СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"На самом деле никакой монополии на русский язык нет"

"Тема Калныша"Карин: "Люди уже наелись русского мира"

Стенограмма "Героя дня" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Меня зовут Юлия Литвиненко и я с огромным удовольствием сегодня в рамках проекта «Герой дня» представляю вам Юрия Карина, координатора общественного движения «Информационное сопротивление». Юра, добрый вечер. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Добрый вечер. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С «Информационным сопротивлением» образованный человек каждый, мне кажется, знаком. Мне дважды посчастливилось, вот вчера я общалась с Дмитрием Тымчуком и задавала ему вопросы. Сегодня, я надеюсь, не менее откровенны будете и вы. Хотя, своих информаторов Тымчук не сдает. А это очень интересный вопрос для нас журналистов. Вы, как бывший корреспондент, это знаете. Вот, система информирования и сбор информации. Потому что на самом деле Тымчук и вы, по сути, стали известны благодаря тому, что мы стали получать горячие сводки с фронта. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Мы с Тымчуком военные журналисты по образованию. То есть, происходящее сейчас для нас, скажем так, не стало чем-то новым. То есть, создать систему получения обработки, анализа информации мы сумели без особых проблем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тымчук там был, у него опыт работы в Ираке, он побывал в некоторых горячих точках. У вас что в арсенале, послужном списке? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: У меня в послужном списке работа в пресс-службе Минобороны, два срока я был пресс-секретарем украинского миротворческого контингента в Ираке и заканчивал службу военным редактором центральной телерадиостудии Министерства обороны Украины. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это была ваша абсолютная добрая воля, ваша инициатива создать «Информационное сопротивление»?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Да, исключительно, только так. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы не являетесь правительственной организацией. Вам не ставят задачи Президент, главнокомандующий. Но при этом у вас есть система координации с Генеральным штабом. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: С Генеральным штабом у нас нет системы координации, потому что Генеральный штаб по сути не имеет информационных структур. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вы каким-то образом взаимодействуете?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Мы взаимодействуем со всеми силовиками. Потому что наша первая цель – это защита государства не противопоставить себя тому же государству или…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но это странно, что вы не являетесь людьми, которые прибывают на службе у государства. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Поверьте, нам уже на 3 или на 4 день, как все началось, предлагали возглавить самые разнообразные структуры. Но одно из наших условий – предоставление консультаций – это то, что мы не будем вовлечены в государство, не коем образом. Мы сыты государством по горло. Мы знаем, что это бюрократическая, неповоротливая система. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы могли бы изнутри поменять эту неповоротливую систему, нет?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Нет, уверен на 150%. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нашего государства значит никаких шансов? Мы то думаем, у нас сейчас тут реформы и инновации в действии, а вы такой не оптимистичную картину рисуете. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Почему? Сейчас центр информирования при СНБО, там есть люди, которые знают, как работать в такой системе. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но в таком случае не кажется ли вам, что вы будете дублировать друг друга? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Мы не собираемся друг друга дублировать. И если мы раньше занимались оперативным информированием, то сейчас мы смотрим, что есть кому заниматься. Мы постепенно будем входить в ту плоскость, с которой и начинали – это центр военно-политических исследований. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Центр военно-политических исследований. Но при этом вы все еще выполняете эту функцию информаторов. Сколько народу с вами сотрудничает? Вот так, не называя места, не называя от куда информация. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Сотни. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сотни людей, которые каждый день просто приносят вам информацию. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Каждый день, если бы к нам приходило сто информации, мы бы, наверное, ее бы не успели отработать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вы что-то отбрасываете, что-то проверяете. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: У нас есть верные источники, у нас есть вновь появляющиеся источники, открываем их территории. То есть, мы начинаем работать с ними, смотреть какую информацию получаем, мы эту информацию естественно проверяем и у нас появляется доверие к источнику или мы прекращаем с ним работать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это все абсолютно на общественных началах. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Да, абсолютно на общественных началах. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Люди не получают гонорар за информирование? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Конечно, нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Факты существования предателей внутри силовых структур и даже в зоне АТО. Вы сталкивались с тем, что поступала к вам информация, нужно было проверить, действительно ли есть люди, которые не работают на пользу нашего государства, а работают на врага? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Конкретная информация о предателях к нам не поступала. Собственные догадки об этом есть, но это скорее вопрос и работа для компетентных наших органов. То есть, со временем, я думаю, нам будут известны пароли, явки, воинские звания и чины. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы ведь прибываете в чине подполковника, правильно? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Подполковник запаса. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подполковник запаса, равно, как и Дмитрий Тымчук, ваш однокашник, учились вместе с Тымчуком. Я вот по долгу службы общалась с некоторыми народными депутатами. Они говорят – ну, Карина как-то меньше знают, больше Тымчука. Говорят – по нашему глубокому убеждению, Карин просто такой национальный герой. Вы действительно, вооружившись исключительно желанием и своим опытом военного корреспондента, затеяли этот проект «Информационное сопротивление»?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: У нас не было никаких мыслей, когда мы его затевали. Мы видели, что происходило в государстве. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Информации – ноль, пропаганда. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Информации – ноль, сильнейшая информационная атака на государство и мы начали работать в этом направлении. Первое что – мы пытались опровергать ту информацию, которая пошла от наших бывших русских братьев. То есть, это «Гетьман Сагайдачный» сразу поднял флаги о том, что БТР вышли. Мы начали поднимать условия пребывания российского Черноморского флота на территории Украины. По этим условиям товарищи имели право выходить и потом ситуация начала проясняться. На тот момент у государства был полный паралич. У силовиков, сбежали не только министры, но их пресс-секретари. Это было полностью закрыто, полный информационный вакуум в стране. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Видите, эта вся ситуация показала нам, что никакой информационной безопасности в стране нет, никакой системы информационной безопасности. Ее нужно было не просто воссоздать, а создать с нуля. Вот опыт какой страны вы бы взяли на вооружение для того, чтоб ничего подобного не состоялось? Информационная безопасность – на сколько это возможно в Украине? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я бы брал рамки шире. Нам сейчас подходит опыт двух стран. Первая страна – это Израиль, вторая страна – это Польша. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Израиль – время от времени находящаяся страна в войне. А почему Польша? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Потому что Польша – это страна вырвавшаяся из «совка», из того же Варшавского договора, страна, которая была вооружена тем, чем до сих пор вооружена наша армия и российская армия. Но эта страна, сумевшая не только создать свою нормальную обороноспособную армию, которая соответствует стандартам НАТО. И она сделала это за относительно не большие сроки и за относительно не большие деньги. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему удалось Польше, как думаете, и что может помешать нам? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: У нас говорят, что среди украинцев много предателей. Боюсь, что нам могут помешать предатели, казнокрады и прочие вещи. А сейчас у нас который месяц идет уже народная война. У нас народ одевает, вооружает армию. У нас народ выводит армию из Крыма, поэтому мы обречены на победу. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Обречены на победу. Видите, народ одевает, а Минобороны переодевает. Министерство обороны приняло решение, что эти волонтерские бронежилеты, которые первые дни были поставлен, они не соответствуют стандартам и поэтому их будут менять. Это действительно необходимо? На сколько глубоко вы сейчас можете проанализировать эту ситуацию? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: По бронежилетам вообще интересная ситуация. И на сколько я знаю, этим сейчас занимаются в Генпрокуратуре. У нас какая сложилась ситуация? Был выписан четко стандарт под бронежилет и этот стандарт был отдан 1-2 фирмам. Под это все должно все соответствовать этому стандарту. То есть, любой другой бронежилет уже фактически является нестандартным. Что будет с этими бронежилетами, это будет известно по результатам расследования. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы ведь получали чин подполковника советской армии? Уже украинской армии?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я офицер украинской армии. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Судя по тому, что сейчас воссоздает на своей территории президент Путин, это ничто иное, как Советский Союз. Все говорят – почему Европа ничего не делает. А Европа наблюдает за тем, как Владимир Владимирович Путин создает, собирает эти земли. И вот сегодня журналист Виталий Портников высказал предположение, что вот его цель – Советский Союз, 12 союзных республик. Без Украины он этого союза не построит. Каковы шансы, как думаете, Кремля на сегодняшний день? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я думаю, шансов никаких. Попытки дестабилизировать обстановку у нас будут продолжаться – это его цель. Ему не нужна сильная Украина, он будет делать все, чтоб обстановка здесь раскачивалась любыми путями – от продолжения поставок техники, тяжелого вооружения террористам на Донбассе до проведения террористических актов на территории Украины. У него очень хорошо развита здесь агентурная сеть, много террористов. Но воссоздать Союз он не потянет. У России нет ресурса на фоне санкций, которые они говорят, якобы они не сильно там ударили по России. Ну, посмотрим через полгода что будет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Карин, координатор «Информационного сопротивления» сегодня высказывает свою точку зрения в программе «Герой дня». Вернемся через пару минут, сразу после свежего выпуска вестей. Будьте с нами. 




Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Это программа «Герой дня». Я сегодня задаю вопросы Юрию Карину, координатору «Информационного сопротивления». Общественное движении стало известно, наверное, вы первыми рассказали о угрозах потери Крыма?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Скажем так, мы были первые, кто отреагировал на информационную атакую со стороны РФ, втянулись в работу и до сих пор ее продолжаем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вот с Крымом ничего не получилось. А есть ли там сейчас у вас информаторы, что происходит на самом деле в Крыму?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Конечно. У нас есть информаторы, мы знаем о происходящем. С людьми мы не общаемся сейчас, мы с ними не переписываемся. Там все под жестким колпаком ФСБ. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вы ведь, как человек военный, не могли не понимать, что происходит? Сообщали о том, что Крым у нас забирают. И если вы сообщали, то кому? Система информирования по части крымской истории какая была? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Смотрите, любая информация, приходящая к нам, проверяется в том числе и нашими источниками наших силовиков. То есть, это люди тоже знают о происходящем. Для них не является секретом что-то происходящее. Другой вопрос – могла ли тогда Украина отреагировать на происходящее – не могла. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Потому что у нас армия была деморализована, силовые ведомства у нас были деморализованы, потому не могли ничего сделать. Это же мы не могли сделать. Мы в самом начале АТО не могли дать достойный ответ, забежавшим на Украину нескольким группам российского спецназа. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не могли или не хотели? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Не могли. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Мы проводим совместные учения с другими государствами. Вот мы не могли… Венгрия свой спецназ могли нам предоставить в помощь?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас нет договоренности вообще?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Вы ж видите, что у нас продолжается. Нам военную помощь, околовоенную итак с нежеланием предоставляют. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На самом деле нам могла оказать военную помощь только Россия, Россия, которая клялась в верности и оказалась нашим не ближайшим партнером, а врагом. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Согласно будапештского договора, у нас были довольно сильные гаранты нашей безопасности. Один из них нашу безопасность, нашу территориальную целостность нарушил, трое остальных молча на это смотрят, переминаются с ноги на ногу. Кто быстрее переминается, кто медленнее, но у них всех есть свои интересы, своя рубашка ближе к телу. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, не о каких наемниках…

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: О наемниках речи вообще быть не может. Наемники сейчас есть на стороне террористов. Мы там отмечаем – есть осетины, есть сербы. Это люди, которых считаем наемниками. Русские товарищи, можем их относить к числу подчиненных товарищей Путина, это его террористы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Среди военных вранье недопустимо. Вот то, что делает Владимир Путин, вот то, как он информирует мировую общественность – что это? С чем мы имеем дело? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Мы имеем дело не только с Путиным. Там вся нация больна. Нация уже больна. Не зря ходит эта шутка, что 85% российских женщин хотят забеременеть от Владимира Путина и 70% мужчин тоже хотят это сделать. То есть, они верят всему, что говорит российское телевиденье, верят всему, что говорит российское руководство. Они знают, что российское руководство ворует, знают, что российское руководство обманывает, но у них есть какая-то идея, что они стоят над всем миром и в частности над нами, над хохлами, как они говорят. Когда этот русский мир рухнет в один прекрасный момент, который уже будет наверное скоро, люди начнут прозревать, у них будут ломаться стереотипы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот что случится тогда? Покаяние должно быть? Мне кажется, это примирение каким-то образом же должно или это навеки?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Смотрите, что происходит у нас на Донбассе. Донбасс, то, что сейчас происходит на Донбассе – это освобождение Донбасса, оккупированного ранее Партией регионов и прочими регионов. Это регион плотно интегрированный с Россией. Люди, живущие там в 150-километровой зоне от границы, за неимением работы ездили в Москву и прочие российские регионы на заработки. У людей в 91 году забрали работу те, кто порезали наши заводы на метал. Люди остались без работы, без надежды, без денег. Потом что происходило в последние 10 лет, начиная с первого Майдана? Вместо создания рабочих мест, вместо восстановления инфраструктуры, вместо любимого слова Виктора Федоровича «покращення» жизни местного населения, их кормили пищей духовной, в том числе с помощью российского телевиденья. Украинские каналы там не признают. В шахтерских поселках стоят спутники, которые ловят только Россию. Вот эта пища духовная, разделение запад-восток, Донбасс кормит Украину. Помним 4 года назад появление этих колорадских ленточек, что Партия регионов антифашизм непонятно откуда появившейся. Вот люди этим жили. Сейчас, когда освобождают города, люди встречают тех, кого еще месяц назад называли хунтой, встречают с цветами. Люди уже переосмыслили, они наелись русским миром. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но есть еще процент тех, кто по-прежнему считает, что нужно дать им свободу, пристегнуть их, как пристегнуть коня к России. Вот что с этими людьми делать? Как можно было 23 года жить в Украине и ненавидеть всей душой, всем сердцем Украину и все украинское? Вот ведь парадокс в чем. Только ли вина предыдущего режима в этом?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Давайте разделим вопрос. Первый вопрос это то, что надо дать возможность. Если дать, то кому? Кадыровцам, русским наемникам, местному сброду или криминалу? Кому дать возможность? 90% людей уже не хотят. Если социология показывала 30-40%, которые хотели бы в Россию, после происходящего там они не хотят в Россию. Они хотят, чтоб все быстрее закончилось. Люди сидят в подвале, им страшно, они побросали свои дома. Кто уехал в Россию, тот хочет остаться в России. Кто уехал на территорию Украины, где не ведется боевых действий, те вернутся в свои места. Сейчас те, кто там засели, мы увидели этот переговорный странный какой-то процесс с непонятными людьми, которые там представляют непонятное государство, никем не признанное. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Уже технология, а в том формате о переговорах никто даже не говорит. Все забыли. Я думаю, что это, как инструмент идея была подброшена. Возможно даже из Кремля, я не знаю. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Однозначно, из Кремля. Потому что, если вести переговоры, то между Украиной и Россией – между участниками вторжения. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не знаю, может это был план такого триумфального возвращения в большую политику Виктора Медведчука. Мы до конца не знаем, что на самом деле там истинные мотивы. У каждого дела есть истинные и благородные мотивы. Благородные вроде как нам сообщили, а о истинных мотивах мы можем только догадываться. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я хочу сказать, что очень приличная часть населения, даже из тех, кто ждет украинского воина освободителя, еще находится под влиянием российской пропаганды, то есть, хунта, однозначно. Режут ополченцев на органы, тоже однозначно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, ужасно, что люди во все это верят. Вот даже звонок у нас был вчера с России, когда слушатель задал вопрос – ничего не понимаю, почему у нас их называют ополченцами, а у вас сепаратисты? Вот даже на таком уровне. Кстати, это война смысла в том числе. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Война смыслов, да я с вами согласен. Мы общаемся с украинской диаспорой, вот буквально вчера рассказали наши американские друзья. У нас есть волонтеры, которые переводят наши сообщения, они говорят – вы используете слово, которое в приводе «сепаратист», «ополченец» значит, называйте вещи своими именами – это русские террористы. У нас в Америке, если б не было этой трагедии с Боингом, мы бы потерялись в новостях между Сирией, Ираком, футболом и прочими…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И прогнозом погоды. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: И прогнозом погоды, однозначно бы потерялись. Сейчас говорят, к «Информационному сопротивлению» есть степень доверия и ваши цитаты берут используют в противовес другой стороне, по стандартам журналистики. А другая сторона – это Russia Today, естественно. У нас пробой идет большой по отстаиванию нашей информационной позиции за границей. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Она вообще не представлена никак? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Вообще не представлена, да. То есть, и что в этом плане отмечено, то есть, помимо мощного агрессивного воздействия на мнение иностранцев Russia Today, там сейчас начинаются те же вещи, как у нас начались в сепаратистских регионах. То есть, некоторые там, типа гражданские организации проводят выставки а-ля фашисты в Донецке, в Одессе сожгли людей. Сейчас начинается такая подковерная игра непонятно на чьи деньги. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Манипуляции. Юрий Карин сегодня высказывает свою точку зрения. Это проект «Герой дня». Мы вернемся сразу после свежего выпуска вестей. Оставайтесь с нами, это Радио Вести.



Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Вы слушаете программу «Герой дня». Мы сегодня говорим с координатором «Информационного сопротивления» Юрием Кариным. И конечно не могли мы не вспомнить информационные войны, которые сейчас продолжаются. Потому что даже члены Нацсовета, которые побывали в нашей студии, говорили, что сразу после освобождения Славянска первым делом, что случилось – люди снова стали смотреть российское телевиденье. Каким образом? Как это могло произойти? Там на территории Славянска некоторых усилий надо было приложить, чтоб ситуацию вернуть вспять. Что это означает для медиа? Потому что для украинских медиа это тоже вызов, вот эта информационная война, мы ее проигрываем. В принципе, мы ее и не ведем, потому что для нас это так странно – пропаганда. Мы информировать готовы, но вести пропаганду…

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Скажем так, у наших медиа еще не у всех есть адекватная реакция на сложившуюся ситуацию. То есть, война войной, а битва олигархов по распорядку. Это то, что не касается. У нас, как и в России, все медиа кому-то принадлежат, частные. То, что мы имеем в государственном сегменте, мы не будем рассматривать, как серьезного игрока. То, что происходит на Донбассе, там, я повторюсь, развито кабельное телевиденье, развито спутниковое телевиденье. Надо принимать жесткие меры по тому, чтоб российские каналы не доходили до зрителей. Как это сделать технически – это к специалистам. Сейчас что на Донбассе, что в Славянске, что в Краматорске разрушена эта вышка, которая была одной из самых горячих точек в момент противостояния. Это сигнал не подается. Я не знаю ситуацию с кабельными операторами. Но в других городах, по нашим подсчетам, более 30 телекомпаний были захвачены сепаратистами. Люди под дулом автомата делают то, что делают. Их в чем-то обвинять тяжело. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но возможно ли запретить смотреть российское телевиденье. Но есть Интернет. Мне кажется, что поле информационной изоляции или попыток, это не получится. Все равно тот, кто смотрит русское телевиденье, вот верит в то, что русские… А количество русских журналистов, которые работают в Украине – как с этим быть? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: По русским журналистам та вообще отдельная история. На стороне сепаратистов они сплошь и рядом. То есть, то, чем они занимаются, называется – информационное сопровождение террористической деятельность. Вплоть до того, что они где-то выезжают с камерой, пользуясь своей аккредитацией, считают количество войск и тут же звонят своим товарищам из ЛНР и ДНР. С нашей стороной они вообще не работают, но им этого смысла не имеет. С другой стороны мы видим, что…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы пытались контакт установить, чтоб работали они и на вас тоже?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Нет, конечно. Зачем? Я имею в виду, на нашей стороне, с украинской армией они не работают. Мы видели, как они работали на Майдане. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Если мы говорим о том, что есть украинцы, которые работают на русских, то может быть есть русские, которые… Я спросила только в связи с тем, чтоб вы не сдавали своих информаторов, но я с надеждой спросила, что может быть есть русские, которые работают на нас.

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Оперативная информация от сотрудников СМИ, аккредитованных ДНР и ЛНР, у нас есть. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Этого достаточно, да. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Мы с ними не работают. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Карин, координатор «Информационного сопротивления» сообщает нам о том, как и сейчас осуществляется координация в вашем общественном движении. Государственные структуры помогают вам, мешают? Каким образом содействуют может быть? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Мы себя не противопоставляем государству. Мы находимся в контакте. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А кому доверяют больше – государственным информаторам или людям, которые связаны с «Информационным сопротивлением»?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Знаете, мне, как участнику процесса, не правильно будет судить этот спор. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы проверяете информацию, базируясь исключительно на свои источники, на своих информаторов или все-таки вы с Генеральным штабом каким-то образом?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Давайте заменим слово «Генеральный штаб» словом «силовики». Мы информацию проверяем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Охотно силовики сотрудничают с вами? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Куда им деваться? Мы ж не для себя, не для кого-то. Эта информация общественного значения. Вся ли информация идет в эфир, я вам скажу так – сейчас в эфир мы выдаем процентов 10 из имеющейся информации. Сейчас ситуация в корни разниться от той, что была в Крыму. Когда была крымская история, кроме нас не было никого, скажем откровенно. Пресс-секретари или информструктуры заработали и через неделю-вторую уже на момент, когда крымский референдум состоялся, тогда у нас Крыма не стало. Сейчас у нас есть нормально работающие структуры, в том числе информационные центры СБУ РНБО, у нас заработали пресс-службы. Информация адекватная, на мой взгляд, даже объективная, она поступает до населения. Соревноваться смысла нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Упомянутый вами уже неоднократно, не единожды Крым, удастся ли когда-либо Крым вернуть Украине? Если да, то каким образом? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Оптимальный вариант, чтоб Крым сам вернулся в Украину. Все уверены, что там был плебисцит. Его же на самом деле не было. Эти выборы – это филькина грамота. Кому они были интересны? Госслужащим, русским военным пенсионерам, русским военнослужащим, все. Для остальных людей Россия…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, Россия сделала широкомасштабную пропагандистскую разведывательную работу и собственно говоря… Просто мне интересно, каким способом сможем вернуть Крым, военными ли действиями? Или точно так же, как ловкость рук, никакого мошенничества? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я сомневаюсь, что это будут военные действия, поскольку РФ обладает тем вооружением, которого нет у нас. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отлично. Значит информационные технологии. Ведь на самом деле в первую очередь это Россия использовала на территории Крыма. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Да, по результатам крымской кампании награждены 300 русских пропагандистов. Вот основные герои, почему все так случилось. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Информационной войны, информационных побед. То есть, таким образом мы можем говорить о том, что Украина должна, если хотите, ужесточить свою информационную политику. И вообще, есть ли эта концепция информационной политики в стране?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Она есть, ее кто-то писал. Кто ее писал, пусть о ней рассказывает. Я видел несколько документов, я не хочу их анализировать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. По вашему мнению, так как вы заслужили доверие со времен информирования нас о ситуации в Крыму, какой должна быть эта информационная политика? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: В первую очередь, она должна быть в интересах государства. Мы должны закрыть все информационные угрозы существующие и у нас должен быть, наведем порядок не только в сфере СМИ. Информационная безопасность – это всеобъемлющее. Это надо смотреть по связи, смотреть по коммуникациям, смотреть по всему. Это пласт, к которому никто не прикасался. За 23 года сделано все только в убыток. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вот когда вы будете реализовать свою концепцию, я думаю, что может вам это удасться, информационную политику, все-таки мы с вами говорим на русском языке. И вот с Тымчуком мы вчера разговариваем, мы пришли к выводу, что на самом деле никакой монополии на русский язык нет и пример того, как существует английский и американский английский, мы можем претендовать на украинский русский и не отчитываясь особо, каково состояние дел с русскоязычным населением. Мы говорим не по-русски, мы говорим на украинском русском. Вот такую вольность я себе позволила в отношении русского языка. Но тем не менее, русскоязычное население, люди, которые говорят на русском, как они будут защищены или может быть реализованы их права? Вот медиа-ресурс, вещающей на русском языке. Это угроза национальной безопасности в Украине? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я вообще не вижу языковой проблемы. На моем примере, русскоязычный, выходец из Донбасса. Ничего мне не угрожает. Я говорю на том языке, на котором я хочу говорить. По работе, понятно, когда я работал в госструктуре, я как государственный служащий, я общался рідною мовою. Прошу не считать меня, что я не патриот, но мне удобней, я не хочу коверкать язык. Языковой вопрос был камнем преткновения из-за чего начались волнения на Донбассе. Эту тему вообще не надо трогать ближайшие пять лет. Когда на Донбассе будет работа, когда война, последнюю мину разминируем, тогда можно ехать языковую тему обсуждать. Учитывая то, что у нас часть населения говорит на русском языке, у нас должны быть русскоязычные СМИ. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Карин, координатор «Информационное сопротивление» сегодня высказывает свою точку зрения. Это программа «Герой дня», вы слушаете Вести. Вернемся через пару минут. 



Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Это Радио Вести. Юрий Карин сегодня, координатор «Информационного сопротивления» высказывает свою точку зрения. Говорим мы об общественном движении, которое стало невероятно популярным за последние несколько месяцев в Украине. Вам доверяют. Конечно же всех интересует кто ваши информаторы, на каком уровне и с кем вы сотрудничаете. Кстати, по части информаторов, случалось такое, что доверяли вы своему источнику и вот в какой-то момент были вынуждены отказаться от сотрудничества? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Да, действительно, у нас был момент, когда нас прямо использовали. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как понимали вы это? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Мы когда разобрались, мы просто прекратили сотрудничать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, вами манипулировали, как информационным агентством. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Пытались манипулировать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, когда мы говорим, что есть русскоязычное население, будут востребованы русскоязычные медиа, украинские – вот такая поправка. Но какие будут востребованы форматы? Потому что до недавнего времени наших зрителей пичкали российскими сериалами, свыклись. Я думаю, что на самом деле от мексиканских сериалов куда меньше вреда было. Потому что там романтика и ничего более. А тут ведь какой сложный идеологических подтекст. Он был всегда. И тот, кто это понимал, он как-то так улыбался, иронизировал на эту тему. Ну а большинство населения оказались незащищенными. То есть, как детям – почему нельзя пользоваться Интернетом – потому что иногда полученную информацию оттуда их мозг просто неспособен переварить. Некоторая часть населения оказалась просто не готова к тому, чтоб переварить увиденное. Как быть теперь? Давайте о необходимости новых, может быть, форматов поговорим? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: У нас сейчас, может будет громко сказано, но у нас сейчас новая страна со своими новыми героями, со своими новыми идеями и вот этот момент нужно будет считать отправной точкой, когда мы начнем двигаться в светлое будущее. То есть, у нас нет украинского кино. То, что дается статистика… С сериалами у нас в основном штампуется такое, что будет продаваться на российский рынок. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Россией же и штампуется, кстати. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Да, потому что наш рынок не тянет финансово. Поэтому украинские фильмы, номера на машины российские, милиционеры ходят в российской форме одежды. Здесь надо будет уже менять подход. Я не знаю когда это начнется, потому что нам сейчас надо будет восстанавливать страну, восстанавливать разрушенные дома. Кто где возьмет деньги, кто где будет инвестировать в кино? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, вот показывает, что если не воровать, то и на кино, и на армию – на все хватит. И тем более, что те общественные движения, которые у нас есть… Кремль, почему сейчас закипают кремлевские мозги? Они до сих пор не могут понять что значит такое общественное мнение может что-то решать, общественность может на что-то влиять. Люди, собравшиеся на Майдане, могут заставить Президента сбежать. Они не понимают, как это вообще возможно. Может быть конечно в этом и есть разница между русским и украинским человеком. Я не знаю. Но тем не менее, вы отдаете себе отчет, что запретить русское телевиденье смотреть практически невозможно. Значит нужно что-то предложить в качестве альтернативы. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Речи о тотальном запрете нет. Ведется речь о запрете телепрограмм, которые носят информационный бред. Однозначно, русские новости здесь нельзя показывать, здесь сплошная контрпропаганда. Сериалы – пожалуйста, пока своих нету. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но будьте осторожны. Хорошо, как мы уже предупреждаем, курение опасно для вашего… Просмотр подобных сериалов убивает душу, убивает ваше сознание, вредит вашей душе. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Вы смотрите, тут у нас ряд собственников телеканалов объявили инициативу, что ничего российского. Посмотрим, как они будут это исполнять, как долго народ протянет на нашем «мыле», на американском, мексиканском. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Предупредить зрителя надо, что все это для просмотра может быть весьма и весьма не безопасно. И если говорить теперь серьезно о системе безопасности, мировой системе безопасности, стало совершенно очевидно, что эта мировая система нуждается в некоторой корректировке, мягко говоря. Если сейчас будут рассмотрены концепции и мы слышим со стороны США о том, что Украина в числе союзников Америки, что это может означать для нас? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я б сильно не надеялся ни на кого. Почему я назвал три стороны? Первая была Израиль – государство, которое выжило и которое выживает, когда мужчина и женщина в день, когда над государством возникает угроза – берут оружие и идут защищать свою страну. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но Швейцария, швейцарская армия, там примерно… В Швейцарии не ведут войны. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я слушал швейцарский оркестр, замечательно, военный оркестр, да. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит мы должны быть готовы каждую минуту защищать свое Отечество? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Мы сейчас должны отбиться от агрессии, потом мы должны построить такую систему безопасности, чтоб, во-первых, ни у кого не возникало желание посягать на нашу территориальную целостность, на нашу свободу и чтоб в случае агрессии мы могли отбиться. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Были ли информаторы «Информационного сопротивления» в непосредственной близости к месту катастрофы малазийского Боинга-777? Можете ли вы сказать о том, что сепаратисты всячески мешали проведению поисковых работ и те улики, хоть что-то осталось? Достаточно ли тех улик, которые нашли специалисты, международными экспертами были получены для того, чтоб в ближайшем будущем озвучить правдивые причины случившегося над территорией, которую контролируется ДНР?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Скажем так, всем понято, что случилось и кто виноват, кто поставил оружие, кто поставил экипаж, кто его ночью вывез, кто поставил задачу уничтожать улики – это все понятно. Для доказательной базы улик, я думаю, достаточно. Второй вопрос, что признает ли себя виновной действительно виноватая сторона – это другой вопрос. А то, что там происходило, там действительно какой-то мордер был – грабили, мародерствовали. Это был ужас. Потом с этими вещами они приезжали в свои родные города, привозили детям гостинцы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что тут комментировать, о чем тут говорить. Но как бы там ни было, вы говорите о том, что как будет реагировать Россия. Вот мы сегодня вспоминали с коллегами о том, что даже если годы пройдут и через много лет кто-то из виновников будет пересекать границу России и пытаться путешествовать, он может быть арестован для дачи показаний в деле о трагедии Боинга-777. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Важный факт, как работают наши дипломаты, в деле признания ДНР и ЛНР террористическими организациями. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Странно. Кстати, по-моему, с этой инициативой все-таки Литва выступила, а не Украина. Украина уже? Хотя, тут конечно не суть важно. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Не столь важно, но люди, которые там даже не злым тихим словом посылкой или оружием помогали, то уже являются пособниками террористов. У них Алтай, шаман и бубен. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы, как человек военный, анализируя все, что происходит и зная конечно же больше, чем вы сегодня можете сказать, опираясь на ту информацию, которую координаторы поставляют и сообщают вам в рамках этого проекта «Информационное сопротивление», как думаете, на долго все это противостояние между Украиной и Россией?

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Я думаю, все решится в ближайшие дни – неделя. Нужно будет делать определенные прогнозы и определенные выводы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда вы объявляете о том, что украинская Нацгвардия освободила еще, еще и еще, новый и новый район в Донецкой, Луганской областях, что происходит сразу после освобождения? Люди получают гарантии и безопасность для того, чтоб вернуться на свою родную землю, что тогда происходит? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Сразу что происходит, входят туда, можно назвать так – стабилизирующие силы для поддержания порядка, входят психологи для работы с местным населением, начинается гуманитарная акция для местного населения. То есть, нам с Донбассом предстоит очень хорошо поработать. Во-первых, восстановить, обеспечить их рабочими местами. То есть, восстановить и сделать его действительно Украиной. Там же странные вещи происходят. То есть, если вернутся к тому, что вы говорили, что есть люди ностальгирующие, да, эти люди есть. Да, это в основном люди преклонного возраста. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, которые ностальгируют даже уже не за Советским Союзом, а за теми временами, когда они были молодыми, красивыми и здоровыми, ничего не болело. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: За Союзом ностальгируют, потому что, скажем так, ополчение 40-50 лет – это возраст сознательный. Те, кто моложе – это наемники. И вот все говорят, что мы сейчас освободим Донбасс, начнется партизанщина. Не будет там никогда партизанщины. Там будет возврат в 90-ые годы, разгул криминалитета. У нас на руках куча оружия. То есть, у нас работы для криминальной милиции будет там много. И вот после всех этих гуманитарных акций еще надо что-то делать с милицией. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сообщение о том, что взрываются мосты в Донецкой области, означает ли это, что неизбежна гуманитарная катастрофа? Или можно ее еще избежать? 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Гуманитарная катастрофа на Донбассе наступила, когда приватизировали первое предприятие. Сейчас просто патовая ситуация будет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юрий Карин сегодня высказал свою точку зрения. Не всегда мнение ваше было оптимистичным, но во всяком случае мы поняли, с какими проблемами придется столкнуться. Информирован, значит вооружен. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Да. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Координатор «Информационного сопротивления» сегодня отвечал на наши вопросы. Спасибо за то, что нашли время. Спасибо нашим слушателям за доверие и приятного вечера всем тем, кто остается вместе с Радио Вести. 

Юрий КАРИН, координатор общественного движения «Информационное сопротивление»: Всего доброго.

Читать все
Читать все