СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Многие ученые возвращаются в Антарктиду еще раз"

ЭлементарноАнтарктида - кухня погоды

Стенограмма эфира "Элементарно" на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В эфире программа «Элементарно». С вами Константин Дорошенко. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А также Дмитрий Симонов, и наш гость сегодня ученый, метеоролог Денис Васильевич Пишняк.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы будем говорить об очень теме, о материке Антарктида. Но для начала давайте послушаем небольшую справку о нашем госте.

Справка: Денис Пишняк. Родился 29 августа, 1985 года в Киеве. После школы поступил в Одесский Государственный экологический университет, который окончил в июне 2007 с дипломом магистра по метеорологии. Еще во время обучения, по совместительству работал инженером учебного бюро прогнозов погоды, и инженером-метеорологом в Гидрометцентре Черного и Азовского морей. Учебу в аспирантуре совмещал с работой синоптика на Одесской железной дороге. Принимал участие в 16 Украинской антарктической экспедиции. По возвращению, из которой продолжил сотрудничество с национальным антарктическим научным центром на должности научного сотрудника отдела физики атмосферы. Где и работает по настоящий день.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Денис Васильевич, как мне помниться еще из школьных лет, есть такое выражение Антарктида кухня погоды. Много раз слышал. Но никак не мог понять, почему Антарктида кухня погоды. Вы можете прояснить этот вопрос?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Добрый вечер, добрый вечер. Ну, что ж приступим, так сказать к прояснениям некоторых вопросов, связанных с погодой, с Антарктидой, ну, и как-то в этом направлении. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Или это шутка о том, что она кухня погоды.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Нет, естественно, это является очень важной природной зоной, которая производит, очень значительное влияние на климат земли. Ну, конечно, по большей части, если мы говорим о погоде, как о такой вот сиюминутной, сиюминутном состоянии атмосферы, то конечно Антарктида она влияет по большей части на процессы Южного полушария. Вот, то есть, к Украине, к нашему. Европа, это имеет меньшее отношение. Хотя, как бы атмосферные процессу, они взаимосвязаны, как в Северном, так и в Южном полушарии. Но эта связь не настолько сильна, чтобы говорить, вот о такой, ну, вот какой-то, прямой сильной, сильном влиянии.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, с другой стороны смотрите, когда в 1956 году при Никите Хрущёве была создана советская антарктическая экспедиция, первой задачей которой перед ней ставилось, было как раз изучение атмосферных процессов в Антарктиде, и влиянии их на общую циркуляцию воздушных масс земли. То есть, это какая-то, в самом деле, какой-то глобальный процесс. Ведь, я думаю, что Советский Союз, он не стал бы просто ради громкого слова выбрасывать миллионы денег на исследования.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Естественно. Абсолютно верно. И, просто, как был задан вопрос о погоде, то я вот именно о погоде и сказал. А что касается общей циркуляции климата земли, то здесь, безусловно. Ну, скажем так. Антарктида, это есть своего рода индикатор изменения климата вот на сегодняшний день, это признано мировыми учеными, и специалистами в области климатологии. То есть, почему ж и Антарктида цениться, вот как-то своеобразный природный заповедник. Не только с точки зрения там, ну, я не знаю, природного объекта, но так же, как, и вот индикатор климатических изменений состояния климата в целом. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А как по самой Антарктиде видно как меняется климат? То есть, там перемещаются, какие то ледники, или какие-то виды животных переселяются. Это можно как-то наблюдать визуально?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Это действительно наблюдается, вот скажем так, невооруженным взглядом. Единственное, что анализируя многолетний опыт, то есть все эти природные системы, они взаимосвязаны, и естественно, климат у нас связан с животным миром, с растительностью. Ну, и вот, таким образом наблюдается как смещение, может быть так, климатических поясов, ну, слишком громко. Но все-таки. Но то, что наблюдается воочию, это отступление ледников, и, соответственно продвижение живых организмов, растений продвижение дальше на Юг. Или просто изменение местных обитаний. Там высотного расположения, вот этих всех.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Ну, если взять станцию «Академика Вернадский». Вот в ее округе можно наблюдать, что вот там был ледник, а теперь он стал меньше. Ну, например. Или какие-то другие признаки. Есть такие?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. То, что наблюдали мы вот, по рассказам предыдущих зимовщиков. Мы, скажем, наблюдаем такие локальные мелки колебания. То есть одна зима была снежная. Ледник нарастал. Другая зима более там теплая. Меньше снега, больше дождей. Все растаивало, отступало. Но есть одна интересная. Один интересный момент. Сначала первых экспедиций в Антарктиде была ну, вот там, как бы на скальной породе, где заканчивается ледник, было краской нарисована линия. И, вот с тех пор, вот уже больше десяти. Уже двадцать лет подходит срок. Вот ледник отступил уже, примерно на 10 метров от этой линии. При том, что ледник достаточно внушительный. В несколько десятком метров высоты. И вот так вот он.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть таяние льдов это очевидная реальность. Это не просто какие-то страшилки о том, что тает.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. К сожалению, это видно и по следам, которые остаются после ледников, которые отступают, и раскрывает новые участки земли. Ну, и так в некоторые года видно, как обрушиваются ледники. Вот прямо на глазах видно, как их площади сокращаются, и там бывалые полярники, что раньше здесь уже был ледник. А сейчас он прямо на глазах начинает, скажем, так, распадаться. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Вы по долгу службы каждый день, насколько я понимаю, наблюдали за погодой на протяжении целого года. Так вот мне интересно, что такое в Антарктиде хорошая погода. И, как выглядит плохая погода. Можете описать?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Конечно, могу. На самом деле Антарктида это большой континент, и условия на нем абсолютно различные. Естественно я могу описать те условия, которые наблюдаются в районе нашей станции. «Академик Вернадский». Наша станция характеризуется морским типом климата. И, такой вот морской нестабильной погодой. С частыми ветрами, снегопадами. Мокрым снегом. Дождем. Ну, вот такая вот очень нестабильная погода. Поэтому естественно, для нас самая хорошая радостная погода, это вот когда вот все это дело успокаивается, на смену циклону приходит антициклон. Выходит солнышко. И, вот, как-бы спокойно, хорошо, тепло. Солнечный свет отражается от снега, и это создает такой двойной солнечный поток, при котором очень уютно себя чувствовать, даже вот без верхней одежды. Прямо можно загорать.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Ну, что такое хорошая погода? Сколько это градусов, например тепла, или холода. Или там тепла вообще не бывает?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Скажем так. Самая хорошая погода в таком случае, наверное, будет ближе к лету. Вот летом, это может где-то около нуля градусов, до плюс пяти градусов тепла. Выше там редко температура поднимается. И, вот отсутствие ветра, наличие солнышка обеспечивает замечательные условия. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С Антарктидой связан еще вопрос пресловутой озоновой дыры. Сейчас в обилии политических новостей мы немножко призабыли эту тему. Она, между тем, она между тем была очень актуальной, и активно обсуждалась с 1985 года, когда группа британских ученых обнаружила озоновую дыру над Антарктидой. И, эта дыра будто-бы разрастается постоянно. И, будто бы это пророчит нам глобальную экологическую катастрофу для всей Земли. Что вы можете сказать по этому поводу? Насколько серьезно эти исследования продолжаются, и чего нам ждать от этой озоновой дыры?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Я бы, наверное, все-таки мог бы даже немножко успокоить по этому вопросу слушателей. Потому, что на сегодняшний день мы не наблюдаем явной тенденции ее увеличения. Скажем так, что сейчас наблюдается стабилизация, и может быть даже отчасти уменьшение проявления озоновой дыры. Это вот по последним данным наблюдение последних лет. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А благодаря чему, как вам кажется? Мировое сообщество предпринимало целый ряд каких-то инициатив, договоров подписывало много о том, чтобы сократить выбросы вредные в атмосферу. С чем вообще связана на самом деле эта озоновая дыра? Вот, если отвлечься от какого-то там пиара. От истерии экологической, с чем на самом деле она связана? И отчего зависит ее рост или уменьшение?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: На самом деле она именно с этим и связана. Вот, как бы с выбросами вредных веществ. Это и официальное мнение, и мнение, подтвержденное многими учеными, исследователями лабораторными, и не знаю. Фактическими наблюдениями. Вот, все-таки основная причина. Хотя, на самом деле известно, что озоновая дыра очень сильно зависит от циркуляции атмосферы. И, насколько здесь, что вот, первично, вторично, и в каком соотношении вот эта зависимость проявляется. Но здесь еще сложно сказать. Ну, есть такие теории, что якобы озоновая дыра, это относительно нормальное явления для Антарктиды, и она может разрастаться либо увеличиваться в зависимости от характеристик циркуляции атмосферы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, может быть, она вообще была всегда. И, просто ученые не знали об этом, И, то, что в 1985 она была открыта, это была некая констатация факта совсем не факт, что озоновой дыры там не было и 300 лет назад?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Ну, да. Здесь мне сложно говорить. Я не настолько глубокий специалист в этом направлении. Но, скажем так, отрицать этого нельзя. Единственное, что да, действительно мы наблюдаем негативные последствия влияния вот увеличения ультрафиолетовой радиации. То есть, это сказывается и на животном мире, растительности. Ну, и понятно для человека это все не очень благоприятно. И, поэтому в наших интересах, если она будет меньшей. Если мы будем способствовать этому сокращением наших каких-то там вредных воздействий атмосферу, я считаю, что мы должны, на самом деле заботится о нашей окружающей среде.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы слушаете Радио Вести. Программу «Элементарно», программу о науке. Сегодня мы говоримо об одном из самых загадочных континентов, об Антарктиде. С вами в студии Константин Дорошенко. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А также Дмитрий Симонов, и наш гость – Денис Васильевич Пишняк. Сотрудник Национального Антарктического научного центра. Денис Васильевич, ну мы говорили об озоновых дырах. Такая проблема неоднозначная. Но вроде бы нас успокоили, что ничего страшного в этом нет. Но проблема изменения климата она кажется куда более серьезной. И, говорят, совершенно разные вещи. Кто-то вообще говорит, что это климат не меняется. Что это его нормальное состояние. Кто-то говорит, что меняется, но меняется по вине самой природы. Кто-то утверждает, что по вине человека. А что официальная наука, и вы том числе думаете по этому поводу? Каковы причины? Каковы векторы движения? 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Спасибо. К сожалению, есть опасение, что все-таки климат меняется по вине человека. Это мои личные опасения, которые совпадают с мнением, скажем так, процентов на 95 ученых. Мировой науки, скажем так. К сожалению. Связано это, прежде всего с известным парниковым эффектом, благодаря которому мы регистрируем повышение температуры воздуха на Планете, которая, к слову сказать, происходит неравномерно во всех регионах. И, так вот, носят региональный характер, сезонный. Ну, и так далее. Вот. И, к сожалению, проблемы, связанные с климатом, и с изменениями климата, есть актуальны, и в дальнейшем будут возникать. Прежде всего, конечно это проблемы связанные скажем так, с деятельностью человека в том смысле, что мы, человечество, на данный момент уже адаптировалось к существующей климатической. Состоянию климата, существующему его состоянию. А любые изменения, которые будут вызваны либо то природными факторами. Либо антропогенными. Оно, человечество будет вынуждено проводить какую-то адаптацию к этим изменениям. Ну, и соответственно затрачивать какие-то ресурсы. Изменять свой привычный уклад жизни в некоторых районах. Ну, и вот с этим связаны и экономические, и социальные проблемы. Вот это то, чем сейчас озабочено мировое сообщество. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы говорите о проблеме глобальной проблеме потепления. Но, может быть, в этом ничего такого страшного и нет. Потому, что потепление, все-таки не ледниковый период. Если мы вспомним, динозавры вымерли как раз из-за других изменений. Из-за наступления ледникового периода. Может быть, потепление даже и к лучшему?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да, я понимаю. Но на самом деле вот звучит, как-бы, потепление, вроде для нас это хорошо, кому нравиться, когда холодно. Но, с другой стороны, все-таки потепление оно проявляется множеством фактором. То есть, это не просто вот стало там на несколько градусов теплее. К сожалению, изменяется вся циркуляция атмосферы. Изменяется она по-разному, в разных районах. Перестраивается, собственно, и сама атмосфера. То есть, это приводит опять-таки, в погодном плане, к сожалению, к интенсификации процесса. То есть, мы будем наблюдать увеличение количества интенсивных циклонов, штормов. Ну, и там есть ряд некоторых специфических нюансов, в которые я сейчас не хочу вдаваться. Вот. В частности, вот для Украины это грозит некоторым повышением засушливости в наших районах. Ну, вот такие вот абсолютно разные проявления, локальные вот этого глобального потепления. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Денис Васильевич, вот год назад, мы все помним, какое столпотворение было в Киеве, когда по колено выпало снега. Транспорт не ходил. Это были уже последние числа марта. Помниться мне, вот две недели назад тоже, во второй половине марта, был сильный ветер. Опять, таки, какой-то краткосрочный меньший снегопад. Но был. И, последние годы 3 или 4 года назад тоже были в конце марта такие вот, скажем, экстремальные погодные явления. Это какая-то случайность, или это проявление вот этого изменения климата, о котором вы говорите?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Я даже затрудняюсь вот так вот однозначно ответить. Потому, что, скорее всего это природные закономерности, которые, однако, вот, усиливаются климатическими изменениями. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: То есть это может быть и случайности на самом деле?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: На самом деле – да. Подобные случаи, они бывали в истории. То есть это не есть нечто уникальное. Вот так. С исторической точки зрения. Ну, просто вот, такие совпадения. В прошлом году, действительно, на момент отправки антарктической экспедиции было вот это вот самое экстремально снежная погода в марте. А в этом году ровно наоборот. Очень замечательная, спокойная, теплая, как мы наблюдаем сегодня, как вчера.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если вернуться к Антарктиде, у Украины в Антарктиде есть своя станция, «Академик Вернадский». Насколько мы помним после распада Советского Союза, Россия стала правопреемницей всего зарубежного. Всех зарубежных объектов Советского Союза, в том числе советских антарктических станций. Откуда у Украины появилась своя антарктическая станция? 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Здесь получается во многом заслуга нашей украинской дипломатии. Вот тех годов периода 1993, 1994, 1995, 1996 годов, когда так сложилось у Британии вот, из своих соображений они решили, что им эта станцией не нужна. Это на тот момент была британская станция «Фарадей». И, вот они хотели ее продать, либо передать, скажем, так, в хорошие руки. Ну, и вот тут вот, подвернулись наши, не знаю уж, кто они были. Послы, политики, которые в нужный момент сделали вот ряд или предложений, или гарантий. И, таким образом у нас появилась наша украинская станция. Передана британцами. И, скажем так, сделана очень добротно, хорошо. До сих пор она стоит благополучно, работает. И полярники наши довольны. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати. По одной из версий Великобритания продала свою станцию Украине за совершенно символические деньги как раз в благодарность за отказ Украины от ядерного оружия. Это один из тех моментов, один из тех бонусов, которые Украина в свое время получала, отказавшись от ядерного статуса. Набор гарантий она получила по этому поводу от Великобритании и Соединенных Штатов Америки и России. Как видим сейчас, к сожалению не все эти гарантии исполняются. Но вот Антарктическая станция у нас есть. А как она на самом деле функционирует. Насколько много украинских ученых там работает. Насколько сложно попасть в эту Антарктическую станцию?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Ну, я понял. Я, к сожалению, не могу сказать по поводу вот этой гипотезы насчет ядерного оружия. Его отказа, и передачи станции. Я тут не могу ничего дополнить. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Вы лучше нам о самой станции расскажите. Насколько сложно вам было попасть туда, работать. Насколько серьезный отбор? И, насколько сложно, или интересно работать в Антарктиде? 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Хорошо. Я бы не сказал, что отбор туда очень уж сложный там. Или такой щепетильный. Да, нет. Туда не отбираются космонавты. Туда отбираются специалисты. Просто хорошие люди, которые будут в течение года поддерживать хорошую дружественную атмосферу в коллективе. Это, прежде всего. Ну, и прежде всего, чтобы по здоровью не было никаких проблем. Чтобы человек там мог провести, и как-бы не подвергать себя опасности, и членов команды. Потому, что.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но ведь подбирается какой-то специальный набор специалистов? Да?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Естественно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, у Украины есть свои исследования, которые она проводит в Антарктиде. Ну, ведь не все подряд, и ни что попало там, изучаем.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Конечно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Наверное, какая-то программа Академии наук, и вот какие именно у украинской Антарктической экспедиции, какие главные ее задачи?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. У нас есть утвержденных несколько направлений, которые прописаны в Государственной целевой программе. И, вот по ним и работаем. То есть это вот, включая метеорологию, а также геофизические, геологические исследования, биологические. И, может быть ряд каких-то смежных направлений. И, на станции за науку отвечают 6-7 человек. И, вот которые проводят все эти программы и исследования, и согласно их техническим заданиям. Остальные 5-6 человек, это обслуживающий персонал, который отвечает за поддержание работы станции, вот так вот. Вот такое вот условное деление на персонал, который технический, и который научный. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А на сколько, плотно украинская антарктическая экспедиция сотрудничает с другими? Ведь там многие страны представлены? И, насколько я знаю, и Норвегия, и Россия. И, Британия. И так далее. Вы контактируете с ними, или работаете по своей какой-то конкретной программа?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: В первую очередь мы работаем по своей программе. Мне кажется, что наши контакты с зарубежными коллегами ну, недостаточно хорошо развиты, поставлены. И, ну, вот так вот. Хотя, безусловно, они есть. Ряд проектов выполняется совместно. На нескольких станциях. Или при поддержке зарубежных там организаций. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Денис Васильевич, ну, для вас лично. Антарктида это была какая-то детская мечта? Или это в определенной степени стечение обстоятельств, или случайность? Как все началось? Откуда начинался путь?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Наверное, по большей части это как-бы стечение обстоятельств. Потому, что я не мечтал вот так вот попасть в Антарктиду. Я – конечно, это было бы интересно, здорово. И, сейчас, обучаясь в институте, я тоже так задумывался об этом. Но я не задумывался об этом всерьез. А, затем вот, я просто узнал, что есть такой Антарктический центр, ну и вот сложилась такая обстановка, что я почувствовал, что я вот могу предложить как бы свою помощь стране в этом направлении. Ну, и думаю, почему бы не попробовать. Вот так вот обратился, и, в общем, то прошел.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А если вернуться к вопросу контактом с другими антарктическими станциями. Насколько это возможно физически. То есть, где они расположены. Как далеко? И, какие способы добраться, то есть на собаках или вертолетом, или по воде?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Нет, конечно. Мы сейчас живем в информационный век. Но, опять-таки, к сожалению, на нашей станции, эта самая информация, ну, пока что не очень налажена. Хотя в этом направлении ведется работа. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Ну, скажем так, вы в гости ходите к американцам в Антарктиде?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Увы, нет. Мы не имеем технических средств, чтобы вот так безопасно производить переезды между станциями. Даже наша ближайшая станция «Палмер», американская станция. Она расположена в 50 километрах от нас, является достаточно трудно досягаемой. То есть, только в экстренных случаях мы туда можем добраться. А так – это не предусмотрено. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Ну, вам не приходилось ездить

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Нет.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: И, американцы тоже, соответственно в гости не ездили.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Ну, американцы, могут заходить в гости на своих кораблях, ледоколах. То есть они проходят мимо станции, и поэтому будет вполне нормально, если они к нам в гости и зайдут. То есть это не представляет для них каких-то особых проблем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мне приходилось слышать о том, что существует даже туризм в Антарктиду. И, что в том числе станция «Академик Вернадский» тоже принимает туристов. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Естественно. Это самый популярный туристический район. Антарктический полуостров. И станция «Вернадский» расположена вот в такой крайней точке, куда доходят все туристические маршруты. А, дальше уже как-бы разворачиваются обратно. Поэтому действительно, каждое лето к нам приплывают десятки туристических кораблей с туристами, которые хотят посмотреть на местные красоты. И, там есть на что посмотреть. Ну, вот таким образом даже заходят к нам на станцию.


Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И много ли туристов принимает станция «Академик Вернадский» год?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Это по-разному. Во многом зависит от ледовых условий. Потому, что не каждую зиму туристические корабли могут беспрепятственно пройти к станции, и высадить туристов. Но, в принципе, количество туристов варьируется от сотен до тысяч вот так вот, на протяжении лета в антарктическом регионе. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А, перед небольшим перерывом скажите нам, пожалуйста, еще, откуда, в основном едут туристы в Антарктиду. Только из Украины, или из других государств тоже.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Увы, нет. Как раз из Украины едет очень мало. Немножко больше из России. В, основном, туристический поток направлен из Америки, из Европы. И, как ни странно, из Китая. Из восточного этого региона очень много. Китайцы, японцы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: о есть, по сути, мы еще можем немножко и помогать своему бюджету, приглашая людей в туры, если не в Крым, то хотя бы в Антарктиду. Вы слушаете Радио Вести. Программу «Элементарно», программу о науке. Сегодня мы говоримо с вами об Антарктиде. Я, Константин Дорошенко. Дмитрий Симонов. И, наш гость сегодня сотрудник Национального Антарктического научного центра, ученый-метеоролог, Денис Васильевич Пишняк. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Денис Васильевич, насколько мне известно, буквально то ли вчера, толи сегодня очередная партия наших зимовщиков, ученых и технического персонала отправились на станцию «Вернадский». И, соответственно в конце апреля партия зимовщиков, которые закончили свою работу, вернутся в Киев. Вот мне любопытно, какой путь придется проделать нашим ученым, и то есть, логистика. И, сколько времени это у них займет, чтобы добраться до станции «Вернадский». 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Абсолютно верно. Вчера мы провожали на 19 украинскую антарктическую экспедицию. Вот. Провожали мы их в аэропорту «Борисполь» с тем, чтобы дальше они будут следовать через Турцию, в Аргентину, Буэнос-Айрес, и затем оттуда в порт Ушуая – крайняя южная точка Аргентины. Этот весь процесс переезд, перелет будет производиться воздушным путем. А дальше от Аргентины до непосредственно станции «Академик Вернадский», на судне, через протоку Дрейка, там штормовом Южном океане. Такой вот путь занимает, ну, порядка недели. Может быть немножко больше. Потому, что столько рейсов, кораблей. Ну, в общем, то, погодных условий. Ну, вот примерно вот так вот. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: а пролив Дрейка насколько я знаю он такой очень вредный в плане погоды. Это правда?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Абсолютно верно. Там постоянно штормит. То есть постоянно есть большое волнение. Перемещается серия циклонов. Потому, это очень неспокойное место. И, малоприятное для перехода. То есть для современных судов это не представляет большой опасности. В виду того, что уже все все знают о погоде. И, всех этих возможных моментов. Моментах волнения. Но, просто для персонала. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: То есть впечатление не из самых приятных.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Впечатление яркое остается. Это некоторым зимовкам повезло, и они проходили этот участок очень спокойно. Но такое бывает крайне редко. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Хорошо. Кроме метеоролога, то есть сейчас, я так понимаю, в этой группе также есть метеоролог. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Естественно. Есть два метеоролога. Или можно сказать, так даже два с половиной. Потому, что на станции очень много работы оперативной, и двоим метеорологам сложновато работать. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А в чем именно состоит работа метеоролога каждодневная на станции?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Это проведение регулярных измерений по программе всемирной метеорологической организации, прежде всего. Также озоновые измерения регулярные. То есть, это то, что мы проводим безотлагательно днем и ночью, чередуясь посменно. А также добавляются специальные исследования. Ну, в нашем случае, это гляциологические наблюдение, состояние ледника. Также еще ряд наблюдений за океаном в прилежащей акватории. Условно можно разделить наблюдения на такие обязательные стандартные, и пионерские, научные исследования. Вот так это обстоит

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: То есть правильно я понимаю. Вот в Украине есть метеорологических станций около 160, если мне не изменяет память. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Где-то так. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: И, точно такая же станция есть на «Академике Вернадский». Она точно также включена вот во всемирную сеть. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Абсолютно верно. И, ценность этой станции высока. Потому, что в этом регионе станций мало, и вот из-за этого она достаточно уникальна. И, плюс расположена в таком своеобразном районе, в котором очень хорошо отслеживаются изменения климата. Все те же, с которых мы начинали. В частности наблюдается потепление, очень интенсивное потепление на станции «Академик Вернадский», наверное, наиболее интенсивное из всех станций Арктического региона. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А почему такая специфика, почему именно Украине так повезло в очередной раз?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: В данном случае это физический процесс. Скорее всего, это просто изменение той самой циркуляции атмосферы, которая в данном случае взаимодействуя с горной цепью антарктического полуострова, ну, вот приводит к усилению северных потоков. То есть, в данном случае это потоки теплого воздуха, которые движутся вдоль хребта Антарктического полуострова. Ну, и вот на нашей станции происходит усиленное потепление. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А на станции «Академик Вернадский» изучают ли флору, фауну Антарктиды? Дело в том, что сами исследования Антарктиды вызвали уже очень много различных футурологических каких-то прогнозов. Повлияли даже в том числе на массовую культуру. Существуют фантастические фильмы и произведения, и там литература по поводу того, что в Антарктиде из-под растаявших льдов могут появиться какие-то неожиданные неизвестные, неведанные нам бактерии, которые могут нести с собой опасность для всего человечества. Насколько серьезны подобные предположения? Насколько действительно можно предполагать, что там под этими льдами находится?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Здесь, скорее всего, вот всех таких подобного рода мнения, есть стремление ну, может быть журналистов. Или, не знаю уж, каких-то публицистов, все преувеличить, приукрасить так, чтобы обычному человеку как-то привлечь его внимание, заинтересовать. На самом деле вот подобные громкие заявления они мало правдоподобны. И, как вы спрашивали, Антарктида она очень подробно изучается всеми научными организациями. Очень много исследований, и в том числе и украинские учены, и биологи там работают там весьма плодотворно. И, я к тому, что все это дело очень подробно контролируется. И, не стоит опасаться каких-то таких вот там не знаю, экстремальных проявлений. Чего-то там появлений каких-то организмов. Да, нет. Там все нормально и стабильно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А какова вообще вот флора и фауна Антарктиды. Мы представляем ее себе таким огромным пространством просто льда. Насколько известно, там не существует наземных животных. Ну, каких-то там типа медведей, собак и прочего животный мир это скорее там тюлени, моржи. Вот, расскажите нам, кто же там живет в Антарктиде, кроме приехавших из разных стран людей исследователей. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: И, привезших, с собой что-нибудь.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Домашних животных

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Да. Ну, в общем, насколько я тут за время моего пребывания в Антарктиде я общался с биологом нашим. И, вот мне известно, что в Антарктиде есть два высших растения. Это вот – трава. Два вида травы. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это из фауны?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Из флоры. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Из флоры. Да. Остальное все мхи и лишайники. Что касается животных, ну там естественно, наверное, больше всего птиц. И, вот тех самых тюленей, о которых вы говорите. То есть там много видов тюленей. Они есть абсолютно разные и большие и маленькие. И хищные и не очень. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Десятилетиями там проводилось очень серьезная охота на тюленей. Потому, насколько я знаю, она была запрещена международными организациями. Потому, что многие виды почти полностью вымерли. Также как и китобойный промысел. Но китобойный промысел, по-моему, существует до сих пор. Он только сокращен очень серьезно. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Где-то так. И, киты, и рыболовля. Ну, вот это все там, да. Промысел этот ведется. Ну, действительно, сейчас международными ограничениями это все дело немножко приведено в порядок. И, слава Богу, там вся экологическая ситуация немножко восстанавливается. Мы уже видим восстановление популяций. Ну, это интересно. Это приятно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А сотрудники исследовательских станций, они имеют право на рыболовлю, или может быть на охоту на территории Антарктиды?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Это, скажем так, в рамках научных исследований. То есть, да, действительно можно выловить рыбу. Потом эта рыба сдается там часть на научные анализы, а как-бы часть непотребная может быть использована в пищу быть. Ну, это очень, скажем так, регламентировано. И, в общем-то, не одобряется в каких-то там широких пределах. И, вообще. Все достаточно жестко. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А помимо научных исследований. Понятно, что их очень много. Работы хватает. Чем заниматься ученым во время вот этих зимовок. То есть ведь какое-то свободное время?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да, естественно. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Кроме шахмат. Какие веселья?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Компьютер на станции тоже есть. Поэтому поиграть в компьютерные игры тоже разрешается.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А, Интернет есть?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: К сожалению очень ограничен. То есть, есть спутниковая связь. Есть телефонная, и через которую, доступен интернет на очень медленной скорости. И дорогой. Примерно, около там десятки долларов за мегабайт. Вот такие какие-то нереальные цены. Хотя этого достаточно для электронной почты. Кроме того на станции есть там библиотека. Ну, понятно все привозят с собой фильмы, музыку. Там есть аппаратура, где это можно смотреть и слушать. Ну, а так что. На станции там спортзал есть, дабы наши полярники не сильно ленились и поправлялись на протяжении зимовки. Ну, и вроде как лыжи. Там. В таком плане. Уличные развлечения. Чемпионаты по футболу периодические. Катания на лыжах, на снегоходах, или что-нибудь в таком роде. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Я слышал, что на «Вернадском» на станции «Вернадский» даже есть телефон и телефонный номер, по которому туда можно позвонить. Это правда?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Абсолютно верно. К сожалению, туда звонить очень не выгодно в финансовом плане. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Но платит звонящая сторона, да?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Звонящая. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А какой тариф? Вы знаете.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Когда мне пытались звонить мои родители, то это было что-то около 50 гривен за минуту от нас. Хотя оттуда мне это обходилось примерно в полтора доллара за минуту. Вот так вот. То есть оттуда звонить дешевле. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Официально с точки зрения общепринятой истории Антарктида, как материк была открыта в 1820 году. Причем, фактически почти одновременно тремя экспедициями. Российской, Британской и американским китобойным кораблем. Первые люди, которые высадились на материк, это была экспедиция Амундсена из Норвегии. Между тем существуют средневековые карты, на которых Антарктида изображена, и существует версия о том, что люди знали о существовании ее, и даже бывали еще в доисторические времена. 

Вы слушаете Вести. Радио новостей и мнений. В эфире программу «Элементарно». Говорим сегодня об Антарктиде. С вами Константин Дорошенко. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Дмитрий Симонов. И наш гость сегодня Денис Васильевич Пишняк, ученый метеоролог. Участник одной из антарктических украинских экспедиций в 2011-2012 годах. Денис Васильевич, ну, мы поняли, что у украинских ученых на станции «Вернадский» работы хватает. Они исследуют и биологические формы жизни, климат, геологию. Также у них есть возможности для развлечений. Но, тем не менее, мы все понимаем, что люди в достаточно замкнутом пространстве. Живут целый год. Это означает, что возникают какие-то психологические сложности. Какие-то возможно неполадки, есть ли такое?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Ну, в общем то. Знаете, как в любом коллективе всегда есть некоторые моменты, и конфликт интересов. Но это все, как правило, не настолько серьезно, не настолько важно. То есть, ты в целом от зимовки остается очень положительное впечатление. И, как правило, все зимовщики остаются хорошими друзьями на долгие годы. Более того, многие из них в Антарктиду еще раз. Ну, и вот так вот.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Насколько мне известно, с космонавтами перед тем, как они полетят на орбиту, на какой-то длительный срок, с ними работают психологи. Психологи занимаются с будущими полярниками, какой-то отбор, какие-то консультации. Какие-то тренинги? 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Занимаются, но это не очень серьезно какие-то, вот конкретно целенаправленные занятия. Я бы не сказал. Здесь большая часть ответственности лежит на начальнике станции, который должен довести до.. собрать всю команду. Как бы там все это всех ознакомить, познакомить. И, затем какие-то вот элементарные правила поведения. И, специальные правила поведения действуют в нештатных ситуациях. Вот это все рассказать, объяснить, почему и как. Ну, в общем-то, сделать такие предпосылки для скрепления. Дружественного скрепления коллектива еще здесь вот, перед отправкой. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Интересно будет напомнить, что в свое время территориальные права на различные районы Антарктиды предъявляли целый рад стран. В частности, Аргентина, Австралия, Чили, Франция, Великобритания, Новая Зеландия и Норвегия. В свое время был подписан договор об Антарктике, в котором было все-таки решено, что Антарктида является территорией, не принадлежащей ни одному государству, никто не может пользоваться ее ресурсами иначе, как в исследовательских целях. Интересная информация об Антарктиде написана в русской Википедии. Там есть такой факт, что из всех континентов в Антарктиде наиболее высока доля граждан России. От 4 д 50 процентов. При том, что в Евразии граждан России менее 3 процентов. А на остальных континентах доли процента. Будет интересно, господа, если Россия в определенный момент пойдет защищать русскоязычное население в Антарктиду. Как вы думаете, это возможно?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да вряд ли.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Какой-то просто демографический парадокс, по-моему, с Антарктидой случился. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, да. В мире бывает разное. 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Скажем тут важно, наверное, не количество, а качество тех людей, которые там пребывают. Я не знаю, зачем так много людей в Антарктиде. На отдельных станциях, действительно наблюдается сотни специалистов, которые непонятно чем там занимаются. Просто создают свое присутствие. Вот так вот, поддерживают. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Довольно дорогое удовольствие я думаю для тех государств, которые их направляют. Держать людей, которые не занимаются серьезными исследованиями. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А, кстати, если вернуться к вопросу ресурсов. Там в Антарктиде есть какие-то полезные ископаемые? И, если да, то есть ли их возможность скажем так, добывать, в принципе?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да, я бы сказал, что, к сожалению, но есть.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А почему к сожалению?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: К сожалению потому, что это представляет угрозу для материка Антарктиды, и то же самое мировой безопасности, и стабильности, как вы уже сказали. Вот эти все попытки разделения сфер влияния в Антарктиде. Вот это именно из-за того, что там предполагалось наличие ресурсов, и как-бы постепенно оно подтверждается. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Существует информация, что там есть железная руда, каменный уголь, золото, алмазы, даже платина. Есть надежда найти там, в том числе и нефть, и газ, и действительно эта информация последнее время подтолкнула несколько государств, в частности Чили там и других, снова вспомнить, и напомнить миру о своих претензиях на какие-то части Антарктиды. Это вообще обсуждается в мировом сообществе? Вот такие идеи, скажем так, скорее геополитические?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Я думаю, что обсуждаются. Возможно, они немного скрыто обсуждаются. Дабы не нарушать это все взаимное спокойствие. Стабильность. Тем не менее. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И, опять же возвращаясь к тому, о чем мы говорили в прошлые минувшие 15 минут. Официально Антарктида была открыта вот, как материк в 1820 году. Между тем существует средневековые карты, на которых изображение Антарктиды. Мы знаем о том, что об Антарктиде, как о неком материке существующем писали еще античные авторы. И, часть ученых предполагает, что Антарктида была открыта для людей задолго вообще до 19 века. Конечно, люди всегда хотят найти некие следы иных цивилизаций. Предыдущих цивилизаций. Существуют ли такие надежды у ученых в Антарктиде. Существует ли надежда найти под этим льдом, может быть остатки какой-то предыдущей цивилизации?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Я думаю, что вряд ли. Потому что льды Антарктиды они очень древние. И, наверное, они сформировались еще в те времена, когда никаких таких разумных развитых цивилизаций не было. Почему, вот эти вот вопросы, что возможно Антарктида была открыта раньше, либо не была открыта, просто сама идентификация этой Антарктиды, как материка достаточно проблематична. Потому, что там, в районе всегда плавает большое количество айсбергов огромных айсбергов. Там есть также острова, покрытые ледниками. Но, и вот когда вот на корабле подплываешь к берегу, ты видишь просто огромные массивы льда. А что это материк, или просто какие-то там ледники или острова, то есть сказать сложно.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Кстати, насколько мне известно, станция «Вернадский» находится, собственно не на самом материке?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Абсолютно верно. Станция «Вернадского» находится на небольшом островке из группы архипелага Аргентинских островов, который отдален от материка проливом шириной в 7-8 километров. Ну, вот так вот. Это расположение достаточно удобное с точки зрения навигации. Потому, что просто подойти. Ну, из-за ледовой обстановки. Но, к сожалению, чтобы попасть на сам материк нам приходиться пересекать пролив на специальных плавсредствах, моторных лодках. Вот так мы живем и работаем.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А плавать на материк нужно для, в том числе, в рамках исследований научных, правильно?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Да. Это геологические, биологические исследования, которые заинтересованы в сборе образцов, как сказать, чем побольше территории. И вот. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Нам остается надеяться только на то, что в результате глобального изменения климата льды Антарктиды не растают настолько, что мы сможем найти те гипотетические следы древних цивилизаций, о которых упомянул Константин.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да, это будет крайне неблагоприятно для нашего развитого мира. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Будем надеяться, что этого не случиться. Денис Васильевич, я слышал, что якобы о существовании некого антарктического вируса. Ну, этот вирус не связан с болезнью в буквальном смысле этого слова. А это некая эмоция, и стремление у человека, который один раз там побывал, вернуться туда еще раз. Это есть такое? Правда ли это?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Мне кажется, что это вполне может быть.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вас этот вирус поразил?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да, вот сложно сказать. Потому, как, больной человек, он может быть не всегда в состоянии адекватно оценить состояние своего здоровья. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Отдает себе отчет происходящего.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да. Да. Честно говоря, это очень впечатляющий опыт и с точки зрения психологического пребывания в этом дружном коллектив. Так, и просто посмотреть вот, побывать в этой природной среде, которая тоже остается, я считаю, что это навсегда остается где-то в душе, в средине. Естественно, потом возникает какое-то желание попасть туда снова.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А какой рекорд по количеству зимовок у украинских ученых? Есть у вас такая информация?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Ну, я знаю, что некоторые, по-моему, даже около семи раз были. В частности, вот начальник станции предыдущей экспедиции, он уже такой считается очень опытный. И, наверное, самый рекордсмен по количеству зимовок на станции.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А вот если говорить об опасностях. Что, скажем так, может быть самое опасное? То есть мы все понимаем, что это далеко от любой большой земли. Далеко от других станций. Вот могут случиться какие-то медицинские, например проблемы. Не дай Бог, конечно. Но если это случается. Есть и какие-то планы эвакуации. Откуда можно ждать помощи? Что делать?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да, наверное, здесь вы правы. Это самый большой риск для наших зимовщиков. Это если вдруг, что-то не дай Бог случиться серьезное со здоровьем зимовщиков, ну, и, к сожалению, вот такого четко разработанного плана, как-бы нет. То есть эта ситуативная обстановка, в зависимости от времени года, от состояния ледового. Тогда будут приниматься какие-то меры, какие-то иные. То есть, либо водные, либо воздушные. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Ну что в принципе можно сделать, если у человека, не дай Бог, приступ аппендицита? 

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Ну, у нас на станции, как бы есть доктор, который в лучшем случае он может с этой проблемой справиться. Если что-то более серьезное, то уже, к сожалению нужна эвакуация. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Эвакуироваться можно каким путем?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Как я сказал. Либо воздушным, на соседние станции корабли. Либо же непосредственно водным путем. То есть, если судно сможет подойти к станции. Это какое-то зарубежное судно ледокольного класса в средине зимы, которое сможет прорваться. Вот так вот. То есть это все равно процесс будет не быстрый. Это займет несколько дней, пока мы сможем доставить человека от станции на территорию соседнего государства, Аргентины или Чили.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Но за 19 лет возникали подобные форс-мажорные обстоятельства?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: За нашу экспедицию, по-моему, нет. У англичан такие случаи были с летальными исходами. Тогда конечно было немножко хуже с навигацией. Времена были более древние. Но, все равно, даже при наличии этой поддержки, англичане в нескольких случаях не смогли спасти жизни.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вашим научным исследованиям много ли дало ваше пребывание в Антарктической экспедиции? Собираетесь ли вы продолжить именно те исследования, которые вы там проводили?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Вы имеете в виду по метеорологии?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Да.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Я бы сказал, что здесь у нас делается больше акцент на поддержание существующей системы наблюдений. То есть научные исследования, как таковы, они, может быть, идут как бы на втором плане, и результаты этих исследований, они еще будут обрабатываться, может, нужен не один год, чтобы их накопить.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть в данном случае украинские исследователи, которые работают на станции Академик Вернадский, они не могут взять, и во время работы написать, предположим, какую-то там свою диссертацию. Вы все работаете на общую там, скажем так, на Академию наук Украины. Которая собирает эти данные, которые их изучает.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Да нет же. На самом деле это там есть немного свободного времени, и его можно посвятить, в том числе подготовке какой-то своей личной научной работе. Но, просто, что по направлению метеорологии, нужны очень большие финансовые, по сути, материальные средства, чтобы обеспечить что-то новое, передовое, какие-то измерения. В данном случае мы ориентируемся просто на поддержание. По другим направлениям, просто станция является уникальной в плане биологическим там, как это сказать, ресурсов и, может быть геофизические параметры. То, ну, им может быть немножко проще, чем нам метеорологам. То есть у них больше шансов найти там что-то новое. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Будем надеяться, что Антарктида действительно даст нам еще очень много нового и интересного, и не только украинским ученым, но на самом деле и, ученым мира, и поможет нам найти ответы на какие-то вопросы, относительно там и озоновой дыры, относительно и какого-то природного баланса. Биологического в этом мире. Относительно того, как развивается климат на планете. А, и понятно, что все исследования там они достаточно кропотливы. Там вряд ли будут какие-то сенсационные открытия в ближайшее время. Между тем, безусловно, открытия будут. Как вы считаете?

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Я считаю, что именно так. Это очень большая область для научных исследований. И очень хорошо, что у нас есть такой незатронутое место на нашей планете.

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: У меня есть такое подозрение, что пребывание на Антарктической станции это не только тяжелая работа ученых, но это и еще и романтика. Я в этом практически уверен.

Денис Васильевич ПИШНЯК, ученый: Вы абсолютно правы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Благодарю вас. С вами была программа «Элементарно». Вы слушаете Радио Вести. Новости и мнения.

Читать все
Читать все