СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Дневное информационное шоу, 8 августа

Дневное информационное шоуВернувшиеся с войны. "Украинские врачи делают невозможное"

Стенограмма утреннего эфира на Радио Вести

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Приветствуем всех, кто в эти минуты слушает радио «Вести». Это частота новостей и мнений. Дневное информационное шоу. В эфире – Олег Билецкий и Ксения Туркова.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Здравствуйте! День добрый! И напоминаем, что традиционно в это время сегодня у нас такой итоговый выпуск с 11 до полудня, до 12 часов в нашем эфире проходит специальный проект. Называется он «Вернувшиеся с войны». Мы говорим о тех людях, которые были в зоне АТО. Сейчас многие из них получили ранения и прибывают в госпиталях в Киеве, Ирпене, Харькове. В общем, во многих городах Украины. У них есть свои проблемы и свои нужды. Вот об этом, обо всем на протяжении ближайшего часа у нас запланировано несколько прямых включений. Ну, просто для начала хотелось бы напомнить. Что в самом центре Киева находится военный госпиталь. В нем прибывает каждый раз разное количество солдат. Вот около 150 на данный момент, сообщают некоторые СМИ. У молодых ребят различные травмы, ампутации, в том числе. И на самом деле очень остро стоят вопросы и медикаментов, и финансирования, и моральной поддержки. По адресу Госпитальная, 18, это что касается Киева, горожан призывают приносить различную помощь. Это финансы, прежде всего, для операций. Можно перечислять на банковские счета, их можно найти у нас в группах в социальных сетях, ну и так же приносить продукты. Еще раз, на Госпитальную, 18. В Харькове и Днепре также есть свои центры, в интернете можете найти подробные координаты этих госпиталей.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   мы напомним координаты нашего эфира: 3901046, короткий номер для вас – 2435. Интернет портал radio.vesti-ukr.com. а у нас прямо сейчас на связи Наталья Проценко, она волонтер и занимается вывозом тяжелораненых за границу. Наталья, добрый день! Здравствуйте! Вы нас слышите? К сожалению, не идет сигнал. Не можем мы сейчас Натальей связаться. Я напомню, что это Наталья Проценко. Мы будем с ней говорить о том, как вывозить тяжелораненых за границу, какие могут быть сложности…

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Но уже Наталья, судя по всему на связи.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Здравствуйте! Слышите нас?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Алло! Я слышу вас.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Да-да. Скажите, пожалуйста, куда именно за границу вывозят тяжело раненных бойцов?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: В зависимости от специализации клиник, которые соглашаются, которые узнают о состоянии тяжело раненных, которые есть у нас в Киевском военном госпитале, в других военных госпиталях Украины, в частности, в Харькове. Они предлагают специализированное лечение наших бойцов. Нет стандартной системы, потому что Украина находится сейчас в экстраординарной ситуации. И многие вопросы приходится решать по ходу, находить их решение. Поэтому каких-то зависимостей я, скорее всего, не смогу выстроить.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Нет, ну какие вот страны можно назвать? Израиль, наверное. В Израиль выезжают?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: В Израиль, Соединенные Штаты, клиники специализированные, ожоговые, и политравмы, и специализированные, для молодых людей до 21 года, они в Кливленде.  Есть клиники, готовые принять наших бойцов в Польше, в Литве, в других странах Евросоюза. Вы поймите, что состояние бойцов, в частности, которые поступают в киевский военный госпиталь, сложное. То есть, это комбинированные травмы, политравмы, может быть ожоги, или взрывом оторвало конечности, их ампутировали потом, в полевом госпитале. И, соответственно, здесь может быть несколько клиник задействованы…

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: А преимущественно?..

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Проводятся консультации. Проводятся консультации с украинскими врачами, опять же системы и алгоритмы, скорее всего, выстроить не удастся. Потому что мы пытаемся находить возможности для лечения индивидуально, конкретно для каждого бойца в зависимости  от характера ранения, которое он получил в зоне АТО.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   А речь идет об операциях, которые здесь не делают? В этом случае приходится вывозить?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Нет, нет. Не так. Даже если наши украинские врачи успешно провели операцию, я в эфире хочу сказать, что врачи с золотыми руками и чудесными сердцами открытыми, украинские военные врачи делают невозможное. Однако, характер ранений и травм настолько серьезный, что последующая реабилитация по тестированию и возобновлению жизненных функций может занимать у бойца годы. И вот наши диаспоры, граждане Украины, и украинцы, проживающие за рубежом, со всех стран, в Японии, в Бельгии, в США, в странах Евросоюза, я даже не буду перечислять здесь, какое количество. Они знают, что у нас здесь находятся бойцы, сами связываются с клиниками специализированными и предлагают помощь. Например, я публикую истории о состоянии и ранениях раненных бойцов, и вот со мной, таким образом, люди связываются. Дальше мы начинаем консультироваться с украинскими врачами по поводу состояния и возможности дальнейшего лечения. Здесь больше речь идет об окончании лечения, и восстановлении, реабилитации и протезировании.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, Наталья, вот еще вопрос. У нас много слушателей на протяжении вот этих всех дней, 5 уже, присылают вопросы из-за границы, о том, как люди могут помочь, не находясь на территории Украины. Ну, прежде всего, финансовая поддержка интересует, и кроме прочего, гуманитарная. То есть, куда им нужно обратиться, возможно, есть какие-то контактные данные или счет для иностранных граждан. Вот это все нужно осветить.

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Я рекомендую делать следующим образом. И я являюсь, все-таки, апологетом этой модели. Состояние каждого бойца индивидуальное. В группах из волонтерской сотни на территории киевского военного госпиталя, и успенский госпиталь  находится под нашей опекой в большой степени, мы узнаем контактные данные самих бойцов и их ближайших родственников. Потому что бойцы – взрослые люди, у них есть банковский карточки. Если нет. То это валютные счета, мы просим их разными способами, или их ближайших родственников (мама, жена, отец, брат родной) открыть валютные счета для сбора денег. Потому что мы хотим, я не думаю, что централизованно мы сейчас можем помочь все тяжелораненым бойцам. Это сотни тысяч долларов в отдельных случаях. Поэтому мы публикуем счета самих бойцов или их ближайших родственников, и объявляем кампанию по сбору средств, в то время, когда это понадобится. Например, когда закончиться оперативное лечение или близится к концу, или бойцу требуется собрать деньги на протезирование. Предположим, Виктор Бойко сейчас лежит в отделении травматологии. У него ампутирована рука в результате того, что он попал под обстрел. И рана уже заживает, есть культя. Есть возможность уже начинать решать вопрос с протезированием. В ближайшее время.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   А было такое, что приходили бизнесмены какие-то. Люди, которые могут  сумму пожертвовать, и всю сумму отдавали?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Вы знаете, бизнесмены приходили. Хочу сказать большое спасибо всем украинцам, и в частности, киевлянам. И хотела бы призвать крупных бизнесменов связываться с нами, с волонтерами, которые работают с тяжелоранеными. Потому что я объединяю, например, несколько крупных бизнесменов в группу помощи одному бойцу. Предположим, ему на протез, протез функциональный, который восстановит практически многие функции руки, и протез этот дорогостоящий, может стоить несколько сотен тысяч гривен. Если один бизнесмен готов, вот у меня вчера была такая ситуация, готов дать 100 000 грн., а протез может стоить порядка в несколько раз больше, то их собственными усилиями. И вот сейчас через Радио Вести объединяю в такие мини-группы для того, чтобы они вместе могли взять под опеку одного тяжело раненного бойца, у которого сложилась такая тяжелая ситуация. Потому что парням 19, 20, 21 год, молодые парни, у них вся жизнь впереди. Соответственно, если протезы на любую конечность, руки или ноги, они дорогостоящие, потому что максимально хотели восстановить функции, чтобы они там сгибались, разгибать, имели электронные датчики и так дальше…

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Да, да, Наталья, мы вас попросим остаться на линии. Сейчас будут краткие новости. А после мы продолжим, потому что у нас есть еще важные вопросы, которые мы бы хотели обсудить. Спасибо, Наталья Проценко, волонтер, занимается вывозом тяжелораненых за границу. Сейчас пауза.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: точное киевское время 11 часов и 20 минут. Из ваших приемников слышно Радио новостей и мнений. Мы продолжаем обсуждать проблемы, с которыми сталкиваются люди, вернувшиеся из зоны АТО. Многие из них пострадали. Раненые находятся в госпиталях. Ну и сейчас у нас по-прежнему на связи волонтер, Наталья Проценко. Она занимается вывозом тяжелораненых за границу. Вот ей сейчас несколько вопросов и зададим.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Если у вас есть вопросы к Наталье, уважаемые слушатели,  вы, пожалуйста, их присылайте на короткий номер 2435 и на интернет-портал radio.vesti-ukr.com.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, и вот, Наталья, мы сейчас с вами обсудили тот момент, что очень много людей за границей пытаются помогать финансово, в том числе, при помощи передач каких-то, гуманитарных вещей и прочих. Возникает следующий вопрос. У нас вчера вот в это же время в студии был психолог, психотерапевт, он волонтер, и он сам является теперь гражданином Венгрии. Вот на сколько у вас есть информация, насколько велико людей из-за границы, которые хотят приехать сюда и быть волонтерами? Возможно, из той же диаспоры. Если есть такие люди, то предоставляются ли им какие-то возможности пребывания здесь, жилья и так далее, начиная с этого и заканчивая юридическим аспектом.

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Вы знаете, все волонтеры – небезразличные люди, которые хотят приехать из-за границы, они находят возможность, и приезжают сюда самостоятельно. Когда вы задаете вопрос, предоставляются ли возможности,  я хочу сделать акцент на безличном предложении, кем предоставляется, кто предоставляет…

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Например, больницы…

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Украина находится в таком же состоянии, как и любой из раненных бойцов. Киевский военный госпиталь не предоставляет, естественно, никаких условий, потому что это военное учреждение. И вчера прибыл вот с 20, если не ошибаюсь, бойцами, позавчера прибыл вот в Киев, из Днепропетровска – с 16 бойцами. Поток раненых, к сожалению, не иссякает. Киевский военный госпиталь бросил все силы на помощь раненым бойцам. Волонтерское движение, наши усилия нацелены на то, чтобы помочь как родственникам тех бойцов, которые оказались в такой ситуации и членам их семей, так и тем, кто хотел бы оказать помощь. Те люди, которые приезжают, они на территории госпиталя связываются с волонтерами. Мы пытаемся найти им жилье. По возможности, они живут у наших знакомых, у наших друзей, потому что большое количество киевлян проявляет милосердие и предоставляет такие возможности, и помогает в частности волонтерам, которые приезжают из других городов, из других стран. И спасибо киевлянам. Потому что ожидать, что какое-то министерство, ведомство сейчас, оперативно отреагирует, мы не можем. И мы не обвиняем украинские власти, нашу бюрократическую систему в этом. Потому что мы находимся в экстраординарной ситуации, и ищем выходы там, где мы можем. Киев, слава Богу,  большой город с открытым сердцем, и эти возможности есть.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Наталья, возможно есть какие-то данные, хотя бы приблизительный, откуда преимущественно, если говорит о загранице, едут, это диаспора, например, там, Канады, Соединенные Штаты? Германия?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Участвует Канада, Норвегия, Япония, Бельгия, Польша, Литва, Соединенные Штаты Америки, естественно, в большой степени. И другие страны. Я даже не могу перечислить, Великобритания. Большое количество людей пишет, и каждый день из новых уголков земного шара мы получаем письма, звонки. Мне лично пишут в почту на Фэйсбуке, звонят по телефону, и очень благодарна всем за то, что он с Украиной.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Вы знаете, но вот все равно некоторые наши слушатели, они иногда высказывают мнение о том, что вот ну как же, государство фактически переложило свои функции на волонтеров, почему так происходит. Не бывает обидно иногда?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Не то, что обидно. Там, где стоит бороться сейчас за жизнь бойца и нужно привлекать государство для того, чтобы оно быстрее переориентировало свои действия, а не двигалось как то кот в посудной лавке, мы это делаем. В частности, огромной проблемой , на которой я хочу заострить внимание, является оформление документов, украинских паспортов…

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Вот, мы хотели бы об этом…

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Есть бойцы, у которых паспорт был в рукаве, сгорел вместе с рукавом и кожей на руке. И он лежит сейчас обездвиженный в ожоговом центре, есть у меня такой боец Национальной гвардии. В тяжелейшем состоянии. У него утерян паспорт. По положению, которое существует в Министерстве обороны и в нашей паспортной системе, гражданин при утере паспорта обращается в паспортный стол лично. И если он военный, то через военный комиссариат или другие ораны. Система безумная, практически варварская. И мы сейчас обращаемся во все государственные инстанции, Администрация Президента в курсе, Президент знает об этой проблеме. потому что Президент на прошлой неделе вручал орден одному бойцу, у которого нет паспорта, и мы обращались к нему о том, чтобы пересмотрели систему восстановления документов. И почему я говорю об этом в эфире. Это не проблема одного или двух бойцов. Полвина людей в госпиталях по тем или иным причинам не имеют паспортов, не имеют документов. Понятно, они остались на поле боя, сгорели вместе с бронетранспортером или вместе с рукой, которая ампутирована. И эти люди, не будут, не имеют возможности ходить или ехать в дальнее село, откуда он родом и восстанавливать свой паспорт.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Такого рода помощь нужна?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: нужно, чтобы государство системно решило эту проблему. Министерство обороны, на уровне Президента, Министерство внутренних дел, если речь идет о бойцах Национальной гвардии, системно дало ответ, каким образом бойцам можно решить эту проблему. Потому что человек без паспорта, вы же понимаете, мало того, что он лишен сейчас из-за ранения части функций своего тела, еще мы лишаем его боеспособности и не даем возможности родственникам оформлять документы, если, предположим, речь касается лечения за границей или предоставления другой помощи…

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   ну, конечно, да, а скажите, пожалуйста, сколько времени может уйти на восстановление паспорта? Ну, вот сейчас, в нынешних условиях?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Вы знаете, в нынешних условиях, времени по нашей системе уйдет столько, сколько будет человек лечиться. То есть весь лечебный срок человек находится в тяжелейшем состоянии без сознания с ожогами 3-ей степени, мы что, будем ждать, пока он вылечиться и поедет к себе в село восстанавливать паспорт? Вопрос риторический. То есть, варварская ситуация сложилась. Варварская, по отношению к бойцам.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Скажите, возможно, это больше вопрос к юристам,  но вы все таки человек, непосредственно занимающийся этим всем, и возможно, у вас есть ответ. Может быть, предусмотрено в законодательстве, в силу тех событий, которые сейчас происходят, какой-то пункт согласования с дружественными государствами, например, с той же Польшей, когда человек вот в таких условиях может пересечь границу без паспорта, и находиться на лечении. Учитывая все вытекающие последствия. Или это вообще исключено и вы в этом направлении не работали?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Понимаете, без украинского паспорта мы, к сожалению, ничего не можем сделать. Да, посольства, консульские отделения, они идут навстречу и дают режим наибольшего благоприятствования внутри оформления документов. Но вообще вывезти человека без документов – это нонсенс. Неужели украинское государство, вручая бойцу орден, не может решить вопрос с вручением ему восстановленного нового паспорта? Мы должны теперь рассказывать всем послам и консулам о том, что мы не можем, не в состоянии дать ему документы, и чтобы они взяли на себя оформление документов? Как вы себе это представляете?

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Очень хотелось бы, чтобы на эту проблему обратили внимание, в  том числе и  с помощью нашего эфира. А вы какие-то официальные письма писали? Какие-то официальные обращения делали?

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Понимаете, я не могу. Я писала письма, куда могла. Официальное обращение статус «волонтер», я же не чиновник, статус «волонтер» не предоставляет мне возможности писать письмо по поводу утерянного паспорта в Министерство обороны по поводу бойца, например, Эдуарда Масько, вернее, это боец Национальной гвардии.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, то есть ответа у вас нет, потому что вы не имеете официального статуса. Это понятно, понятно. К сожалению.

 

Наталья ПРОЦЕНКО, волонтер: Да, у меня нет статуса. Я не являюсь близкой родственницей, я не кума, ни его жена. И них сложная ситуация. Вот человек лежит без паспорта. У него на прошлой неделе жена родила ребенка в Александрии. Его мать занимается новорожденным внуком. А сам боец лежит в ожоговом отделении. И родственники, бывают и такие ситуации, что родственники не справляются с теми сложностями естественными, как рождение ребенка,  и ужасными, как серьезное ранение молодого отца. И у него нет паспорта. Хоть стой, хот падай.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Ну, будем надеяться, что обратят на это внимание, будем неоднократно об этом говорить еще. Спасибо большое! Наталья Проценко, волонтер, занимается вывозом тяжело раненных за границу. Мы сейчас ненадолго прервемся. А после паузы у нас в студии будет Елена Каськив, тоже волонтер, сооснователь украинского центра ненасильственного общения «Простір гідності».

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Приветствуем всех, кто в эти минуты слушает Радио Вести, частота новостей и мнений. Дневное информационное шоу. Олег Билецкий и Ксения Туркова здесь, в студии. Мы с вами до полудня.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, и прямо сейчас у нас на связи появится волонтер, сооснователь украинского центра ненасильственного общения  «Простір гідності», Елена Каськив. С ней так же будем осуждать ряд важных вопросов, как то психологическая реабилитация. Это касается и тех людей, которые вернулись из зоны АТО, то четь украинские военные.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Мы напомним, что нас ждет спецпроект, который походит уже у концу. Спецпроект называется «Вернувшиеся с войны». И вот сейчас Елена Каськив у нас на прямой связи со студией. Здравствуйте!

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер: Доброго дня!

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Пані Олено, передусім цікаво, функціональність вашого центру – це центр «Простір гідності», так,  ненасильницького спілкування, в чому полягає основна суть. Чим займається, зокрема, цей центр?

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер:Цей центр зараз знаходиться в ситуації, щоб він функціонував успішно на полі України, і він, я так розумію,  продовжить цю дію методики ненасильницького спілкування і на нашу країну, яка звичайно, цього потребує. У нас, нажаль, у психологів, до цього не було такої практики раніше, але зараз є змога це зробити. Суть така, що ці люди, які були задіяні в насильницьких конфліктах під час війни чи навіть просто на рівні громади, вони часто переживають побічні ефекти через цей досвід. Так, і у них є різні нестабільні, стрес, неспокій, це дуже заважає їм що-небудь далі будувати. І так само доводиться на коло насильства. Отже, ми працюємо у цих колах, для відновлення, як індивідуально, так і на рівні громади. Тобто, ця робота полягає в тому, щоб люди могли вийти з кола насильства. І незалежно, чи це та сторона, яка потерпіла, чи та, яка здійснювала насильство, але дуже важливо, щоб ці люди навчилися спілкуватися. І далі вони можуть залежно від їх компетенції, чи в громаді, чи в суспільстві, вони можуть ефективно функціонувати. На сьогодні це нам потрібно як на рівні військових, які ранені в госпіталі, та мають повертатися, захищати вітчизну, чи вони, скажімо, де мобілізовуються. Так само це є біженці. Але зараз у нас тема військових, тому, про військових.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  А вот раньше, вы сказали, не было такого опыта, а откуда вы его берете. Может быть, какое-то обучение? Кто с вами делиться опытом?

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер: Так, ми працюємо, від днів Майдану ми працюємо з мережею центрів ненасильницького спілкування, який координує іноземних тренерів. У нас датчанин, Кароль Вертнер, він Україну дуже знає дуже добре. Він тут працював із державними службовцями, і з громадами, в різних містах, в Києві, в Одесі, Івано-Франківську, в Харкові ми зараз працюємо. Тобто, покриваємо майже всю Україну, там, де ці дії потребують. І головна мета – це навчити місцевих, викликати появу місцевих спеціалістів, тренерів ненасильницького спілкування, так само вони ще називаються медіатори, переговорщики. Залежно від того, які функції…

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий:Тобто, фактично, мова йде про таку координацію різних сторін конфлікту на побутовому, на увазі, якщо рівень брати. І вони намагаються у такий спосіб скоординувати їх на спілкування до діалогу.

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер: абсолютно так. Основне слово  - це діалог. Але того, щоб він відбувся, людина має захотіти цього. Вона повинна навчитися слухати, чути. І так само вона обв’язково має бути почутою. І відмінність цього спілкування, від скажімо так, інших, дебатів, чи психологічних сесій, це що тут немає порад, ніхто не є головний. Немає спеціалістів, що давати людині поради. Людина сама виходить на те, чого вона хоче. І що потрібно тій стороні, з якою вона спілкується добровільно.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Но вот это очень важно – добровольно. Ведь есть люди, которые думают, что  никаких проблем нет. Ну, ссорятся и ссорятся, ругаются и ругаются. Вот как можно человека вывести в такое состояние, чтобы он понял, что надо что-то делать.

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер: очень важно понять человеку, что не только он один виноват, в конфликте. Всегда в конфликте, это правило психологии, всегда в конфликте виноваты обе стороны. Но в разной мере. Но очень важно, чтобы каждая сторона хотя бы могла принять этот факт. Не обов’язково, що ми будемо когось засуджувати, людей, що вони винні. Тобто, вони повинні розуміти, що в цьому нічого поганого немає, і вони з цим справляться. Тобто, ми надаємо допомогу, можливість, такий простір для того,  могли справитися самостійно з таким  побічними ефектами, набутими після насильницького конфлікту. Це є певне середовище, така кімната, де люди починають потрошки спілкуватися за допомогою медіатора, за допомогою тансера, такі складні слова, але це всього на всього тренер, який знає певні правила, за якими люди спілкуються. Він фактично є невидимим, від допомагає чути людям один одного. В результаті чого виникають співпереживання, люди розуміють, що у них однакові потреби, незалежно від того, в якому вони емоційному стані. У них є однакова потреба бути почутими, однакова потреба, щоб їх любили, однакова потреба мати свободу, мати мир, мати розвиток. І коли вони розуміють, що вони є однаковими, на цьому ґрунті їм набагато легше порозумітися. Але дуже важливо не звинувачувати один одного, і не перебивати. І старатися слухати, і старатися зрозуміти. Це є складно, але коли це відбувається, це є маленьким чудом. Таким чином з початку Майдану ми примирювали. Наприклад, колишній підрозділ «Беркут» з майданівцями, і навпаки. Так, у нас такі сесії відбувалися, зараз ми їдемо до Львова, де нас попросили відновити довіру у Львові між «Беркутом» і майданівцями, які зараз в Національній гвардії, в цьому ж «Беркуті» з ними воюють.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Тобто, мається на увазі, з ними разом?

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер: Так, вони між собою хочуть порозумітися. І ми 11 числа маємо на нейтральній території здійснити для них таку сесію, яку ми вже готуємо другий місяць. І вони під час цієї сесії повинні один одного зрозуміти, і бути готовими далі воювати чи йти у громаду. Щоб один одного не шантажували, щоб їхні сім’ї спали спокійно на тій же Львівщині. Бо зараз, нажаль, дуже багато болю, дуже багато насильницьких дій. І це все одна громада. Смішно, що це є ми, ми між собою тут боремося і воюємо. І тоді ми стаємо слабшими для того, щоб протистояти зовнішньому агресору.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Ну, от власне, пані Олено. Ще, дивіться питання, оскільки у нас проект називається «Ті, хто повернувся з війни». То під це поняття в тому числі можна враховувати і людей, які зараз живуть у звільнених містах на сході країни. Це і Слов’янськ, і багато інших. Чи діяльність вашої групи, вона присутня там? І чи там готові люди до діалогу? Або отой саме згаданий медіатор був навіть невидимим, або посередником між сторонами конфлікту? Як там це відбувається?

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер: Так, на цих територіях ми хочемо зараз працювати. Про це ми говоримо із вповноваженою Президентом України, як це правильно сформульовано…

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: З АТО, я так розумію…

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер: порядку на тих територіях, Іриною Геращенко. Вона запросила до співпраці. І ми вже були не раз на раутах, і готуємося зараз до такої подорожі. Але ми маємо досвід роботи і з  біженцями, і з військовими на територіях, вже більш безпечних, як наприклад, Харків, Харківщина, чи навіть тут у Києві, ту у госпіталі. Отже, ми хочемо працювати в місцевих громадах. Це є абсолютно необхідно для того, щоб відновлювати інфраструктуру. Це ми не тільки говоримо про дороги, а й про будівлі, про соціальну сферу. У першу чергу, ми повинні підготувати тло,  ґрунт для того, щоб люди цих змін хотіли, щоб вони безпосередньо брали участь. А для цього вони повинні бути примирені. Щоб вони мали довіру елементарну до місцевої влади, я вже не говорю про центральну…

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Скажите, последний уже вопрос. Легко ли стать волонтером, чтобы у вас работать? Нужно какое-то обучение пройти?

 

Елена КАСЬКИВ, волонтер: Так, потрібно мати бажання, тобто треба віддаватися всеціло в житті своєму, любити людей, вміти їх слухати. І вже під час навчання там є деякі психологічні моменти, це не є складно. Це практично, це є дуже практична дія, яка дає ефект. Тому це мотивує людину. Мені здається, це доступно для будь-кого, з будь-якою спеціальністю чи освітою початковою. Але сертифікованим тренером стати важко. Їх у світі всього 400, вони об’єднані в мережу і вони, напевно, 7 років там навчаються. Ну, я думаю. Для початку нам буде достатньо працювати  на базі волонтерські під керівництвом світових експертів і з нашими психологами.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Зрозуміло. Дякуємо вам дуже! Елена Каськив, соосновательница центра ненасильственного общения «Простір гідності» только что нас вязи со студией Радио Вести. У нас запланировано общение с еще одним человеком по телефонной связи, это также волонтер. И возможно ваши вопросы так де можем зачитать, адресовать нашим гостям по телефонным линиям 3941046, 2435, radio.vesti-ukr.com. Продолжим очень скоро. Оставайтесь.

 Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Это Радио Вести, радио мнений и новостей. Олег Билецкий в студии. И Ксения Туркова. Это спецпроект «Вернувшиеся с войны».

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: мы продолжаем и в ближайшее время будем говорить еще с одним волонтером. Теперь уже из города Харькова. Это Марина Кэхтер, психолог харьковского фонда психологических исследований. На самом деле вот на протяжении ближайших дней, с понедельника, с 11 до 12 часов мы общались с большим количеством волонтеров, с людьми, которые абсолютно безвозмездно пытаются помочь военным, которые сейчас находятся в госпиталях в Киеве, в Ирпене, и в других городах. Но как-то вот бегло затронули ситуацию в том же Харькове, Днепропетровске…

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Мы много говорили о Киеве, о других городах чуть поменьше. Может быть сейчас мы этот пробел восполним…

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Компенсируем, да…

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   мы напомним координаты нашего эфира 3901046, короткий номер для ваших сообщений 2435, и интернет-портал radio.vesti-ukr.com . Ну а сейчас Марина Кехтер, волонтер, психолог Харьковского фонда психологических исследований у нас на прямой связи.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Сейчас пытаемся ее набрать. Я думаю, еще минута – другая нас отделяет от момента, корда мы услышим голос Марины.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   А я пока прочитаю сообщение. Как раз про Харьков. Написала Анастасия. Она написала, что в Харькове есть девушка-волонтер, которая не принадлежит ни к одной группе или фонду, а самостоятельно собирает средства для лечения 19-летего мальчика, которому на реабилитацию нужно 150 000 евро. Она печет кексы и продает по свободной цене. До этого – просо собирала деньги на армию. Может быть, вам не составит труда рассказывать о маленьких подвигах молодых украинцев. Девочка с очень большим сердцем на днях поехала в Киев, чтобы передать средства. Это сообщение от Анастасии. Действительно, я думаю, что маленьких подвигов таких много, которых мы не знаем. И по возможности  будем о них рассказывать. А в нам можете в этом помогать. Присылайте истории. Пожалуйста, звоните, рассказывайте. Можете сейчас позвонить, рассказать историю, если вам что-то такое известно.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Как говориться,  страна должна знать своих героев. Увы, такая ситуация сложилась. Но из таких ситуаций и появляются люди, от которых не ожидал какой-то такой вот поддержки. Но тем не менее, все так складывается, так как должно сложиться. Пока мы пытаемся связаться с Мариной Кехтер, тут вот, кстати, история по поводу Днепропетровска тоже есть. Друзья из Днепра, у кого есть подобные ситуации, можете сбрасывать нам на radio.vesti-ukr.com или же на 2435. Портал Днепринфо сообщает, что каждый день в Днепропетровск продолжают поступать раненные из зоны боевых действий на востоке. Для ухода за ними медперсовнал просит о помощи. Мы можем сейчас это озвучить. Изначально была озвучена просьба помочь в военном госпитале и становиться волонтерами. Вот ее ранее в Днепре озвучивали, многие об этом знали. В минувшую среду была озвучена просьба, откликнулись очень многие не равнодушные горожане. По словам координатора волонтерского движения Днепропетровска, Кристины Швецовой, ее телефон не замолкал все эти дни. Но в то же время сейчас есть немного другая просьба. Помощи просят медсестры и врачи, выхаживающие ожоговых раненых. Последние дни они просто физически не успевают готовить перевязочный материал, то есть вот есть такая просьба. Да.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  А у ас сейчас на прямой связи Марина Кехтер, волонтер, психолог харьковского  фонда психологических исследований. Марина, здравствуйте!

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: Здравствуйте!

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  Расскажите чуть подробнее, у нас такой традиционный вопрос в начале, чем занимается ваш фонд?

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: у нас 12 человек, вот уже 3-й месяц мы работаем в харьковском госпитале с ребятами, которые туда прибываю из зоны АТО.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: А как много сейчас у вас человек там, и преимущественно, это тяжелые ранения? Я так понимаю

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: Ранения очень разные. И достаточно много. Есть еще конфиденциальность некоторая, поэтому я не могу цифры называть.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, понятно.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  А какого рода психологическая помощь, поддержка нужна? Справиться с посттравматическим этим синдромом после войны?

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: ну, синдром наступит несколько позже. А сейчас очень важно – заниматься тем, чтобы сопроводить. Вот первые эксперименты  психологические, которые здесь проходят, они позволяют сделать так, чтобы этот синдром либо облегчился или, может быть, не наступил совеем. Психологическое сопровождение во всех армиях мира, оно введено. К сожалению, у нас необходимость этого не была осознана до конца. Это после майдановских действий. Психологи Майдана начали эту волну, и мы ее поддержали, коллеги здесь. И занимаемся тем, что пофилактируем те травмы, которые в последствие могут наступить.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: да, а вот что касается самого состава, сейчас хватает специалистов? Есть ли необходимость, чтобы подключались люди, которые, возможно, имеют соответствующее образование и возможность помогать?

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: На сегодняшний день в Харькове мы на волонтерской основе мы объединены, психологи, группа у нас работает и с беженцами, которые прибывают, с переселенцами. То есть, нам хватает на сегодняшний день, и нашей подготовки, и наших кадров. Мы все за это время успели пройти по нескольку семинаров, именно в этом направлении. Консультируемся по Скайпу с коллегами с Израиля, их опят нам больше всего подходит. Единственная помощь, которая нудна была бы нам, и вообще психологам силовых структур, это более тесный контакт со службами подобного рода Израиля. Поскольку мы перебрали все, и их опыт для нас наиболее эффективен, наиболее похожий. И результат оказался для нас наиболее приемлемый. Приезжали коллеги, Ирена Заруба, из Прибалтики, делилась свои опытом работы в катастрофах. Поэтому в этом плане, если бы нам смогли еще помочь организовать адекватное обучение с психологами из Израиля, которые непосредственно работают с этой темой…

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  А кто может помочь?

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: достаточно профессионалов у нас есть…

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  А кто может помочь в этом? Организовать это обучение? Это к властям надо обращаться?

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: Надо либо определенное количество денег оплатить человеку, приезд на семинар, либо делать через какие-то общественные организации, на что пока у нас нет времени в это вникать, честно говоря. Потому что работы очень много.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: да, но возможно, я так понимаю, с точки зрения профессионалов, психологов, это один аспект. Но вот есть нехватка людей, которые могут координировать, например, с другими медицинскими структурами, и в том числе, и за границей, и так далее. Да, вам необходимы такие люди. То есть, вот сейчас нас Харьков слышит на самом деле, на 100,5 FM. И, возможно, вы сейчас можете сделать такой призыв.

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: Да, если вот кто-то откликнется в плане нашей совместной какой-то возможности еще какую-то информацию получить, обучиться. А так вообще мы работаем в контакте с Министерством обороны, мы являемся рекомендованными психологами. Нас поддерживает, в общем-то, и Андранак Виталий Борисович. В госпитале есть психолог, который здесь, как бы главный психолог госпиталя. Просто его нас всех не хватает, это Бабин Павел Иванович. То есть мы в конакте, абсолютно работаем в контакте со структурами Министерства обороны. Думаю, что вот это как-то нужно объединить и развить дальше. Чтобы вся эта деятельность  вышла на создание в вооруженных силах каких-то спецподразделений, ну или, в общем, вот этой работы. Потому что сейчас это только начало. Эти ребята через полгода – 6 месяцев, начнется так называемый посттравматический синдром. И тогда мало никому не покажется.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  А скажите, а семьями вы рабоаете? С семьями бойцов.

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: да, сейчас мы тоже заходим с этой инициативой. И будем просить, чтобы нам давали сведения о тех семьях, где есть потери. А тех родственников,  которые находятся здесь, в госпитале, наши психологи тут же их подхватывают, и работают с ними тоже.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:  А работа детских психологов сейчас насколько востребована?

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: В лагерях, там, где сейчас прибывают переселенцы, работа тоже ведется с июня месяца. Как только лагеря появились, мы разбились на 2 части. Часть пошла работать в госпиталь, часть по лагерям переселенцев. Регулярно ведется эта работа, трудности – обычные. Уже люди немножко на выдохе, работа волонтерская, не хватает, где-то сил, потому что нужно еще и реальной жизнью жить. Поэтому если бы кто-то мог поддерживать эту работу материально, и в том числе хотя бы транспортом, а то в лагеря трудно добираться.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, понятно. Марина Кехтер, волонтер, психолог харьковского фонда психологических исследований с нами сейчас на связи. Марина, скажите, пожалуйста, есть ли у вас координация, возможно с другими центрами волонтерскими, больницами, прочими, не только на территории Харькова и области? потому что возможно в одной больнице есть что-то, что необходимо вам, и там это с излишком. Например, начиная от продуктов и заканчивая…

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: Да, мы между собой тоже общаемся. Вчера мне как раз звонили коллеги из Днепропетровская, которые сейчас начинают в эту тему входить, начинают работу в госпитале. Просили совета, как это сделать и вообще, что касается работы. То есть, люди потихоньку между собой тоже начинают знакомиться. И в общем-то, у меня есть и телефоны, и контакты, поскольку я была на семинаре в Черновцах. И там собирали психологов, которые работают и в госпиталях, в том числе. Поэтому между собой на личных связях. В общем-то связи у нас есть. Конечно, не мешало бы и структуру, которая смогла бы это объединять и координировать. Но не хотелось бы мертвой структуры, которая будет мешать работать. То есть, я думаю, со временем, мы должны такое с Министерством обороны создать для того, чтобы это была живая структура, которая работает, которая поможет нашим ребятам, которые рискуют своей жизнью, рискуют своим здоровьем, которые отдают за нас все, поможет им потом реабилитироваться. Но и сейчас они должны получать достаточно поддержки.

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, Марина, я сейчас попрошу вас остаться на линии. На самом деле Лера Широкова, наш продюсер эфира примет этот телефонный звонок. А там на портале у нас есть сообщение от человека из Израиля. Он пишет свои координаты, и попытается понять, что нужно и найти нужного человек в Израиле.

 

Ксения ТУРКОВА, ведущая:   Чтобы связать вас по поводу этого обучения…

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, вот, поэтому вы, пожалуйста, оставайтесь на линии сейчас…

 

Марина КЕХТЕР, волонтер: Супер!

 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: А мы с вами в эфире. Волонтер, психолог харьковского фонда  психологических исследований, Марина Кехтер только что была с нами. Ну, и будем ставить, не хочется говорить, ставим три точки, потому что эта история не закрыта. М проблемы есть, и мы понимаем, что они не решены. Но, тем не менее, озвучить мы это попытались на протяжении недели. Это был спецпроект «Вернувшиеся с войны» на Радио Вести.

Читать все