СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Нельзя заставить родину любить, но надо жестко реагировать на выпады в сторону государства"

"Точка зрения"Калныш: "Я бы фильмы Охлобыстина больше не покупал"

Стенограмма эфира "Точка зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день! Это программа «Точка зрения». У нас в гостях журналист Валерий Калныш, главный редактор нового медиа-ресурса «Апостроф». 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Здравствуйте, Юлия!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня модно говорить о том, что все будущее уйдет в мобильное телевидение, а вы взяли и начали развивать «Апостроф». 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, мы начали развивать «Апостроф» как Интернет-медиа. Издание делает команда профессионалов, которая делала газету «Коммерсантъ», мы отвыкаем от газетной специфики, например, заметку можно писать в газете часа 4-5, в Интернете такой вольности нет. Я всегда скептически относился к Интернет-медиа. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Для меня Интернет всегда был достаточно поверхностным источником получения информации. Интернет ресурс в классическом его понимании – это лента новостей плюс пару заметок, которые появляются с периодичностью две в день. Последние два месяца я занимался этим проектом, так вот, я понимаю, что можно соединить серьезную журналистику с быстрым Интернетом. Думаю, у нас это получится. Мы планируем выдавать порядка 10 заметок в день. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сенсации, эксклюзивы, расследования – на чем вы будете специализироваться?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Помимо новостей, которые у нас тоже присутствуют, и часть из которых является эксклюзивной, потому что в основном новостная лента на ресурсах формируется за счет информационных агентств. У нас их 5 в стране, серьезных, занимаются люди копи-пейстом: вот выложил «Интерфакс» новость, можно с уверенностью констатировать, что через 5-7 минут она окажется на 10 ресурсах. Часть новостей делается эксклюзивно. Наша редакция находится на Майдане, поэтому мы последние несколько дней мы были в центре событий. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это не из-за вас убрали Майдан, я надеюсь?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет. Вот вышел из редакции, видишь, на Институтской убирают, сразу – бац!- пару строчек и вперед. Отличие будет в чем: вот мы прочитали новость, 3-4 абзаца, вроде как бы стало понятно. На самом деле, люди, прочитав новость, начинают задаваться вопросом «что это значит?» Наши заметки будут призваны расширить эту новость до стадии понимания, принятия решений, когда этим можно будет руководствоваться. Мы будем просто разъяснять. Никто не отменяет старых и мною любимых жанров – интервью, расследование, но мы ставим перед собой реальные цели. У нас есть люди, которые могут этим заниматься, но в силу того, что это очень трудоемкий процесс и я помню бум на этот жанр в 6-7 годах, когда все подумали, что могут делать такие материалы, там даже отделы создавались в газетах, но постепенно это все сошло на нет, потому что ты понимаешь, что 1-2 человек ты освобождаешь от работы, текучки, в лучшем случае на неделю. Не каждая редакция себе это может позволить. Мы пока не можем. Ну, и конечно, эксклюзивная информация, на самом деле, те люди, которые делают «Апостроф» вхожи во многие кабинеты, они узнают достаточно много информации, мы теперь будем ею делиться с вами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Имя собственника вы уже назвали?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это проект совместный: нас и международного центра перспективных исследований. Генерированием средств занимается МЦПИ, там часть грантовая есть. Уровень зарплат и инвестиций называть не буду, это не моя тайна. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А я и не спрашиваю. Не приходил ли к вам сейчас Игорь Мирошниченко, не задавал ли вопросов? Потому что его до сих пор беспокоит Первый Национальный. Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания принял решение о проведении внеплановой проверки национальной компании «Украина» относительно двух ее лицензий. Такое решение принято по обращению нардепов «Свободы» Игоря Мирошниченко и Александра Мирного. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, к нам не приходил, и я даже знаю почему. Мы не являемся государственными медиа, мы не тратим государственные средства. Подобные требования могут быть только по отношению к коммунальным и государственным СМИ. Мы ресурс русскоязычный, это не отменяет того, что появится украинская версия, планируется еще и английская версия. Старт был дан сегодня ночью, до 2-3 ночи мы все сидели, между собой переписывались, ажиотаж был, и уже с первых минут начала поступать просьба о том, чтобы сделать украинскую версию, но все со временем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Звонили из администрации президента?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шутим мы. Кстати, нужно ли требовать от людей, которых мы любим за их таланты, актерство, чтобы они заняли определенную гражданскую позицию? Как в случае с Ани Лорак. А в случае с Иваном Охлобыстиным никто же за язык не тянул. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Для меня это непростой вопрос. Я бы ни от кого ничего не требовал, нельзя заставить родину любить. С другой стороны, я бы достаточно жестко реагировал на выпады в сторону государства и живущих в нем людей. В случае с Охлобыстиным. Мне очень интересно посмотреть, кто теперь будет покупать сериал «Интерны». Там же новые сезоны снимаются. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Может быть, мухи отдельно, котлеты отдельно, актер и человек – это две разные единицы?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это переплелось у нас очень сильно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как Никита Михалков – человек-режиссер и человек-гражданин. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Может быть. Но так или иначе в нем гражданин как раз в творце и проявляется, потому что те фильмы, последние, с размахом, ура-патриотизм, присутствует. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Особенно «Сибирский цирюльник» с сияющим американским флагом, тут конъюнктурные вещи, он мечтал получить «Оскара», я думаю. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это общая история. Кто хочет получить «Оскар». Касательно гражданской позиции, я бы фильмы Охлобыстина больше не покупал, хотя с точки зрения юмора это был идеальный фильм «ДМБ», где он выступил в качестве автора сценария. Но что-то у него произошло, какой-то внутренний идеологический надлом, теперь он просто желает, чтобы все украинцы погибли. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот видишь, а российский музыкант Андрей Макаревич говорит, что ненависть не нужно использовать. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я же не призываю его распять, или вбить ему кол в какое—то место. Просто не замечать, игнорировать, не приглашать, не показывать. Это то, что называется «рыночные отношения». Я очень с удивлением, хотя, буду воспринимать тот факт, что какой-либо из каналов купит продолжение «Интернов». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Процитирую Андрея Макаревича: «Ненависть – скверный цемент для скрепления наций: быстро рассыхается и надолго отравляет окружающую среду. Интересно, в советские времена, когда американцы у нас тоже были виноваты во всех смертных грехах, картина подавалась несколько иная. Простые американские рабочие подвались друзьями рабочего класса страны Советов, но их нещадно угнетала горстка империалистов, мечтавших развязать ядерную войну. Сегодня мы слышим исключительно именно политиков – Обама, Керри, Псаки, а что трудовой американский люд? Изменил к нам отношение?»

Валерий КАЛНЫШ, журналист: К россиянам, я думаю, он настолько индифферентен, ему все равно. Если так продлить мысль, в нашем случае не разводятся понятия украинской власти и украинцев. Нет, мы одинаково плохи для российской идеологии. У нас нет такой страты, с которой можно было бы вести переговоры. Мы все бандеровцы, мы все ненавидим россиян. С их колокольни, они не видят, с кем можно здесь вести переговоры. Мы хунта. По отношению к нам Россия поступает даже хуже, чем СССР к США. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что делать нам с людьми творческими?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Ничего. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: «Интерны», кстати, был одним из самых популярных российских сериалов. Здравствуйте!

Слушатель: Добрый день. Виктор, Харьков. У меня вопрос: я когда-то был сотрудником районной газеты и расследовал то, что в СССР депутат облсовета, дивчина, ей подбрасывали поросят, что у нее, типа, их много. Меня интересует вопрос расследования. Пример: сообщают, что возвращаются украинцы из России, полк целый и их расстреливают, но никто не убит, не ранен. Что это такое? Дальше. В Харькове у нас стреляют куда? В военкомат, танковый завод, эти сепаратисты, стреляют в стену, разрушают вокруг, никто не ранен, никто не убит. И в Харькове начинается террор. Или хотя бы расследуйте вот что. Небесная сотня. Что, наш бывший президент-подонок мог стрелять? Или дать команду? Нет. Путин дал команду? На мой взгляд, дал команду тот, кто командовал этим зданием. Зданием командовал вы сами знаете кто. Парубий или Порошенко. Какого черта нет расследований? 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Спасибо, я понял. Я сразу скажу, что такое расследование было, оно есть, и результаты его даже известны. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Геннадий Москаль даже их озвучил. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Была комиссия в ВРУ, которая непосредственно занималась обстоятельствами 18-21 числа. То, о чем говорит слушатель, это скорее разряд «Новости», классическая заметка. Здесь нет повода для расследовательской журналистики. К сожалению, у нас в основном под этим понимается вскрытие фактов коррупции. На самом деле, это не совсем так. Есть также политические расследования, криминальные, они даже больше опасны, чем бюджетные. Хотя убивают и за то, и за другое. Это очень сложный для подъема жанр, и я пока не вижу ни возможности, ни ресурсов заниматься этим в рамках «Апострофа». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть еще у нас слушатель. Добрый день!

Слушатель: Добрый день. Станислав, Харьков. Есть такое выражения, что культура, музыка и искусство не должны быть против политики. Сейчас все связано с политикой. Как вы к этому относитесь?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я к этому хорошо отношусь. Оно действительно не должно быть против политики. Но ведь мы не говорим о культуре, как о явлении, мы говорим о конкретных людях, которые являются носителями этой культуры. Отношение к людям может формироваться вне зависимости от рода занятий. Если человек, как выражался Шукшин, на букву М, значит, он на букву М. И мне все равно, чем он в жизни занимается. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Такой ответ вам подойдет?

Слушатель: Да. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы-то фильмы Охлобыстина смотреть будете?

Слушатель: Да, смотрел и буду смотреть. Как актер мне он очень нравится. Мне не нравятся его выражения против украинского народа. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я разделяю ваше отношение к нему как к актеру. Но лично у меня в какой-то момент перестает срабатывать таймер, что я его воспринимаю только как актера, я его буду воспринимать как носителя некой идеи, которая мне абсолютно чужда. Если перевести на более понятный язык высказывание Охлобыстина, то он хочет, чтобы я умер. Но есть один маленький нюанс: когда газета «Коммерсантъ» создавалась, Охлобыстин освящал наш офис, редакцию. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я всегда вам говорила, что вы в людях не разбираетесь, коллега. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: И вот он машет кадилом, стол мой залил святой водой, но даже не смотря на это отношение мое к нему несколько поменялось. 

Слушатель: Да, это как к человеку. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо, что вы позвонили. Все-таки добрые мы люди. Здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте. Рута, Киев. Я хотела бы высказать свою позицию по поводу актеров, которые негативно высказываются. Поскольку люди культуры являются интеллектуальной элитой общества, они не имеют права нести негатив и говорить о том, что они кому-то желают смерти. В конечном итоге все они верующие. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Не все они верующие. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо. Несколько есть любопытных сообщений от наших слушателей. Слушатель: Якобы Охлобыстин впал в буйство, получив накануне известие о смерти друга на Донбассе, на этом фоне пьянство, в итоге вчера госпитализировали в Испании с белой горячкой. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я видел эту новость, не знаю, насколько ей можно доверять. Еще раз, Охлобыстин, по-моему, не пил. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какой же русский не пьет?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Не понятно. Оксана, Киев: Неоднократно за последние несколько недель из разных источников слышу какие-то жуткие страшилки о событиях в нашей стране, намеченных на октябрь, одни говорят, что это будет началом гражданской войны, другие – что Россия все-таки нападет на Киев. Просветите меня, пожалуйста. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: На самом деле, то, о чем говорил Валерий Чалый, замглавы администрации президента, о миротворческом контингенте, который должен был зайти в Украину 8 числа, это та информация, которой стоит верить. Во всяком случае, я ей верю, потому что я ее слышал не только от Валерия Чалого. Есть такая мысль в умах представителей генштаба нашего, что опасность прямого вторжения никуда не исчезла, совбез ООН, который экстренно собрался по правам человека в Украине, это недостаточная мера для того, чтобы предотвратить вхождение российских войск. Я напомню, что после того, как был оккупирован Крым, а это проходило в рамках некой русской весны, возник в Кремле, проводником этой идеи был Рогозин, план русской осени. И тогда украинские власти (май-июнь) потребовали официального разъяснения, что это такое. Объяснения, естественно, никто не получил. Есть мысль, что под российской осенью скрывается план вторжения в Украину, отторжение нескольких областей, и этот план должен быть реализован до наступления холодов, потому что история подсказывает, что война в зиму – неблагодарная вещь, она очень затратная и не гарантирует победу. Это общие слухи, которые циркулируют. На этом фоне президент Порошенко ведет переговоры, и прилагает максимум усилий, с лидерами мировых держав по поводу того, чтобы они как-то повлияли на Россию. Есть реальность, в которой существует весь цивилизованный мир, а есть реальность, в которой существует Россия. Они не пересекаются. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А тем временем идут масштабные учения десантных войск РФ с участием 3 000 военных. В понедельник в Псковской области был старт этих учений. «С 11 по 16 августа на территории Псковской области будет проходить двухстепенное дивизионное командно-штабное учение (КШУ) 76-й гвардейской Черниговской десантно-штурмовой дивизии с десантированием на незнакомой местности и проведением этапа боевой стрельбы». 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Кстати, Псковская дивизия – это одна из самых страшных высокопрофессиональных дивизий ВДВ в России. Так вот название у нее «Черниговская», она действительно оттуда. Еще в СССР была введена градация. Псковская – это бойцы, которые принимали участие во всех горячих точках, где воевал СССР. Это элита. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: «На незнакомую местность десантируются три тысячи человек. Самолеты Ил-76 сбросят с воздуха 12 объектов военной техники». – Представляешь?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это игры мускулов, запугивание, главное, в какой-то момент не проморгать, когда они неожиданно окажутся здесь. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: «Для нанесения воздушного удара по наземным целям условного противника, переброски и поддержки практических действий десантников с воздуха в учениях будет задействовано более 30 самолетов и вертолетов военно-транспортной, фронтовой и армейской авиации Су-34,Ка-52,Ми-28, Ми-24, Ми-8, Ил-76». 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Ну да, транспортники. Цель ясна и понятна. Если это не вторжение, то это еще одна показушная история для мира, Украины, общий смысл которой сводится к тому, что они могут то, что захотят, и никто их не остановит. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но есть только одна надежда, что каким-то мирным путем разрешиться это противостояние? Во вторник и среду в Москве пройдет дискуссия по вопросу имплементации соглашения об ассоциации Украины и ЕС, и замглавы МИД Украины посетит на переговорах Москву. Согласно данным, переговоры пройдут на уровне замминистров МИД, дискуссия продолжится потом в Киеве, а через неделю в Брюсселе. Чего ждать?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Переговоры традиционно будут вестись по группам товаров, которые производятся у нас, которые будут импортироваться в рамках упрощенного таможенного режима из ЕС. Чего боится Россия? Что из Европы хлынут в Украину продукты. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так Путин сказал, что и из Украины брать не будем. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Тогда бояться вообще нечего. Тогда может быть, что разговор сведется, в частности, к вопросам по газу, транзиту, потому что это тот товар, от которого отказаться не может никто. Это касается и европейцев, которые с трепетом ожидают начала отопительного сезона. Россия теперь спокойно начнет крутить краник. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте. Максим, Харьков. Реально ли стороны журналистов вести контрпропаганду? Чтобы помирить народы наши. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, какое-то подобие попытки я предпринимал. Был форум Ходорковского. На нем мы вместе с Тихоном Зидко, ведущий телеканала «Дождь», модерировали панель СМИ. Во-первых, это была первая встреча российских журналистов и два часа мы пытались с Тихоном так разрулить ситуацию, чтобы до драки не доходило. Тогда я предложил создать какое-то общее украино-российское медиа. С одной стороны, там были представители «Эхо Москвы», «Ленты.ру», которую закрыли. С нашей стороны тоже было много ребят, авторитетных журналистов. Эта идея не нашла своего продолжения, не воплотилась. Я думаю, журналистам не удастся помирить, потому что журналисты – это просто люди. Я включаю внутренний барьер, понимая, что должен взвешенно относиться к какому-то событию, но как человек я не могу предоставлять возможность высказаться Бесу или Стрелку. Вы меня можете обвинять в нарушении журналистских стандартов, но мне кажется, что сейчас это неправильно давать им трибуну и возможность высказывать свои, я уверен, бредовые идеи. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Возможно. Здравствуйте. 

Слушатель: Добрий день! Ганна, Київщина. Я переконана, що Путін як виразник військово-авторитарної системи, може тільки відступити від своїх переконань в тому разі, якщо він відчує силу, яка протистоїть йому. Весь світ цього поки що або не розуміє, або свої тимчасові економічні інтереси ставить вище майбутнього людства. Дякую. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Европа демонстрирует силу в рамках того, насколько она может это делать. Я бы расширил тогда возможности для отступления Путину, имеется в виду причина, почему он может отступить. Внешне давление – это хорошо, эффективно. С другой стороны есть давление внутреннее, российское. Этот тезис уже неоднократно высказывался, по поводу того, что Путина могут остановить гробы, идущие из Украины, его российских сограждан, когда придет внутреннее сознание у россиян, что их дети, родители, отцы, братья воюют не за правое дело, свою страну или высокие идеалы, их просто как пушечное мясо отправляют на войну, если мы говорим о кадровых военных, или они вынуждены воевать на Украине, чтобы, как я читал, один парень писал, что пошел для того, чтобы погасить кредит, который брал в российском банке, и когда они поймут, что туда идут люди, а обратно возвращаются гробы, это то, что может заставить внутри осознать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте. Валерий, вы сейчас затронули глобальный вопрос, что Россия пожелает войти на нашу территорию. Ведь этот план разрабатывался гораздо раньше, еще во времена Роз в Грузии, когда сам Путин думал объединить все эти советские государства под свою империю. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, конечно. Я согласен с вами. Мы уже вспоминали этот эпизод, когда Ольга Аленова, спецкор газеты «Коммерсантъ» в 2008г. во время саммита НАТО в Бухаресте привела цитату Путина, который сказал за закрытыми дверями о том, что Украина – это вообще не государство и большую часть мы подарили им, имеется в виду Россия Украине. План боевых действий на территории Украины был готов 3-4 года назад в российском правительстве. Он начал реализовываться с приходом Януковича. 

Слушатель: Если бы не было Майдана, этот план воплощения был бы мирным. Видимо у него просто лопнули нервы, он просто не ожидал, что украинский народ просто вспыхнет этим энтузиазмом. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Спасибо. Тут я тоже согласен. 

Слушатель: Почему тогда президент Порошенко не может принять более жесткие меры? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не очень хорошо стало вас слышно. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я понял. Во-первых, жесткие требования поставлены. Те же США заявили о том, что будут реагировать на прямое вторжение адекватно. Я не хочу трактовать США, не знаю, какой смысл они вкладывают в слово адекватно, но я так понимаю, что речь идет о переброске войск сюда. Давайте посмотрим, что делают страны НАТО, они говорят, что свои войска вводить не будут, но каждое государство, которое входит в Альянс, вольно принимать те или иные решения. Так вот, Канада уже принимает их: сюда 4 дня назад началась переброска бронежилетов, прицелов, касок, того, что находится на вооружении у войск НАТО. В случае вторжения, я думаю, одновременно зайдут сюда войска стран НАТО. Я надеюсь, что этого, конечно, не произойдет, потому что здесь не место для шароварного патриотизма. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но ведь есть сила духа. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, и воля. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И исторические факты, которые доказывают, что и Вторую мировую, как ни крути, без украинцев выиграть нельзя бы было. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Без нас вообще ничего не происходит. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На этом мы и поставим точку. Спасибо вам. До свидания. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Спасибо.

Читать все
Читать все