СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Разведка "Айдара" одна из самых эффективных на фронте"

"Точка зрения"Высоцкий: "Бородай сейчас управляет разве что чашкой в кабинете"

Стенограмма эфира "Точки зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это радио вести и вы слушаете Точку зрения. Сегодня свою точку зрения будет высказывать Сергей Высоцкий, журналист, ведущий телеканала Еспрессо ТВ. Сережа, добрый день.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Да. Привет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я даже вот с каких…

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист:…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, давай. И твоя любовь к интернету дається в знаки, что называется. Ну, давай вот, мы тут пытались определить новость сегодняшнего дня. Я даже не знаю с чего начнем. С того что Бородай устал от премьерства или с того что киевляне устали от Майдана. Как думаешь?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Мне кажется, что важнее все-таки фронт и война.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Фронт и война. Ну, хорошо. А что думаешь, линия фронта больше не проходит на Майдане?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Линия фронта. А Майдан весь воюет сейчас как раз на линии фронта. Это уже не Майдан.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Даже те люди, которые сегодня жгли. Что та они жгли сегодня?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Жгли, жгли покрышки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня жгли.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Кстати очень странная интересная ситуация, когда фактически Майдан. Давайте так, разъясним для начала. То есть Майдан это состояние ума, души и там некая политическая категория. Да, то есть, Майдан он на площади он в голове. Когда мы видим беспредел власти, когда мы видим сверх коррупцию, презрение к человеческой жизни, достоинству и свободе возникает Майдан. Как массовый, стихийный, политический, прежде всего протест против преступлений какого-либо режима. Вообщем то это народный бунт. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот сейчас у нас есть возможность некоторые каналы наблюдать. Да вот видео опять вот шины, это сегодняшнее утро.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: То есть, Майдан в Киеве закончился, когда мы свергли Януковича.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, вот эти сегодняшние шины, это чистой воды хулиганство, что ли?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Да. А политический Майдан достиг своих целей, и он переместился на восток. Переместился для того, чтобы воевать, против агрессии Путина и против беспардонного желания аннексировать нашу, наши земли и уничтожить Украину, независимую как таковую. Со стороны Владимира Владимировича нашего уйла, скажем так. Вот, поэтому весть Майдан, весь костяк Майдана, люди, которые организовывали защиту протестов зимних в Украине и в Киеве, которые снабжали эти протесты, которые были авангардом этих процессов и вообщем нашей революции, они воюют на Донбассе. Люди, которые были в автомайдане Юра Касьянов допустим, которые снабжали Майдан, которые вывозили нас на атаки, на какие то там особняки власти. Они сейчас волонтерами фактически, даже не работают, а служат, можно сказать. Служат своей стране в зоне АТО и снабжают наших военных. Наши добровольцы, которые защищали нас во время зачисток Майдана. Это самооборона Майдана, вот, они все в полном составе ушли на фронт и воюют сейчас в добровольческих батальонах Нацгвардии и Минобороны. Да, это самый патриотический, самый геройский костяк, самый одухотворенный костяк тех людей, которые сделали революцию. Вместо них, на Майдан как географическую точку пришли те люди, которых мы называли титушками, антимайдановцами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, хорошо, Сереж ну если столичные власти не могут навести за вот столько времени порядка на Майдане, могут ли вообще что-либо киевские власти?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Ну, давай не будем наезжать на киевские власти. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отчего же, Сережа?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Они мне не сильно нравятся самому, я вообщем как бы политический противник, Виталию Владимировичу Кличку и не считаю что…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, нет. Я не противник. Я просто пытаюсь понять почему. Что никому нет дела до этого.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Ну, вот смотри.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Два дня назад я была на Майдане. Я просто прошла там от одного перехода до другого, потому что. Ну, не с тем чтобы посмотреть, а исключительно из-за необходимости, да. И это просто катастрофа на самом деле. То, что происходит. Вот смрад, который сейчас там творится, в центре города. Просто мне кажется, это даже не уважение по отношению к тем людям, которые отдали жизнь за то, чтобы Украина была европейской страной.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Конечно это неуважение. Те люди, которые там сейчас фактически находятся и во многом оплачены определенными политическими группировками. Ну, давай честно скажем, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Поэтому не надо подменять понятия, бравируя тем, что не должны ездить машины по дороге, на которой лежали эти убиенные, да. 

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Нет. Там должен был сооружен мемориал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да. Ну, фактически это, ну не общественный же туалет им там сделать, то, что сейчас сделали.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: И фактически ведь проблема в том, что допустим можно было бы убрать там, да, построить хотя бы временно мемориал. Отдать дань уважения погибшим людям. И устроить там несколько, грубо говоря, восстановить украинский дом, отдать его на общественные нужды.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Угу.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Да. И чтобы там был штаб волонтеров, чтобы там был штаб добровольцев. Поставить на Майдане мобилизационные палатки. Не на проезжей части, чтобы там был постоянно условно действующий прям военкомат, который бы набирал добровольцев. Понимаешь да?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: А, конечно же, ну те люди извини меня с Майдана пошли взяли заказ на штурм какого-то. С Майдана, как географической точки, опять давай это уточнять. Взяли какой-то заказ для того, чтобы штурмануть какое-то кафе, и которых приехал разгонять и выталкивать из этого кафе настоящий Майдан, то есть добровольцы которые были в Киеве, то есть фактически самооборона Майдана, настоящего, того зимнего. Ну, то есть все поменялось местами. Там какие-то оплаченные непонятные люди. Часть из них, я согласен, может быть находится там ну по каким-то искренним причинам. Части не куда просто идти, у части нету ну какой-то посттравматической реабилитации. Но там их меньшинство. А заправляют всем этим какие-то криминальные там авторитеты, банды настоящие, перестрелки случаются. Этого не должно быть. Главное в чем смысл там стоять. Контролировать власть, вообще прекрасно контролируют власть те же волонтеры. Которые вчера уже добрались до Порошенко и устроили с ним встречу, написали полный список претензий к власти. Ну, Петр Алексеевич, сказал, что он их услышал, и там сразу были уволены несколько человек из Минобороны, отвечавшие за поставки. То есть вот это контроль власти. Добровольцы контролируют власть, когда они прямо рассказывают о каких-то злоупотреблениях, грубо говоря, или предательстве со стороны наших генералов и фактически там добровольческая контрразведка какая-то, она не нормальная, но она есть в наших батальонах, она выявляет там каких-то предателей на местах. Предателей в офицерском составе, предателей среди местных жителей. Вот и передавать это в СБУ и дальше уже в официальнее там органы, в прокуратуру этих людей. Вот это контроль за властью. Это влияние на власть. А стоять в центре города и рассказывать, что мы их всех сейчас свергнем, пока они будут какие-то наши фантазийные абсолютно требования выполнят. Ну и при этом. Ну, мы понимаем, что их там стоит несколько сотен уже. Это уж не народный протест. Через Майдан прошло 5 млн. людей. Статистика прямая ну от 4 до 5 млн. людей. От 4 до 5 млн. людей прошли через зимнюю революцию, как активные участники. Что это такое сейчас. Кто они, когда они.… Знаете, у меня вчера, ещё одну историю буквально. Да, вот у меня вчера был в гостях на телеканале Ромы Пыцкив, он был главой, не главой, а сотником 14 сотни самообороны Майдана. Очень такой, ну, классный парень, патриотичный и просто за Украину всеми своими фибрами своей души. Героичный. Он в самых заварухах участвовал на Майдане. Там приходил я помню в дом профсоюзов весь в этой черной каске. Ну, понимаете, да? Просто от копоти, от кашля и человек был готов отдать свою жизнь за Украину и за нашу свободу. И готов сейчас отдавать эту жизнь, потому что он служит комбатом в добровольческом батальоне «Чернигов». И он ко мне вчера пришел в студию, ну мы с ним знакомы со времен Майдана, такой говорит: «Слушай, я пришел на Майдан. Они пытались меня не пустить». Какие-то люди там с перегаром, грязные…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, там пьют пиво.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Да, грязные. Я должен показать им какие-то документы. Что это, что происходит? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть, какой вопрос. «Не будет ли мирный или не мирный разгон Майдана воспринят как разгон Евромайдана. Как определить? Это те митингующие или не те. У них же на лбу не написано, они титушки или идейные сторонники украинства», - спрашивает Юрий из Киева.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Ну, по-моему, написано на лбу. Вы вспомните тот уровень культуры, доброжелательности какой-то, которое было на Майдане. Вспомните толерантность. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: нет, мне просто странно, зачем разгонять. Ребята идите домой, идите на работу. Идите воевать, защищать свое отечество.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Давайте так. Сегодня же их не разгоняют. Их же не… Не было Беркута, который туда пришел и их всех с целью физически не знаю, поломать всем ноги. Вот, пришли два добровольческих опять же батальона. «Киев 1» и «Киев 2» и при поддержке милиции официальной. Это добровольческие батальоны «Киев 1» и «Киев 2» как и другие добровольческие батальоны. Это фактически самооборона Майдана плюс какие-то люди, которые набраны вот по этим сетям самообороны, существующие ещё со времен революции. Вот. Естественно они воспринимают то, что там происходит сейчас как личное оскорбление, потому что, ну, вспомните насколько все было доброжелательно, сколько, какой рассвет культуры, какой рассвет стритарта, доброты, солидарности был на Майдане. И сравните с этой пьянью. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, подожди. А вот смотри здесь, какое мнение слушателя. «Зачем разгонять Майдан, даже если предположить что сегодняшний Майдан не настоящий, ну для чего разводить этот скандал. Майдан стоял ни для того, чтобы потом ехать умирать в ЛНР, ДНР».

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Ну что значит, Майдан стоял… Это, по-моему, какой-то знаешь…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это провокация.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Это русский, российский маслеверст. Это, скорее всего тролль какой-то, который отрабатывает идеи Кремля. Потому что это чисто одна из их технологий. Зачем умирать за ЛНР, ДНР? Ну, Майдан стоял для того, чтобы защитить Украину. Защитить Украину от того что Янукович ее продавал в Москву, а сейчас Майдан защищает Украину воюя с агрессией Путина и Кремлем напрямую в наших восточных областях. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я напомню, что сегодня свою точку зрения на радио Вести высказывает Сергей Высоцкий, журналист, ведущий телеканала Еспрессо ТВ. Мы продолжим, буквально через пару минут. Свежие вести, ну а потом возвращаемся в студию и у вас есть возможность задать свои вопросы и высказать свою точку зрения по телефону 3901046.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На радио Вести программа «Точка зрения» и сегодня у нас в гостях Сергей Высоцкий, журналист, ведущий телеканала Еспрессо ТВ. И ест несколько звонков о слушателей. Давай мы дадим возможность людям высказаться и потом продолжим. Добрый день. Откуда вы звоните. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Александр, Киев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас.

Слушатель: Госпожа, Литвиненко, я, к сожалению ни с самого начала слушаю вашу передачу, поэтому я не знаю кто ваш гость. Но вот он только что сказал, о том, что два батальона «Киев 1» и «Киев 2» принимали участие, как бы в попытке проведения в центре Киева какой-то хотя бы порядок. Да, я правильно понял его?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Да, да, правильно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это Сергей Высоцкий, журналист, ведущий телеканала Еспрессо ТВ. 

Слушатель: Спасибо. Дело в том, что мне в свое время привелось служить ещё в вооруженных силах СССР офицер по званию. Я прекрасно понимаю, что батальон это три роты, ну грубо говоря, три сотни плюс вспомогательные части. Неужели два батальона, ну если это правильные батальоны. 600 человек вооруженных и понимающих, зачем они это делают, две три сотни бомжей в принципе не могут разогнать?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Ну, если вас правда интересует такие технические детали, то нужно сказать, что батальон «Киев 1» и «Киев 2» это спецбатальоны МВД, часть из этих людей, батальон это система Нацгвардии и добровольческих частей, организованная таким образом, что часть из них приезжают на ротацию, пополнению уже от сюда, это просто те люди, которые находятся здесь в Киеве сейчас на ротации или постоянно в месте дислокации вообщем то…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, суть вопроса понятна. Что?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Там не было полного. Смотрите там не было полных составов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Там не было полного состава, да.

Слушатель: Если бы это был нормальный батальон, то двух рот или одной роты…

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Послушайте там же никто…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы в Киеве живете?

Слушатель: Да, я живу в Киеве.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну как вам все, что сейчас происходит на Майдане?

Слушатель: А я могу сказать такую вещь. Если мы проиграем Майдан, то мы проиграем войну с Россией. Если мы в центре своей столицы не наведем элементарного порядка. То тога, к сожалению, ну вот это. Ну, ну, ну, от ваш гость уже сказал. Окажется прав. То есть мы своими собственными поступками докажем, что Украина это недогосударство. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, погубим… Понятно.

Слушатель: Если мы в центре своей столицы, не можем убрать свинарник, то, что мы делаем на Донбассе или в Луганске?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, погубим саамы себя. Понятно, да. Понятно ваше мнение, спасибо. 

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Ну, мне все кажется…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, тем более лето, эта жара, этот смрад, ребята. Давайте вот среди вот этих людей, которые там объявим, давайте вот конкурс на лучший эскиз и поставим там памятник. Уважим людей, которые достойны.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Согласен в одном, что учитывая количество каких-то ФСБ-ных людей, которые там паслись на Майдане, это вполне могло, закончится какой-то провокацией, терактом и так далее. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, теперь вот, давайте все-таки, давайте обратим внимание на сообщение, которое разместил Александр Бородай. Значит, так. Звучит оно так: «Покидаю пост премьер министра Донецкой народной республики», как спросил бы поэт Вишневский: «А шо такое?». 

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Ну, жить хочется человеку.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, лидер донецких боевиков, который называл себя премьером Александр Бородай решил сложить полномочия. Вот об этом он написал в своем твитере. И что, значит, причину такого решения он не уточнил. Но добавил, что пока выполняет свои обязанности. Как известно, 4 августа появилась информация, что Бородай вернулся из России в Донецк, что там ему сказали, мы можем только догадываться, а ранее после быстрого продвижения сил АТО в Донецк, Бородай и несколько других лидеров боевиков выехали в Россию. Вот, что услышал там или чего не услышал, но хотел, Бородай в России. 

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Я не знаю, я, слава Богу, с этой мерзотой не знаком лично. А то бы мне было сложно жить, наверное. Вот. Поэтому не знаю, что от него там конкретно хотели в России, но очевидно хотели, чтобы он сюда вернулся и продолжал революционную так сказать борьбу во имя имперских комплексов и тараканов в голове у Путина. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А смотри вот, через полчаса после того, как Бородай написал о том, что покидает пост премьер-министра ДНР, журналистка России, ли это цитата, Россия 24 опубликовала: «Бородай уходит с поста премьера ДНР, а вместо него член оплота Александр Захарченко, сам Бородай пока не подтвердил». Ну, это вот по версии канал Россия 24.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Если говорить структурно, там уже понятны проблемы у этих красавцев. То есть вообщем то в этой, у них цель сейчас затянуть по максимум эту войну и заморозить наших. Очевидно, многие люди, которые этим конфликтом управляют, бегут с корабля, потому что сильно хотят жить. Вот. И Бородай он все же не командующий, он не военный, он политтехнолог. Пока это была политтехнологическая война запугивания испугавшихся украинцев в марте, это канало. Как только мы собрались, вздохнули, поняли, что надо воевать иначе мы потеряем свою свободу. Не пошли воевать и их…, не буду говорить эти слова, мы все знаем. Вот. Сразу у кого-то поджилки затряслись, и естественно захотелось в Россию пропивать свой хороший высокий гонорар за организацию всего этого бедлама и вообщем трагедии на Донбассе. Там проходят постоянные ротации, они пытаются найти какого-то человека, они же прислали этого, бывшего министра операционных дел Приднестровья. Да. Этой обороны, министра обороны Приднестровья прислали, чтобы он какую-то оборону там им организовал. Плюс там же постоянно какие-то банд формирования. Они конфликтуют между собой. Там группа Бородая воюет с группой Беса, группа Беса с группой, батальоном «Восток», так называемым, это бандформирование, господи, забыл фамилию. Бывший альфовец один. Ну, то есть вообще как бы, как будто это связано с Ахметовым все. Есть такие теории, что батальон «Восток» не такой уж простой, как кажется. Ну и так далее, то есть просто человек чувствует угрозу своей жизни, понимает, что он давно уже ничем не управляет, кроме не знаю, своей чашки в кабинете. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сережа, есть вопрос у слушательницы, это реакция на вчерашнее сообщение. «Сергей, знаете ли вы, почему расформировывают «Айдар» откуда уголовные дела?»

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: нет, «Айдар» не расформировывают, это все дезинформация. Постоянно вокруг «Айдара» поднимается волна негативного такого характера, там есть определенные внутренние проблемы, вот у некоторых людей. Ну, я не хочу там углубляться в это все, пока не проведено официальное расследование. Немного в курсе как там ребята живут. Ну, вообщем никто его не расформировывает, это очередной фейк. «Айдар» успешно воюет, разведка «Айдара» одна из самых эффективных на фронте в добровольческих батальонах, фактически эту разведку часто разведроты «Айдара» берут в аренду, если можно так сказать. То есть это помощь регулярная в войсковые части. Вот так вот. Там есть проблемы определенные в командовании. И там есть определенные проблемы вокруг «Айдара», собираются какие-то группы людей, в этом районе, которые официально не зачислены в батальон, официально не прошли проверку, все- таки, когда добровольцы отправляются в батальон, бойцы, они проходят собеседование, проверку, медкомиссию, они там занимаются часто черти чем. Знаете такое как обоз, который тянется за людьми и ну не понятно, куда его деть. То есть такие какие-то вот побочные эффекты вокруг «Айдара» и есть ну там трения в командном составе, по которым я не хотел пока рассказывать, просто чтобы там, полномочные органы сказали свое мнение событиях. Там сейчас о гибели 23 ребят из «Айдара» на разведрейде. Но расформировывать, это боеспособное отделение. Это боеспособный батальон, расформировывать его, ну я не верю, что его будут расформировывать, тем более что эта информация, это, по-моему, фейк. Может быт будет доукомплектация, переукомплктация, когда там проблемы внтреннего характера каким-то образом разрешатся. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот на почве чего эти проблемы внутреннего характера появляются?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Н, знаете, есть же, люди находятся в экстремальных условиях. Гибнут их товарищи, гибнет друг, ряжом с тобой. Это война, но ты можешь читать, что друг погиб по чьей то вине. Вот кто-то не досмотрел. Мы не знаем до конца в какой обстановке это происходило. То есть какое-то количество личностных трений. Знаете вопрос личной совместимости, когда там начинаются внутренние просто конфликты из-за перенапряжения, из-за нервов, нужно людей рассоединить, развести по углам, разобраться что они не поделили и ли там какие у них внутренние конфликты и как-то это все перепаковать. Каких-то людей одно подразделение отправить моет быть, каких-то доукомплектовать. Поэтому там вот такие процессы. Личностного характера, когда ребята находятся в постоянном стрессе и нервном перенапряжении они всегда возникают. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, есть телефон, напомню у нас студийный 3901046, наш номер. У вас есть возможность нам позвонить, высказать свою точку зрения или вою реплику на обсуждаемые нами сегодняшние темы. Здравствуйте, откуда вы звоните? Добрый день. Да, вы в эфире, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Сейчас радио выключу, секундочку. Скажите, пожалуйста, меня зовут Виктория, я из Киева. Вот у меня была возможность сегодня побыть дома, и я слушаю вашу передачу. И вы знаете, я до такой степени возмущена, вот этим Майданом. Мы все-таки думали, что, в конце концов, наведется там порядок и наша столица будет европейской. Но я вижу, что никто этого не хочет из наших руководителей, и никто даже не желает. Потому что 30 бомжей каких-то, алкоголиков и наши батальоны какие-то называемые так и ничего с ними не могли сделать. Слушайте, это что такое. Мне просто обидно, что я живу в такой державе. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, понятно ваше мнение. Спасибо.

Слушатель: Очень обидно. Вы понимаете?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо. 

Слушатель: Может приехать какое-то африканское племя там жить, чем какой-то… Это же позор. Такой позор на весть мир. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо, спасибо. Понятно ваше мнение. Ну, это такое, крик души, да.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы понимаем, что все тяжело наблюдать за тем, что происходит. Вот кстати есть тут мнение постараюсь найти. Значит, «Нужно было бы, чтобы эти люди возвращались в свои города и контролировали свои». Вот: «пусть в своих городах также контролируют власть». «Я киевлянин, был на Майдане, который находится сейчас, пусть они либо уедут воевать, либо работать или пусть в своих городах контролируют власть». Вот есть такое мнение.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: нужно понимать ещё, что Майдан, как такая уже форма экстремального всенародного протеста. Будем называть революция, это революция, которая вообщем то продолжается. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, кому. Ищите кому выгодно. Вот сегодняшний Майдан.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Конечно, России он выгоден. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, понимаешь, вот и все. Здравствуйте. Откуда вы звоните?

Слушатель: Здравствуйте. Из Киева. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас.

Слушатель: А можно задать вопрос?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, да, да Конечно слушаем вас. 

Слушатель: Я просто имел отношение к этому пространству Майдана в свое время. Вот. Я был заместителем главного архитектора Киева. Я хочу вам сказать, что проблема не в тех людях, которые не хотят уходить, а проблема в том, что, наверное, не правильно мы понимаем, что такое Майдан, это не пространство какое-то, это социальное пространство. И скорее всего это форма общественного бытия. И для него нужно в принципе создать свое соответствующее пространство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Площадку.

Слушатель: Может быть территория свободы. Которая была на карте когда-то. В горячие дни. Вот и каким-то образом сделать для этих людей, пространство, которое соответствует ну скажем их общественным функциям, которые сложились. Если их сейчас просто разгонять и зачищать или злится на них, это бессмысленно и не продуктивно. Вот. Поэтому я считаю, что нужно просто отнестись к этому серьезно, с точки зрения социальной психологии. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, хорошо. Да. Понятно ваше мнение. Спасибо. Ну, такую альтернативную площадку предложить, например. Спасибо. Мнение ваше понятно.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Я абсолютно с эти согласен, потому что Киев в принципе странный город, он, почему то живет без общественных пространств. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Да, поему то нет точек социального контакта, но это нужно делателя нормальных киевлян, для горожан для гражданских активистов, которые были там зимой. А те люди, которые сейчас там стоят, они не были там зимой. Это какие-то пришлые не понятные нанятые за деньги, непонятно какими политиками либо вообще странами товарищи. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сергей Высоцкий сегодня высказывает свою точку зрения. Вернемся через пару минут. Это радио вести будьте с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Напомню, свою точку зрения сегодня высказывает журналист, ведущий телеканала Еспрессо ТВ Сергей Высоцкий. Сережа, ну вот с Майданом тут более менее понятно. Значит, есть в продолжении темы ещё оно заявление, которое было сделано сегодня Валентином Наливайченко. «На Майдане задержали диверсантов с гранатометом. Правоохранители задержали две диверсионные группы после внутренних стычек на Майдане Независимости», об этом в четверг в комментарии украинской правде сообщает глава СБУ. «Были задержаны две диверсионные группы, одна с гранатами, которая вместо того, чтобы помогать комунальщикам или самим майдановцам навести порядок собирались совершить диверсионный акт против самих мирных людей. Второе, это содержание сравнили с российскими номерами с гранатометом, который в это время начал двигаться в сторону Майдана с прилегающей территории», - рассказывает Наливайченко. Ну, вообщем вот так вот. На войне как на войне. Но на фоне всех этих сообщений, наших слушателей очень волнует новости о том, что Шойгу привел в готовность номер 1, так называемы миротворческий контингент и, конечно же, большинство наших слушателей опасается, чего ждать от этих военных которые сконцентрированы сейчас возле границ. 

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Я скажу так, если кто-то хочет начать войну, он не предупреждает за неделю до ее начала. Они пугают, они давят на нас, сеют панику. Это вполне понятно. Пора бы уже привыкнуть к этому. Не обращать внимание, делать свое дело, помогать армии, помогать добровольцам и вообщем добиваться падения путинского режима. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот есть вопрос, каким образом, да, вот, чего ждет Россия. Может мы не знаем, о том, что какие-то переговоры все-таки ведутся, потому что мы понимаем, что надо эту проблему решать, каким образом. И вероятность того, что этот миротворческий контингент будет приведен в полную боевую готовность и вот получит команду наступать и продвигаться на Украину. Вот есть эти риски. Даже эти риски и опасения наших слушателей мы сейчас узнаем. Здравствуйте. Откуда вы звоните?

Слушатель: Здравствуйте, из Киева.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Слушаем вас.

Слушатель: Я бы хотела сказать, что в данной ситуации все-таки надо говорить о том, когда правители трех стран Америка, Россия и Украина, начнут разговаривать. Потому что, решая свои проблемы, если мы посмотрим на графики ВВП за последние несколько лет, и станет все понятно, почему это все происходит. Но вы говорите, что надо делать свое дело, надо помогать и так далее. Но на вашем же радио обсуждались темы, насколько не защищен народ, который идет на войну, насколько не защищены доктора, солдата, которых увольняют с работы за то, что они идут защищать свое страну. Но по большому то счету защищаются карманы и кошельки больших людей. А они ведь не идут, их сыновья не идут на войну, страдают обыкновенные люди, поэтому будет война, будет война долго, пока не начнут договариваться.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Я понял вопрос. Но, во-первых, понимаете, ну страна разваливалась 23 года, разваливалась планомерно. Сейчас мы приводим в чувства нашу армию, доукомплектовываем эту армию добровольцами которые идут воевать, ради нашей свбоды и ради того, чтобы наша страна существовала. Да кого-то увольняют с работы, и мы с этим боремся. Очень много людей оказывают помощь политическую, юридическую и добровольцам и солдатам. Там мы сейчас будем запускать с коллегой известным юристом Александром Задорожным центр правовой помощи бойцам АТО именно для того, чтобы помогать и все эти недостатки того государства которое умерло на Майдане, да или продолжает сейчас умирать, это государство Кучмы, это государство Янукович, Ющенко, вот это клептократическая олигархия. Они как бы переставали действовать и вводились новые правила игры. Это не быстрый процесс, но говорить, что не нужно воевать, потому что там кто-то недостаточно защищен, да нужно просто, поэтому я и говорю, нужно просто их защищать, нужно их вооружать, нужно их поддерживать, нужно доставлять им и бронежилеты и помощь и поддержку и даже детские рисунки, которые туда привозят и знаете, насколько людям, измотанным в войне в этой крови приятно просто получить открыточку от ребенка. Я видел это своими глазами, ведь открытка, реакцию бойцов. Это очень дорогого стоит. Поэтому можно все бросить, сказать давайте договаривайтесь, но если мы не будем воевать, то оговорятся без нас. Если мы не будем, это наша страна это наша свобода. Мы находимся в ситуации Израиля в 48 году. Считайте что у нас война за независимость. В 48 году не было никакой защиты, не было никакой армии израильской. Была просто вот такая вот колонна арабских военных и арабских каких-то парамилитарных групп, которые заходили на территорию провозглашенного независимого Израиля и были еврейские епатрианцы которые, репатрианты которые туда ехали высаживались в Яффе в порту, им давали винтовку и просто отправляли на фронт. Они ее брали, и они приехали, чтобы защищать независимость Израиля и свободу своей новой страны, и жизнь своего народа. То же самое и у нас. Когда можно будет договариваться мы бы рады договорится, ну о чем говорить с людьми, с Путиным, с его окружением, которые сошли с ума и хотят уничтожить нас. Они хотят уничтожения нашей страны. Они никогда не считали, что наше государство, это государство, что Украина, это что-то самодостаточное независимое, свободное и целостное. Для них мы недолюди. Это настоящий фашизм. Невозможно договариваться с фашистами, их можно только уничтожить, их можно только победить. Я не знаю по-другому, что можно здесь делать. Договорится отдать им половину территории и поставить Медведчука премьер министром. Мы потеряем свою свободу, и мы потеряем свою честь, свое достоинство. Ну, все то, что мы отвоевали на Майдане. Поэтому, нет, воевать. Да и когда мы, знаете ли, таки пораженческие настроения начинаются. Вот, ну как, не защищены, слушайте, у нас сторона 45 млн. людей. Даже если 5 млн. людей нейтральные или там выступают за Москву там, они одурманены пропагандой российской, хотя мы видим, что таких людей гораздо, в разы просто меньше, причем ещё 4-5 месяцев назад. Мы гигантская страна. Мы страна, которая вытянула на себе все жертвы второй мировой войны. Кто такие были украинцы. Украинцы были людьми, которые коман…, да, которые шли воевали на самых сложных фронтах. Ну, вот нас много, мы хотим отстоять свою свободу, мы сражаемся на своей земле. Как мы можем проиграть, невозможно чтобы мы проиграли. Даже если он введет войска мы все равно отвоюем нашу свободу. Если он введет войска это только ускорит его падение. Это сотни тысяч российских солдат, которые не уйдут с нашей земли, которые здесь погибнут в наших украинских лесах, в наших украинских реках, будут убиты нашими украинскими партизанами. Это будет просто крах путинского режима. Поэтому давайте не боятся, а воевать за свою страну.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть ещё одно мнение. Здравствуйте. 

Слушатель: здравствуйте. Валерия, Киев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас.

Слушатель: У меня такое вот мнение, вы знаете, я знаю, что составная любой демократии это толерантность, чего, к сожалению, в нашей стране не наблюдается. А знаете, давно еще, с советских времен мы прекрасно знали, что восток и запад Украины составляли люди, население которое было в силу исторических ментальных прочих причин. Это люди, которые думали иначе, жили иначе, и это не значит, что это хорошо или плохо. Это просто другое. И нам нужно было ну тогда когда-то в течение диктатуры я имею времена советского союза, потом позже во времена независимой Украины. Очень мало уделили, к сожалению внимания, тому, вот этой разности, вот такого. Я повторяю не такой, другой, это не означает плохой. Нужно было просто искать, продолжать искать какое-то связующее звено, а не пытаться объявлять кого-то зомбированными, недозомбированными, перезомбированными, а просто адаптироваться к этой не похожести, найти ту объединяющею идею, которая восток, запад, юг я не знаю все части нашей страны объединить. И то, что сегодня происходит вот у нас на Майдане, вызнаете, мы же все – таки Европа, европейская страна и вероятно с этими людьми нужно ну как-то тоже европейскими методами обращаться. Спасибо. Досвидания.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Знаете, мне кажется, что у любого нормального человека, который живет в государстве, который претендует на нормальность, европейскость, демократичность и толерантность есть одна простая идея. Он хочет жить в достатке, он хочет жить в своей стране, он хочет жить свободно и он хочет жить с достоинством. Ощущение собственного достоинства вообще это главная черта человека, без нее невозможно ничего, невозможна свобода. Если мы говорим о каких-то региональных разницах. Мы с вами общаемся на русском языке сейчас все, да и ну, по-моему, языковой вопрос всегда разгонялся здесь абсолютно исскуственно. Мы видим, что российская пропаганда, как раз российская пропаганда многих людей одурманивала, потому что никогда на востоке Украины не было украинского языка, делопроизводство было на русском. Это исскуственно разделяющий вопрос. Но я могу понять, я вот солидарен там с властями, в том, что можно предоставить статус официального языка русскому. Я понимаю, что должны быть учтены права культурных меньшинств, крымских татар, россиян, всех, русских, вернее, всех национальностей. Но когда люди выступают за то чтобы уничтожить мою страну, расчленить ее, присоединить ее к другой стране, с точки зрения ненависти ко мне как украинцу, я не понимаю, почему мне нужно согласовываться с их точкой зрения искать какие-то компромиссы и так далее. Это мои враги.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ой. Это такая очень тонкая материя. Давайте мы вот после некоторых. Да вот у нас, после новостей вернемся. Есть такая интересная информация вот служба безопасности продемонстрировала снова эти разговоры между боевиками и тут нашли вообщем причину, почему было это, скорее всего. Я продолжу иначе наш продюсер перестанет со мной разговаривать. Вернемся через пару минут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это программа «Точка зрения» и очень внимательно наши слушатели реагируют на каждую реплику.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Позволишь я закончу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давай.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: у меня просто ощущение вот такое сейчас как у украинца, наверное, в чем то похоже на ощущение израильтяне на еврея более в середине века. То есть какие-то люди, которые пришли в мою страну с оружием, вооружили каких-то граждан моей страны, которые там меня не понимают. То есть, ок. Не в русском языке вопрос, а в том, что я как украинец. Мне отказано в праве на существование. Меня нет как нации, я какой-то малоросс, я какое-то ничтожество, которое должно подчиниться Москве, встать на колени, вот. Которое нудно уничтожить, если он с этим не согласен. Почему должен с этим соглашаться и находить точку опоры с таким мнением. С убийцей можно говорить по-простому, убей убийцу прежде, чем он убьет тебя. Если мы говорим о политических взглядах, нужно налоговую реформу делать так или не так, или нужно там расширять права русского языка или сужать эти права. Нужно административную реформу так делать или так. Пожалуйста, это поле для диалога, но когда поле для диалога это стань на колени иначе я тебя убью, то нужно убить первым и все и выжить как народ и как страна. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, Сергей. Пишет Александр из Израиля: « вы совершенно правы приводя в пример становление Израиля, уже как-то сообщал радио Вести, что Украина в начале того пути который прошел Израиль в борьбе за свою свободу. Желаю Украине обрести свою свободу». 

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Спасибо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А есть ещё Григорий Лифшиц из Израиля, тоже постоянный наш слушатель: «И чего добились, перманентные войны с последующими терактами и если не договариваться этот опят Израиля переймет Украина, напомню в Израиле это творится уже почти 70 лет».

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: У меня к господину Лифшицу встречный вопрос. Почему он это пишет из там Хайфы либо ещё какого-то красивого, отличного, зеленого города, а не из костромской области. Да. Очень классно сидеть в Израиле репатриантам, я не знаю, я не буду заочно критиковать господина Лифшица, знает он иврит, не знает. Может быть он интегрирован в израильское общество успешный человек, но вы знаете сидеть в защищенном железным куполом городе, и извините тут вонять нам, да, рассказывать, что нам нужно делать, ну увольте.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот так жестко, жёстко. Ну, журналисты люди циничные. Дорогие друзья не обижайтесь. Здравствуйте, откуда вы звоните? Здравствуйте, говорите.

Слушатель: Да, вот очень интересно рассказывает этот как его с телевидения. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Это Высоцкий.

Слушатель: Пример Израиля. Израиль захватил в 48 году территорию Палестины. Что он приводит в пример и сравнивает с Украиной.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как вас зовут?

Слушатель: Меня Павел зовут. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А сколько лет вам?

Слушатель: Мне 33.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Повестка приходила вам?

Слушатель: Причем здесь повестка приходила. Я гражданин РФ.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Ой, ну знаете Павел, разбирайтесь, пожалуйста, с проблемами РФ сами, не лезьте к нам в страну. Разберитесь с Путиным, с вашим мракобесием с вашим патриархом, с вашим фашизмом и рашизмом, как мы здесь называем, и пожалуйста, звоните нам в украинский эфир, вот, с комментариями о Израиле, да. Разбирайтесь со своими проблемами сами. Не лезьте к нам, не лезьте к Израилю. Вот и почитайте историю Израиля, пожалуйста, если вы такой умный из России к нам звоните, рассказываете что Израилю и Украине делать. Почитайте. О героической борьбе этих людей за свое право на выживание.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как думаешь, Сережа, когда либо это примирение произойдет между двумя народами или уже слишком далеки.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Конечно, когда россияне поймут, что они находились в этот период в фашиствующем угаре. Что они напали на свой братский народ. На народ, который обеспечил им победу в Великой Отечественной войне. Вот так вот. Когда они поймут всю степень вины перед нами и раскаются и станут как Вилле Брандт в Варшавском Гетто на колени, все россияне которые поддерживают сейчас Путина, сегодня *7% россиян станут перед нами на колени, поросят прощение. «Простите нас украинцы, за нашу глупость, за нашу косность, за нашу дымучесть». Во тогда наступит примирение. А пока они будут считать то нас нету, нашего государства не существует. Досвидание. Пусть разбираются сами, а мы от них будем защищаться здесь, строить успешную страну европейскую. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день, откуда вы звоните? Тише приемник сделайте. Вы не готовы. Для тех, кто хочет слушать свой приемник, я скажу, что лучше всего слушать вопросы и соответственно ответ в телефонную трубку. Вот сейчас попробуем вот этот звонок принять. Здравствуйте.

Слушатель: Ой, здравствуйте, наконец-то я дозвонилась. Хочу выразить огромную благодарность радио, потому что мы слушаем вас регулярно. Вы действительно поддерживаете Украину и действительно ваши слушатели получают достоверную информацию. Сергею огромнейшее спасибо. 

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Спасибо.

Слушатель: Просто гениальный человек. Предыдущий слушатель ну это просто позор России. Я тоже гражданка России, которая живет 22 года в Украине. Вільно володію мовою, закінчила виші на Україні, працювала в школі. Різна в мене судьба. Но я хочу что сказать, предыдущие выступали то говорили, что разные люди на востоке живут, на западе. Нисколько не разные. Мы все одинаковые, мы все одинаково ходим на двух ногах, мы все держим на плечах голову. Мы все хотим одного мира, мы хотим действительно зарабатывать, достойно жить, воспитывать детей. Вот что мы действительно. В чем мы едины и чего мы хотим. Не надо нас делить, не надо нам рассказывать о том, что кто-то кого-то привез. Сейчас все разные. У меня муж из Донецка, я сама из России, у меня очень много родственников в России живет. У меня есть родственники в Луганске, есть друзья во всех городах и не только городах, а в областях и селах Украины и я знаю, что украинцы сейчас едины в одном, мы все хотим мира. Мы все хотим, помирится с Россией, с российским народом с россиянами, но это только может произойти тогда, когда они все действительно поймут за что сейчас борется Путин и за что борется его рашизм. От насаждения этого рашизма в России, действительно его нужно судить, он даже не человек, в моем представлении, это дьявол во плоти. 

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Дуже вам дякую, за вашу позицію. Це приємно чути, що українська росіянка каже, що немає ніяких утисків української мови, розмовляє українською мовою і любить Україну, як ми всі її любимо. Дякую вам дуже. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день, откуда вы звоните, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Виталий я из Киева, и хочу сказать вам огромное спасибо за вашу передачу. Спасибо большое, спасибо сегодняшнему гостю за его позицию. Такая позиция должна, наверное, присутствовать у каждого человека, который живет на территории Украины. Понимание что это наша страна, и что мы должны бороться, прикладывать массу усилий, чтоб защитить ее, чтобы чувствовать себя как можно более защищенным и занять, что мы идем в правильном направлении. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Спасибо вам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот такие мнения. Мнения разные.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Меня так просто удивляет позиция. Блин, он так меня разозлил этот Павел из России. Ну, просто, разберитесь со своей жизнью, почему вы лезете постоянно, извините по уши в говне живете, да. У вас ни дорог нету, ни деревень нормальных, да, зашкаливает детская смертность. Ну, какие-то прокуроры сумасшедшие сбивают постоянно всех без каких-либо последствий. Полный беспредел, полное бесправие, полное засилье каких-то мафиозных групп, ну ужас да. И вы рассказываете Украине, что нам делать, Израилю, что делать, Америке, что им делать. Да разберитесь сами с собой, господи. Постройте нормальную страну, постройте нормальную жизнь. Я этого просто, я не знаю, бесит это настолько позиция этих ватников, что ух.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сергей Высоцкий, журналист, ведущий телеканала Еспрессо ТВ. Ну, я очень надеюсь, что это наша не последняя встреча. Есть ещё нам, о чем поговорить. Мы не обсудили грядущую зиму. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Выстоим?

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Выстоим, конечно. Мы не можем не выстоять. Мы обязательно выстоим, мы обязательно построим современное эффективное прекрасное государство всем на зло. А Россия развалится, те остатки россиян, которые этот развал переживут, покаются, ну. Они запустили, вот эти вот 87%, которые поддерживают Путина, в этом фашистском угаре, и сам Путин запустил механизм развала России. Потому что Россия это осколок большой империи, империи всегда раскалываются, всегда уничтожаются, всегда гибнут. Если может быть ДНР, почему не может быть татарстанской. Татарской народной республики. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ох, продолжил. Сергей Высоцкий, журналист на радио Вести. Спасибо за то, что были с нами. Спасибо нашим слушателям за доверие. Я встречусь с вами в 19 часов в программе «Герой дня». Это Вести, всего доброго.

Сергей ВЫСОЦКИЙ, журналист: Спасибо.

Читать все