СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Влащенко: "Если человеку не хочется славы — ему не надо идти в творческую профессию"

"Война миров" с Дорошенко и ГончаровойВлащенко: "Человек, который сам зарабатывает деньги, никогда не будет кого-то поучать"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: С вами на Радио Вести , радио новостей и мнений программа «Война миров». В студии Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И наш гость сегодня Наталья Влащенко, главный редактор журнала «Публичные люди», театральный и телекритик, также ведущая ток-шоу на телевизионном канале. Но давайте мы послушаем подробнее сейчас о ней в справке.

РЕПОРТАЖ: Наталья Влащенко, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист, создательница и главный редактор общественно-политического журнала «Публичные люди», заслуженный журналист Украины. Окончила факультет филологии житомирского педуниверситета имени Ивана Франко. А также факультет театровединия киевского института театрального искусства имени Карпенко-Карого. Много публиковалась в российской и украинской прессе: в журналах «Татральная жизнь», «Украинский театр» и других. Работала заместителем главного редактора газеты «Сегодня», основала издательский дом «Форзац», который помимо журнала выпускает ежегодный альманах «Обличчя України», выход которого несколько раз сопровождался фото-выставкой, а также книги библиотеки «Публичные люди», соавтором которых часто выступает сама госпожа Ващенко. Например, посвященные украинской политике и масс-медиа «Диалоги животных», презентация которой произошла в зоологическом музеи. Выступает за медиа успешные с коммерческой точки зрения. В 2014-м году вы ступила инициатором и организатором независимой журналисткой премии «Текст». На телеканале «112» ведет в ежедневном вечернем эфире авторскую программу «Hard talk» - беседы с выдающимися или одиозными персонами постсоветского пространства.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Наталья, добрый день!

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Привет

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот журнал «Публичные люди», он существует уже много лет, я уже даже не помню сколько.

Наталья Влащенко, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Больше 10, да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Больше 10 лет. И через страницы этого журнала, и на его обложках побывало огромное количество всякого рода публичных людей. Сейчас вы с ними еще и телепередачу делаете. Неужели вы не наелись этим всем? Неужели среди них, вот этих всех публичных людей.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Давай прямо говорить, неужели не тошнит, Наташ?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, не затошнило с…

Наталья Влащенко, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ну, слушайте, я вам скажу так: с публичными людьми вообще, в принципе, как с самой жизнью – иногда тошно, иногда радостно, иногда скучно, иногда очень весело и интересно. Ну, люди же все разные. Вообще, я против вот этих прошитых файлов в голове, что очень много интересных людей среди, там, людей, которых мы условно называем богемы в этом кругу или там среди интеллигенции, а вот среди публичных людей одни дебилы и идиоты и так далее. Публичный человек – это человек, которого знают все. И понятно, что в этой группе людей есть разные. Мне очень часто пишут на Facebookе или еще где-то: как вы могли, как вы посмели этого Васю пригласить? Он известный скот и так далее. Я всегда объясняю, я уже устала объяснять, что пресса, медиа, это не доска почета, да? Если, вот, доска почета, там все понятно: столько-то надоев, знатный комбайнер и все такое. Вот это человек висит, а в прессе может быть кто угодно. Я же далека от мысли, что газеты, журналы, сайты и те, которые публиковали фото Гиркина на сегодняшний день, то они все есть сепаратисты или большие любители Гиркина. Поэтому такие вещи, мне кажется, надо понимать и не задавать дурацких вопросов.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, с другой стороны, вот, до недавнего времени обложки публичных людей, при том, что среди них, вот ваш журнал «Публичные люди», при том, что случались действительно очень остроумные обложки, все же носили характер такой, ну, пиаровский, рекламный. То есть так или иначе эти персонажи, которые на обложке, попадали и интервью представлялись больше в стиле доски почета. Вы только недавно пересмотрели подход и у вас пошли какие-то разоблачения более концептуальные обложки. А доска почета в «Публичных людях» на обложке существовала добрых лет, ну, 8.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: да, конечно, я говорю, что я единственный, наверное, редактор на сегодня в Украине, который готов честно разговаривать о том, как происходит, как функционирует с точки зрения экономики медиа украинские. Все же делают вид, делают хорошее лицо при плохой игре, на самом деле. Но, если вы откроете любой сайт или любой журнал, у вас возникнут вопросы: а как вообще эти медиа существуют на самом деле? Те даже, которые позиционируют себя, как независимые медиа. Ну, потому что кушать же хочется всегда. Если ты даже работаешь на очень демократическом канале, и на очень демократическом сайте, ты же все равно работаешь за зарплату. Никто же не готов сегодня открыть реестр и сказать точно, а кто же инвестирует тот или иной канал, кто же инвестирует тот или иной сайт? А кто продюсер этого заката, собственно говоря? Понимаете, поэтому, конечно, я в общем-то, так, как у меня не было никаких инвесторов, так как я в жизни не получила ни одного гранта, я выстраивала концепцию экономическую так, чтобы можно было, ну, чтобы журнал выходил на окупаемость. Я, более того, все договора, вот, можно приехать ко мне в редакцию, лежат. Если это, например, был материал рекламный, тот или иной, маленькая буква «р» всегда там стояла, и договор лежал всегда. Другое дело, что мы всегда старались сделать так, чтобы, скажем, рекламных материалов не было много в журнале, потому что это всегда слив проекта. Тогда вообще никто не будет читать, это никому не интересно. У нас же не журнал «Депутат». Поэтому конечно понадобилось достаточно много времени для того, чтобы мы себе позволили только на сегодняшний день, там, рекламы компаний и так далее. Вот сегодня мы, там, последний год, последние полтора года мы, как ни странно, да, хотя нам по прежнему очень тяжело экономически, вот, мы построили вокруг журнала такие площадки, которые могут уже сегодня кормить журнал, и которые позволяют нам существовать вообще ни от кого, ни от чего не завися.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вот зачем в ХХI веке на сегодняшний день зачем вообще нужен журнал на бумаге? Может просто, ну, вы привыкли к этому?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: У меня есть ответ.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну так ответьте, просто портим бумагу – все в интернете.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: У меня есть ответ. Смотрите, есть вообще аутентичные какие-то вещи. Костя, а почему не смотрите, не наслаждаетесь живописью, листая журнал «Огонек». Почему вы ходите в музей? Вы же хотите посмотреть, я утверждаю, что фотография в хорошем глянце – это всегда будет круче, чем фотография в интернете, всегда! – это первое. Второе: они носят, как бы, книги все равно бумажные останутся, так или иначе, просто они останутся для людей не бедных. Хороший журнал, правильный журнал, хорошо написанный, его интересно читать и через 3 года. Это фактически нечто среднее между книгой и медиа. Я сейчас говорю только о глянце, не о еженедельниках. Почему разбился боинг, почему кто-то проголосовал за кого-то. Это другая история, это действительно со временем уйдет только в… А хороший глянец останется, потому что это другой мир, это то, что можно листать, это можно, господи, до сих пор с удовольствием люди смотрят «Вокруг света» начала ХХ века.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть это из разряда «что написано пером, то не вырубишь топором»

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да-да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну ты и сказанула, конечно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну подожди.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Зачем эти пословицы?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Влащенко с таким упоением рассказывает о своих номерах журнала. Давай посчитаем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А причем здесь первый топор, извини меня?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Подожди, вот, интересно за 10 лет у нее должно быть уже..

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: какие у вас высокие отношения.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: …должно быть у нее уже 1200 номеров.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Где она их хранит? Ты видишь, она с упоением рассказывает. Наверное, гладит каждую страничку, каждую личность, которая на обложке.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ну, слушайте, ну, были шикарные совершенно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Не-не-не, стоп, 1200 номеров. Они хранятся же где-то?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да, конечно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А где? В погребке? Или где-то на полочках?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: У меня есть, вот вы никогда еще не были у меня в гостях, я же переехала. Я надеюсь вы когда-нибудь приедете. Я живу сейчас за городом, и у меня есть такой красивый китайский сарайчик. Он на вид просто как домик чей-то. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть все они в сарае валяются?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: И там… Нет, они красивые. Ну, у меня там можно жить, у меня там полочки красивые, все такое. Вот там вот у меня сложен весь архив, вот. Ну, и конечно, еще у меня есть архив, понятно, в цифровом виде. Я вообще очень аккуратный человек. Я стараюсь все, что сделано – это не мое. Там было десятки, сотни прекрасных колонок того же вашего Дорошенко, Олега Покольчука, многих других авторов. Там бесценные совершенно вещи, которые я не хочу, чтобы они были забыты. Может кто-то когда-нибудь будет делать книгу. Ну, там были замечательные статьи, понимаете, там были шикарные совершенно интервью.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть по сути Костя Дорошенко может обратиться, к Наташе может обратиться за колонками своими?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: У нас было фактически одно из послених интервью с Валерией Ильиничной Новадворской. Шикарное совершненно, и, по-моему, единственное интервью, где Ира Лермонт с ней говорила, как она говорит, как Ира любит говорить, как с «телочкой». Никто никогда не говорил с Валерией Ильиничной как с телочкой. Это было очень… Она была вообще роскошной теткой, вообще роскошной.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Наташ, вот вы так открыто заявляете о том, что и договора могут прийти по сути посмотрите, что вы открыта, и вы единственная заявляете, которая самоокупаемое издание. Но, тем не менее…

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Я хочу здесь уточнить. Иногда у нас бывают, да, там, месяцы, иногда по нескольку месяцев, когда, ну, не дотягивает, да? Мы в минусе. Тогда я просто вынимаю деньги, потому что я зарабатываю еще и в других местах деньги. Да, я много работаю, к сожалению. Просто докладываю. У нас есть площадки, которые могут просто перекрыть это. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Не-не, я к чему. Вот Влащенко…

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Например, у меня есть пиар агентство, я могу оттуда вынуть деньги и дать за печать, если у меня не хватает.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот, я к чему. Влащенко по сути человек, который регламентирует то, что она думает. Говорит: зайдите, посмотрите. Но вот как вам пишут на «Фейсбук», что скоты, как вы его могли пригласить на программу, написать о нем, также и вас за глаза все равно многие, вы им не даете покоя, хотя вы готовы, вот сказать, рассказать, показать.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Я знаю почему я не даю покоя. У меня есть ответ на этот вопрос. Я ничем не могу помочь тем, кому я не даю покоя. Я не принадлежу ни к одной группе журналистской, не примыкаю. Я никогда не ходила в стаде, вообще никогда, ну, извините за как бы за грубое слово.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А в газете «Сегодня» в стаде не ходили.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: нет, я была зам главного редактора, работала в коллективе. Но я не ходила, знаете, я не была членом какой-то группы, за то-то или за это по каким-то идеалогическим… У меня есть как бы свой…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы всегда протии всіх.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Нет, я не против, я могу быть за что-то, да? Но я декларирую это, у меня есть моя площадка идеалогическая – это моя конкретно площадка. Я прекрасно отношусь, например, к вам, Таня, к вам, Костя, но я никогда не буду с вами объединяться в группу за китайский против японского.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы с вами тоже, да, Костя?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да я вообще ни с кем не объединяюсь.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: И поэтому это может не нравится, естественно, я понимаю.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давайте все-таки прервемся не на долго на «Вести» и продолжим.

(…)

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне вестей Радио новостей и мнений в программе «война миров» продолжаем общаться с журналистом, критиком, издателем, Натальей Влащенко.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И я хотела вспомнить одну из ваших записей телевизионных, когда Вертинскому Алексею вы открыли секрет. Я всю жизнь хожу, думаю-думаю, ничего не могу придумать. Вы сказали: ты знаешь, Леша, секрет жизни в том, что ты как раз никогда ничего не придумаешь. Секрет жизни в том, чтобы искать или идти. Точки никогда не будет. А как давно вы это поняли и не грустно ли от этого стало?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Нет, абсолютно не грустно. На самом деле смысл жизни в процессе. Вообще трагедия людей очень многих в том, и моя тоже от части, потому что я не всегда об этом помню эмоциональна, в том, что мы все время думаем, что завтра обязательно будет. Вот, завтра, да? Завтра мы обязательно достигнем, послезавтра мы купим машину и все такое. Это бред. Или мы сожалеем о том, что было вчера. На самом деле мы не властны ни над тем, ни над другим. И в результате, мы вот так вот, знаете, плывем по поверхности жизни, а листья то зеленые, то желтые, то зеленые, то желтые. И жизнь просто утекает сквозь пальцы. А проблема в том, даже не проблема, смысл в том, чтобы погрузиться пониже в воду. И смысл вообще в том, чтобы сидеть полчаса рассматривать, я не знаю, траву или пятку любимой женщины или, если вы еще занимаетесь сексом, так погружайтесь в него до конца. Не думайте, что вы завтра должны, с кем встретиться во время этого. А просто думайте о любимом мучине или любимой женщине. Смысл в том, чтобы прожить, вот знаете, вычерпать до дна каждую минуту, вот вашей жизни. Идете по улице, смотрите на это солнце, на эту мостовую, и так далее – вот и все. Если вам по пути удастся что-то сделать – прекрасно. Но помните, что это что-то не на долго. Не надо думать, что если вы написали книгу, что через 300 лет колишнє покоління будуть це читати. Нет! Все проходит, все! Другое дело, что вы можете принести счастье и удовольствие интеллектуальное или душевное людям. Делайте это сейчас. У меня есть друг, и у него неделю назад умер друг. И он у меня был в гостях в воскресенье и говорит мне: Наташа, а я не успел с ним поговорить. Мне сказали, что у него инсульт был первый, а я думал «надо позвонить завтра, надо позвонить сегодня». Я так ему и не позвонил. Сейчас мы его похоронили, и я хожу с таким чувством страшным, что вот я так и не поговорил с ним. Я не знаю, что с этим делать. Я говорю: тебе не надо ничего с этим делать. Этого уже нет, это было вчера. Единственное, что ты можешь сделать с этим – это сегодня, пока ты еще есть и пока еще есть те, кто есть, сказать им как ты их любишь. Ну, по крайней мере тем, кого ты любишь.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Чтобы немножечко снизить градус духовности в нашем разговоре, я…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Дорошенко умеет.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ну, это правильно, кстати, да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я хочу, Наташа, сказать, что все-таки, я думаю, что за все эти годы работы в мире вам удалось сделаться довольно тонким манипулятором, потому что даже на пиар-обложке своего журнала вы уговаривали людей сниматься порой просто в чем-то в стиле маппед-шоу. Я вот помню одна из таких обложек господина Симоненко с его супругой. Ну, это просто как рекламный плакат программы «Маппет-шоу». Как вам удавалось, людям, которые еще шли на что-то, чтобы попасть на доску почета, вывести на такой момент иронии, потому что поверить в присутствие в них самоиронии, извините, не могу.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ну, вы знаете, Костя, во-первых, для меня было открытие, что мы, оказывается, на вы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Закон эфира.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Вы настолько нервничаете, когда задаете вопрос, что мне… Не, Костя, на самом деле…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не все слушатели должны знать на самом деле в каких мы все здесь отношениях. Поэтому будем мы на вы.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Я думаю, что органично – это правильно. Смотри, все дело в том, что я всегда всем говорю: что бы мы не делали в жизни, не важно, это коммерческий проект, это не коммерческий проект, это еще какой-то проект. Главная задача – это сделать так, чтобы это обсуждали, что бы это запомнилось, что бы об этом говорили. Если это никто не заметил, значит это напрасно потрачено время, усилия. Все. Поэтому закон медиа: это должны прочитать, заметить, должны обсуждать. Со знаком минус, плюс – это не важно. Люди же, знаете, ставят минус и плюс, даже не подозревая о том, что они делают то, что за них уже давно сделали. Ведь люди подвержены, так сказать, почему я никогда не входила ни в одну группу? Потому что есть массовое сознание в группах. Якщо люди нашої групи вважають, що на Львівському форумі не потрібно, щоб були російські видавництва, значить не потрібно. Значить так потрібно для життя. И так далее. Отдельно никто, кто, скажем, является идеологом этой группы, не скажет: ребята, по-моему, это фигня какая-то, нет? Вот. Точно так же и во всех остальных вещах. Поэтому оценка это такой, я вам могу сказать, что я к оценкам всегда относилась спокойно, может быть даже равнодушно где-то, потому что я смотрю, когда, там, под замечательной статьей Олега Покальчука, очень, ну, хорошего автора, ну, всегда два-три комментария. Но, если вы напишите, что в обнимку с коммунистом таким-то бабушка упала с девятого этажа – три дня не будет покоя «Фейсбуку». Все будут обсуждать: с 9-го или с 10-го, в чем была бабушка? В белье или без белья, и коммунист ли он в конце концов?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Понимают, что бред полный обсуждают, но не могут остановиться.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да! Да! Да! То есть, у нас же, как бы нет вот этого чувства, знаете, вот, фейк не фейк. Это вчера было сообщено, я пошутила, сразу написала: это шутка. Винокуров. Плохая шутка, хорошая шутка – не важно. Дурного она тона или нет, что едет, летит Путин к Порошенко. Все телеканалы протранслировали, все сайты, которые считают, что они аналитические сайты, елы-палы, где ваша аналитика, ребят, где вообще понимание разумного? Все написали: летит. Интересно, что будет?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: По поводу, вот, заметят-не заметят. Вспоминаю историю одного зам министра, который спрашивал у своего помощника: смотри, я стал зам министром, у меня костюмы новые. Все, историю отлично знаю, а меня, говорит, не снимает пресса. А ты, говорит, засни на каком-нибудь заседании, тебя сразу все покажут, будет потом чехвостить тебя внутри, но пресса тебя полюбит. Наташ, из тех, кто сейчас заметен, кого замечают, кого оговаривают, сейчас снова будут оценочные суждения, но тем не менее, вы через ваши, там, пальцы, руки прошли столько публичных людей, можете оценивать. Кого вы уважаете, из тех, кого замечают.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Не, ну я, сейчас, если я назову какие-то фамилии, другие обидятся, кого я не назвала.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да вам уже бояться нечего. Я подумала об этом.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Это не страх, это издалека. Смотрите, есть среди политиков люди, с которыми, с чьими политическими взглядами я не согласна, но я отношусь к ним с достаточной степенью уважения. Я, например, там, с уважением отношусь к Яценюку. Он прекрасный премьер-министр, он отлично справляется со своими обязанностями. В данном этапе, в данном контексте, насколько это возможно. Как будет дальше, я не знаю. Я отношусь, там, с уважением к Гриценко, который никогда не бегал, как эта женщина легкого поведения туда-сюда. Можно его любить не любить, соглашаться с его, там, каким-то поведением и так далее, с отсутствием пассионарности, но, по крайней мере в эфире… Я точно всех не вспомню.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, это вы называете тех, кто при должностях, кого не заметить просто не возможно. А вот, кто, например, такой яркий, чтобы…

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да, есть…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ты, может, имеешь ввиду моральные авторитеты, что ли?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да-да.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ой, с моральными авторитетами я не знаю. Есть очень много людей… Я вообще уважаю… К таким вещам, как моральный авторитет отношусь с большой, не знаю, честно говоря, наверное, как говорил когда-то мой коллега Саша Ильиченко: я прожил долгую неинтересную жизнь, и, знаете, в Украине в контексте того, что было, я так много знаю обо всем, что было, что мне очень трудно испытывать какой-то пиетет по отношению к действующим лицам и исполнителем. Однако же есть люди, которых я уважаю за их профессионализм, понимаете? И они есть во всех областях. Есть такие люди среди актеров, среди враче, среди, я там не знаю, спортсменов, еще кого-то, бизнесменов и так далее.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хорошо, а есть кто-то, с кем вы ни за что не стали бы делать интервью, не смотря на то, что вы понимали бы, что это интервью даст большой резонанс вашей программе или вашему журналу? Есть такие принципы у вас?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вам просто человек неприятен.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Я стараюсь, вы знаете, мне очень многие… ну, есть люди, которые мне неприятны, с которыми я дела…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мне очень многие неприятны – сказала Влащенко, из тех, с кем я…

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Нет, ну я, это не корректная формулировка и во-вторых это неправда.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А шутка хорошая.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да! Нет, я имела ввиду вот что, что есть достаточное количество людей из тех, с которыми я работала, которые мне совершенно не то, что неприятны – неинтересны. Но они интересны их аудитории. Там, допустим…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это понятно! Все же конкретно, есть ли такие люди, у которых вы ни за какие деньги и не ради никакой славы не стали бы брать интервью.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ну, есть такие люди, да. Есть такие люди, ну, например, я ни за какие деньги не стала бы брать интервью у Олега Соскина, ну зачем мне это надо. Или там у Балашова, или там еще ряд людей. Но я хочу, чтобы не обижались, потому что они хорошие люди. Мы сейчас же говорим о том, что неинтересно, не интересно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы сейчас о вас, мы сейчас только о вас говорим.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, о Влащенко говорим.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Есть такие люди, которые я понимаю, что есть такие люди среди моих коллег, с которыми я бы не стала никогда работать. Ну, например, там, я не буду брать никогда интервью с Олесем Бузиной. Ну, и так далее. Знаете, есть такие люди, когда ты понимаешь, что просто говорить не о чем, нет смысла никакого.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Такой еще вопрос: вот, вы рассуждали о том, как можно часами смотреть на какую-то травку, честно говоря, я не могу этого понять, и прочее…

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ну, вы же не девочка.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Пятку любимой женщины.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я не против подобной вещи, мне очень сложно это понять. А при этом вы настолько постоянно в какой-то бурной деятельности: журнал, книжки пишете…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Что трудно вас представить втыкающей.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: телевидение снимаете, ну, такое впечатление, что вам королевства малова-то. Какая травка там?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Какая травка? Это хорошая реплика. Мы можем с этого и начать. Кстати говоря, вот, будет еще одна книжка осенью. Я пока не могу сказать. Она тоже написана в соавторстве, не могу сказать с кем. Я думаю, что она будет очень скандальной.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Хорошо. Ушла почти от вопроса, но не уйдет, потому что сейчас сделаем паузу, а после этого все-таки.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Я отвечу с удовольствием.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вернемся-вернемся к этому.

(…)

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: С вами Радио Вести, радио новостей и мнений. В «Войне миров» сегодня Наталья Влащенко, не воюет, а отвечает на вопросы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это ты не воюешь, а я со всеми воюю, Таня. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Так давай ей отрежем голову.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: О, нет. Ну, не в студии же.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Голову не надо. Давайте что-нибудь другое, я ею работаю.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Нет, просто Влащенко, как раз мне ее представить было легко воюющей, но она, вот, даже вот воюет-воюет, а потом говорит: да, нет, все по сути люди, я их понимаю, все нормально.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Нет, я не воюю. На самом деле все, кто думает обо мне, что вот она такая или такая. Они все сто процентно ошибаются. Знают только очень близкие. Вот этот мой внешний имидж – это не вопрос моего мировоззрения. Это вопрос моего темперамента только. Дело не в том, что мне не хватает королевства. Иногда мне муж говорит: слушай, ну ты можешь остановиться и не скакать. Я одновременно, там, смотрю телевизор, вяжу, читаю книгу, жарю котлеты. Я все делаю мгновенно и очень быстро. Я свитер вяжу за неделю. Никто не может понять…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Она все-таки вяжет. Есть вещи, которые она смотрит по долгу и медитирует.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Свитер у меня вместо водки. Я всегда вяжу, потому что если мне очень плохо, и мне нужно как-то там структурировать внутренности, раз, и начинается… Все мои друзья, все мои знакомые ходят в свитерах, кофтах, там, шапках…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы с Таней до сих пор…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы до сих пор голые!

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: …голые. И босые.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Мы постараемся, так сказать, наверстать это, да. Это только вопрос… На самом деле я человек очень, я плакса, я очень, ну, я считаю, что я нежный человек. Я точно знаю, что вообще мое призвание – это семья и мужчины. Это совершенно точно, это то, что я люблю больше всего на свете.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Подождите, так может это как раз, раз вы плакса, может вы убегаете в эту всю мишуру, чтобы меньше плакать и меньше, вот, как-то трагично воспринимать…

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Я не плачу меньше, нет. Я все равно много плачу. Мне вот сегодня написала, моя, там, подруга по френд-ленте, что она так кого-то из близких забирала из морга сегодня, там, под Донецком. И я прям разрыдалась у вас тут под лестницей, когда к вам пришла. Так что плакать я меньше не стала.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да, если бы можно было еще изменить это как-то эту ситуацию слезами. Но вот если о ситуации вы об этой на востоке Украины, все-таки, Наташа, то чуть-чуть как вы прогнозируете, как это все будет развиваться, раз все-таки вы уже плакали по этому поводу?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Я не могу никак это прогнозировать. Я просто скажу вам только одно, что я полюбила думать о, знаете, помните был такой прекрасный фильм «Когда деревья были большими». Там Никулин и Гурченко. Я вдруг поняла этих людей, я полюбила думать о том, что будет о том, когда закончится война. Как это будет, как будет всем хорошо и так далее. То есть я сейчас часто об этом думаю, прогнозировать я ничего не могу. Я очень хочу, чтобы это прекратилось как можно быстрее. Это единственное, что я могу сказать. Все развивается по очень нетипичному сценарию. Ребят, я бы никогда, если бы мне рассказали то, что происходит, что это возможно в Украине, что люди разделятся на два лагеря так мощно, что еще что-то, я бы никогда, я бы сказала: знаешь, не свисти. Я бы сказала другое слово, если бы мне кто-то это рассказал. Но оказалось, что это возможно, и я не могу больше ничего прогнозировать.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: При всем при том, что вы действительно производите впечатление человека очень уверенного в себе, в своем профессионализме, книги, которые вы пишите, они как правило в соавторстве. Почему? Вам не хватает духа выступить от собственного имени? Ведь вы же против каких-то объединений там, а книжке в соавторстве.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Это вообще абсолютная случайность, но книжек, ну, во-первых, не так много. Во-первых, у меня лежит 3 книги, которые я уже, ну, просто обязана закончить. И они не в соавторстве. Одна книга называется, у нее есть название, она лежит у меня очень долго «моя жизнь в искусстве». Это про то врем, когда я работала завлитом в театре. Я очень хорошо знаю театральную жизнь, и я ее обожаю. И, в общем-то все, что я там видела за 6 лет работы, написала. Мне кажется, что она ужасно смешная. Когда я там читаю кому-то, все хохочут. Вот эта книга отлеживается, у меня отлеживается книга, которую я написала, когда работала в газете «Сегодня». Это было интереснейшее время. И у меня один роман-детектив, который я тоже уже все никак не могу закончить. Но я вам уже говорила, что я очень люблю мужчин, и я люблю с ними дружить, люблю за ними наблюдать. Ну, интереснейшее вообще, как бы… И я себе не представляю, что делали бы женщины на свете, если бы не было мужиков. И так получилось, что, ну, я не могу назвать второго своего соавтора. Вы его знаете, второго соавтора, его знаю все в Украине

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Не тот ли, который сейчас по Украине ездит с книжкой, презентуя ее везде.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: не могу сказать. Но практически он, да. Я знаю, что он заявлял уже эту книгу. Эта книга будет называться «У нас был секс».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это правда так было или это метафора. 

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Нет, это метафора, конечно. Мы пишем…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: При живом-то муже, слушай.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да. Нет, когда мы поняли, что на сколько женщины и мужчины…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В общем-то не на столько же цинично.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: … по-разному понимают вообще что такое любовь. Ну, как бы там, я не знаю, любовь и разводы, любовь и родители, любовь и аборты, любовь и деньги, любовь и слава. Ну, в общем много-много всяких. Мы вдруг поняли, что об этом надо написать, потому что это два разных мира абсолютно. Ну, и собственно говоря, практически это сделали.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вот смотрите, книгой вы были завлитом в театре, это какие годы были?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Это было в нулевые годы, конец 90-х, начало 00-х.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, вот, смотрите, чтобы написать подобную книгу, это же как раз деталей много. Вы что тогда дневник вели, что вы все запомнили? Или что не помнили, что память выбросила, то додумали, досочиняли. 

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Во-первых, я очень много писала. Я всегда много писала, я тогда вела дневники, во-вторых, я писала очень много статей по театральной критике. Я работала как театральный критик очень активно, очень. Я думаю, что тогда, конечно, еще не было так активно развита сеть интернет, но у меня тоже сохранялась куча журналов. Я писала для театральной жизни много и так далее. Я ж никогда не была театральным критиком, которая, знаете, мытует в тяжелых северных условиях и так далее. Я всегда писала памфлеты. Я считаю, что критик обязан писать так, чтобы было интересно всем. Со знанием дела. Вот эти все бесконечные статьи про телевидение или про кино, которые никто не может прочитать кроме самого автора, я считаю, что это беда вообще нашей критики – музыкальной, театральной, еще какой-то. Вот почему я Костины статьи люблю? Потому что они для многих. Не для всех, но для многих. Для тех людей, которые умеют… Они написаны ярко. Вот чувство стиля – это либо бог дает, либо нет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, вот, в вашей полемике, и не только в соц сетях, но и в публичных высказываниях очень часто вы жестко высказываетесь о таких людях, которых принято называть грантоедами. Вы при этом сказали, что вы никогда не гранта не получали и с грантами не работали.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Никогда.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А может быть вам просто обидно, что вам не удалось грант получить, а у кого-то получается. И вообще расскажите как вы для себя…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Поэтому вы их подкусываете.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И как вы этих грантоедов для себя воспринимаете, и чем на самом деле видите их деятельность, ну, неправильной или не переспективной?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Смотрите, мой жизненный принцип: если можно не врать – не ври. Поэтому, если я вам скажу, что я никогда не хотела получить грант, то, конечно же, я совру, безусловно. Когда-то хотела, когда-то много лет назад, я, ну, почему не получилось? Вести проект «Публичные люди» мне было очень сложно. Потом сайт присоединился, потом еще что-то. И, конечно же, вот эта часть, я все-таки в большей степени творческий человек, чем, там, какой-то бухгалтер. И мне было достаточно сложно. И я попросила своего пиар-директора, который тогда у меня работала, ну, расскажи мне как это происходит? Ну, как это можно подать документы, что там, как там и так далее. И она мне начала рассказывать, она мне показывала. Сколько бумажек, куда, что, как и так далее. И я просто пришла в ужас и сказала: да ну его, не хочу. Я поняла, что нужно ходить, нужно знакомиться, нужно дружить, нужно заглядывать в глаза, нужно убеждать, что только мы вам, вот. Это одно, но потом я заинтересовалась, а какие же люди все-таки оказываются на это способны? И тогда я начала анализировать: а кто собственно получает гранты? Я поняла, что в Украине есть самая настоящая мафия, которая сидит на грантах, как называется. Она в этот круг не впускает никого, кроме себя. Если кто-то пытается получить грант, я знаю много таких историй, они просто пишут так называемые отзывы, что мы считаем, что это не нужно. Потому что есть же так называемое «жюри» на это дело. И там есть устные советы и так далее. И таким образом, я вообще не понимаю, как можно, человек 20 лет сидеть на грантах или вести, там, свой сайт на грантах или еще что-то. Грант – это вообще единоразовая помощь. Вы выполнили какую-то программу и досвидос, дайте, там другим, молодым, еще каким-то. Нет, у нас сидит там, условно говоря, несколько десятков людей на этом и никуда они не сдвигаются с места.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы знаете, мен, вот, например, кстати, в этом сообществе людей, работающих с грантами, поражает момент ханжонства и лицемерия в оценке других. Вот, когда они кого-то осуждают, они критикуют, они выискивают кто, кого финансирует и вместе с тем совершенно не стесняются получать деньги у фондов олигархов, понимая прекрасно, что олигархи создают фонды…
Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да, я знаю такие случаи.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: …продавая свою репутацию, отбеляя свою репутацию. И собственно эти олигархи, они, ну, от того, что они начали давать какую-то копеечку на культурку или на свободу слова, они не перестали быть теми олигархами, они не потеряли ту свою историю, порой кровавую, которая за ними стоит.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Не порой, вот слово порой здесь лишнее совершенно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: ну, я надеюсь, что ни за каждым олигархом в Украине кровь.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Практически за каждым.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть вот тут действительно момент такого невероятно менторского ханженского тона, когда люди, беря деньги из кровавых рук, считают себя в праве всех прочих чему-то поучать – это действительно вызывает вопросы.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Костя, я вам скажу 2 вещи. Человек, который своим трудом зарабатывает деньги, он никогда не будет никого поучать, потому что он занят делом в жизни. Поучают как правило шаровики. И второе: я понимаю, что такое гранд, скажем, в области физики или медицины.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, да. Научный, да.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Люди сидят и че-то там ищут, знаете, лекарство от рака.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А в области литературы вы уважаете гранты?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ну, когда речь идет о…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Гранты художникам?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Возможно да. Вот для медиа не понимаю.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Потому что это тоже для вас конкретный труд. Правильно?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да, я просто не понимаю для медиа, потому что медиа – это идеалогия. Когда вы берете деньги на идеалогию, вы должны эту идеалогию отработать, все. Понимаете, художник не должен отработать никакую идеалогию, а вот медиа – это другая история немножко.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Делаем сейчас паузу и после этого продолжим наш разговор.

(…)


Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне вестей радио новостей и мнений продолжаем «Войну миров» с Натальей Влащенко, главным редактором журнала «Публичные люди».

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Наташ, из-за того, что вот вы делаете программы, статьи о людях, о вас, как о таковой, не часто то можно и услышать. Получается вы всегда та дорожка для звезд, которые дальше ярче сияют. А о вас интересно. Я вот до недавнего времени даже не знала, что у вас есть муж. Только какие-то фотографии стали появляться в социальных сетях, в общем-то безумно активно. У меня даже некоторые знакомые говорят, что боже, одна Влащенко по-моему существует вообще в медиа, которая высказывается четко постоянно. Вот оказалось, что есть муж. Он как-то был всегда при вас, простите, но вы его стали просто недавно показывать.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Нет, он, кстати, попросил меня, что, пожалуйста, не надо.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ага, он же и обиделся.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Он не обиделся. Он мне сказал, Натусик, ну, не надо. Я тебя прошу, ну, вот, ты звезда, ты можешь себя выставлять как угодно. А вот меня не нужно. И теперь поэтому он опять исчезнет. Нет, конечно, есть, конечно, есть. Я вам скажу больше. Тот, кто сомневался, есть у меня муж или нет, он ничего не понимает в жизни, потому что, мне кажется, человек, не важно, мужчина или женщина, всегда… Вот, я всегда вижу людей, у которых кто-то есть, ну, скажем так, да? Назовем это так. Потому что нельзя обмануть. Пластика, походка, глаза, манера существовать в пространстве – это всегда говорит о том, человек одинок или не одинок. Он счастлив или не счастлив? Вы можете у него ничего не спрашивать. Знаете, у меня был недавно такой момент интересный. Я разговаривала с одной подругой одного из вас тут присутствующих в эфире записывала. И я спросила: правда ли что у нее, относительно мужчины. И она так сделала паузу и эта пауза… Я сказала: спасибо, вы уже ответили. Ну, то есть, всегда все понятно. Если быть внимательней, всегда понятно. Человек да или человек нет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, зато вы выкладываете фотографии активно со своей курочкой.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Курочка моя прелестная.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: С вашей внучкой, что тоже сложно поверить, не комплиментарно звучало, дети нас часто всему учат. Вот, внучка вас чему учит? Вы такие две девицы с ней, которые всегда.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: мы абсолютно похожи. Если, когда-нибудь, когда…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Костя сейчас взорвется, скажет: сколько можно уже об этом говорить?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Когда я буду умирать, мне будет страшно, потому что я оставляю на земле человека, который абсолютно на меня похож.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Серьезно?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: да

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть такая же эмоциональная и экспрессивная?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Даже она вот точно так же кривляется, как я. Я страшно люблю кривляться, страшно люблю вот все все все. Вот. Она точно так же наряжается, она говорит такие какие-то вещи там, она там может, там, я не знаю…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ой, ну я вас умоляю. Тут уже начинается про детей. Давайте…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да хоть чуть-чуть иногда.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Нас взрослые слушают .

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Первый раз в «Войне миров» мы говорим вообще о детях.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: И она предестна.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давайте к профессиональным вопросам вернемся.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Давайте.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В этом году вы организовали премию для журналистов, ее вручали. Неужели вам кажется, что у нас мало премий? Ведь полно же всяких наград.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Премия «Текст»

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тем более для журналистов всяких разных.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Смотрите, инициатором премии была не только я, был Юра Сопронов, которого все знают. Это харьковский известный бизнесмен. Он очень много занимается благотворительностью. Он вдруг сказал в социальных сетях: я готов дать деньги на эту премию. Потом к нему Гарик Карагуцкий присоединился тоже. А я была просто организатором, назовите это так...

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И зачем нам эта премия?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Объясню.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Просто потому что у кого-то бабки есть на премию?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Нет. Нет. Нет. Для меня всегда был один момент очень важен – мне хотелось сделать премию, и мы ее, честно говоря, будем продолжать. Я хотела сделать премию, которая была бы авторитетной для всех, которая была бы абсолютно прозрачна. Вы сейчас зайдете на сайт и увидите кто из жюри поставил какие оценки и почему победил Вася, а не Петя. Да? Вот просто. Это первое. Второе: мне было страшно всегда и обидно, что у нас самопиаром в достаточной степени занимаются только журналисты, которые пишут о политике, которые крутятся в Верховной Раде. И очень часто, с точки зрения профессии эти журналисты не делают хороший продукт, но их все знают. Мне хотелось эту ситуацию как-то выровнять, чтобы это было как в нормальных европейских странах, где пользуются невероятным успехом какие-то хорошие театральные критики, какие-то хорошие искусствоведы, какие-то клевые…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Спортивные журналисты.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Спортивные журналисты.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы можем сказать, Наташа, те, которые не на телевидении, потому что у нас в стране журналист тот, который мелькает на экране.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да-да. И поэтому мы просто сказали: все, кроме политики. Там 9 номинаций, которые более того, мы сейчас будем форматировать еще. Мы там забыли про эссеистов, мы забыли про многое.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть люди пишущие.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Мы сейчас будем… Да-да. Это текст людей, потому что я считаю, что журналистика, все журналистика, конечно, и то, что мы сейчас с вами делаем, но текст… В начале было слово, ребята. И, конечно, первородно журналистике – это все-таки текст. Кто умеет хорошо написать текст, тот журналист. Поэтому, конечно, для меня это было очень важно вернуть тех людей, потому что мне часто студенты, когда я читала лекции говорили: слушайте, а что, чтобы прославиться, нужно только в Верховную Раду идти? И у меня так было, как-то, знаете, в облом. Ну что значит в Верховную Раду? А что, о медицине уже писать не надо? А художниках писать не надо?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А, кстати, вот, вы сказали показательную вещь. Чтобы прославиться, неужели люди, которые идут заниматься журналистикой, они преследуют идею прославиться. Ну, в другое место нужно тогда идти.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Они не спрашивали вас, а чтобы…

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Как говорил один народный артист когда-то мне, когда напевал. У него была любимая присказка: не надо ханжить. Ребята, не надо ханжить, мы люди творческой профессии. Нам хочется, чтобы нас читали, чтобы нас знали или что бы нас слушали или что бы нас смотрели. Нам всем хочется быть популярными журналистами. Не каким-то там, знаете, а чего, зачем подписываться своей фамилией тогда?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы просто акцентировали свое внимание на этот вопрос. Поэтому мы и уточнили. Какие вопросы еще вам задают молодые люди, которым вы преподаете?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: если человеку в творческой профессии не хочется славы, значит ему не надо идти в профессию. Вот все, что я вам скажу, потому что это же очень жестокая профессия. И, если вы средний врач, вы будете работать в поликлинике, все у вас будет в порядке. Или средний бухгалтер. Но если вы средний журналист, то это все – дело табак, не надо вам этим заниматься. Или вы средний артист, или вы средний, там, художник.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: дак сейчас уже нет критериев.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: В творческих профессиях… Есть! Критерии будут всегда.
Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Они существуют, но их сейчас далеко не часто применяют. Особенно сейчас в условиях войны, о которой мы с вами уже заикнулись.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Знаете, очень много вещей не часто применяют в мире, но они есть, были и будут всегда.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Возвращаясь теперь к личному. Вы так часто намекаете о том, как хорошо вы проводите время в Чехии, причем это длится много лет, у вас нет случайно уже чешского гражданства.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Пошла жара-пошла жара. У меня есть вид на жительство, скажем так.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, это вообще-то правильный ход. А возникали мысли все бросить. Ну, за 20 лет мы сколько всего навидались, да?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Смотрите, все очень просто. Вид на жительство в Чехии есть у моего мужа. Следовательно, он есть и у меня.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: да, вот, вопрос еще в таком, что за 20 лет работы во всех этих проектах, которые начинались, заканчивались, при всех наших там дефолтах, майданах. При том, что сложно, вы сами говорили, находить финансирование на журнал.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А в Чехии будет проще?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да не хотелось ли вообще все это бросить и уехать жить в красивом городе и пить пиво.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: У меня даже вопрос, не уехать там из Украины или в Чехию или еще куда-то, я все время мечтаю, не знаю сбудется ли когда-то моя мечта, я все время мечтаю уйти там от какой-то очень активной деятельности, там, не знаю, жить в горах, кататься на лыжах и писать книжки.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И вязать свитера.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: И вязать свитера. Как-то так организовать свою жизнь. Не знаю, будет это или нет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А организуется. Ведь в горах будет еще кто-то кроме вас, кто будет кататься, и вы будете им продавать свитера. И это будет спокойная жизнь и бизнес маленький.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Нет, есть очень много возможностей жить наверху или купить гостиницу на 5 номеров и жить.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Наташ, а ведь мечты такие, как у вас, они у многих сейчас людей. Вот какая-то вселенская усталость, вы ощущаете ее во многих или все-таки нет?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Ой, Таня, ну, как-то, я не знаю, повезло, тьфу тьфу тьфу, дай бог, чтобы не сглазить. У меня, как-то, знаете, у меня есть какой-то внутренний стоит, пока что стоит, завод. Я не знаю как это происходит, но бывает такое, что когда я еду домой и думаю: все. Но я думаю не словом «все», а я думаю другое слово на букву «п», вот, и все, больше ничего не хочу, хватит.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Смотри, как Влащенко нравится уточнять, что она думает другое слово, ужа дважды за нашу программу, то есть намекая на то, что она любит мат.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Я люблю не мат. Мат – это когда грязно и для связки слов, я люблю абсценную лексику, когда это обусловлено, когда это, ну, не знаю. Я знала покойного Игоря Дмитриева, артиста великолепного нашего. Этот человек ругался беспрерывно, но он из Санкт-Петербурга был и было слушать это просто… Я слушала это как песню, потому что ни одного слова не было сказано грязно. Поймите, нет плохих и хороших слов, есть грязная манера говорить и не грязная. Иногда люди говорят только литературные слова, и ты слушаешь его и говоришь: грязный тип какой вообще. И все, что из его рта вылетает, кажется грязным. Да. Так вот иногда едешь домой и думаешь: все, на этом пожалуй я завяжу, все надоело. Бессмысленно, никому это не нужно и так далее. А потом наступает утро, открываешь глаза, встает солнце. И как-то ты чувствуешь опять ту-ту-ту-ту-ту, что-то внутри начинается, ну и все.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Поэтому в горы пока ехать рано.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В вашем журнале всегда присутствовали российские интеллектуалы и деятели культуры, артисты. Было видно, что не смотря на то, что вы делаете журнал украинский, остается у вас и интерес и внимание и какой-то сентимент к этим людям. Сейчас вы раздариваете из своей библиотеки, например, книжки Захара Прилепина.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И, например, мне.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не хотите, чтобы они оставались в вашей библиотеке. Что изменилось? Всего пару лет назад вы были очарованы Прилепиным и сделали с ним довольно интересное интервью. Что и каким образом изменилось? Так, чтобы вам просто, ну, не хочется, чтобы в доме этого держать.

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Костя, это вещи иррациональные. Лимонова я оставила, хотя пишет он полную херню, извините за выражение. Я не знаю, можно ли так говорить.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы имеете ввиду в соц сетях пишет?

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Да-да-да. Это вещи иррациональные. Что-то, где-то, когда я уже прочитала, я поняла, это уже слишком. Я больше не могу читать его книги. Вот я, например, понимаю, что я вряд ли когда-нибудь вернусь в Москву. Но для меня остались люди, для меня остался прекрасный Морозов, прекрасный Альфред Кох, прекрасная Татьяна Толстая, я буду читать их. Я вот сегодня купила новую книгу Татьяны Толстой. Понимаете, все равно мир делится на зло и добро, делится на талантливых и безталанных, на таких и сяких, понимаете? На да и нет. Мир не делится на агличан, казахов, русских, украинцев и так далее. Хотя я патриот своей страны, я не могу просто убить сразу всех. И не сделаю этого никогда, потому что у меня же есть разум. Я понимаю, что когда-нибудь это закончится. Путин, который на букву «ЛО», он пройдет, понимаете, когда-то. Конечно, мы никогда не будем больше, но нормальные добрососедские отношения, я надеюсь, у нас будут.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот правильно, красиво мы закончили нашу программу, что быть добру и будет все равно хорошее и светлое.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хорошо. Согласен, быть добру. 

Наталья ВЛАЩЕНКО, украинский публицист, телекритик, театровед, сценарист: Спасибо большое за приглашение.

Читать все
Читать все