СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"У нас нет ни одного жесткого логического аргумента как заставить Россию уважать Украину"

"Тема Калныша"Волошин: "Куда мы денемся от СНГ"

Стенограмма эфира программы "Герой дня" на Радио Вести.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер! Это программа "Герой дня". В рамках этого проекта я – Юлия Литвиненко каждый вечер в это время. Представляю вам по нашему мнению интереснейшего спикера. Вот сегодня нам особым образом повезло, потому что давно мы охотились за этим политологом международником. Дорогие друзья, кандидат политических наук у нас в гостях Олег Волошин. Олег, добрый вечер. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Здравствуйте!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот ведь удивительный факт, с этого и начну. Удивительный для меня и возможно для наших слушателей. Для тех, кто не знает, Олег долгое время возглавлял департамент информационной политики, да, правильно он так назывался?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Правильно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: При Министерстве иностранных дел. Ну, я уж не знаю за эту ли кандидатскую работу взяли его на работу или нет, но кандидатская работа ваша называлась "Политика России в отношении стран СНГ". Что это, чистый интерес, чистое любопытство или такая, как это далекоглядність, кажучи нашою рідною українською?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Вы знаете, я сейчас действительно как-то без скромности ложной скажу, рад своей интуиции. Хотя мне еще в студенческие годы нравилось еще заниматься вопросами постсоветского пространства. Я учился в Институте международных отношений в Киеве и когда все мои коллеги активно интересовались НАТО, Европейским Союзом вплоть до того, что мы защищали диссертации…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Китай…

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Отношения Украины с ЮАР и так далее, мне казалось, что как-то колоссальный пробел. Даже не желание изучать нашего ближайшего соседа. Хотя абсолютно очевидно, ну, сейчас я думаю, это очевидно, и далекие от внешней политики бабушки в деревне, что ни одна-другая страна в мире не влияет не столько на нашу внешнюю политику, а сугубо на нашу внутреннею политику. На нашу гуманитарную, на наше самоощущение, на безопасность, на абсолютно все аспекты жизни любого гражданина Украины, как это делала Российская Федерация. Ну, в последние полгода мы видим, что это фактически… То есть, мы просыпаемся с мыслью о России, засыпаем с мыслью о России. К сожалению, по плохому поводу, конечно. В связи с агрессивными действиями России, но, тем не менее, не понимать Россию это очень большая проблема. Именно многие проблемы, которые происходят в Украине, происходят из-за того, что мы просто не понимаем, чего хочет Путин, чего хочет Россия. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тут надо пояснение, потому что ваш коллега дипломат и поэт говорил "Умом России не понять". 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Герой не в том, что, на самом деле, понять Россию можно, как можно понять абсолютно любое государство с их точки зрения. Кстати, в защиту Украины скажу, что безусловно Украиной в России занимались еще меньше. Ну, в том смысле, чтобы осмыслить процессы в Украине. Они действительно колоссального много всего проспали. Они элементарно проспали то, что подавляющее большинство украинцев стало верить в европейский выбор. Стало верить в то, что евроинтеграция несет позитивы, в то, что евроинтеграция означает развитие страны, реформы, избавление от коррупции и всех остальных бед. То есть, они стали – большинство украинцев в том числе, и кстати, на Донбассе и в этом, не побоюсь сказать заслуга и Партии регионов, и Януковича, что он взял на евроинтеграционный курс. И ему верили его же земляки. Люди стали понимать, что не с Россией будущее. Москва это проспала. Для них проще и до сих пор проще и сейчас даже думать, что Майдан был устроен американцами и спецслужбами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот на самом деле, мне кажется, что и Янукович в какой-то момент думал, что будущее наше не с Россией? Вот что предъявил Президент Путин такого Януковичу, что Янукович повернул все реки вспять?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Вы знаете, трагедия России заключается в том, что на постсоветском пространстве отношения с Украиной, что действительно, в общем, нам ничего предъявить, кроме как запугать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но чем, но чем?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Или купить. То есть, я имею в виду, чтобы человек захотел, да. То есть, как грубое сравнение, люблю его, когда сравнивают там жених-невеста, любимая история сравнивать отношения между Украиной и Россией как отношения между женихом и невестой или там мужем и женой, которая от него уходит, но тем не менее, всегда все понимают, что насилием или подкупом, на самом деле, любовь не окупишь. В данной ситуации мне трудно говорить что конкретно. Есть версия следующая. Я ее слышал от довольно грамотных людей, что якобы Владимир Владимирович Путин на пальцах рассказал Виктору Федоровичу Януковичу о том, что подписание зоны свободной торговли с ЕС приведет к жесточайшей торговой войне с Россией. А соответственно завалятся целые сектора экономики, в первую очередь на юге и на востоке в базовых для Януковича регионах. Что породить безработицу, социальное напряжение и короче, к лету 2014 года олигархи, недовольные Януковичем, недовольные узурпацией власти и экономических потоков в руках одной семьи устроят ему Майдан. То есть, по большому счету самое забавное, что якобы Путин пугал его Майданом. Просто другое дело, что никто не ожидал, что как раз спасаясь от Майдана Янукович породит Майдан. Такое бывало в истории. Кстати, усиленная борьба с революцией порождала революцию. Это в 17-ом году произошло тоже самое, когда думали, что надо, поприезжайте, а в итоге революцию только тем и спровоцировали тем, чтобы пойти на какие-то уступки и как-то поиграть, решили позажать, жандармерия, ссылки там и так далее, солдаты, стреляющие по демонстрациях. В итоге все сменилось там в рекрасный день, когда какая-то часть солдат отказалась стрелять в народ, а просто посчитала, что лучше быть на одной стороне с народом и власть тогда императора рассыпалась в Петербурге за 2 дня. То есть, тоже самое произошло, по сути, здесь, да. То есть, давление, давление, давление на Майдан, в какой-то момент критическая масса людей в силовых структурах, во власти, в элите понимают, что все-таки лучше и проще перейти на сторону Майдана, чем быть на стороне товарища Януковича. В итоге мы все видели, как буквально оно просто осыпалось. Режим, который казался мощным, могучим, незыблемым, просто осыпался за один день. И в этом смысле Путин, конечно, я уверен, не ожидал такого исхода. Давайте вспомним, какая задача ставилась вообще – не допустить Украину к интеграции в западные структуры. Причем, об этом я сейчас говорю это важно зафиксировать, потому что отсюда начинается… Без этого нет понимания, что пошло дальше. То есть, для Путина зона свободной торговли с ЕС уже есть каким-то кошмаром. Ну, почему? Потому что уход Украины, даже вялый, даже такой медленный, даже такой несерьезный, на самом деле, как зона свободной торговли, вообще ассоциация с ЕС уже разрушал вот эту мечту восстановления вот некой империи. Даже без Украины даже такая квази-империя в форме Евразийского союза не интересна и не дееспособна. Поэтому огромные ресурсы, вопреки экономическим интересам России, были брошены на это. И вдруг побеждает не просто Янукович пророссийский или там нормальный для России Президент. Просто желающий поиграть с западом и выиграть выборы на от волне евроинтеграционного энтузиазма, а реально прозападная сила. То есть, более того, они, опять таки, еще раз говорю, Путин глубоко верил и окружения его в этом убеждало, что весь Майдан был организован Соединенными Штатами, чтобы оторвать Украину от России. И вот прекрасен Владимир Владимирович он часто говорит то, что думает – лгун, лгун. Он часто говорит, ну, то что выгодно его стране и ему. Но часто он может в отличии от других лидеров позволить говорить искренне. Когда он говорит, что Россия была убеждена, что Украина вступит в НАТО в течение короткого времени, это правда. Они реально так думали. Когда он говорит, что российский флот должен был изгнан из Севастополя и его заменит флот из стран НАТО, они так искренне верили. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Ну, им то что? Ну, вот другая совершенно страна, Олег? А вот вам то что, дорогие наши россияне?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: А вот тут мы упираемся как раз в ключевое. Вся… Вот тут вы в начале вспомнили мою диссертацию, у меня там ключевой тезис такой – вся политика России на постсоветском пространстве строится из одного посыла, оценивается с одной точки зрения, насколько эта политика помогает или мешает восстановление статуса России как великой державы, как державы, конечно, там есть формулировка, определяющим образом влиять на формирование глобальной повестки дня и мировой политике. То есть, они хотят сидеть за узким столом такой Ялтинской конференции, да, или Потсдамской, или Тегеранской на ровне с американцами, с китайцами, с Европейским Союзом. Вот та четверка. Индию все остальные не считают, это уже второй эшелон. И принимать решения. То есть, влиять на практически любую ситуацию. Допустим, они там согласны, пусть американцы там разбираются с Мексикой и с кем нужно, но если это уже Ближний восток, то уже извините, без голоса России ничего не будет. Если уже там вопрос Дальнего востока, то Кореи без голоса России ничего не будет. Если там даже та Африка в какой-то степени это тоже голос России нужен. А в этом амбиции Путина. То есть, он хочет быть равным среди равных, среди самых топ-лидеров мира. Это как бы не только его личные амбиции. За этим амбиции всей страны. Огромное количество россиян в элите убеждены, что без имперской миссии нет смысла существования России как таковой. Они считают, что вся Россия вот в таких огромных размерах от Балтики до Тихого океана может существовать исключительно с большой имперской миссией – быть альтернативной западу. Но понятно, что альтернативой в какой-то степени Китай. Они это не артикулируют, но это по умолчанию, да. Центром формирования вот глобальной повестки дня. Для этого, для этого им и нужна зона влияния, нужно, чтобы постсоветское пространство было под ними. Для этого нужно ядерное оружие и много-0много другого. То есть, иначе для них действительно потеря Украины это болит. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Знаете, это мне напоминает сейчас вся ситуация и философия Президента Путина вы знаете, как человек, которому говорят, не надо чемодан денег носить с собой, есть кредитные карточки. А он не верит в это. Вот он доверяет наличности. Вот тоже самое Владимир Владимирович. Он не понимает, что не в этом вот эта сила, не вот в этих территориях. Сила в разуме и в понимание того, что ты причастен к этой великой стране. Никогда этого понимания… Теперь уж точно в ближайшем будущем этого понимания со стороны Украины не будет. Никакой сопричастности к русским украинцы чувствовать не будут, хотя считали себя единым народом. Вот понимает ли это Путин? Давайте мы вернемся в студию через буквально пару минут. Свежие Вести у нас. Через несколько минут мы продолжим. Олег Волошин сегодня – политолог международник высказывает свою точку зрения в программе "Герой дня". Будьте с нами. Добрый вечер! Это Радио Вести. Мы сегодня говорим с политологом, международником, кандидатом политических наук Олегом Волошиным. Ну, вот психотип Путина исследовать, мне кажется, дело неблагородное. Но понимает ли Владимир Владимирович Путин, что нельзя в ХХІ веке вот так вероломно пытаться обратить в свою веру некогда дружественный народ вот следуя своей кандидатской работы политики России в отношении СНГ. Поняли ли вы, помянули мы в первой части нашей программы незабвенного Федора Ивановича Тютчева и его строки "Умом Россию не понять. У нее особенная стать. В Россию можно только верить", - заверял нас дипломат Тютчев. Теперь мы понимаем, что вера существенно подорвана и как же быть? Как выйти из этого крутого пике людям, сидящим в Кремле?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Вы знаете, на самом деле сейчас очень много упрощений имеет месть быть. Я бы…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Усложните. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Я понимаю, в условиях войны, эмоциональности как бы упрощения они оправданы. Но все же вот самое опасное действительно искать простые ответы на сложные вопросы. Путин не принимает все решения в России. Для него, во-первых, для Путина важно общественное мнение. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Которое сейчас абсолютно – 85% поддержки. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Поддержки, но оно же как бы инертно. Он же его и сформировал таким – такое агрессивное имперско-националистическое, но это отдельный глубокий вопрос о том, что там он свою имперскую повестку пожертвовал в пользу националистической и не знает, как из этого выбраться. Можно об этом отдельно говорить, что для него вот имперские амбиции, плановое влияние в мире важнее, например, чем мнение всех русских этнических в рамках одной страны. А сейчас одно начинает мешать другому. Поддержка ДЛН и ЛНР это чисто националистическая повестка. Она мешает ему, допустим, решать такую важную имперскую задачу как вносить раскол между Евросоюзом и Штатами. История с самолетом это ярко показывает. Так вот, во-первых, общественное мнение важно. Во-вторых, есть корпорация некая. Вот мы только что по дороге сюда в студию встретил вашего коллегу Сакена Аймурзаева. Там обсудили известного эксперта международника российского Федора Лукьянова. Его некий пост в Facebook вызвал среди украинских читателей большие дебаты, там набросились и мы обсуждаем. И я говорю: давай признаем, что Федор имперец. На что Сакен очень правильно сказал, там 7 перцев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Даже в его бывших коллег это вызвало возмущение, почему Венедиктов такой себе либерал вдруг Алексей Венедиктов рассказывал некоторые вещи знаменитого интервью на "Громадском", кажется. Если я не ошибаюсь, на "Громадском" давал, где там такие. Он сам всегда говорил: да я либеральный имперец. То есть, на самом деле Путин… Вот очень сложно думать, что вот он сам себе сел с утра и подумал: хочу я вдруг Крым и давай-ка я не пущу Украину в НАТО. Это неправда. Он отражает настроение на целые корпорации. Есть ФСБ-шные круги. У нас вообще очень жесткая государственническая ментальность. Я вообще считаю, это наша территория и вообще предатель Горбачев и Ельцин, которые позволили, в принципе, Украине стать независимой. То есть, вот для них. Второе это то, что есть общественные настроения. И вот вы сказали в предыдущем блоке про что, до сих пор доверяют наличным в условиях кредитных карточек. Хочу сказать, наверное, по тому, что он как и многие из нас сталкивается с тем, что ты приходишь в банкомат, тебе карточку съело. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Денег нет опять. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Денег нет. Потом кто-то твою карточку, пока ты давал рассчитаться, сфальсифицировал и ее заблокировали. Мы с этим все сталкиваемся. То есть, извините, современная система электронных платежей крайне ненадежна. Я неоднократно оказывался за рубежом и Слава Богу, каждый раз я думал, хорошо, что у меня есть немного наличности. Так и Путин, то есть, вот не нужно, не нужно территорий, не нужно вот это все имперское влияние, а зачем-то американцы в Ираке интервенцию провели и Югославию бомбили. А в Ливию, в которой обещали просто, значит, no fly zone ввести и не дать Каддафи там вырезать там город Бенгази, в итоге провернули операцию по свержению Каддафи. То есть, Путин на все это смотрит и понимает, что не надо нам ничего рассказывать. Мы ничего не поменялось. То есть, великие державы не исчезли. Просто Россию из круга больших держав выкинули, а другие заменяли ее, забрали. Сферы влияния не исчезли. Просто в нашу сферу влияния кто-то хочет другой забрать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Путин ценой Украины пытается удержаться в большой политике или хотя бы одной ногой там оказаться там. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Безусловно. Я об этом говорю, что не только он. Вот вся российская элита сегодня стоит вокруг этого. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какие шансы, Олег? Вот какие шансы?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: По сути, разницы между Навальным и Путиным, от Навальный он такой русский националист. Он согласен, что нужно развивать Россию в тех границах, которые есть, но он достаточно жестко все-таки отстаивал интересы России в Крыму и так далее, потому что он русский националист, он не имперец. Отличает от Путина психотип. Но это опять же не только он один. Он просто яркий пример. Он был солдатом этой империи в 80-ые годы. Такой сотрудник КГББ за рубежом. Это на передовом крае имперской политики, который там получал незначительную зарплату, у него не было никаких больших материальных, социальных благ, но он ощущал миссию. То, чего очень многим не хватает в Украине. И вообще Украина такая крупная страна. А допустим в какой-то Эстонии я вообще не знаю, как они живут без миссии. У него есть миссия. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Олег, но ведь живут же. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Ну, живут. Не знаю, мне было бы скучно, например. Я из Николаева с юга, у меня отец судостроитель. Он гражданский судостроитель. А дед, дядя они строили военные корабли, строили авианосцы. У них душа болела, когда их резали. Да, они умом понимали, что Украине не нужен авианосец, но вот это так – ух, авианосец. Вот в американцев же есть. Извините, мы воспитывались. Я там чуть-чуть пожил в Советском Союзе, 81-го рождения, а люди, которые… Они жили вот этим там солнце красит ярким светом, звезды алые Кремля, там могучие-гремучие, никем не победимая, страна Москва самая любимая. То есть, дело даже не в конкретной привязанности к России, а к этому ощущению сопричастность. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Величия. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: С большим имперским проектом. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так. 

Олег ВОЛОШИН, кандидат политических наук: И на самом деле проблему Путина вы зацепили. Правильно украинцев оттолкнули. Причем сделали ровно противоположное то, что пыталась, например, сделать Екатерина ІІ. Она была мудрая и великая, она интегрировала. Сейчас ей могут вспомнить и крепостное право, и уничтожение Сичи. 
Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Осторожно. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Давайте, товарищи, без упрощения. Она интегрировала украинскую шляхту казаческую в российское дворянство. Кочубеи, Разумовские. Кочубей был канцлером, министром иностранных дел. Розумовский ее фаворитом. Целый ряд других…Безбородько. Целых ряд других родов казаческих интегрировались в дворянство, стали такими активными участниками имперского движения. Более того, например, малоросийство. Все обижаются, малороссы, малороссы. Так это изобретение не русское. Это как раз изобретение украинской шляхты. В чем смысл? Они доказывали, что нету украинских земель, присоединенных русскими великороссами, а есть 3 самодостаточных народа. Вернее, часть одного большого народа – белорусы, малоросы, великороссы, которые вместе строят православную империю. Поэтому на этом основании украинский шляхтеч равен абсолютно русскому дворянину. Он не вторичен, он абсолютно равноправен. Киев это такой же центр этого русского мира как и Москва, допустим, и так далее. То есть, в этом малоросийство шло отсюда и оно отрицалось с одной стороны, конечно, украинофилами – сторонниками украинства. С другой стороны оно очень жестко критиковалось и чисто националистами, которые говорили, подождите, стоп, стоп, у них говор какой-то странный. Они вообще там полуполяки, какие они нам равные братья? Никакие они нам не равные. То есть, вот это важно понимать, что вместо внедрения вот этой новороссийской идентичности, условно говоря, рассказывать, украинцы, давайте вместе с вами. Ну что вам этот запад? Посмотрите, визы вам не отменяют упорно, экономические уступки не идут. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Олег…

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: А мы готовы. Они пытались. Были какие-то небольшие попытки, но все равно это было низко. Вместо того, чтобы, грубо говоря, не ценой каких-то дурацких уступок, а просто в одностороннем порядке дать 50 долларов скидку на газ, например. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Во-первых. Или сказать, ребята, у нас такие тесные торговые отношения, в том числе с Европой, а чего вы с Европой не торгуете так, как Россия, Олег? Ведь на самом деле Россия интегрирована в европейское пространство. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Да. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И вы знаете об этом куда более теснее, чем происходит это с Украиной. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: У них аргумент, между прочим…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что позволено Юпитеру, то не позволено быку, это так называется. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Нет. Подождите, я весь эфир тут выступаю в роли некого адвоката дьявола, но моя миссия попытаться помочь слушателям чуть больше посмотреть и понять Россию, посмотреть на нее с другой стороны. Потому что если мы сейчас будет тут все вместе дружно и эмоционально петь известную песенку про Путина, но это бессмысленный будет эфир. Зачем вы меня тогда позвали. Давайте все-таки попытаемся посмотреть на это с другой стороны. Я вот как украинец попытаюсь понять их с той стороны. Солитоги – это мощная школа в Штатах была, которая изучала Советский Союз. Они по-своему уважали Советский Союз. Они могли там считать его врагом, но они его по-своему уважали и понимали. И вот смотрите, насчет торговли. Россияне аргументировано говорят, ребята, вы сами, от вы один процент торговли с ЕС. Смотрите, вот вам сейчас сильно помогает Европейский Союз? Так, туда-сюда, больше из эмоций из самолета. А объективно мы для них там… Россия для них огромный важности партнер. Россияне говорят, представьте, если мы вместе – вы, мы, белорусы, казахи вчетвером выйдем. И скажем, ребята, вот наши условия. Мы хотим создать зону свободной торговли, но вот на таких условиях. То есть, тарифы вот такие, вы нам… То есть, сильнее этот будет голос. Мы передавим их, добьемся большего? Очевидно большего. Естественно, что вместе с Россией от Европы можно добиться гораздо больше. Вопрос в другом, проблема Путина и многих в истеблишменте, кстати, в том числе этнических украинцев в том, что они как раз равного подхода и не дают. Вот, к сожалению, они не могут себя заставить. То есть, они понимают, что это нужно, да, вот как бы вовлечь. Но каждый раз высокомерие включается, да идите вы. Мы вообще такие большие, сильные. То есть, каждый раз вместо того, чтобы дать нам пряник, они говорят: видите дубинку. Вот будьте с нами, иначе будет больно. Вот то, что сейчас происходит, это реальная реализация политики дубины. Вам больно. А не думаю, что это будет такой стокгольмский синдром, и мы пойдем в итоге. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так нас же бьют, а мы крепчаем. Забыли про это люди в Кремле. Олег Волошин сегодня высказывает свою точку зрения. Вернемся через пару мгновений. Будьте с нами. Добрый вечер! Это программа "Герой дня". Меня зовут Юлия Литвиненко. Я задаю вопросы сегодня Олегу Волошину. Политолог международник сегодня у нас в гостях, кандидат политических наук. Мы тут препарировать кандидатскую Олега, который называлась "Политика России в отношение стран СНГ". Вот есть сейчас понимание того у Владимира Владимировича Путина, что нет будущего в СНГ в виду его агрессии по отношению к Украине?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Вы знаете, в принципе вопрос, наверное, для большинства сейчас не слишком сейчас интересный, но у меня как специалисту по СНГ, в СНГ должно быть будущее. Потому что давайте так, куда мы денемся? Мы находимся, вот для Украины, мы находимся в этом регионе. Все равно нам нужно иметь какую-то политику на постсоветском пространстве. СНГ в этом плане прекрасная площадка, потому что СНГ уже давным-давно не служит для России платформой для каких-то там имперских проектов. Они сейчас для этого использует таможнею, в которую сейчас Евразийский союз превращается, ОДКБ, который военно-политический блок. Кстати, очень интересно, сегодня Путин гениальную фразу сказал, которая мне очень понравилась. Он просто открестился вообще от любой интеграции на постсоветском пространстве. Он сказал: "Слава Богу, Россия не является членом никаких альянсов, потому что любой член любого альянса отдает часть своего суверенитета часто в ущерб собственным национальным интересам". Я думаю, там в Белоруссии, в Казахстане, в Армении, в Киргизстане, Таджикистане просто в шоке от такого заявления. Оказывается, Организация договора коллективной безопасности военного блока с Россией нет, Евразийского союза нет. Оказывается, Россия не член никаких альянсов. Это все равно, что я не представляю как, представляете, сейчас Ангела Меркель выходит и говорит: "Слава Богу, в Германии нет никаких альянсов". Вообще бред, конечно. Что касается СНГ, то вообще никакой не альянс. Это очень, на самом деле для нас, если это грамотно использовать, удобная площадка как раз для того, чтобы играть о том, что не только мы, а все остальные стран постсоветского пространства тоже имеют свои претензии к Москве. Только где с ними встретится? Тет-а-тет это затратно и сложно. Здесь в рамках СНГ мы можем эту платформу использовать. Раньше в отдельные успешные моменты мы очень удачно работали со странами Центральной Азии через СНГ. Мы работали из странами Южного Кавказа через СНГ с той же Белоруссией. Это первое. Второе – СНГ это огромное количество соглашений. Начиная от системы уплаты алиментов, согласования графика движения поездов, стандартов единой связи и так далее. Грузия, выйдя из СНГ, осталась участницей, если я не ошибаюсь, около 70 соглашений в рамках СНГ. Потому что эти соглашения важны для самой Грузии. То есть, огромное, в начале 90 годов, когда в России еще были такие идеалистические несколько подходы, они пытались обнять постсоветское пространство. Не давить его там газом, ограничения доступа на свой трудовой рынок, а потом и войной. А пытались, давайте так – что-то там было в рамках СРСР? Можно было работать в одном месте, получать пенсию в другом. Давайте это как-то сохраним. Можно было диплом, сегодня нострификация диплома любого украинского ВУЗа в Москве гораздо проще или московского в Украине, чем нострификация ВУЗа Гарварда, западного Гарварда или Еля. Поверьте, в нас люди приходили с западным образованием в МИД, какая это головная боль сумасшедшая. Это маразм, но какая это головная боль нострифицировать диплом. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Олег, нам бы ваши проблемы. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Ну, знаете, извините, это важно, потому что это, в том числе, упрощает ведение бизнеса. Это упрощает очень многие вещи. Сегодня зарегистрировать, вести бизнес, если ты представитель страны СНГ или работать. То есть, у них даже в метро висят объявления, мы принимаем на работу граждан стран СНГ, например, в Москве. То есть, человеку из страны СНГ легче найти работу в России, чем, например, не из страны СНГ и так далее. То есть, есть целый ряд вещей, которые не мешают. Это как безвизовый режим, например. Многие кричат, давайте сейчас введем визы с Россией. Ребята, через границу проезжают танки, БТРы, КамАЗы с боевиками. Какое это все имеет отношение к визам? Если бы у нас был визовый режим, они сейчас поедут на танке в наше консульстве визу получат? Ну, не смешите. Если у нас нет контроля на границе, то не надо заставлять сотни тысяч, миллионы добропорядочных людей получать визы, потому что ежегодно, вот сейчас идет война, а параллельно миллионы украинцев ездят в Россию все равно, летают самолетами, ездят на поездах. Ездят на заработки, ездят к родственникам, ездят на учебу, ездят там на свадьбы, на дни рождения и так далее. Представляете, весь этот огромный поток, помню данные по 2012 году, кажется, 6 миллионов украинцев посетило за год Россию, 7 миллионов россиян. Соответственно, вы представляете, такой огромное количество людей. И ради чего? Ради эмоций. Если у нас граница сегодня не закрыта, никакие визы нам не помогут. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А какие действия по вот поводу границы должны быть сделаны? Ну, от же предложил губернатор Коломойский, давайте стену возведем. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Сначала, знаете, чтобы там что-то строить, сначала надо обеспечить боевой контроль на этой границе. Вот когда наша армия сможет реально взять границу на замок просто в прямом смысле. То есть, там просто пересечение границы в условиях боевых действий будет сопровождаться уничтожением нарушителя, вот тогда можно говорить о стенах, о визах, о чем угодно. Когда у нас там сегодня, ну, по сути, ДНР и ЛНР во многом это интегрированная часть России. Почему? Потому что украинец не может туда попасть, потому что его там арестуют и убьют, а россиянин может переехать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как вам сегодняшняя инициатива Литвы объявить ДНР, так называемые ДНР и ЛНР террористическими организациями?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Правильная абсолютно инициатива. Целиком ее поддерживаю. Удивительно, почему Украина это раньше не инициировала. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Можно предположить, что Президент Путин пытается исправить некую историческую ошибку, допущенную Хрущевым, скажем, в отношении Крыма. Горбачев, Ельцен вот недосмотрели и отдали Крым. Но история совершит свой сейчас круг и колесо истории. И рано или поздно появится человек, который попытается исправить ошибку, допущенную сейчас, сегодняшние ошибки Президента Путина. Ну, вот видите вопрос, появится ли этот человек и когда, и кто может быть таким человеком?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Что вы имеете в виду? Такой человек может появиться в России, потому что вы знаете, опять же таки, я тут хочу быть реалистом. Я не представляю, как Украина военным путем может вернуть Крым. Ну, просто не представляю. Если мы ввяжемся в это, сразу мы скорее потеряем Киев – это первое. Второе – ради чего? Мы сегодня достигли, у нас есть перспектива? Вот я хочу верить, что у нас есть эта перспектива и через 5 лет достичь уровня развития такого стремительными какими-то реформами и устранением коррупции и так далее, чтобы сами крымчане сказали: ребята, стоп, стоп, а вот наши родственники, друзья в Украине как зажили, а мы тут в этой России черт и что. Тут бедность и так далее, коррупция. Извините, я в этом плане демократ до мозга костей. Я был на Майдане только по тому, что появилась угроза, что мои конкретно, мои личные гражданские права будут ущемлены. Что я вот люблю в Facebook писать резкие какие-то вещи политические, меня за это посадить могут и так далее. Поэтому я пошел на Майдан, а не по тому, что я там за украинский язык был или там мне лично не нравился Янукович. Потому что я увидел угрозу появления авторитаризма. То есть, я тоже демократ. Если люди в Крыму, а это, я уверен, любой самый честный референдум покажет, другое дело, что там референдум был левый, но если провести нормальный референдум, хотят быть с Россией, пусть будут с Россией. Вот когда они захотят быть с Украиной, тогда они будут с Украиной. А силой присоединять какого-то, а нам говорили: нам уже досталось. Вот не надо так уже досталось, знаете. Тут возникает, он исправит ошибку не Хрущева как раз. Он исправляет ошибку, как он считает, ошибку Ельцина. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ошибку Ельцина. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Который признал административные границы государственными. Буть Путин на месте Ельцина, он сказал, ребята, хотите независимости, ок. Донбасс наш, юг наш, Крым наш, идите дальше, куда хотите. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А не удалось же этот фокус на востоке провернуть? Вот с референдумом то не вышло? Не может прикрыться сейчас Кремль результатами референдума на востоке. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Не может, потому что там другой состав этнический. Вот это как раз и проявление демократии. Северные районы Луганской области вообще украинизированы достаточно сильно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему им тогда не забрать своих боевиков и сказать, ребята, все, операция окончена. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: А потому что… Я общался вот с коллегами с партии "Развитие", которые вместе с Юрием Павленком ездили раздавать гуманитарную помощь в Славянск. Юрий Павленко –уполномоченный Президента по правам ребенка долгое время был он. Вообще украиноязычный человек, ему по-русски говорить сложно. У него акцент даже. Он говорил с ними на украинском. Прекрасно, нормально воспринимает, когда человек приходит к ним с помощью. Но когда он спрашивает, кого вы вините в своих бедах? Они не винят Гиркина. Они винят Украину, они винят украинскую власть. Извините, выиграть войну это еще одно дело. Я очень верю, что мы сможем с помощью запада, запад надавить на Россию, все-таки она хоть как-то ограничит помощь, а наши ребята, мы доведем до конца это. Но выиграть мир, вот в чем вопрос. И завтра эти люди, даже в демократических процедурах, они опять проголосуют за какую-то партию "Русский мир" однозначно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы верите, что такие тренды, такие политические тренды будут еще актуальны в Украине после всего пережитого?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Конечно. Я еще раз говорю, я общаюсь с людьми с Донбасса. Никто с Донбасса не стал ненавидеть Путина, никто не стал любить Украину. Ну, кто-то может, но массовое настроение следующее – да, эти придурки мародеры, негодяи. Они конкретно могут иметь претензии к ДНР и ЛНР, но для Украина она как была враг, она еще хуже стала, потому что убили родственников, разрушили дом. Знаете, как они мыслят? Мы воспринимаем, вот я тож…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подождите, а где же ими избранный Президент Янукович?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: А его они тоже ненавидят. Он их кинули, их всех кинули. Они считают, что единственный, кто их не кинул это Путин. Но, если сейчас он им перестанет помогать, они будут считать, что он их кинул. У них будет такая озлобленная. Тут можно валиться в какие-то рассуждения, что они неправильные, совки, но это наши граждане. В конце концов, 6 миллионов человек. Извините, каждый седьмой житель Украины. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нехорошо. Мы журналисты люди циничные и за это нам гореть в аду, так давайте обратятся пусть к Президенту Путину, предоставят ему возможность проживания. Вы видели, что как начистили рожи нашим переселенцам где-то там под Воронежем со словами "понаехали". 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Да. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понимаете, просто тут другое дел. Я уж не знаю надо ли винить власти или может быть спросить с этих 6 миллионов, ребята, так с кем вы? Вот в какой стране вы живете? Вы знаете, есть хорошее выражение "Что ваша родина там, где вы живете". 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Правильно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как можно жить в Украине и ненавидеть тех людей, которые…

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Стоп, стоп. Наша родина там, где вы живете. Многие из них родились в Советском Союзе. Они оказались в Украине. Не надо забывать это тоже. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так мы же свободные граждане. Чемодан взяли и отправились. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Вот они взяли чемодан, только в виде своей территории и решили отделиться. Можно на это и так смотреть. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Представьте, Олег, давайте вот Президент Порошенко говорит: все, ребята, мы сворачиваем антитеррористическую операцию и уходим с востока. Что будет? Давайте услышим ответ на этот вопрос сразу после небольшой паузы. Оставайтесь с нами. Олег Волошин высказывает свою сегодня точку зрения на Радио Вести. Добрый вечер! Это программа "Герой дня", в рамках которой мы сегодня общаемся с Олегом Волошином. Он высказывает свою точку зрения. Политолог, международник. Приветствую Вас еще раз в нашей студии. Кстати, не могу не спросить, за чиновничьей своей работой скучаете? Вот сколько вы в Министерстве иностранных дел провели время?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: На самом деле не так долго. Просто было интересно, яркая работа и запомнился, наверное, кому-то больше, чем многие коллеги, которые заслуживают этого гораздо больше, которые работали значительно дольше и успешней именно на дипломатической стезе, на дипломатической ниве точнее. Я все-то проработал с 2008-го по 2013-ый год. Полтора года работал в Москве пресс-таше нашего посольства в Москве. Что такое Россия современная и что такой путинский режим я видел своими глазами, живя там в этой среди. Можем весь эфир говорить о том, какая плохая Россия. Это ничего не даст. Все-таки украинцы в отличии от большинства россиян сейчас, слава Богу, в состоянии думать. Они не живут этим зомбоящиком, не превратались в ватников каких-то или там каких-нибудь там широварников или какой-то аналог ватников, не знаю. Они способны думать, поэтому я надеюсь на думающею аудиторию. Мы не можем выиграть войну с Россией. Объективно на Донбассе люди не считают себя украинцами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подождите, хорошо. Мы им говорим, ребята…

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Это их земля. Ну, послушайте…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, это наша земля, Олег. Так этнически сложилось это наша земля. Подождите, давайте откроем карту. Давайте откроем карту. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: А кто дал нам эти границы? Кто, Ельцен? Он же мог не признать, но мог?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но не Путин, и все. 

Олег ВОЛОШИН, кандидат политических наук: Какая разница? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, Олег. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Очень просто. Есть такая конфета "Ну ка отними". Вот мы могли бы сами украинцы силой тогда в 91-92-ом году забрать Донбасс или Крым. Черта с два. Не могли мы и слава Богу. Мы бы тогда утонули в крови вообще все как Карабах или как…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Олег, мы же понимаем…

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Молдова же Приднестровья потеряла. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не Донбасс же цель Путина – вот ведь в чем ужас. Потому что мои вот друзья в Крыму говорили, вот разные были мнения. Но уже там за сутки до референдума я понимала, что уже все, мы их теряем. И они мне говорят: да, мы будем голосовать за Россию. Вы не волнуйтесь, к вам-то не пойдут. Вот к нам не пришли. Какое количество погибших? Вот к нам не пришли, в Луганск не сунулись?

Олег ВОЛОШИН, кандидат политических наук: Вы знаете, какое главное настроение в Крыму? Главное, что войны нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О, прекрасно. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: А вот давайте объективно. Вы русскоязычный человек, я русскоязычный человек. Мы живем в этой стране. А ради чего война. Да, то есть, если мы понимаем, что дальше мы видим какое-то будущее Донбасса в Украине, мы готовы там устранить коррупцию, устранить это жуткое воровство на шахтах, копанки, этот криминал, люди живут реально в кошмарных условиях. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Благодаря власти, которую они выбрали, которая сбежала. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: В том числе благодаря этой власти. Но при любой власти так было. Вот этот регион, который был гордостью Советского Союза, куда ехали со всего Советского Союза, потому что там были высокие зарплаты, там славился труд шахтера. Да, людям надо еще объяснять, что поймите, шахты сейчас вообще не рентабельны. Ну, вы пойдите это простому человеку объясните. То есть, и вот сегодня…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот на Кузбассе состояние дел много лучше, чем на Донбассе?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Да. Они смогли реформировать эту отрасль, россияне. Я вам честно скажу, а шахты в Ростовской области вообще закрыты. Так это наша проблема.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот закрыты и будут на Донбассе закрыты. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Так проблема кого это? Это проблема простого шахтера? Да, это проблема всех элит. И кстати, элиты их сидят тут с украинскими паспортами кроме вот этих совсем оголтелые клики Янукович, которая убежал. То есть, остальные сидят здесь. И они как свои миллионы украли на Донбассе, так они с ними сидят. Я не особо вижу, чтобы эта власть как-то пыталась исправить эту ситуацию. Поэтому давайте просто подходить к этому трезво. Трезво заключается в том, что если мы видим план как мы дальше видим Донбасс в составе Украины, то давайте тогда эта война оправдана. Я думаю, вы интегрируетесь. Если нами движет страх, что дальше Гиркин пойдет на Киев, значит, давайте по периметру Донбасса размещать войска и не давать ему пойти на Киев. И должна быть какая-то цель. Не может быть просто принцип территориальная целостность. Извините, но это абстракция. То есть…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Для Путина не абстракция собирание русских земель, а для нас абстракция, Олег. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Слушайте, Британия отпускает Шотландию. Если шотландцы в сентябре проголосуют на референдуме за независимость, никто воевать не будет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте решать проблемы по мере их поступления, Олег, Как знать, как знать. Я вот возвращаюсь к вопросу русского языка, да, раз вы уже упомянули. Вы же прекрасно владеете английским. Чувствуете разницу между английским и американским английским? 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: В принципе произношение другое, слова другие, количество букв в слове program другое. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы чувствуете между русским и украинским русским?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Вот, кстати, вы правильно подняли вопрос. Не надо отдавать русский Путину. Я как русскоязычный украинец готов доказывать сколько угодно, что украинский русский другой и украинцы тоже другие. У меня мама с дальнего востока родом. То есть, я считаю, что здесь люди поняли, что такое свобода и ценят свободу. Вот это. То есть, делятся на самом деле… Есть прекрасные темы статьи в самой России, что не деление там на ватников или укрупов происходит, а деление, понимающих, что такое свобода, что такое гражданские права и в этом смысле мы европейцы, потому что мы уважаем других и не все, кстати. Тут есть, хватает людей, які дуже україномовні, але які якби Сталін був українцем, вони б його славили. Тому що їм потужно, сильно всіх вздрючувати. То есть, знаете, грузины тоже многие восхищаются Сталиным. Он же свой, но это ужасно. Сталин должен быть врагом для любого, потому что это образ. У него нет национальности, как у фашизма нет национальности. Это метод. Поэтому, вот Бродские, знаете, говорил, у меня из советской властью сугубо эстетические противоречия. У меня с Россией сугубо политические противоречия. Мне Россия в сто раз ближе любого Евросоюза – культурно, ментально, по многим другим параметрам. Но режим, который существует в России, который убедил русское общество в том, что имперские ценности важнее чем личная свобода, он для меня неприемлем. Именно такой режим они пытались построить тут через несколько месяцев зимой. Именно поэтому я пошел на Майдан. Это была общая угроза становления авторитаризма. Но для меня, как для человека мира, для человека либеральных взглядов в этом была проблема. И я уверен, ваши коллеги здесь, которые тоже из России приехали, приезжают, работают, для них Путин враг, режим, а не Россия. Если завтра бы Россия была демократической, честно, я бы очень по-другому смотрел на европейскую интеграцию. Я бы очень глубоко подумал, а нужно ли нам это. Если бы Россия была действительно, развилась как либеральная экономика, проводила реформы, и так далее, модернизировалась, чтобы был шанс. Если бы после Ельцина пришел не Путин, а кто нибудь другой, был шанс. Но пошли в другой путь, к сожалению. Кто-то в России считает, что нового варианта нет, иначе бы Россия распалась. Иначе бы Чечня бы ушла, Кавказ ушел, Татарстан ушел, но это большая другая длинная дискуссия. Для меня Украина это мой дом, потому что это другая Россия. Это свободная, которая может, если мы будем успешны, и Россия изменится. А некоторые тут считаем, давайте стеной отгородимся. Да никогда этого не будет, никогда. Пока мы не повлияем на Россию, Украина нормально жить не сможет. Вот это нужно признать и понять. Такой у нас сосед, нравится нам это или не нравится. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сила этого влияния, в чем заключаются, как вы думаете?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: В примере, в успехе. Поэтому сегодня нам нужен мир. Я помню, еще там в мае сказал, задача Порошенко это заключить максимальный неунизительный мир, выиграть время. То есть, по сути, о чем идет речь? Фактически закрыть глаза на Крым в ближайшее время. Военным путем мы его не вернем. Соответственно дальше можно торговаться там по поводу шельфа. Извините, вот у нас герои патриоты, мы не отдадим. А какого черта отдали шельф? Какой черт отдали платформы, находящие буровые наши газовые "Чермонорнефтегаза", находящиеся за пределами 12-мильной зоны территориальных вод? То есть, казалось бы, это точно можно было не отдавать. Все сдались, вообще с кораблями, которые можно было вывести в море или в Одессу перевести. Все бросили. А теперь ходят там Ляшко и всякие Парубий рассказывают, мы вернем Крым. Или там Гелетей: мы парад в Севастополе проведем. Это первое. Второе – сохранить внеблоковость очень просто. Не надо ничего делать. НАТО и так нас не готово принимать. Это факт. То есть, мы просто сохраняем внеблоковость, потому что нас никуда никто не примет. Мы только будем раздражать Россию. Вот две вещи, по сути. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Мы и дальше будем думать, как бы нам поступить так, чтобы не раздражать Россию? А когда Россия начнет думать, неплохо бы было поступать так, чтобы не раздражать хотя бы своих ближайших соседей. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: А мы можем выиграть войну? Вот я вам еще раз говорю, мы можем дойти до Москвы победить? Пожалуйста, Россия будет думать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нам не надо. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Послушайте, это мир, где доминирует право сильного. Можем победить Россию в войне, можем ей диктовать условия. Не можем, значит, сидим и думаем, как обхитрить Россию. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Почему Украина? Пусть идет на Латинскую Америку с войной?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Пусть, но не хочет. Еще раз говорю, я исхожу из позиции реалиста. Мы можем эмоционально, мы можем… Я уверен, что у нас нет ни одного жесткого логического аргумента как заставить Россию уважать Украину. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот хорошо. Президент Путин говорит, ребята, сворачиваем антитеррористическую операцию и уходим с востока. Что будет на востоке? Вот Донецкая и Луганская область?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Это другое совсем. На востоке, мы смогли, вот тут мы провели силы. Во-первых, не все районы Донецка и Луганской области… Сейчас большая часть территории за Украиной. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подконтрольная Украине. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Подконтрольна Украины. И не подконтрольной там силой оккупации, а в принципе нормально там воспринимают люди, более-менее. То есть, я не говорю, что они там полюбили сильно Украину и если завтра будет опять все плохо, они опять. По крайней мере воевать протии Украины не готова. Партизанского движения там в тылу украинских войск не развернулось. Это наша сила. Днепропетровск, Одесса, мой родной Николаев, они может быть там скептически в отношении Майдана, но они не за Россию. Вот где… По сути Путин берет то, что он может взять. В Крыму ему никто не сопротивлялся, вот он и взял. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот в Крыму, а теперь другой вопрос, если бы в Крыму стояли не корабли Российского черноморского флота, а корабли стран НАТО. Вот сунулся бы Владимир Владимирович со своим "Русским миром". 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Вы знаете, я вам скажу, он бы сунулся тогда, когда мы бы пытались выгнать корабли Черноморского флота и ввести туда корабли НАТО. Вот и все. Поймите же логику. Я это из самого начала говорил, он потому и сунулся в Крым, что он думал, что там будут корабли НАТО. Мы думаем, вот если бы были члены НАТО, то на нас бы не напали. Конечно, если бы были члены НАТО, на нас бы не напали, но только мы членами НАТО не были. Нам уже бы тогда оторвали Донбасс и Крым. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть перспектива в этом противостоянии между Россией?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: В войне нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А в мире?

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: В мире есть. Вот если мы используем мир для того, чтобы построить армию такую, чтобы я сегодня… Любой военный эксперт бы сказал, ребята, я вам гарантирую, что российские войска до Киева будут идти месяц, потеряют 150 тысяч человек по дороге и там 500 танков и так далее, то тогда есть. Если сегодня они дойдут до Киева 2 дня, встретят по дороге 500 человек и 10 танков, о чем тогда можно говорить?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Олег Волошин, политолог международник высказал свою не совсем оптимистичную точку зрения, но реалистичную, скажем так. Очень надеюсь, что это наша не последняя встреча. Будем смотреть, как развиваются события, и вернемся еще к обсуждению горячих тем в нашей стране и далеко за ее границей. Спасибо за то, что нашли время. 

Олег ВОЛОШИН, политолог международник: Спасибо вам. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо радиослушателям за доверие к Радио Вести. Приятного вечера.

Читать все
Читать все