СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Общество имеет право знать интимные подробности о своих избранниках"

"Война миров" с Дорошенко и ГончаровойМонтян: "А судьи - просто проститутки"

Стенограмма "Войны миров" на Радио Вести

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: С вами в студии Татьяна Гончарова, Константин Дорошенко. Это традиционный выпуск "Войны миров". Наш гость сегодня Татьяна Монтян – адвокат, общественный деятель. С недавнего времени еще и деятель политический. И перед тем как начать собственно разговор с ней предлагаем послушать небольшую справку. 

Корреспондент: Татьяна Монтян – 41 год. Украинский адвокат, общественный активист, блогер. А с недавнего времени лидер политической партии, стартовавшей на последних выборах в Киевсовет, но не набравший достаточного для прохождения количества голосов. Родилась в Крыму, закончила Московский государственный университет имени Ломоносова. С 1995-го работает в Киевской городской коллегии адвокатов. Специализировалась преимущественно на уголовных делах. В 2001 году Татьяна Монтян выступала адвокатом членов УНА-УНСО. В частности тогдашнего лидера организации Андрея Шкиля. 5 февраля 2002 года Татьяну Монтян отстранили от защиты за сопротивления сотрудникам милиции. 15 декабря 2011 года Кабинет министров Украины создал Национальный совет по вопросам объединения совладельцев многоквартирных домов, членом которой стала Монтян. Также она принимала непосредственное участие в создание гражданской компании "Пора". Осуществляла юридическую поддержку и защиту компании. С 2008 года начала занималась переводческой деятельностью научной литературы иностранного законодательства в Украине. В частности перевела фундаментальную работу американки – первой женщины, удостоившейся Нобелевской премии по экономики Элинор Остром "Регулирование общественного". В украинском варианте "Керування спільним". Монтян основательница коллективного блога "Инфопорн", который в последствии превратился в информационно-политический портал. В 2012 году Татьяна получила награду "Юридическая премия 2012 года" в номинации "За выдающиеся профессиональные достижения". 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Татьяна, хочу сразу начать по свежим стопам. Только что в студии был депутат Киевсовета Сергей Гусовский. Вы с ним тут столкнулись. Вот есть какое-то отношение, что тут был человек, который прошел туда, куда не прошли вы и вот с каким отношением вы встречаетесь с теми, кто Вас обскакал? 

Татьяна МОНТЯН, гость студии: Абсолютно спокійно. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Спокійно. 

Татьяна МОНТЯН: А чого перейматися? Немає ресурсу - немає результату. Будет ресурс – будет результат. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы раскритиковали состав нынешнего Киевсовета. Но, все-таки есть люди, которых вы не критикуете? Вот там есть те, которые вы думаете, не зря прошли, будет толк?

Татьяна МОНТЯН: Я таких не знаю. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Не одного. 

Татьяна МОНТЯН: Не одного. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, вот насколько вот вообще возможно, на ваш взгляд, насколько это корректно и этично совмещать деятельность адвокатскую и политическую? Теперь вы стали официально политиком. У Вас есть партия, вы участвуете в выборах. Но политика это всегда определенный идеологический ангажемент. Как же вы будете исполнять роль адвоката? Он требует незаангажированости политической. 

Татьяна МОНТЯН: Слушайте, когда люди делят имущество, если это конечно не Власенко с Окунской, и не бывшие супругу Швайки, то никакой политики там нет и близко. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, а например, вот нашумевшее дело, когда вы защищали ребят из УНА-УНСО. Ведь там была политика?

Татьяна МОНТЯН: Ну, была. Ну, я не интересуюсь политическими аспектами, я всегда интересуюсь исключительно юридическими. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Однако вы не только интересуетесь юридическими аспектами, но иногда создаете определенные прецеденты применения законодательства в Украине, скажем так. Вспомним 2010 год, когда вы оказали злостное неповиновение сотрудникам милиции. Помните эту историю?

Татьяна МОНТЯН: Это было… Извините, это они препятствовали мне в адвокатской деятельности. Их совершенно никто не заставлял незаконно задерживать мою клиентку, избивать ее как собаку, простите за выражение. За что, собственно говоря, они были в последствие осуждены. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но тогда один из милиционеров рассказывал, что вы его укусили. 

Татьяна МОНТЯН: Да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Правда?

Татьяна МОНТЯН: Потом он в суде от этого отказался. Когда судья попросил его показать укушенный палец, он сказал: "Не покажу і сховав руку за спину". 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Известно, что вы занимаетесь единоборствами. Вы вообще предполагаете возможность использования этих умений в деятельности, например, когда вам в следующий раз будут мешать противостоять вашей работе с подзащитным?

Татьяна МОНТЯН: Я собственно использовала. Я около часа не давала вывести ее из райотдела. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, по-вашему, адвокат кроме прочего имеет право действительно…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Кусать и драться. 

Татьяна МОНТЯН: Я никого не кусала. Я могу ударить, я могу бросить, но кусаться я точно не буду. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тогда давайте вернемся к той ситуации в 2002 году. Все-таки что вы сделали с конвоиром, который мешал вам передать записку, но, по сути, это было ваше право, законное право общения с подсудимым. Правильно?

Татьяна МОНТЯН: Времена уже изменились. Строки давности все прошли. Я его послала в нокдаун. Муж тогда очень смеялся. Говорит: дорогая, у тебя первый раз в жизни получился толковый правый боковой. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Скажите, а если у всех бы получался толковый правый боковой, можно сказать, что это более действенно в наше время так людей приводить в чувства. Когда вы понимаете, что закон нарушается. И права какие-то нарушаются. Чем объяснять и потом судится, и отстаивать, что вы были правы.

Татьяна МОНТЯН: Я только в самом крайнем случае применяю какие-то физические меры только к совершенно невменяемым людям. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы считаете…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Давайте спросим, все-таки, а кто невменяемый, самый невменяемый на сегодняшний день в роли власти?

Татьяна МОНТЯН: Ну, они все там невменяемые. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот по поводу последнего высказались по поводу Гелетея, что он совершенно не понимает, что делать в Министерстве обороны. Почему вы так считаете? Часть экспертов ведь сказала, все-таки хорошо, хозяйственник пришел, все-таки должен разобраться. На горе Карачун была удачная акция. Все-таки, может быть, и будет все хорошо, а Монтян все время всех критикует, не дает им возможность даже развернуться. 

Татьяна МОНТЯН: Побольше украсть, что ли? Так они крадут с моей критикой, что без моей критики. Вот на что им глубоко плевать, так это на критику. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но, тем не менее, Таня, а каким образом тогда вы говорите о том, что они разворуют, но потом их постигнет судьба такая же как Царева, Пшенки и Межигорья. 

Татьяна МОНТЯН: Ну, естественно. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тем не менее, они крадут, но потом какой-то рок их настигает или общество должно стать поживее, чтобы мы не дожидались того момента и вы собственно – же общество постоянно учите, давайте как-то вместе курировать эти вопросы. 

Татьяна МОНТЯН: То, чему я учу, оно очень тяжко западает в мозг, причем запасть в мозг оно может минимальному количеству людей. Поэтому я не надеюсь на какие-то там краткосрочные успехи. Но кто-то же должен делать то, что делаю я.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если говорить о политической партии, ну, для того, чтобы было просто, чтобы можно было людям понять ваша партия какая – она левая, правая, центристская, что это за партия? Или это просто за организация, которая была нужна Татьяне Монтян просто потому, что она не может назвать партию своей фамилией?

Татьяна МОНТЯН: Я вам скажу так: никаких измов на самом деле не существует. Есть только алгоритмы распределения общественных благ. Это, знаете, как в аптеке – может быть сколько угодно патентованных лекарств в разных там розмальованых упаковках с разными названиями. Читаешь: действующее вещество у всех одно и тоже – какой-нибудь парацетамол. Точно также независимо от того как там называются партии, действующее вещество везде одно – алгоритм распределения общественного блага. Все остальное это сказки для наивных. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но есть же разные подходы вообще к собственности?

Татьяна МОНТЯН: Естественно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Есть социалистические подходы. 

Татьяна МОНТЯН: Естественно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Есть более либеральные там. Вы то на каких позициях стоите?

Татьяна МОНТЯН: Есть или общая собственность или частная. И разные формы коллективной. Вот и все. У меня подходы, можно сказать, стандартные. Общей собственности по рецептам коммунистов, от которых они уже давно отказались, быть не может, потому что это противоречит человеческой природе и удачные варианты были только в израильских кибуцах. А так это противоречит человеческой природе, поэтому мы вынуждены констатировать, что собственность может быть частной, коллективной и обсуждать то, каким образом мы должны распределять все эти ресурсы, каким образом мы должны делить неделимое в натуре в идеальных частях и так далее. Вот это и есть главным. Но для этого, для начала, эту собственность формализовать. То есть, инвентаризовать и занести в открытые реестры и кадастры. Поэтому в нашей партии все просто. Те, кто выступает за то, что вот именно надо прежде всего инвентиризовать, формализовать собственность, занести ее в открытые реестры и кадастры и принять лучше образцы алгоритмов распределения общественного блага, те наши люди. При этом они могут быть любой ориентации, иметь любых тараканов в голове там. Быть за красных, за белых, за красно-буро-малиновых это не интересно, и неважно. Все остальные вопросы, кроме этих двух главных должны решаться голосованием большинством голосов. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Прервемся. Мы должны прерваться ненадолго и продолжим разговор после Вестей. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: По сути история образования продолжается у нас в эфире и сейчас с Татьяной Монтян - Адвоката, уже политика. Таня, вот в первой части нашего разговора мы поговорили о том, что собственность может быть коллективная и частная. Тем не менее, говорят, что любые объединения – больше 3-5 человек они очень часто распадаются, потому что начинается столкновения разных интересов. Когда вы создавали объедения совладельцев многоквартирного дома, еще тогда, когда вы создавали с 2006 года, что показала практика? Все-таки интересы собственности могут быть в основе всего, что люди не будут смотреть на свою ориентацию, на желание каких-то амбиций собственных.

Татьяна МОНТЯН: Ну, естественно, какая мне разница какой сексуальной ориентации у нас жильцы в доме? Какую они музыку слушают, бегают они по майданам или по антимайданам? Почему это должно нас волновать всех вместе, если они своевременно уплачивают свою долю расходов на содержание нашего дома? Если они это делают, то все остальное пусть они делают, как в голову взбредёт.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Насколько они готовы. 

Татьяна МОНТЯН: Чтобы они другим жить не мешали. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Насколько они готовы это делать и насколько это работает как часики, запущенное вами?

Татьяна МОНТЯН: Работает, куда же оно денется. Каждый может прийти посмотреть на наш дом и сравнить из соседними.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тем не менее, расскажите, а какие пробелы были и какие сбои были в этом механизме, что вам приходилось людей за уши притягивать и говорить: нет плати, нет выполняй четко долг. 

Татьяна МОНТЯН: Да нет у нас такого, потому что все знают, сколько реально тратится на содержание дома. Все знают алгоритмы, по которым эта сумма разбивается на всех сособственников, что нам делить, о чем нам спорить?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Этот механизм изначально прописывали?

Татьяна МОНТЯН: Я прописала этот механизм в нашем уставе. Специально я ушла от механизма один собственник – один голос. И прописала механизм – доля в собственности, значит столько голосов. Ну, у нас с мужем квартира 140,5 метров. Значит, у каждого из нас половина от этого числа голосов. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот вы действительно считаете, что люди современные, особенно там молодые, которые заняты своей жизнью, которые активно там ее проживают, они будут участвовать вот в этих домовых комитетах, что ли? У людей куча дел без этого?

Татьяна МОНТЯН: А их никто не заставляет в них участвовать. Любая работа должна быть оплачиваемой. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, несомненно. 

Татьяна МОНТЯН: Есть люди, которые занимаются этим всем. У нас есть бухгалтер, который считает, к то сколько должен заплатить. У нас есть голова ОСББ, который тоже получает деньги и следит за нашим домом как родная мать за собственным ребенком. Вот и все. У людей есть время, вдохновение, прописаны правила игры, какие могут быть проблемы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот, кстати, вы говорили Майдан, антимайдан. С самого начала Майдана вы очень скептично высказывались о том, что все происходило. 

Татьяна МОНТЯН: Все мои скепсисы собственно оправдались. Когда я писала прямым текстом, что, ребята, вы там допрыгаетесь до гражданской войны, до раскола страны, мне не верили даже самые близкие люди. Но теперь как бы все на лицо и крыть нечем. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Между тем, в свое время в программе «Открытый университет Майдана» вы все-таки приняли участие. 

Татьяна МОНТЯН: Я пыталась.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы выступали там с лекциями.

Татьяна МОНТЯН: Я пыталась донести до людей, что все их прыжки не принесут ничего хорошего и единственный возможный результат, который они могут достичь, это смена рыл возле корыта без какой-либо смены правил игры. Более того, я предрекала, что те чудовища, которых они приведут к власти на крови и трупах Майдана, окажутся еще более ужасными, чем те, которых свергли. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле в «Открытом университете Майдана вы не об этом говорили. О чем ваша лекция была, потому что я сомневаюсь...

Татьяна МОНТЯН: О собственности.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: О собственности. 

Татьяна МОНТЯН: Но я сказала…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть, вы говорили, что если прыгать, то только в сторону собственности и объединения.

Татьяна МОНТЯН: Безусловно. Я говорила, что, безусловно, на Майдане вместо того, чтобы в собственных домах наводить порядок, потому что, ну, сменится власть, а вы как жили в свинарнике, так и будете жить. Потому что это не Янукович, извините, помочился у Вас в лифте, не Азаров написал слово из 3 букв на стене вашего дома и не какой-нибудь, я не знаю, Арбузов выкинули презерватив на вашу придомовую территорию с окна.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мне вот интересно, Таня, откуда все-таки родилась эта идея. Понятно, что у Вас большой опыт. Вы закончили университет Ломоносова, Вы практиковались, Вы занимались переводческой деятельность, но откуда, все-таки вот это понимание, что собственность это отправная точка для общества в любых направлениях. Может поспособствовала это тому, что мы переводили лучшие законы разных государств. В частности вот закон Эстонии о квартирных товариществах. Вот вы тогда эту тему нащупали?

Татьяна МОНТЯН: Но есть и более толковые уже образцы. Дело в том, что я уже ошибочно считала, что это каждый понимает, в конце концов, мы все учили там обществоведение в школе, марксизм-ленинизм, в котором, если выкинуть идеологическую составляющую, совершенно верно написано, что основной вопрос для любого общества, для любого социума, для любой страны это вопрос собственности. И до тех пор, пока он не решен во всех аспектах, все детали не прописаны, не отработаны, всем остальным можно дальше не заниматься. Потому что всегда будут возникать конфликты именно вокруг ресурса и его распределения, что мы, собственно говоря, и наблюдаем. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Насколько широким и прозрачным, должен на ваш взгляд, вот быть этот кадастр собственности, потому что слишком многим людям пришлось в таком случае засветить того, что записано на тетей, на бабушек, мертвые души, племянников. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: На жены, в первую очередь.

Татьяна МОНТЯН: Весь мир так живет. И воровать умудряются, потому что коррупции не меньше, но она просто другая. Она не гнобит людей, которые не желают принимать в этом участие. И там каждому открыт доступ к контролю. Не хотите контролировать, ваши проблемы. Весь мир живет с открытыми реестрами и кадастрами, потому что… Цивилизованный мир естественно, потому что идея тайного владения собственностью она абсурдна сама по себе. Наоборот – во все времена люди старались всем показать: это моя собственность, это моя. Смотрите все люди, я купил. Вот мой межевой знак. Обратите внимание, во всех варварских правдах во все времена во всех странах и народов даже за убийство можно было пропетлять, откупиться, дать выкуп, как-то что-то сделать. Но за повреждение, уничтожение, перемещение межевых знаков безальтернативно все общества карали смертью, потому что людям, даже древним, примитивным было понятно, что перемещение межевого знака ведет к гораздо большому количеству смертей, которые все непременнейше последуют, когда люди начнут восстанавливать свои права. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вопрос собственности, вопрос неприкосновенности он так или иначе связан еще с вопросом неприкосновенности частной жизни как таковой. А вот тут возникает много к Вам вопросов. 

Татьяна МОНТЯН: Не связан. Не связан никоем образом. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, вы считаете.

Татьяна МОНТЯН: Частная жизнь это частная жизнь. А публичное владение собственностью никакого отношения к частной жизни не имеет. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Каковы, на ваш взгляд, как юриста вообще границы частной жизни и ее неприкосновенности. Задают этот вопрос еще, в том числе и потому, что часто в своем блоге в Facebook вы публикуете вещи в достаточной степени скандальные, которые так или иначе могут порочить чью-то, скажем так, репутацию, чью-то неприкосновенную частную жизнь. Вы считаете это допустимым?

Татьяна МОНТЯН: Вперед и с песней. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А все-таки как юрист для чего вы это делаете?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вам нравится провоцировать?

Татьяна МОНТЯН: Я считаю, что общество имеет право знать всякие интимные подробности о своих избранниках. Не хочешь, кто бы что-то публиковал о твоей частной жизни, сиди дома, играй в домино. И твоей частной жизнью заинтересуются разве что бабушки на лавочке. Но если ты берешь на себя ответственность руководить обществом, принимать властно-распорядительные решения, будь любезен. А как же. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но в…

Татьяна МОНТЯН: Но опять таки, во всем мире навалом желтой прессы и все считают, что это нормально. Хочешь быть публичным человеком – флаг в руки. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот смотрите, о Вас даже в «Википедии» написали «Владеет всем богатством украинского и русского языка». Вот слова правильные сказал Костя: «Вы не подбираете».

Татьяна МОНТЯН: Не подбираю.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но, тем не менее, я смотрю, у нас такое общество и политики – они не спешат судиться. Из-за того, что прощают, или из-за того, что считают, что долго время тратить. 

Татьяна МОНТЯН: Если у них морда в пуху по самые помидоры, то судится как-то очень глупо и лишний раз привлекать внимание общественности к своим неблаговидным деяниям, потому что я написала, ну, люди почитали, полайкали, поперепощивали и забыли. А если они будут иметь такую глупость подать на меня в суд, так общество еще долго будет обсасывать все перипетии. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы в самом деле считаете, что подробности чьей-то интимной частной жизни могут добавить какой-то позитивной информации для нашего общества. 

Татьяна МОНТЯН: На секунду.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По-моему, и так обозленное, на самом деле и ханжеское. 

Татьяна МОНТЯН: Я же не интересуюсь кто там чего-то и как. Я этим интересуюсь только в аспекте публичных высказываний отдельных людей и их деятельности, связанной с властно-распорядительными решениями. Ни коем образом, меня не волнует все остальное, если не соблюдаются эти два условия. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хорошо. Если человек является публичным человеком, ведет какую-то деятельность, там полемику публичную, какая, на самом деле, кому разница, опять, как он использует свою сексуальную энергию? Почему-то должно кого-то волновать.

Татьяна МОНТЯН: Одну минуту. Если при этом человек принимает участие в общих проектах с записными гомофобами, которые свои гомофобные высказывания тиражируют на всю страну, включают свою политическую партию и при этом человек называет себя совестью нации, это публичный коменгаунт, извините, это всегда очень полезно, потому что речь не о том, с кем он там чего делает своими половыми органами. А дело в том, что данный человек лицемер и лжец и общество имеет право об этом знать.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А мне вот интересно, с самого начала насильственный режим Януковича, но тем не менее, если говорить о его собственности, то, что произошло с Межигорьем, то вот открутится вперед и представить, что Янукович выбрал бы вас адвокатом, который будет защищать его разграбленную собственность реально было бы отстоять, что неправильно поступило государств с Межигорьем. 

Татьяна МОНТЯН: Простите. Но Янукович имел шансы провести реформы. Он эти реформы не провел. Поэтому пусть ищет себе других адвокатов. Я всех, всех политиков, кого только знаю, призываю проводить реформы. И говорю, что, ребята, вы будете бежать из этой страны как собаки, потому что при следующей итерации, когда Вас победят во внутривидовой борьбе такие же подонки как вы и раздеребанят заново то, что вы подеребанили в своей итерации, вам уже будет не до реформы. Вы будете очень жалеть о том, что вы их не проводили. Но у них у всех один ответ – все умрут, а я грейфрут. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы, к сожалению, должны прерваться, и продолжим после Вестей и небольшого перерыва. На волне новостей и радио новостей и мнений мы продолжаем разговор с адвокатом общественным, а теперь уже и политическим деятелем Татьяной Монтян. У микрофона Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В предыдущий части Татьяна Монтян говорила о том, что собственность важна. А еще те, кто у кормушки – у власти они должны проводить реформы. Таня, вот непонятно, о конституционных реформах после Майдана кричим все. До этого кричали. Но почему так происходит, когда кричат те, кто до того как прийти во власть кричат громко, потом у власти крычат громко, а воз и ныне там – реформы не проводятся. Может это есть та самая загадка капитала, вот собственно переводили вы работу перуанского экономиста Эрнандо Сото, что люди приходят, рот открывают, начинают туда класть-класть, а все хочется больше и больше. Какие там реформы? Хочется наесться, а потом уже там о чем-то там перестройках каких-то там подумать. 

Татьяна МОНТЯН: Точка зрения определяет точку сидения. Просто нам приходится делать реформы с полного институционального нуля. Те страны как-то так постепенно столетиями, тысячелетиями вырастали. Не было такого, чтобы развалили все отношения собственности, все провели полное огосударствение, частную фактически ликвидировали, и мы фактически с нуля начинаем выкарабкиваться и все это делать. И тут вступает в дело человеческая природа. Академик Амосов утверждал, что в любом социуме всего 5% альтруистов. 5% полных законченных эгоистов и 90% пофигистов. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вы кто?

Татьяна МОНТЯН: Конечно, альтруист.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Конечно, альтруист.

Татьяна МОНТЯН: Еще и сумасшедший. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А как вы можете нам доказать, слава Богу, что мы за Вас не проголосовали и вы не прошли. А вдруг бы вы тогда стали такой же, как они эти все люди системы, если бы щечки набивали. 

Татьяна МОНТЯН: Если я до сих пор не согласилась пойти не в один политпроект, если я до сих пор не соблазнилась никакими должностями, причем достаточно высокими, то на старости лет мне уже как-то поздно менять ориентацию

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Может это внутренняя такая вредность. Чтобы не предлагали, а я теперь буду одна и вот такая. 

Татьяна МОНТЯН: Все же видят, как я живу. Все знают, какими сумами я оперирую и куда я их деваю. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, между прочим, все-таки стало заметно, что вы движетесь в сторону политической карьеры, мы однажды с вами говорили о то, что почему-то принято, что женщина, которая занимается политикой в Украине, обязательно должна гламурной быть, вот. И вы, я смотрю, тоже несколько пересмотрели свой стиль в последнее время. Появились какие-то гламурные фотосессии. 

Татьяна МОНТЯН: Да там пару фотографий в Facebook.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Иронично, но все-таки вы решили подыграть вкусам. 

Татьяна МОНТЯН: Нет, нет. Я проиграла пари, к сожалению. Я всегда выполняю договоренности. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это только проигрыш. Из-за этого Вы нарядились и накрасились. 

Татьяна МОНТЯН: Да, это проигрыш и пари. Да, условия таковы, что я по условиям пари обязана появляться в публичных местах в относительно прилично виде. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Монтян но ведь красиво было. Вот почему нет желания, как женщина накрасится и юбочку одеть.

Татьяна МОНТЯН: Женщины говорят, Боже, нам бы такое пари проиграть. Я говорю: ребята, на эту тему есть прекрасный анекдот. Когда Брежнев попал в ад, а ему предлагают: вот выбери, какое наказание хочешь? Вот можно на сковороде жариться? Можно в кипящем масле тут купить. А он видит Мэрлин Монро занимается сексом в кустах с Арвидом Яновичем Пельшем. Говорит, вот хочу такое наказание. Ну что ты милая, это же наказание для Мэрлин Монро. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да.

Татьяна МОНТЯН: Поэтому то, что для других женщин было бы наградой и счастьем, для меня это реально пытка. А что делать?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А что за пари было? По поводу чего и…?

Татьяна МОНТЯН: Я не могу разглашать условия, к сожалению, но результат я соглашаю – я обязана по условиям этого пари до конца своих дней ходить в приличном виде.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Какой строк? До конца дней. Подождите, что же было на кону, что Монтян решила…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это прямо епитимья какая-то уже. 

Татьяна МОНТЯН: Да, да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Что было на кону, что Монтян решила все-таки заключать это пари, заведомо зная, что может проиграть, что 50% этого есть. 

Татьяна МОНТЯН: Я не могла фактически проиграть. Процент был очень низкий. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Поэтому и согласились. 

Татьяна МОНТЯН: Ну что делать? Я была уверена, что выиграю.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это был вопрос юридический?

Татьяна МОНТЯН: Нет. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ваше пари, нет?

Татьяна МОНТЯН: Житейский. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, о вопросах юридических, Вы вели одно из очень резонансных дел, которое называлось «Дело артековских педофилов».

Татьяна МОНТЯН: Нет, не вела.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А каким-то образом принимали в нем участие, насколько я помню.

Татьяна МОНТЯН: Ко мне обратилась мачеха детей. Я поговорила с детьми и я только-только буквально один раз сделала заявление. Рассказала, что рассказали дети, и тут я узнаю, что оказывается по этому делу давно и плотно принимает участие некий Андрей Цыганков, с которым я бы не села на одном гектаре отправлять естественные надобности. И мачеха скрыла от меня участие в этом деле Андрея Цыганкова. После чего я сказала: «Всех благ, до свидания. Я не работаю с клиентами, которые мне лгут». Вот и все мое участие. А то, что бьют с целью меня дискредитироваться, повесил на меня всех собак, хотя, простите, из чего это дети про них такое рассказывали? Прошли экспертизы, дело завели. Ну, потом мачеха отказалась предоставлять детей для проведения дальнейших следственных действий и дело прекратили. А я то тут причем. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А в общем-то, вот вы сейчас указываете на то, что дыма без огня и не было в данном случае. 

Татьяна МОНТЯН: Так дети рассказывали. Я давала об этом показания.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы легко общаетесь с детьми?

Татьяна МОНТЯН: Я давала об этом показания как свидетель. Это моя работа – расспрашивать детей о таких вопросах. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Часто люди, зная вот такую стервозность и такую резкость Монтян забывают, что у Монтян самой есть дети. Она их воспитала. 

Татьяна МОНТЯН: Да, четыре штучки. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот. Я об этом же. И вот с этими детьми насколько легко? Ваша работа это одно, но, тем не менее, надо уметь располагать детей. Насколько легко вам это удается сейчас?

Татьяна МОНТЯН: Очень даже легко. Почему нет? Что же здесь трудного то. Для меня это трудно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Имея собственный опыт я, наверное, больше поверю в педагогические таланты Татьяны Монтян, чем, например, Надежды Константиновны Крупской. Та тоже много написала книжек о том, как детей воспитывать. Только у нее детей то, как раз не было. Поэтому мне кажется, что если есть опыт со своими, то можно из другими разобраться. Но я вот о другом, кстати, Татьяна, хотел спросить, хорошо, появились более-менее гламурные луки, попадаете вы, допустим, в парламент, ходите там на каблах, как положено. 

Татьяна МОНТЯН: На каблах нет. На каблах нет. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, нет. Ну, ладно, не на каблах.

Татьяна МОНТЯН: Я специально говорила, что не люблю каблов.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы говорили, что балетки. 

Татьяна МОНТЯН: Да, я специально оговорила с дисклеймером отдельным, что никаких каблов. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну вот. Во всяком случае из сумочкой Шанель. 

Татьяна МОНТЯН: Какой Шанель? О чем вы?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А тут наступает момент, когда вам нужно применить в Верховном совете Украины свое умение заниматься восточными единоборствами.

Татьяна МОНТЯН: Скину балетки да применю.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, вы считаете возможным драки в парламенте, которые так у нас происходят. Вы бы в них участвовали?

Татьяна МОНТЯН: Охотно. Если есть кого побыть и есть за что, всегда пожалуйста. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Казалось бы Монтян бьет словом. Мы начали программу с драки. Вот сейчас продолжаем ее все-таки тем, что Монтян в принципе…

Татьяна МОНТЯН:Я не буду рассказывать, что если возникнет ситуация, когда останется только быть в табло, то я не буду этого делать. Зачем мне врать-то?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Смотрите, будучи депутатов Верховного Совета боксер Кличко все-таки сдержался. Он ни разу никому не врезал. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вот Калетник не сдержалась и все писали: «Браво, молодец». Все-таки, вспомните, в нашей стране любят, когда наконец-то решительно поступают, физическую силу применяют. 

Татьяна МОНТЯН: Простите, Кличко, что весь из себя принципиальный, было за что драться? Если бы у него там отжимали там дом родной, я думаю, что он бы всех там избыл. Но поскольку он там всего лишь ширма, голова, в которую едят, и чего ему драться то?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Все это весело. 

Татьяна МОНТЯН: Ему за это не платят. Он же контракт не заключал?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Все это весело, если бы не было так грустно. Вам не кажется Таня, как раз наоборот, нам не хватает политической культуры публичной? Что с ней и так проблемы в стране? 

Татьяна МОНТЯН: Послушайте, я призываю всех наконец-то прекратить обсуждать всякую ахинею и заняться обсуждением проблем собственности, проблем введение в гражданское законодательство вменяемых алгоритмов распределения общественного блага. В конце концов…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А кто слышит Монтян, у кого есть рычаги? Кто слышат Монтян, и к кому вы приходите или они к вам приходят, обращаются?

Татьяна МОНТЯН: Со всеми я обращаюсь. Ну, от слышал меня только Цушко, больше никто. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, вы сотрудничаете с Василием Цушко давно. Еще с того момента, как он был министром внутренних дел. 

Татьяна МОНТЯН: Когда он был депутатом вот он единственный, кто подавал законопроекты, которые я подготовила. Но, к сожалению, потом он чего то там…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А он вникал, Татьяна, или доверял Вам полостью?

Татьяна МОНТЯН: Ничего себе. Он второй человек в стране, который имеет такой-же объем знаний, как и я по этим всем вопросам, потому что он долго и настойчиво этому учился и корона с него не падала.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Почему бы вам тогда не объединится? Почему вы от разных политических сил выступаете?

Татьяна МОНТЯН: А он ни от каких политических сил вообще не выступает. Он ушел из политики. Написал заяву и все. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как раз в разгар вот этих президентских выборов?

Татьяна МОНТЯН: Ну, как? Он балотировался. Финансирование не получил и все. Заявил о своих взглядах там в агитации, которая была положена по закону, но никого это чего-то не тронуло. Хотя его идеи сейчас попали там в десять пунктов реформирования, например, раскрытия конечных бенефициариев, там стоит каким-то центральным пунктом. Так что не все так плохо.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, пригласите его теперь в свою партию. Вам же нужно как-то усиливать ряды перед возможными досрочными парламентскими выборами?

Татьяна МОНТЯН: Совсем разный электорат.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Не первая добрая улыбка Монтян в нашей студии. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: У нас совсем разный электорат. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но вы же дружны по-прежнему. 

Татьяна МОНТЯН: Ну и что? А мы же не можем заставить людей голосовать за нас. Тем более, одних и самых людей. За него голосуют сельский электорат с низкими доходами, с низким образованием, а за меня городской с высокими доходами и высоким образованием. Вот такой парадокс. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, два мира – два детства.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В село Монтян точно никогда не поедет, правильно?

Татьяна МОНТЯН: Почему же? У меня много родственников живут в селе. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А в Керчи, Таня, откуда вы родом, все-таки осталась у Вас какая-то недвижимость или ваше село?

Татьяна МОНТЯН: Ничего. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Как давно?

Татьяна МОНТЯН: Там друзья. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Как давно там была поставлена точка?

Татьяна МОНТЯН: После того как сестра продала квартиру и вышла замуж и уехала в Днепропетровск, все. У меня там очень много друзей, знакомых, одноклассников. Так что связи, конечно, есть. Я туда ездила каждый год. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: О помощи какой-то сейчас просят – юридической, возможно?

Татьяна МОНТЯН: Звонят, спрашивают.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Советуете?

Татьяна МОНТЯН: Конечно. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Бесплатно, по телефону?

Татьяна МОНТЯН: Естественно. Друзья, одноклассники. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Откройте, какие у них там сейчас вопросы возникают первоочередные?

Татьяна МОНТЯН: Да недвижимость. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Недвижимость. 

Татьяна МОНТЯН: Собственность, собственность и собственность. Больше людей, на самом деле по большому счету, ничего не интересует. Только собственность и отношение, крутящееся вокруг собственности. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле, если вы действительно ответственный адвокат, какие можете выдавать советы сейчас людям на собственно территории Крыма, если сам статус Крыма абсолютно размытый непонятный?

Татьяна МОНТЯН: Вот именно. Вот это я им и говорю, что якобы отключили реестры. Ну, вот сейчас господин Радзинский на своем Facebook выложил данные, свидетельствующие о том, что это, мягко говоря, неправда. И на самом деле реестры не отключали и совершенно непонятно, что делали некие нотариусы, входя в украинские реестры с крымской недвижимостью. Пока что господин министр Петренко хранит гордое молчание и ничего на это не ответил, ходя сидит в Facebook, пишет. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Очень интересно обсудить это в следующей части нашей программы. 

Татьяна МОНТЯН: Конечно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ненадолго прервемся. На волнах Радио Вести – радио новостей и мнений мы продолжаем разговор с адвокатом, общественным и политическим деятелем Татьяной Монтян. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы с Константином Дорошенком в этой студии. С вами Татьяна Гончарова. Вот Татьяна Монтян клеймит тут нынешнюю власть. Перед этим высказалась о Кличко нелестно. И вот только что буквально о господине Петренко, который как раз из новой власти активнее всего стал общаться с прессой и стал говорить о том, как меняет он систему. И тут оказывается, у нас реестры не закрыты, да. И сделки в Крыму они продолжаются. Как же это так и каким образом общество тогда может сказать, ребята, что же творим?

Татьяна МОНТЯН: Ну, пока что ничего не ответил на это обвинение Радзинский. Посмотрим, может еще что-то скажет. По деятельности Минюста хочу сказать, что ровным счетом ничего не изменилось, и реформы ограничиваются пиаром. Он там поменял одного адвоката бывшего со своей фирмы на другого. То есть, сделал небольшую перестановочку, чтобы частично изгнать людей и вынудить их уволиться. Больше никакой конструктивной деятельности. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А электронные торги имуществом, которые так хвалятся в Министерстве юстиции?

Татьяна МОНТЯН: Они хвалятся, хвалятся, но там вопросы возникли насчет того, а каким образом была выбрана фирма, которая ими занимается. Тоже было поднимались скандалы на эту тему. То есть, ничего не изменилось. Работают те же люди, которые у него работали в его фирме. И такое ощущение, что ему просто отдали на откуп Министерство юстиции, и он заполняет его кадрами, которыми он и заполнял свою фирму. Других людей там не будет сейчас. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы можем сейчас представить, Таня, и мы уже к концу двигаемся, резюмируем нашу программу, представим сейчас, что мы все в Школе юного кальмара, который вы ведете. Вот на Майданах прыгать вы категорически против, и тогда, и сейчас. Говорили, что приведет все это к гражданской войне. О том, чтобы контролировать власть вы за. Но, тем не менее, говорите, что все начинается с права собственности. То есть, пока человек не разберется в доме и научится контролировать эти процессы, то он не научится контролировать власть, правильно понимаю?

Татьяна МОНТЯН: Скажите, вы когда-нибудь выдели, чтобы пирамиду Хеопса египтяне строили, начиная с верхнего блока? Это даже представить невозможно. Это настолько абсурдно, что в голову не укладывается. Тем не менее, люди на полном серьезе собираются начинать реформирование правой системы в стране с очередного переписывания Конституции. И им это не кажется не странным, не безумным. Они на полном серьезе этим занимаются. Что я могу думать об этих людям кроме того, что они абсолютно невменяемы?
Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле это выглядит достаточно плачевно, потому что у нас чуть ли не при каждом новом Президенте переписывают Конституцию.

Татьяна МОНТЯН: А вы, друзья, как не садитесь.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это позорище, на самом деле. Конституция основополагающий документ и, может быть, пора оставить в покое ее?

Татьяна МОНТЯН: Посмотрите, вы неправильно ставите вопрос. Она, конечно, основополагающая, но это вершина пирамиды. Это вишенка на тортике. Первые слои этой пирамиды это гражданское право. Это соседское право. Это алгоритмы каким образом Власенко и Окунская, например, могут не веселить страну много лет своими разделами имущества, а совершенно спокойно их поделить по нормальным алгоритмам. Это алгоритм того, как люди во многоквартирном доме, чтобы там не обязательно я была, а люди. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Для этого ничего переписывать не надо? У нас все законы есть для этого?

Татьяна МОНТЯН: Нет. Надо переписать. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Все-таки надо же переписывать, получается.

Татьяна МОНТЯН: Надо переписать много чего в гражданском кодексе. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вы говорите вишенка на торте. 

Татьяна МОНТЯН: Так я вам рассказываю, первый слой это гражданское законодательство. Далее второй слой – это местное самоуправление. Плюс бюджеты. Переписать бюджет на законодательство, чтобы деньги оставались на низах – на местах. Переписать закон «О местном самоуправление» и уже потом можно приступать к Конституции, потому что сперва нулевой уровень отношений между людьми. Потом средний уровень отношений людей в громадах, в общинах и уже последний уровень это государственная власть. А если начинать с верхнего блока пирамиды, то он просто, извините, ударится вам об голову, что мы и наблюдаем уже 23 года подряд.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Головой об стенку бьется Власенко-Окунская(вы уже их дважды упоминули) так что они делают не так, с чего им нужно начинать? Не детей делить, а что?

Татьяна МОНТЯН: Нету нормальных механизмов поделить имущество. Нету просто. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Из-за этого весь сыр бор, который выносится публично. 

Татьяна МОНТЯН: В том числе, в том числе. Вы посмотрите, пришла власть, заступилась за Окунскую региональная, чтобы загнобить Власенко. Пришла новая власть – Власенко уже в наглую гнобит Окунскую. Попереписывал судебнее решение, которые уже вроде вступили в законную силу и судьям не стыдно и не противно быть такими проститутками и ничего – все прекрасно, все нормально. Они двое сейчас развлекаются дальше.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Более того, сейчас суд, раз мы уже с вами осведомлены, сейчас суд, Татьяна, позволил ему вывозить детей без ее разрешения.

Татьяна МОНТЯН: Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: При этом опека на ней. Вы мне скажите как юрист, я вот читаю в Facebook, этого не может быть?

Татьяна МОНТЯН: Это полный бред. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но это есть. 

Татьяна МОНТЯН: Это злоупотребление Власенко своими властными полномочиями. А судьи просто проститутки, потому что они выносили при предыдущей власти противоположные решения, а сейчас вот они внезапно поменяли мнение. Я и говорю, что как вы их не люстрируйте это бесполезно. Они будут выносить именно те решения, которые нужны тем, которые сейчас при власти. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Друзья, мы все-таки, до слова, говорим о людях, которые не являются не гостями нашей программы.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы приводим частные примеры. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не гостями нашей программы, да. 

Татьяна МОНТЯН: Да ради Бога. Если кто-то хочет мне что-то возразить, например, Власенко или Окунская, я всегда, пожалуйста. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот вы сказали, что они годами выселят страну.

Татьяна МОНТЯН: Да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Скандалами вокруг своего развода. На самом деле во многом вы тоже этим занимаетесь, понимаете. Ваше заявление очень часто, как раз, там судьи проститутки и так далее все-таки фразы, которые рассчитаны… Они достаточно желтые, они рассчитаны очень на прямолинейную реакцию. Вы все время обсуждаете, например, депутата Ляшко, который тоже позволяет себе много откровенно эпатирующих заявлений. Но вы ведь тем же путем идете в политику. 

Татьяна МОНТЯН: Нет, категорически нет. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы тоже любите эпатирующие заявления. 

Татьяна МОНТЯН: Категорически нет. А как еще можно назвать судьей, которых на основании одних и тех же данных принимают кардинально противоположные решения. Кто они, простите? Я же им предъявляю совершенно конкретные факты. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Тем не менее, Татьяна, вот если вопрос Кости перефразировать, тем не менее, вы осознанно это делаете, что эпатаж это то, что…

Татьяна МОНТЯН: Я не считаю это эпатажем. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Притянет к вам внимание. 

Татьяна МОНТЯН: Я не считаю это эпатажем. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это вы называете вещи своими именами?

Татьяна МОНТЯН: Я просто называю вещи своими именами, причем по конкретным фактам. Я же не говорю что-то там абстрактное, что вот кто-то там где-то. Я говорю, вот конкретное дело, вот конкретные обстоятельства. Раз судьи тех же судов выносят одно решение. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ок. Может тут появится третья сторона, например, в лице той же вашей «Спільної дії», которая занимается юридическими вопросами. И сказать, ребята судьи подождите, вы нарушаете закон Украины. Вмешаться может та сторона?

Татьяна МОНТЯН: Я оцениваю как раз таки с точки зрения формального законодательства все эти безумные решения. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но, тем не менее, они не отменяются и вы не можете, как…

Татьяна МОНТЯН: Естественно, не отменяются. В тоже время, если вы помните, еще в 2005 году я говорила, что решение Верховного суда о третьем туре безумно. Что оно может быть и сто раз справедливо, но оно незаконно. И тогда все волали «Руки прочь от нашего народного Президента». А я говорила: ребята, вы открыли ящик Пандоры. В этой стране больше нет никакого формального законодательства. А если каждый начнет заниматься правоприменением с точки зрения революционной целесообразности, мы очень далеко допрыгаемся. Ну вот и допрыгались. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Однако на вашей странице в «Википедии» есть отдельная глава, посвященная вашей поддержке Поморанчевой революции 2004 года.

Татьяна МОНТЯН: Нет, это не совсем так. Я поддерживала честные выборы. А тогда при власти были регионалы, которые занимались попытками спотворити волевиявлення. Я это лично наблюдала. То есть, когда я приняла участие на узком очень участке в Николаевской области, просто можно было в третьем туре сравнить результаты. Плюс 40 тысяч голосов, которые не удалось украсть. Вот вам прямое просто доказательство. То есть, я была не за красных, не за белых, я была за честные выборы. Мне было глубоко безразлично, кто на самом деле из них победит, лишь бы выборы были честными. За это я, собственно говоря, и работала. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы сказали, что… Я просто думаю, какой бы глобальный вопрос задать, чтобы Монтян сказала, что делать, но уже она сказала все, что делать. Вот 90% пофигисты вы сказали. 

Татьяна МОНТЯН: Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ок. Какая должна быть процентная масса, которая услышит все-таки что делать поймет, вот вы им там преподаете, еще там, ну, люди какими-то своими путями приходят к чему-то, что собственность важна, что нужно делать то, что нужно в этих условиях. Какая-то процентная масса, чтобы страна поменялась. 

Татьяна МОНТЯН: Вы такое у меня спрашиваете. Не было еще такого в истории, чтобы люди с полного и абсолютного нуля без внешней помощи воссоздали какие-то институты в солнечной системы.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Кто помощник?

Татьяна МОНТЯН: Ну вот посмотрите, албанцам, например, помогли итальянцы. Я все время привожу этот пример, что когда итальянцев полностью достали толпы албанских беженцев, которые ломились через Адриатику на плотах из пустых бутылок из под Coca-Cola, итальянцы собрали денежек из всего Евросоюза, нагнули местные албанские элитки, заставили их принять законодательство, переписанное на албанский с итальянского. Они открыли реестры и кадастры, они внедрили нормы гражданского законодательства итальянского и потихоньку начали выползать. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Таня, вот ощущение, что нас сейчас нагинают все, кому не…

Татьяна МОНТЯН: Тоже самое сделала Америка. Я же говорю, с грузинами тоже самое сделала Америка.

Татьяна МОНТЯН: А кто с нами?

Татьяна МОНТЯН: А мы никому не нужны.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Так вроде нагинают нас. Вроде, кажется, раздирают нас сейчас все. 

Татьяна МОНТЯН: Если были, я говорю, вы надеетесь на Европу, на Америку? Наивные вы люди.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Россию.

Татьяна МОНТЯН: У России самой институциональное развитие по нулям и держится исключительно на нефти, газе. У нас нет нефти, газа. Институций нет. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть, нас никто не нагнет.

Татьяна МОНТЯН: Нет, мы никому не нужны, чтобы нас делать цивилизованными. Мы никому не выгодны. Подумайте сами, 23 года – неужели не нашлось никаких рычагов у Европы и Америки заставить нас…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Суженого для невесты.

Татьяна МОНТЯН: Заставить нас формализовать собственность, открыть реестровые кадастры, сделать нормальное гражданское законодательство, нормальное законодательство в местном самоуправление. И если большие цивилизованные белые люди этого не сделали за 23 года, значит, им это не выгодно. А почему?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Значит, нам придется самым ставить цивилизованными «белыми людьми».

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Самим тогда становится.

Татьяна МОНТЯН: Объяснить, почему им это не выгодно? Потому что они прекрасно получают конечный продукт, пользуясь бардаком, который у нас здесь. Они используют, им неважно Юля, Витя, Петя, Вася, им до одверок кто у нас тут занимается выкачиванием денег из страны, поскольку здесь эти деньги толком инвестировать невозможно, потому что при следующей итерации передеребанят ранее раздеребаненое. Куда идут эти денежки? За рубеж. То есть, большие цивилизованные «белые люди» получают конечный продукт – инвестиции, выкаченные из вот таких как мы институционально диких стран. Так зачем им резать корову, которая несет золотые яйца? Это надо только нам самим и больше никому. И до тех пор, пока массы народные это не поймут и будут за пиченьки «Нуланд» прыгать по Майдану, мы так и будем жить как страна «белая Папуасия».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это была Татьяна Монтян. И я так понимаю, что вывод один – ни на каких «белых людей» из-за границы рассчитывать не стоит. Нужно самим заниматься собой, собственно своей страной и своей собственностью. 

Татьяна МОНТЯН: Правильно. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это очень оптимистический вывод и вообще очень радостный вывод. С вами были Татьяна Гончарова и Константин Дорошенко. Ну, на сегодня мы все.

Читать все