СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Органы разведки, контрразведки наконец-то должны быть очищены от 5 колоны"

"Тема Калныша"Смешко: "Победить России в войне с Украиной невозможно"

Стенограмма эфира "Героя дня" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Это Радио Вести. В рамках проекта «Герой дня» я, Юлия Литвиненко, с огромным удовольствием представляю вам Игоря Смешко, украинского политика, лидера партии Сила и честь, генерал-полковника. А с 2003 по 2005 год, я напомню, Игорь Петрович возглавлял СБУ. Добрый вечер. 

Игорь СМЕШКО: Добрый вечер. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я напомню нашим слушателям, что у вас есть возможность задавать нам вопросы по телефону 390-104-6 – это телефон прямого эфира. И на правах ведущей этой программы я задам вам первый вопрос, Игорь Петрович. Потому что все эти новости о противостоянии между Украиной и Россией заставляют нас задуматься и может быть действительно прав тот, кто говорит – Украине нужно готовиться к самому плохому, а самое плохое, я даже не буду говорить о вторжении России. Потому что сегодня мы зачитали новость о том, что Лавров говорит, что миротворческий контингент всегда готов зайти на территорию падения малазийского Боинга. Чего только не придумает российская сторона. Понимаем ли мы, что террористические акты, работы групп диверсантов – это то, с чем в ближайшем будущем нам придется столкнутся? Или не рискнет Россия уж так обобрать все, во что мы верили до недавнего – дружбу между государствами, между народами. Все? Миф? Нет больше ничего?

Игорь СМЕШКО: Очень все не просто. Но чтоб попытаться кратко ответить на данный вопрос, здесь есть две составляющие. Одна – объективная. С объективной точки зрения, вы знаете, почему развитые цивилизованные страны, у которых есть демократия. При чем, она так же не идеальна. Как говорил Черчилль, нет ничего хуже системы, чем демократия, но ничего лучшего человечество не придумало. Но демократия тем и отличается, что в ней предсказуемо поведение правительств. И очень сильный внутренний контроль гражданского общества на правительство. Мы имеем дело с правительством РФ, которое имеет не демократическую форму правления, авторитарную. И все зависит практически от одного человека. И если разложить на две полочки – на одной – объективные показатели, в принципе, мы уже говорили об этом, то, что совершил президент РФ Владимир Путин – это преступление не только против украинского, но и против российского народа. Потому что он мгновенно ликвидировал своего самого лучшего потенциального союзника, страну, которая никогда не планировала ведение боевых действий с Россией, он отобрал нашу территорию, он угрожает другой части территории и он угрожает существованию нашего государства. На сегодняшний день он так поляризовал ситуацию с нами, что он фактически сделал оппонентом и вражеской страной номер один нашу самую недавно близкую и братскую страну. Но логика поведения государства с авторитарной формой правления практически отсутствует, ведь ставки каковы. Самое страшное для человека – испытание властью и деньгами. В этом случае люди часто теряют здравый рассудок. С точки зрения военной, победить России в войне против Украины невозможно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: От чего же? 

Игорь СМЕШКО: Потому что боеспособного, способного наступать контингента вооруженных сил России – это около 100-150 тысяч человек. До Киева можно дойти, еще очень быстро. Выйти нельзя будет. Ведь в войне это не значит взять город и не значит занять территорию, даже большинство территории. Потом, как удержать эту территорию и как выйти с этой войны – вот этой логики, к сожалению, нынешнее руководство РФ пока, я вижу, не понимает. Но я надеюсь, все-таки, что здравый смысл им подскажет. Возьмите ресурс РФ – это 148 миллионов. У нас около 48 миллионов. Соотношение 1:3. Народ украинский уже доказал, что он отличается от российского народа и если эскалация конфликта пойдет дальше, то у России только один выход с этого конфликта – это распад РФ. Это говорит логика, военная логика. Но, к сожалению, гарантировать то, как поступит руководство нынешнее РФ, никто не сможет по одной простой причине. Массовая пропаганда, которая сейчас работает на войну, создала рейтинг больше 80% действиям президента РФ. Для него выйти из этой ситуации, сохранив лицо, я даже не представляю как на сегодняшний день это предполагается сделать. Потому что дальнейшая эскалация конфликта – это стратегическое поражение России в будущее с возможностью интеграции. Но остановка этого конфликта – это угроза, опять таки, одному человеку с его огромным рейтингом и при этом он имеем всю полноту власти. Заканчивая, старый римский принцип: хочешь мира – готовься к войне. У Украины нет выбора, Россия нам не дала выбора. У нас постепенно наращивать мощность наших вооруженных сил и готовится к защите. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как долго мы будем защищаться? 

Игорь СМЕШКО: Это зависит не от нас. Ведь не мы…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо. Когда вы говорите – все зависит… Да, не мы. Но мы ведь и войну не объявляем России при всей подлости поведения Кремля, когда желаемое выдается за действительное, когда мы понимаем, что присутствие миротворческого контингента просили и сепаратисты, просили террористы на самом деле. Вот сегодня Лавров заявляет, что миротворческий контингент может зайти с разрешения Совета безопасности ООН, если нас попросят, чтоб мы разрешили… Уже неоднократно звучали такие заявления, чтоб Россия способствовала тому, чтоб группа экспертов смогла беспрепятственно попасть на территорию, которая контролируется террористами ЛНР. 

Игорь СМЕШКО: Это цинизм. Работа исключительно на внутреннее потребления, для своего внутреннего потребления. Весь мир после катастрофы с Боингом, этой трагедии, он начал группировать общественное мнение против российского руководства. Машина пропагандистская работает очень сильно. Только Russia Today имеет уже больше пол миллиарда бюджет на год. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Игорь Петрович, а вот когда вы возглавляли Службу безопасности, ведь вы на самом деле не могли не понимать вот эти риски – Черноморский флот РФ, который базировался на нашей территории, необходимость освещения всего, что происходит в Украине, собственно говоря, и медиа для так называемых нуждающихся в защите русскоязычного населения, по словам Путина. Ведь можно было эти все медиа-ресурсы хотя бы обеспечить. Потому что информирован – значит вооружен. 

Игорь СМЕШКО: Понимаю, вопрос справедливый, но он немножко не ко мне. Я ушел с должности в феврале 2005 года. Вы помните, что у нас в 2004 году была Тузла? Вы помните, что у нас тоже был первый Майдан? Но Россия не вмешалась. Тогда состояние нашего силового сектора было достаточно мощным и мы умели находить аргументы для того, чтоб остановить нашего официально, даже на тот момент, стратегического партнера. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажите честно, могли тогда силовой вариант применить? 

Игорь СМЕШКО: Россия тогда применить его не могла. Она в общем, впервые…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но советовали? 

Игорь СМЕШКО: Конечно. Если вы имеет в виду, что советовало руководство России применить к тогдашнему руководству Украины применить силовой вариант…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В частности, Леониду Кучме говорили? 

Игорь СМЕШКО: Сейчас мы уже знаем о том, что да, президент РФ советовал об этом президенту Кучме. Но откровенно вам скажу, что на моем уровне, по моей занимаемой должности мы не имели подобных советов. Да мы бы к ним и не прислушались. Потому что у нас была своя Служба безопасности, украинская. И она выступала в правительстве инициатором мирного развития событий. Практически в правительстве единственная структура, которая тогда стратегически повлияла на точки зрения во всем спектре – Служба безопасности. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но Служба безопасности, когда мы говорим, появления таких медиа, которые могли бы… Russia Today, пожалуйста, которые могли бы рассказывать о жизни и о состояние дел в Украине для иностранных слушателей, для иностранных зрителей – это на самом деле означает, что если бы эти каналы были, то мы бы понимали, что в стране реализуется политика информационной безопасности в том числе. Давайте о информационной безопасности сразу в следующем блоке. Я напомню, что сегодня в программе «Герой дня» Игорь Петрович Смешко, украинский политик, лидер партии Сила и честь, генерал-полковник, а с 2003 по 2005 – руководитель СБУ. У вас есть возможность задать вопрос по телефону 390-104-6. Будьте с нами, это Вести. 



Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Программа «Герой дня» на Радио Вести. Сегодня Игорь Смешко, украинский политик, лидер партии Сила и честь, генерал-полковник. Вот мы вспомнили о работе СБУ и Игорь Петрович уже отмежевался, говорит, что медиа не совсем было в поле наших интересов, в поле нашей ответственности. Но тем не менее, Служба национальной безопасности и обороны, Служба безопасности, Министерство обороны все 23 года, все работали и нам казалось, что спите спокойно, жители Багдада, в Багдаде все спокойно. Вот мы примерно так исповедовали такой принцип. А оказалось, что это все была фикция и вывеска на самом деле. Никакого покоя, спокойствия не было, мы позволили Дмитрию Киселеву сказать с экрана российского телевиденья о том, что сила украинской армии в ее отсутствии и дальше вы знаете. Означает ли это, что переоценка ценностей произошла и осознание, и система ответственности у нынешней власти совершенно другая? О какой перезагрузке мы будем говорить сейчас? 

Игорь СМЕШКО, политик, лидер партии Сила и честь: Понимаю. Во-первых, в 91 году мы унаследовали от Советского союза почти миллионную группировку войск на нашей территории и третий ядерный потенциал. Украинцы – это всегда были лучшая часть сержантского, большинство сержантского корпуса императорской армии Красной армии. Второй офицерский корпус говорит о качестве украинцев, как солдат и офицеров, даже не о чем говорить – это лучшие солдаты. Однако, к сожалению, с 91 года мы постоянно сокращали нашу армию. Сначала дали третий ядерный арсенал под давлением России и США. Затем мы безумно сокращали вооруженные силы, потому что считали – нам никто не угрожает. Вы знаете, будучи начальником главного управления разведки Министерства обороны в 99-ом году на закрытом обзоре подготовке стратегического плана вооруженных сил, я помню, за день до этого доклада мне пришлось заменить моего первого зама, который по должности был замначальника штаба по разведке, где фактически было сформировано предложения министра, начальника Генштаба, где видели Россию потенциальным нашим врагом и рассматривали два локальных конфликта для наших вооруженных сил с нашими двумя западными соседями. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С кем? 

Игорь СМЕШКО: Я не хотел бы конкретизировать, но вы понимаете. И вот за день буквально мне пришлось заменить моего первого зама на докладе. Я отказался докладывать то, что было подготовлено управлениям разведки Генштаба, моими подчиненными. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подождите. На основании данных контрразведки или на основании…?

Игорь СМЕШКО: Разведки, военной разведки. И вот тогда, Юля, одну минутку, я заканчиваю. Вот тогда впервые, кстати, военная разведка перед руководством страны поставила вопрос – да, Россия, конечно мы не можем ее рассматривать как потенциальный наш враг, мы не могли об этом даже подумать, мы вместе учились в одних академиях, заканчивали одни ВУЗы, мы действительно братья, только братья наоборот – старший брат – это мы, а младший брат – это россияне. И опять, нужно различать слово «русский» и «российский» - два разных слова. Прямые потомки русских – это украинцы. Но чистый расчет показывал даже в то время, что наша группировка осталась вооруженная на западной границе, а Россия в это время подтянула и развернула полную группировку на нашей границе. Я тогда в разрез с начальником Генерального штаба и министра обороны высказал свое мнение, что думать о том, что вооруженные силы наши должны строится на манер того, что у нас два локальных конфликта на западе – это просто глупость по одной простой причине, что наши западные соседи – уже члены НАТО. И пятая статья НАТО говорит о том – атака против НАТО – атака против всех. А вот вопросы о том, что мы абсолютно оголены на северо-востоке, группировка российская развернута там с чисто военной точки зрения, дает нам основания очень серьезно задуматься о нашей боевой готовности и подготовки плана стратегического применения наших вооруженных сил. Правда, это был мой последний доклад. В 2000 году должен был подать в отставку с должности начальника Главного управления разведки Министерства обороны. Это немножко предыстории. Но это был голос вопиющей в пустыне. И я лично, поверьте, я в то время не верил в то, что Россия может иметь планы по военному противостоянию с Украиной. Для нас был шок. 2013 и 2014 год для нашей страны, для нашего народа был шок. В тот момент, когда Майдан остановил диктатуру и заплатил сотней жизней за то, чтоб остановить диктатора в стране и попытку создать у нас вертикаль власти феодальную по сути, во главе с организованной преступной группкой наверху – в это время Россия, когда мы были обескровлены, когда у нас фактически правительство легитимное исчезло – оно нанесло нам удар в спину. Этого никто не мог предсказать. И вот сейчас рождается совершенно другое качество и новые вооруженные силы. То, что говорят, что у нас нет вооруженных сил – это не правда. У нас рождаются снизу наши батальоны и низовой сектор – это герои и патриоты. Наша проблема сейчас – уровень стратегического управления. К сожалению, мне кажется, что до сих пор он не почищен. Он до сих пор не восстановлен. И наши проблемы сейчас с ведением АТО – это проблемы стратегического и тактического уровня, но не проблемы тактического внизу. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, о стратегии ведения АТО мы поговорим. А состояние дел военной разведки? Слушатели нам задают такие вопросы. Если Украина располагает фактами, доказательствами присутствия российского, если у нас есть факты того, что мы знаем откуда на самом деле и кто сбил малазийский Боинг, если появляется информация о том, что был пойман и обезврежен стрелок, который работал на территории ЛНР – их достаточно много этих сообщений. Но где фактаж? Где эти люди? Вот то, что делает Россия – они карты на стол, они это предъявляют. Что наша разведка? Где эти военные эксперты? 

Игорь СМЕШКО: Во-первых, Россия карты на стол не кладет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В свою пользу. 

Игорь СМЕШКО: Она фальсифицирует факты и очень профессионально, медийно их доносит до аудитории. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы помните это интервью, когда наши офицеры были задержаны, в уничижительной форме было записано это интервью. 

Игорь СМЕШКО: Ну это же не факты. Это просто показывает о том, что издевались над нашими. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это фактаж, который был…

Игорь СМЕШКО: А вот фактаж, о котором вы говорите, вы абсолютно правильно говорите. Для меня тоже загадка, к сожалению, я ведь практически 10 лет не являюсь членом правительства, поэтому я могу только смотреть с той же стороны, что и вы смотрите. Но вот я проехал много западных столиц в последнее время, вел переговоры. И там мне постоянно тоже задают вопрос – почему в американском Конгрессе шеф военной разведки дважды уже докладывал о ситуации в конфликте между Россией и Украиной? Где ваши руководители разведки? Где они? Почему они не делают брифингов? Почему они не дают факты, которые могла бы использовать в том числе и западная общественность в выработке своей позиции в отношении этого конфликта? К сожалению, наше разведывательное обеспечение АТО очень сильно страдает. Колоны, которые попадают в засаду, наши группировки военные, которые попадают под перекрестный огонь, как только выводится в район сосредоточения – это все говорит, к сожалению, о проблемах в системе разведывательного обеспечения АТО. Но это должен спрашивать тот, кому они непосредственно подчинены – верховный главнокомандующий. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопросы от слушателей: «Спросите у Игоря Смешко, как он оценивает кадровую политику в системе безопасности на сегодня? Действительно привлекаются лучшие кадры или остался принцип политической необходимости? И перенимается ли опыт противодействия террору таких стран, как Израиль?»

Игорь СМЕШКО: К сожалению, ответ отрицательный. Я, к сожалению, до сих пор не вижу, что у нас произошли серьезные изменения в кадровом обеспечении силовых структур с точки зрения трех критериев: лучшее образование по данному направлению работы; второе – профессионализм, который доказан предыдущей работой и третье – порядочность, личная порядочность. К сожалению, кадровые назначения у нас, хотя мы боремся за демократию… Единственное, что нас может спасти в нашем конфликте – это если мы построим действующую демократию и нашим примером мы сможем цивилизацию продвинуть даже за наши границы. Но демократия – это транспарентность, это открытость. При кадровых обеспечениях, слышали ли вы, что кто-то объяснял, почему делается следующее кадровое назначение в силовой блок по критериям образование, практическая работа по данному направлению, успехи и исключительная внутренняя порядочность и патриотизм? Мы имеем кадровые назначения без объяснений. Конечно, эти кадровые назначения пока еще идут по политическому признаку. Президент объективно делает все возможное, я верю в это, но он пришел без команды. Команду после победы очень тяжело формировать. Я ему не завидую, но если дальше будет так же продолжаться принцип, который и до него был – назначаем тех, кому лично доверяем с точки зрения своей политической силы, а не с точки зрения профессиональности и аполитичности, нас ждут проблемы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но система доверия – это тоже не маловажный фактор. Это примерно немножко иной принцип таких однокашников. Итан Принстон, выпускники из Итона Принстона и это многое объясняет. Это некое братство такое. Согласитесь, что и вы, наверное, в своей кадровой политике все-таки руководствовались принципом доверия. Понятно, что вы разведчик – доверяй, но проверяй. Но принцип доверия – это… 

Игорь СМЕШКО: Я хочу вам честно ответить, я так же живой человек. Большинство моих ошибок, которые я в жизни делал, к сожалению, это тоже кадровые ошибки. Причем, метаморфозы странные с людьми происходят. Вы говорите, Итон Вест Поинт, а у нас тоже так. Я знал своих подчиненных, которым по 30 лет, начиная от курсанта, доходил до генеральских эполет. И с многими происходили страшные метаморфозы. Я был полностью был в нем уверен и действительно, если б была война с командой пристегнуть штык, он бы со мною пошел. Когда он получал во власти деньги, люди менялись. И вот здесь личное доверие. Опыт, 4 век до нашей эры, трактат древнеиндийский, где написано кого брать, кого не брать правителю, который приходит к власти. Так вот, всем, кого не брать, обязательно исключить детские годы вместе, исключить соратников, которые помогли победить в борьбе за трон. Потому что их кирпич будет всегда главный, не рассчитаешься с ними. Три критерия, кого брать: первое – лучшее образование в стране по данному направлению. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подождите. Вот эти три пункта, три критерия мы сразу расскажем в следующем блоке. Я напомню, что сегодня в программе «Герой дня» Игорь Смешко. Будьте с нами. 



Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Игорь Петрович Смешко сегодня у нас в гостях, украинский политик, лидер партии Сила и честь, генерал-полковник, некогда руководитель СБУ, было это с 2003 по 2005. Мы на самом интересном месте с вами остановились. Вы стали перечислять те качества истинного профессионала, которому можно было бы доверять и которых так оказалось мало в системе государственного управления. Итак, вот эти три, вы сказали, критерия, важных фактора. 

Игорь СМЕШКО: Собственно говоря, не я сказал. Это еще в 4 веке до нашей эры в одном из старинных индийских трактатов, если перевести на наши термины, сказано правителю, который получает власть, кого рекомендуется брать в непосредственные свои подчиненные и помощники. Первый критерий – лучшее знание, образование в данном направлении (сельское хозяйство, финансы, вооруженные силы, ведение войны»; второе – наличие в его биографии практического опыта работать в данном направлении, которое принесло положительные результаты и успехи; третье – высокая внутренняя порядочность и патриотизм. В чем она определяется? В том, что он никогда не предал своего бывшего руководителя. Вот в этих критериях руководитель берет лучшего профессионала и патриота в своей стране, но они лично ему ничем не обязан. Он может дальше смотреть по результатам работы, он справляется с этим направлением? В это же время готовить скамеечку запасных. Но если происходит назначение по принципу личного доверия, вот как вы говорили Итан Вест Поинт, на уровне нижнем, среднем оно еще может срабатывать. На уровне высшего политического руководства – это очень тяжелая вещь. Школьные друзья будут считать – так мы ж были практически одинаковы, ты мне обязан. Соратники по партии, которые помогали, плечо подставляли – вот мой кирпич и мое бревно было самое главное, без этого не получилось бы – должен рассчитываться. Ну, лично мой опыт, я могу ошибаться, мне подсказывает, что только категории тройных критериев и можно получить, особенно в критические моменты истории, тех профессионалов, которые способны спасти ситуацию. И кроме того, мой опыт жизни и работы около 10 лет на западе. Как же там система? Там система как раз так и сбалансирована, что любой лидер государства, который приходит и получает на время, ограниченное время власть, он имеет маленькую шкалу, кого можно назначить, политически назначить в руководство структур. Но это маленькая группа, фактически первых руководителей, у которых, если это политические назначения, функции сужены, а профессионалы, которые находятся под ним – это абсолютно аполитичны. Им категорически запрещено участвовать в какой-то политической деятельности и этот костяк несет 90% профессиональных функций данных Министерством. Вы понимаете, что есть преемственность, а политические назначенцы не могут выстраивать свою вертикаль. У нас же, к сожалению, мы оставили политическим назначенцам всю полноту власти профессионалов и каждый новый политический назначенец пытается выстроить внизу вертикаль по принципу Итан, Вест Поинт, друзья. От сюда и вымываться начал у нас с 2005 года профессионализм. Мы получили то, что получили. Ведь не забывайте, еще в 2004 году, у нас это был год последних бригадных учений в вооруженных сила, бригадного уровня. После этого не одного учения бригадного уровня мы не провели. И в 2004 году мы развернули бригаду в Ираке за считанные месяц-полтора, где американцы приезжали и показывали остальным контингентам образцовое образование базы военной, которую сделали. Кстати, вообще сейчас начальник Генерального штаба назначен бывший начальник штаба этой бригады в Ираке. Это, безусловно, я лично считаю, это положительное назначение, он профессионал. А если бы у нас по данному принципу подходили и раньше… Собственно говоря, у нас с начала кризиса, с марта месяца и наша общественная организации, и наша политическая партия ветеранов, мы советовали, мы называли тех генералов, которые были готовы еще тогда взять на себя ответственность за вооруженные силы, за силовой блок Министерства внутренних дел. Потому что, простите меня, невозможно сразу стать на должность первого лица в силовом ведомстве, не пройдя в этом ведомстве по ступенькам от лейтенанта до маршала, не имея стратегического образования по данному направлению, не имея опыта. Опыт, к сожалению, зарабатывается годами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть реплика нашего слушателя: «Почему военных военной части А-1225 не обучают разведдела, а только заставляют вениками махать? Вот в чем проблема»

Игорь СМЕШКО: Это вопросы к их командирам. Вот здесь тоже очень важный вопрос. Вы знаете, за чистоту рядов вооруженных сил, за работу с подрывными элементами отвечает военная контрразведка. За последнее время, я могу сказать, что классическая контрразведка Службы безопасности заслуживает добрых слов. Мы имеем большое количество захваченных разведчиков, диверсантов, но у меня огромные вопросы к военной контрразведке. Потому что мы услышали о том, что в штабе АТО был задержан, будем говорить, враг, который работал на другую страну. Мы до сих пор не знаем не фамилии этого человека, не кто он, и он ли один. А военная контрразведка как раз и должна работать в поле, начиная с наших батальонов и наверх по выявлению 5 колоны. Ведь 5 колона, мы объясняем наши неудачи тем, что у нас была 5 колона во всех силовых структурах. Верхушка колоны исчезла, удрала. Но ведь колона так и определяется – это вертикаль, глубокоэшелонированная вниз. Прошло почти 6 месяцев. Где эта колона? Где эта колона почищена в вооруженных силах? Кто может сейчас поручиться, что эта колона, посаженная сбежавшими министрами, до сих пор не действует? Эта работа военной контрразведки. Попадание в засаду наших подразделений – это работа, во-первых, разведки – куда выводились без разведывательного обеспечения наши части. Но если попали, дальше это работа военной контрразведки – почему мы туда попали и кто эту информацию передал противнику? И учится здесь некогда. Здесь нужно с колес начинать работать. К сожалению, опять-таки, в 2004 году СБУ по моей инициативе военную контрразведку собрала в кулак, создала департамент военной контрразведки и согласовала с президентом на то время и министром обороны Евгением Марчуком, а также про информирование председателя комитета Верховного Совета о передаче органов военной контрразведке в вооруженные силы. Кстати, войну Великую отечественную мы выиграли, когда контрразведка Смерч, подчинялась наркому обороны, а не министру НКВД Берии. Во всех странах мира это непреложный опыт. Если у армии вооруженных сил нет, своей собственной военной контрразведки, выиграть войну невозможно. Эта военная контрразведка после победы второй мировой войны была передана в 45 году Сталиным в КГБ, потому что Сталин боялся больше всего победивших маршалов и армию, которая имела колоссальный авторитет. Он эту контрразведку вывел и стал приглядывать за этими маршалами и за армией. Но сейчас это же анахронизм, это нонсенс – существование военной контрразведки внутри СБУ, которая показывает свою полную на данный момент неэффективность. Если гражданская контрразведка работает отлично сейчас на сегодняшний день, я это сказал, то военной контрразведки работы лично я не вижу. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Известна ли главная цель противника? На этот вопрос могла бы ответить военная разведка? 

Игорь СМЕШКО: Военная разведка обязана сейчас отвечать на очень многие вопросы. У нее есть компоненты – тактический, оперативно-тактический и стратегический. Я вчера только вернулся из района сосредоточения на боевых позициях одного из новых сформированных батальонов территориальной обороны, над которым наша общественная организация и наша политическая партия Сила и честь взяла шефство. Мы туда доставили средства защиты, разведки и средства закрытой связи на суму около полумиллиона рублей. И я поразился – в этом батальоне отсутствует контрразведчик. В этом батальоне отсутствует элемент интегрированной системы главного управления разведки военной. То есть, вы понимаете, это нонсенс. При чем, обеспечение, базовое обеспечение на батальоны территориальной обороны Министерства обороны почему-то положены на местные советы, на общественные организации и при минимальном обеспечении со стороны Министерства обороны. Это говорит все против векового опыта ведения боевых действий. Опять-таки, мы должны склонить голову перед добровольцами, перед теми призывниками, которые умирают в данный момент за всех нас там. Батальоны прекрасно сражаются, но уровень оперативно-тактический и стратегический пока, я такой же как и вы, я наблюдаю пока по телевизору за всем этим, вызывает огромные вопросы. Где руководители соответствующие, которые с точки зрения информационной безопасности государства должны нам объяснять, что происходит. 79 аэромобильная бригада, 150 человек, которые 4 месяца воевали, были выведены на отдых. Они перед экранами телевизоров ведущих наших каналов говорят – послушайте, мы хотим поехать дальше сражаться, а нам сказали, что мы профнепригодны и собираются нас расформировать и послать в запасные части на запад в то время, как на западе показывают телевизоры – перекрывают члены семьи призывников в Закарпатье для того, чтоб их не посылали в зону боевых действий. И где представители этого командования, которые должны четко, немедленно объяснить ситуацию, что происходит. Говорить о том, что проходит внутреннее расследование – это очень мало говорить. Это говорит, что у обычного народа возникает вопрос – а адекватно это руководство или нет? Во время боевых действий должны говорить не представители пресс-службы аппарата РНБО или АТО, а должны говорить те люди, которые персонально отвечают за ведение боевых действий. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А у нас сегодня говорит Игорь Смешко, украинский политик, лидер партии Сила и честь, генерал-полковник. Продолжим через пару минут. 


Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это программа «Герой дня». В этой части уже на ваши вопросы, а все это время на мои отвечал Игорь Петрович Смешко, украинский политик, лидер партии СИЧ, Сила и честь, генерал-полковник и экс-руководитель СБУ. 390-104-6, вот эти 15 минут будут принадлежать только нашим слушателям. У вас будет возможность высказать свое мнение, задать вопрос. Но я не могу не вернутся к вопросу, который так и остался у нас без ответа. Известна ли главная цель противника? Спрашивал у нас киевлянин, потому что реально напуганы. Пока слушали новости я вот спросила у Игоря Петровича чего стоит нам ждать, опасаться. Мы понимаем, что война уже началась и много ваших коллег побывало за это время, за эти последние несколько месяцев в этой студии. Разные сценарии, разные варианты высказывали. Говорили, что Владимир Владимирович одержимый идеей воссоздания Советского Союза, без Украины Советский Союз он не воссоздаст. У него есть проявление молдавской территории в Приднестровье, Грузию он может обойтись тоже оккупированными территориями. А как быть с Украиной? Ему даже все остальное не надо, Украину ему подавай. Сможет ли выстоять Украина, как отдельное государство? Мы понимаем, что мы живем в слиянии и поглощении, но не хотелось бы, чтоб это случилось именно с нами. 

Игорь СМЕШКО: У меня нет сомнений, что Украина выстоит, Украина выйдет еще сильнее из этого. Конечно, главный вопрос – какой ценой. Потому что одна человеческая жизнь – она бесценна. Это весь целый мир. И здесь опять все зависит от того, насколько монолитно мы сможем показать, что завоевать нас невозможно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот есть мнение, что сейчас мы побеждаем. У нас есть мнение, что мы побеждаем, судя по сводкам, которые приходят к нам из зоны АТО. Значит это кольцо сжимается. Но то, о чем мы говорили в самом начале – диверсанты будут проявляться, террористы затаятся в других регионах. Они будут бежать с Донецкой и Луганской области. Где они появятся? Где будут взрываться эти взрывпакеты и вот это ужас террора, который известен тем территориям, где побывала нога маскирующегося под миротворца русского солдата?

Игорь СМЕШКО: Вот здесь самое главное – во-первых, нужно восстанавливать боеготовность и строить мощную армию. Вооруженные силы Украины наконец-то займут достойное место в структуре государственного управления. Но параллельно органы разведки, контрразведки наконец-то должны быть очищены от 5 колоны и стать высокопрофессиональными, потому что наступает их работа. Я уже не говорю о Министерстве внутренних дел, которое должно быть немедленно реорганизовано. Необходимо создавать национальную полицию, муниципальную полицию, необходимо перейти на новые принципы. Мы имеем колоссально раздутые штаты при часто мизерной эффективности этих органов. И это все нужно параллельно вести с ведением боевых действий. Но иного выхода у нас нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Обращается к вам слушатель: «Товарищ генерал, я сам служил (спрашивали про военную часть 1225). За полтора года стреляли всего три раза, а разведделу вообще не обучили. Вина в этом руководителей, какие просто сливали армию и разведку. Хотелось бы поехать защищать родину, но нет военной специальности, а только уборка территории». Вот что думают наши слушатели. 

Игорь СМЕШКО: Как можно тут что-то сказать? Опять-таки, кадровый вопрос, 5 колона ведь не прочищена. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И этот извечный вопрос – нет денег. Как надоело мне уже слушать – нет денег. 

Игорь СМЕШКО: У нас богатейшая страна. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Куда они деваются эти деньги? 

Игорь СМЕШКО: 2013 год, только бизнес-империя Курченко на неуплате налога с контрабандно ввезенного в страну бензина и дизельного топлива не уплатила 1 миллиард долларов. И что? Где же наши правоохранительные органы, которые вернули эти деньги? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ведут ли спецслужбы Украины работу по возврату из России Януковича и членов его правительства?

Игорь СМЕШКО: Это вопрос к руководителям нынешним. Я точно нахожусь в таком же положении и считаю, 6 месяцев – это уже огромный срок. И эффективность должна проявляться не словами, а делами. И наше общество в праве ждать эффективной работы наших спецслужб. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть тут интересный еще вопрос: «Каков выход из данного конфликта между Россией и Украиной? Только ли отставка Путина и тогда народы смогут воссоединиться? Или оставшийся у власти Путин может лишь извиниться, и тогда будем контактировать?» - это вопрос из Москвы такой задала вам. Давайте пока вопросы наших слушателей. Конечно, слушателя из Москвы мы тоже не оставим без ответа. Вот есть телефонный звонок. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Инна, я живу в Боярке. У меня Игорю Петровичу низкий поклон. Он такой патриот. И в отличии от многих ваших гостей, уверенно сказал, что Украина сильнее России. Это очень приятно. А вопрос заключается в том, я проведывала в госпитале наших мальчиков и вот как считает гость – этих людей не забудут, когда пройдет время? Мы все на это надеемся. Будут ли им какие-то дополнительные льготы, кроме того, что они будут признаны участниками боевых действий? Потому что, вы же сами понимаете, все пройдет, а проблемы со здоровьем у людей останутся. Спасибо вам большое. 

Игорь СМЕШКО: Большое спасибо вам, спасибо за любовь к Украине. Обязательно, я не сомневаюсь и наша молодая общественная организация, и политическая сила, костяк которой – это ветераны всех силовых структур – мы не дадим правительству покоя, пока наши герои, а это герои, это рождающаяся армия и все силовые структуры, которые уже кровью заплатили за нашу свободу, они должны занять достойное место в жизни нашего государства. На их примере мы и должны воспитывать последующие поколения. Лично меня воспитывали на героях Отечественной войны. Ну для нынешнего поколения живые герои – это те ребята, которые находятся сейчас в госпиталях, которые практически на любви и патриотизме в неимоверных условиях, без серьезной поддержки, они уже остановили де-факто планы по аннексии большей части территории нашей страны. Я не сомневаюсь и обещаю, что лично я и все мои товарищи, мы сделаем все возможное, чтоб статус этих героев был соответствующий в нашем государстве со всеми льготами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я сейчас подумала, а на каких же героях воспитывался Владимир Владимирович Путин? 

Игорь СМЕШКО: Я думаю, что он очень плохо учил историю, и я думаю, что у него тоже произошло, он очень быстро на лифте поднялся по служебной лестнице и оказался на том Олимпе, где очень скоро ближайшее его окружение стало говорить ему только то, что он хочет слышать. Это огромная опасность. Еще раз возвращаюсь – искушение властью, деньгами – оно делает с людьми, даже умными, страшные метаморфозы. Это самый страшный наркотик души человеческой. Впрочем, я не хочу разбираться в тонкостях. То, что он совершил – это страшнейшее преступление. 150 миллионов на 1/6 часть суши с Уралом, за которым 1-2 человека на километр, а 2 миллиарда Китая находится рядом. Что будет делать наш недавний друг РФ, когда ей нужна будет помощь? И как можно было так ударить ножом в старшего брата, который дал и государственность, который дал и религию, который создал империю. Не забывайте, империя родилась только тогда, когда Богдан Хмельницкий создал государство украинское и прикрыл московское государство от главного врага – Речи Посполитой, от татарского хана. И с помощью Украины возникла Российская империя, которая от московского государства фактически взяла слово «Россия», заимствуя его от Киевской Руси. Но еще раз повторяю – конечно борьба очень высокая для господина Путина. Он это прекрасно понимает о том, что лучшая часть того государства – это как раз Украина. Но это независимое государство и это совершенно разные народы по ментальности. И украинский народ это уже доказал. Наша национальная идея отличается от национальной идеи России. У России Бог, царь и отечество. У нас – Бог, свобода, семья и отечество. Наш царь – это личная свобода и наша семья. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Игорь Петрович Смешко сегодня высказал свою точку зрения в эфире Радио Вести. Украинский политик, лидер партии Сила и честь, генерал-полковник. Очень много мы могли еще с вами обсуждать тем. Я очень надеюсь, что эта наша не последняя встреча. Всегда добро пожаловать. 

Игорь СМЕШКО: Спасибо большое. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Приятного вечера всем, кто остается вместе с Радио Вести. Сакен Аймурзаев сегодня этим вечером будет коротать с вами ближайшие несколько часов. А я встречусь с вами завтра. Всего доброго.

Читать все
Читать все