого угодно, к чему угодно. И в России, и в Украине есть одни и те же проблемы. Как я уже упоминал, замечательный Советский Союз отсек нас от той самой дворянской культуры, которой когда-то обладали все государства, входившие в бывшую Российскую Империю. Поэтому проблемы везде они абсолютно одинаковые. Вопрос только в подходе. То есть, украинки сейчас, возможно, более открыты к тому, чтобы учиться, более открыты к тому, чтобы впитывать что-то новое. Российский рынок, он все-таки больше устаканен, и, к сожалению, более консервативен».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо Вам большое за то, что Вы выбрали Украину для этого. Мы это очень ценим. Мы хотим все-таки, чтобы Вас узнали побольше. Глеб Вендом – наш экспат сегодня пришел.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, французский дизайнер, который несколько лет живет в Украине. Спасибо Вам большое. И будем ждать Вас в этой студии, я думаю, еще не раз.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Удачи Вам.

Глеб ВЕНДОМ, дизайнер: «Спасибо вам, ребята».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да. И через несколько минут, мы сразу после новостей, мы вернемся с новой темой. Мы будем говорить о тех вещах, которые до сих пор приносят на майдан. Что с ними делать? Они там вроде бы как и распродаются.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Шляпок там нет? Не видел шляпок?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот шляпок там нет. Там есть много консервации. Там много варенья и огурцов.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Об этом поговорим в следующие полчаса.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, «Эфир без правил» продолжается. Здравствуйте еще раз.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: День добрый.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Всем, кто только что присоединился, не слышал нашего предыдущего гостя, можно только посочувствовать. Потому, что это была прекрасная беседа. И масса комментариев на сайте, и в смс-сообщениях остаются до сих пор. И мы будем их еще, наверное, всю ночь перечитывать. Спасибо вам за это. Пишите нам и касательно нашей следующей темы. Мы очень хотим ваших мнений. Хотим активности, дискуссий, горячих, обжигающих буквально тело дискуссий. Ну, правда, я очень хочу.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Сколько не говори, тебе все равно про слово касательно. Ты все равно «касаемо» не говоришь.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: 3901046, касаемо следующей темы. На майдане, вот в чем вопрос, продолжается сбор средств для украинской армии, беженцев и политзаключенных. Люди приносят продукты, вещи, а некоторые из них тут же оказываются на лавках магазинов.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Представьте себе, это правда. Мы видели это своими глазами: варенье абрикосовое, варенье малиновое. Вот все то, что мы несли в январе, феврале, в марте. До сих пор люди несут туда. Это все кое-как, или, в общем, это все отвратительно, ужасно. Это все продается на майдане, который сейчас вот уже, в эти минуты, превращается в какую-то сувенирную нелепость, где продают веночки, где продают соки, пиво, воды. И все это происходит вот прямо с, ремонтирующимся теперь и уже, видимо, вечно, ЦУМом.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Там около майдана происходят изнасилования и грабежи. Об этом я чуть позже скажу. И это тоже не шутка. Многим кажется это странным потому, что майдан для многих остается колыбелью свободы, и там же якобы контролируется власть. А факты говорят о другом. И заявления в местном райотделе милиции тоже говорят о другом.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот мы хотим… Мы понимаем, что мы за полчаса такую масштабную, конечно, тему не оговорим как надо, но постараемся затронуть ее как можем. И хотелось бы, чтобы вы нам звонили со своими мнениями, со своими историями на этот счет. Вот мы сейчас отправили туда Юрия Петрушевского, который будет включаться прямо из того магазина, где мы видели продажу всех этих самых банок-склянок.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да. Может быть, и как раз о ценах поговорим.3901046, код Киева (044) для вас. Я уже вижу массу звонков. Ну, а пока что хотелось бы предложить…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Перейти к сути.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Перед тем, как мы перейдем к сути, предложить поучаствовать в нашем опросе. Ну, мы уже заявили о том, что люди несут всякое добро, может быть, даже барахло, на майдан: продукты питания, какие-то вещи, и многие из этих вещей, они не отправляются в итоге на Восток. Они остаются, если не на лавках магазинов, то где-то вот просто на майдане складируются. Что со всем этим добром делать? Что делать с этим добром после того, как майдан разойдется. Ответьте нам на этот вопрос. Если вы считаете, что нужно…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Я прощу прощения. Я договорилась об еще одном подключении с майдана вот тоже моего друга, который сделал как-то фотографию, будучи на майдане. Он каждую ночь там был. И теперь он наблюдает «сувенирку», вот прямо на том же месте, магнитики конкретно с его фотографий.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: В общем опрос давайте сделаем таким образом: если вы считаете, что продукты питания и вещи стоит продолжать нести на майдан, звоните по номеру 0 (800) 50-49-01. Если вы считаете, что делать этого уже не имеет смысла и майдану пора расходится, пора с этим всем заканчивать…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но, это не значит, что не стоит помогать украинской армии. Нет. Мы говорим исключительно о майдане.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Тогда 0 (800) 50-49-02. Если стоит нести, 0 (800) 50-49-01, если не стоит нести – 0 (800) 50-49-02.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Если же вы не хотите звонить по телефону, по каким либо причинам, хотя у нас голосование, как обычно, бесплатное, ну, можете зайти на сайт: raio.vesti-ukr.com и проголосовать там. Потому, что там это тоже возможно, как и смотреть наш эфир. Ну, что ж сейчас ближе к делу.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да. Мы с Василисой несколько дней назад побывали в Доме профсоюзов и в Украинском доме. Мы самостоятельно убедились в том, что люди продолжают приносить продукты, некоторые вещи. В частности, в Украинском доме наш корреспондент увидел небольшое количество теплых одеял и продуктов. Более подробно «Вестям» ситуацию описал участник «Правого сектора», Андрей Вирный.

Андрей ВИРНЫЙ, участник «Правого сектора»: «Так, звичайно, люди там мінімально якісь кошти на скриньку кидають. У нас ось біля входу стоїть скринька. Пару гривень якихось є на мінімальну закупку там овочів, як мінімум, якось каші. Буває таке, що люди приносять до тепер з дому продукти, готові харчі також приносять. Чай зараз не підносять. Дуже є брак в бронежилетах. У нас хлопці їздять на Схід. Ми по черзі їздимо, міняємось трошки, ну, бо реально брак. Є брак в одностроях, тобто в камуфляжах, ну, само собою, в зброї недостача дуже серйозна».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Не смотря на то, что гуманитарная помощь направляется на Восток Украины для сил украинской армии, продолжают действовать волонтерские организации, которые собирают средства для активистов майдана. Об этом сообщил спикер самообороны, Данило Клех.

Данило КЛЕХ, спикер самообороны: «На потреби майдану самооборона ніколи не збирала кошти. На потреби добровольців були такі деякі одиночні випадки, але зовсім не системні. І зараз теж таким не займається. Ми займаємося координацією волонтерів, волонтерських груп».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А тем не менее, на майдане стоят такие вот большие пластиковые коробки. Мы вот с Димой наблюдали их позавчера, где написано: «Помощь майдану». Люди какие-то, наверняка, проходят и делятся средствами, но мы видели пустые коробки. Их там достаточно много.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И вот есть первые результаты опроса. 96% проголосовавших считают, что майдан, во первых, должен расходится, во вторых, нести туда нет смысла добро.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Напомним, что криминогенная ситуация, на майдане Независимости обострилась уже в последние дни. В ночь на 7 июля произошла там перестрелка. В результате которой пострадали 4 человека. Генеральный прокурор, Виталий Ярема, требует от СБУ и МВД навести порядок в центре Киева.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мэр столицы, Виталий Кличко, заверил, что силового разгона майдана не будет. В то же время он согласился с тем, что необходимо освободить Крещатик для движения транспорта. Так вот, по его словам, большая часть представителей обороны майдана, сейчас переселяется, вместе с палатками, в Киевскую крепость на временное проживание.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А вот на данный момент по Крещатику, уже со стороны ЦУМа, где, кстати, продают пиво, соки, воды, сувенирку и прочее, до улицы Прорезной уже можно ездить. С другой стороны, последняя палатка активистов размещена на пересечении улиц Крещатик – Институтская. Остается перекрытым также движение до Европейской площади. Эту часть Крещатика занимают сейчас торговцы вот этими самыми сувенирами, в том числе. Другие палатки протянулись от постамента Архангела Михаила до Октябрьского дворца.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну, и, не смотря на такие изменения, и даже несколько десятков убранных палаток, активисты уходить с майдана не собираются. Они имеют на то разные причины. По-разному это объясняют. В интервью радио «Вести» об этом заявил глава координационного совета майдана, Андрей Хома.

Андрей ХОМА, координатор совета майдана: «Периметр майдану визначений є барикадами. Ми не перебуваємо ні в жодній з будівель. Стосовно наметів, які розташовані на Хрещатику, звільняти їх ніхто не буде. Зараз є загальна мобілізація. До тих пір поки ми не досягнемо цілей майдану, ніхто з майдану, з центральної частини, не піде. Сьогодні вигляд наметів, може, не є дуже такий презентабельний. Тому, що ми не лягли ні під одну партію. Тому, що ми не взяли ні в кого ніяких коштів. Ми прекрасно розуміємо, що майдан сьогодні – це є осиновий кіл в серці корупційної системи, яка є в державі, яка є неподолана. Немає системних реформ, змін».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот я бы позволил себе здесь, конечно, не согласиться потому, что неуместно сегодня говорить о отмене того майдана, которого нет, который был. Потому, что сейчас майдан – совершенно другое. Ну, осиновым колом, возможно, майдан и был в феврале, в марте, в январе, но сейчас те люди, которые там находятся, это как-то вот… Ну, мы об этом поговорим через буквально одну минуту потому, что мы вынуждены прерваться.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Пожалуйста, оставляйте свое мнение. Мы продолжаем голосование. И наш телефон студии: 3901046.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, что делать с добром на майдане. «Эфир без правил» посвятил целых полчаса этой теме. У нас остается буквально вот пятнадцать минут. Вы еще можете успеть дозвониться нам. 3901046, код Киева (044). Возможно, именно вы и несете сейчас эти банки с абрикосами, консервированными на майдан.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А вот Юрий Петрушевский, наш корреспондент, сейчас уже вроде бы добрался до магазина, где продают все это добро. Каким образом его продают, благодаря каким сертификациям, непонятно. Но, сейчас у нас на связи Александр Стрижельчик, который пробыл на майдане каждый день, и каждую ночь. Фотографировал там. Его фотографии теперь будут опубликованы на нескольких международных фотографических выставках и каталогах. Они посвящены, конечно же, майдану. Его знаменитая фотография, которая называлась «Вечерний Киев», обошла весь фейсбук. Была даже такая история, когда на фейсбук-странице Петра Порошенко появилась эта фотография. Но, это все тогда казалось такой шуткой. А вот сейчас Александр случайно приехал на майдан и увидел свои фотографии в виде магнитиков. Вот сейчас вот он у нас уже на связи. Алло.

Александр Стрижельчик, автор фото с майдана: «Да. Привет».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Добрый день, Александр.

Александр Стрижельчик, автор фото с майдана: «Здравствуйте. Здравствуйте».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Что это за история вот с магнитиками?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Мы просто сейчас увидели возмутительный пост на фейсбуке и решили связаться. Так что сейчас там происходит на майдане вообще?

Александр Стрижельчик, автор фото с майдана: «Ну, меня возмутило появление кафе с брендом Кока-колы, котрое находится прямо на углу Крещатика и начала Михайловкой. Там, где, собственно, 18-19 был крайний край баррикады, где гибли люди, где постоянная стрельба была, в памяти стоят картинки пожарищ…»

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Богдана Хмельницкого, скорее, да, не Михайловская?

Александр Стрижельчик, автор фото с майдана: «Нет Михайловская».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Михайловская?

Александр Стрижельчик, автор фото с майдана: «Да, Михайловская. Ну, которая вверх собственно идет в сторону Институтской. И когда там расступающиеся люди кричат «Коридор! Коридор! Выносят раненых!»… Я не знаю. Сейчас там стоит местное кафе. Пиво, соки, воды. Причем, такой обычный «гендель» с пластиковыми столами. Ну, вот это вот очень сильно возмутило и возмущает. Черт с ним, что продают магнитиками, что продают с моими фотографиями, но вот это кафе Кока-кола на этом месте, устаревших профсоюзов, мне кажется, это уже перебор».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну, а почему это черт с ним? Давайте разберемся в этой ситуации. Это знаменитая фотография, насколько я понимаю?

Александр Стрижельчик, автор фото с майдана: «Ну, есть чуть-чуть. Просто я попытался даже так поговорить с реализаторами. Они все сразу начинают вступать в конфликт, в штыки. И говорят, что мы только реализаторы, хозяин придет, не придет не понятно. Все начинают сразу очень сильно нервничать и ругаться. Может быть, я еще не набрался такого количества злости, здоровья или чего-то еще, чтоб начать разбираться с этими магнитиками. На самом деле, на этих магнитиках лежит весь сток украинских фотографий, посвященный майдану. Вот он собственно здесь продается. Я вот более, чем уверен в том, что ни о каких авторских отчислениях и никто и не подумал».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо большое, Александр, за включение. Мы сейчас вот еще продолжим разбираться с этой ситуацией. И с помощью нашего корреспондента Юрия Петрушевского, который заглянул в один из маленьких магазинов на пересечении как раз майдана и улицы Костельной, где мы вот как раз и видели всю эту консервацию. Алло.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Юрий, добрый день.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Добрый день, коллеги. Да, я нахожусь непосредственно под Домом профсоюзов, возле которого тут недавно еще проливалась кровь. Вот. А теперь и правда идет активная торговля. Нашел я этот магазин, где продается консервация, которая неизвестно каким путем она попала, но, я думаю, сейчас мы с вами все это услышим. Я туда зайду. Скажу вам так, что на входе тут сидит два лица. Не знаю, как их обозначить вам. В общем, сидят, выпивают алкоголь на входе в этом магазинчике, играют в карты. От них очень неприятно…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Они сидели там и позавчера. Они там были, и мы понимаем, о ком ты говоришь. Постоянные.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Их было двое, сейчас уже четверо. Ну, компания растет.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Воскресенье. А может это вече?

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Вече проходит под сценой. Там тоже человек 50-70. Они все кричат, что «майдан нікуди розходитись не буде» и так далее. Ну, в общем классическая схема.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Евгения Нищука там нет?

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Еще раз. Не услышал.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Евгений Нищук?..

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Не там?

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Так, я захожу в магазин.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Хотелось бы, чтобы ты спросил у продавца, что это за консервация? Она не в курсе, что мы записываем…

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: А что это у Вас за консервация?

Продавец: Варенье, мед.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Варенье, мед.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Какого производителя?

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: А это домашнее? А кто это делал?

Продавец: Хозяин.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Хозяин? Я понял.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А срок годности?

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: А срок годности есть какой-то на него или нет? Ну, так я ж не знаю сколько. Может, оно уже год и стоит.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Месяца четыре точно.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: А сколько стоит? Так, мед 38,99 грн. А вот эти 24 грн. это что, баночка стоит пол литровая? Варенье. А какое это? А Вы не знаете? Давайте определять.

Василиса ФРОЛОВА, едущая: Клас. Она даже не знает, какое варенье.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Да. А вот это 32 грн.? Мне нужно вишневое.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Огурцы, по чем огурцы? Я приносила на майдан огурцы. Может, это они?

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: И у Вас огурчики есть. Это тоже домашние, да? Ратундра? Что такое ратундра? Ну, я понял. А это абрикосы, да, за двадцать восемь? А тридцать восемь, это что, неизвестно тоже, да? Смородина? Просто черное, значить, смородина.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Прекрасно. Продавец не знает, что находится в банках даже. Прелесть.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Юрий, бросайте все, убегайте оттуда.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: А вот огурцы… Сколько банк трехлитровая стоит огурцов? 22 гривны. Я понял. Хорошо. Спасибо Вам большое. Спасибо.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, Юрий, спасибо за включение. Мы все поняли. Надеемся наши слушатели тоже.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Я вот уже вышел. Я вышел с магазина. Ну, вы все слышали в общем-то.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. Беги. Беги на вече.

Юрий ПЕТРУШЕВСКИЙ, корреспондент: Да. Я иду на вече. Хотя там новой информации никакой я не слышал. Я там все время стоял. Вот. Как всегда они повторяют, что «люстрація влади» там и так далее. Ну, и конечно, все это сопровождается как в магазине, так и на всем майдане этими пьяными ароматами, которые исходят от жителей майдана и этих палаток.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ну, в общем, все понятно. Спасибо. Картину расписал идеально.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы с каждой минутой все больше смахиваем на рупор кремлевской пропаганды. Нужно заканчивать.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Нет. Я просто хочу напомнить, что во время четырех месяцев майдана никто не пил. Не смотря на то, что там было люто холодно, ни одного выпившего мужчины там не было видно, и за этим был контроль.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я вчера на Прорезной вот пил кофе и общался с капитаном милиции местного отделения милиции, который рассказывал о том, что практически каждый день вот в радиусе, в небольшом радиусе, от майдана происходит или изнасилование. Есть конкретные факты вымогательства у иностранца 1000 долларов.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: За что?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: За то, что он вот проходил по этой улице, наверное.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Прекрасно. У нас есть очень много звонков.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Масса нюансов, о которых все-таки не стоит забывать. Криминогенная обстановка ухудшается на майдане и ряд преступлений…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, да, да. Вы в эфире уже.

Александр, Киев: Добрый день. «Вы знаете, мне не нравится вот это ерничание над майданом. Я там был все время и защищал…»

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Подождите.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да мы все там были.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: В этом то и дело. Мы сейчас не ерничаем над майданом. Мы возмущаемся тем, что там сейчас его используют в совершенно нелепых коммерческих целях. Там стоят убогие рыночные палатки, на том месте, куда мы ходили с Вами.

Александр, Киев: «Конечно, конечно. Я о другом хочу сказать. Хочу подчеркнуть: с майдана на Востоке сейчас воюют 3500 тысячи бойцов. Это касается всех».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. И вот им надо помогать, а не нести банки с огурцами на майдан.

Александр, Киев: «Дальше. Казаки, когда ходили в поход, и оставалась сотня, другая охранять. И там, кто остался там, сотня, другая есть нормальных майдановцев. Ну, есть и примкнувшие, о чем мы с Вами говорим. И еще раз многим хотелось бы убрать майдан, это все зачистить и забыть о нем. Не надо этого делать. Это отчасти люди могут собраться. А вот куда бы их определить?»

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Конечно. Но, не устраивать стихийную торговлю.

Александр, Киев: «Да оттуда надо с Крещатика все убрать, и переселить их от Октябрьского до верхнего метро палаток десять. И там они были бы убиенными еще 20 февраля. Это место почти музейное. А с Крещатика, конечно, надо».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Скажите, если сейчас очистить майдан, вот сейчас мы возьмем и очистим его, неужели Вы считаете, что у нас не будет возможности собраться снова на майдане, если будет необходимость?

Александр, Киев: «Конечно, нет. Как только сцену уберут, так и до свидания».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Нет, конечно, сотня там есть. Это прекрасные люди. Они к нам приходили. Среди них большинство отважных прекрасных классных людей. Да. Они перед нами здесь сидели две недели назад в этой студии. Мы говорим о стихийной торговле черт знает чем. И вот этими банками, которые простые мирные люди несут с мирной сотней.

Александр, Киев: «Согласен с Вами. Та масса, которые используют беду в своих целях. Это, конечно, Вы правы. Но, в остальном должна быть сцена, должно быть упорядочение остальной части майдана. А они должны быть рядом. Вот, скажем, наверху, на рейке Октябрьского дворца 10 палаток и все».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Мы Вас поняли. Спасибо за звонок.

Александр, Киев: «И Вам тоже».

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну, вот давай, наверное, еще один звонок и все.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: «Алло. Здравствуйте. Я постоянно слушаю передачу «Вести». Я в машине езжу постоянно ее слушаю. Мне хотелось бы озвучить, вот только товарищ сказал о реорганизации майдана. То есть, в любом общественном каком-то движении всегда могут возникать некие негативнее вещи. Поверхностные вещи, которые Вы сейчас освящаете, я думаю, что необходимо их как раз наоборот не освящать их, а сказать о том, чтоб их убрали. Это другая вещь. А майдан должен быть. Правильно, он должен быть цивиллизирован».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да. Но, мы сейчас не говорим о том, каким должен быть майдан. Это совсем не та тема, которую мы пытаемся затронуть. Мы говорим о той торговле, которые люди туда принесли.

Слушатель: «На майдане есть здоровые силы, которые могут это убрать, ликвидировать. Если они не в состоянии, то им нужно помочь в этом. Но майдан сам по себе как явление возникшее сначала эмоционально, а потом как-то по-другому. Там что появилось какое-то интеллектуальное оружие или что-то ему дано? Или Вы думаете «Пятый сектор», который возник, это что внутренние потребности майдана? Наверное, это внешние».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это уже не имеет отношения к распродаже консервации, простите.

Слушатель: «Простите. Как раз имеет. Потому, что как раз вот эта продажа кем-то, это та же провокация, просто несколько другая. Это точно».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Окей. Спасибо за Ваше мнение. Простите, мы уже не имеем права сейчас растягивать эфир. Спасибо.

Слушатель: «А Вы посмотрите именно эту сторону».

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну, вот ты, Василиса, сказала много раз, что мы говорим не о разгоне майдана, а я как раз вот об этом и говорю в этой теме. Я считаю, что его нужно чистить.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Давай, после новостей и об этом тоже говорить. Давай? Но, только там еще и в Луганске, и в Одессе события, и об этом тоже мы скажем в следующие полчаса.

Читать все