СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Максимум мнений", 11 августа

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымЦивина: "Можно рассорить людей и по кулинарным пристрастиям"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20:04:24, 11 августа, понедельник слушаете радиостанцию Вести. Сакен Аймурзаев у микрофона. Мы с вами этот час проведем в эфире. Поговорим и поработаем. Первая тема – санкции, которые ввела Россия в отношении России, как сейчас принято говорить, имеется ввиду запрет на поставку огромного количества еды, разных видов еды. Потом мы поговорим о пропавшем журналисте агентства «Риа Новости», который сейчас непонятно где находится и никто пока не говорит, работал ли он, Андрей Стенин зовут фотографа, работал ли он с боевиками и почему он пропал – это будет вторая тема. Ну, и вконец немного о предстоящем соборе Украинской православной церкви. И хочу узнать, вам вообще, интересно, кто будет новым лидером этой церкви или особого интереса эта тема у вас не вызывает. Вот так проведем этот час. 2435 смс и телефон 044 3901046. Когда включим его, попрошу звонить. И у нас в гостях Дарья Цивина. Дарья Цивина ресторанный критик и специалист, который теперь и по санкциям Дарья, наверное. 

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Да, как-то я не думала, что до нашего транспортного цеха дойдут все проблемы, которые уже охватили весь мир, но теперь точка невозврата и трещина прошла просто ровно по нам, по всем, кто занимается едой, а едой, в общем-то, все занимаются».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Все занимаются несколько раз в день.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Кто любитель, кто профессионал и в общем-то получилось, что это действительно вдруг неожиданно стало сугубо политической проблемой. То есть, я прям в гуще политической жизни».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В вашем профессиональном сообществе дискуссии, которые там от вопроса как пожарить, как сварить, перешли совершенно в другую плоскость и враги и друзья и сразу начинается деление, хотя казалось бы, что делить людям, которые занимаются одним из самых больших удовольствий в жизни, тем не менее. Я вот просто читаю, как в России рестораторы друг с другом сорятся, люди, которые этим занимаются.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Оказалось, что можно рассорить людей и по их кулинарным и гастрономическим пристрастиям, потому что на самом деле конечно за этим стоит намного большее. То есть, те, кто пытается сейчас противопоставить людей привыкших покупать те самые продукты, которые запретили, да, потому что ведь в основном речь идет о продуктах довольно таки дорогих и деликатесных. Ну, овощи и фрукты понятно, что им найдется замена, так или иначе, из каких-то других источников. То, что касается каких-то колбас, сыров из Европы, мясо из Америки, ну, которых впрочем, и так уже было давно запрещено к ввозу. Ну, то есть деликатесов так называемых. То конечно понятно, что люди, которые едят эти деликатесы, привыкли их покупать, они вызывают очень сильное неприятие у другой части общества, которая их или не может покупать или просто считает, что это чуждая, так скажем какая-то ценность. И вот тут начались просто такие баталии, такие ссоры и скандалы, что не уступают никаким, Крым наш, и так далее. Вот просто на том же уровне накала. И для меня, конечно, абсолютно неожиданно было и печально, что действительно вот люди, которые ненавидят оппозицию, которые ненавидят людей, которые за печеньки, то что вот два года назад за печеньки из госдепа ходили выступать против власти, против Путина и так далее, против той системы, которая сейчас буйным цветом расцвела. Сейчас вот ровно точно также уверены, что весь посыл людей несогласных с этими санкциями, считающими, что это ограничивает просто элементарные свободы человеческие, что это занижает культуру, в том числе и гастрономическую как часть вообще культуры в нашей стране в России».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, и кругозор культурный для людей тоже сужает. Хотелось попробовать чего-то, что едят в Италии, например. Теперь нет возможности этого сделать любому человеку.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Конечно. Потому что понятно, что это не просто набивание желудка, то есть речь тут идет о том, что просто есть какие-то общие культурные, общечеловеческие ценности, среди которых еда тоже занимает свое место. Понятно, что я не сравниваю музыку Баха с куском хамода, но тем не менее, я наверное бы не занималась этой профессией так неистово и так долго, если бы это не было все-таки чем-то еще в том числе и культурным, поскольку я вообще театральный критик по образованию. Так вот, люди, которые считают, что правильно вводятся санкции, а те, кто сейчас с этим не согласны, они уверены, что не согласны и просто очень будут плохо себя чувствовать, что им теперь не пожрать будет фуагра. И вот лично я, например, получаю сейчас постоянно письма от каких-то неизвестных мне людей, которые пишут мне, что Родину продала ты за греческую клубнику».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так и надо.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Ты, значит, поезжай за свои фуагра теперь куда-нибудь подальше от нас. То есть, действительно люди не понимают, отказываются понимать, что не о набитом желудке идет речь в принципе. И понятно, что конечно любой из нас, я точно также и ты, любой человек может действительно сидеть на воде и хлебе, если есть ради чего. То есть, вообще бы не стоял так вопрос ни для кого из нас, если бы это было…».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Знаешь, у меня два таких момента, я сразу скажу слушателям, Дарья записала программу «Едоки». Целый час на эту тему уже там в деталях, с наименованиями.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «С разными ракурсами».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: С разными ракурсами. Это вы обязательно в нашем эфире услышите.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «В эту среду будет».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы сегодня такой преданонс и плюс я хотел об этом поговорить очень. Вот смотри, два момента, которые меня поразили. Первый. Вот в христианской традиции стол это такое сакральное место, очень важное для человека. Это место общины и место, где люди собираются и делят друг с другом и радости и печаль, и все такое. Как в стране, в которой есть какая-никакая высокая, низкая, какая угодно, но есть эта культура, культура стола как явление, можно трогать стол. И второе. Как это можно сделать в стране, которая голодала? Ведь Россия переживала голод.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Да и не один раз».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И не один раз переживала. И голод никакой-то абстрактный, когда там в моем детстве мы для того, чтобы найти колбасу ходили на рынок, были знакомые. Там кто-то копил деньги и так далее, а голод в физическом смысле, когда просто нечего было есть.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Понимаешь, ужас еще в том, что как раз именно этим голодом сейчас прикрываются те люди, которые фактически поддержали, а может быть и стояли у истоков всех этих очень странных решений, потому что именно они же и говорят, наша страна не такое выдюживала, мы опять сейчас пойдем и будем голодать, да. И это особенно подло, потому что люди, пережившие блокаду, у меня бабушка блокадница, люди, пережившие, ну, что сейчас говорить, все всё знают о каких мы говорим чудовищных событиях. И вот сейчас как бы им это напоминает в связи с прихотью одного человека, который из собственных амбиций просто берет и одним росчерком пера, во-первых, практически перечеркивает на нет очень много рабочих мест, очень много …».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Бизнеса. Люди годами занимались.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Бизнеса частного, малого бизнеса, то, что якобы поддерживается властью. То есть на все это наплевать, не говоря уже о том, что действительно реально наверняка будут подниматься цены, наверняка будут все-таки так или иначе действительно меняться тот самый рацион и о самое меню, в том числе и простых людей, потому что я не экономист, но все и со всех сторон говорят о том, что существует цепочка и существует взаимосвязь. И не может быть, чтобы что-то одно убралось, а остальное все осталось на том же месте и никак бы не изменилось ни по ценам, ни по качеству. То есть, все равно это повлечет очень сильные сдвиги во всем этом рынке и во всей этой системе. И вот у меня основной мой вопрос, ради чего? Для чего? Мы можем, безусловно, и не такое можем, но чтобы что? К чему в итоге все это приведет? Если только это никакая действительно вот конечно гениальная шутка, появившейся в последнее время, что Обама поздравил Путина с тем, что тот присоединился к санкциям против России. Если это только никакой такой вот сложный политический или геополитический заход, чтобы уже до конца разрушить все, что сейчас существует и начать заново какую-то другую совершенно жизнь, вот не знаю».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дарья Цивина ресторанный критик и обозреватель нашей радиостанции, она сегодня у нас в гостях, потому что мы говорим о санкциях, которые Россия ввела против всего мира, запретив ввоз продуктов производимых в тех странах, которые сами ввели санкции в отношении России. Мы продолжим этот разговор после коротких новостей и попрошу вас звонить нам в эфир 044 3901046 и смс 2435, подписывайте ваши вопросы, они уже есть, обязательно задам их Дарьи через несколько минут. 20:16 продолжаем эфир. Сакен Аймурзаев. Дарья Цивина у нас сегодня в гостях. Ресторанный критик и обозреватель радиостанции Вести. Мы говорим о санкциях, которые Россия ввела, запретив ввоз импортных продуктов. У меня такой знаешь, вопрос, я думал. А вот элита российская, она, что она ест или у них у всех уже давно русский мир и в этом смысле, они там глухаря, тетерева, вот это все?

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Есть кто и глухаря любят».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да, есть такие.

Дарья ЦЫВИНА, ресторанный критик: «По моему какому-то внутреннему интуитивному ощущению, ну, основанном, впрочем, на некоторых косвенных уликах, они, конечно же, едят вот все те самые запрещенные нынче продукты. И кстати, из последних новостей, не знаю, видел ты уже или нет, что по данным каким-то официальным миллион бутылок европейского вина было закуплено администрацией президента в этом в первом полугодии 2014 года».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как знали.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Да. Там причем 50% Франция и остальное все другие европейские страны. Но я не знаю, миллион это много бутылок или мало?».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я не представляю.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Я просто не знаю, кому они достаются, насколько рассчитано количество».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот смотри, интересно слушатель пишет. Роман из Киева пишет, «а не для того ли это делается, чтобы добавить еще одну систему премирования? Вспомните магазины «Березки» СССР и пайки».

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Я не думаю, что …».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Или это запрет тотальный? То есть там как в Кореи, нельзя в Северной Кореи, когда они ввозят продукты и выпивку к своему ЦК из Японии, из Южной Кореи не получается, из Японии, Тайваня, из Гонконга. Вот тут так можно будет для Путина возить самолетом фуагра например? 

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Нет. Что касается Путина, насколько я знаю, что он как раз очень неприхотлив, это как раз и вписывается в его образ. Он абсолютно может есть гвозди».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И творог как патриарх, который ему присылают.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Да. А вот например, про Медведева я, это как бы неподтвержденная информация, что человек похожий на Медведева хорошо очень разбирается в мясе и считает, что он может лечить ребай скажем американский от австралийского ребай – это мраморная говядина, прям высшего класса и как бы вот такой гурман. И, наверное, будут как-то ввозить в чемоданчике с кнопочкой».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, и мы друг другу будем возить. Друзья вот у меня на днях приехал друг из Москвы и честно передал с ним хамон для наших друзей.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Друг спас друга».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но при этом, теперь, понимаешь, в чем прелесть, что даже из Киева можно хамон посылать. 

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Нет, ну вот, я думаю, что проще тогда просто приезжать всем в Киев пока еще слава Богу есть возможность и просто здесь наслаждаться жизнью».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А насколько Украина могла бы, если бы все было хорошо, закрыть вот этот вот, с Украиной же тоже сейчас как я понимаю, ничего, да, в смысле продуктов, уже нельзя ничего привозить в Россию? 

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Нет. Украина там не входит, насколько я там понимаю в этот список».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Там до этого были молочные и прочие.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «И кондитерские».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. То есть, теперь остается фактически Азия.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Нет, сегодня Лисовский наш зампредсовфеда придя в халате узбекском и тюбетейке на свою пресс-конференцию – это конечно настоящий фурор произвел человек, обложившись виноградом».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Виноград, персики.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «То есть, это просто рынок такой на выезде. Он сообщил, что значит, могу просто пересказать, что значит, говядину из ЮАР он предполагает поставлять теперь, молоко из Турции».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Прекрасно.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Не помню, что еще откуда, а куриное мясо Лисовский будет сам поставлять на всю Россию, поскольку он основной поставщик. А Тимченко, как мы знаем, будет поставлять лосося».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Русское море. Он будет поставлять лосося и красную икру. 044 3901046 пожалуйста, звоните. Вы звонили, но у нас разговор был, а теперь вот будем принимать звонки. Да. Пожалуйста, как вас зовут и ваш вопрос, ваше мнение?
Слушатель: «Анатолий, Киев».

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: Да, Анатолий.

Анатолий, Киев: «На счет санкций, которые поддерживает русский народ против себя же, да».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы же слышите, о чем мы говори.

Анатолий, Киев: «Да. Поддерживают, что путин ввел против них же санкции. Я осмелюсь предположить такое мнение, что может быть применено новое оружие такое, что зомбирует русское население».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, это такая литературная версия, давайте мы… алло, вы в эфире, задавайте вопрос. Как вас зовут?

Слушатель: «Алло. Меня зовут Евгений. И не вопрос, а как вы думаете, на эту санкцию посмотреть с другой стороны? Может быть просто напросто Путин выбрал самый проще для его экономики то, что меньше всего ударит по его экономике?».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть… спасибо за вопрос. То есть, это менее болезненно, нежели что? 

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Нежели что?».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нежели все остальное, наверное.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Во-первых, что касается следующего пакета санкций, его что называется еще никто не отменял, а наоборот идут все время намеки на то, что это только начало и что дальше это коснется и машин…».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Гаджетов, многие говорят об гаджетах, об айфонах и прочее.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Да, каких-то прочих».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Я тоже считаю, что еда это как начало может быть.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Скорее так. И кроме того, еще алкогольный рынок по-прежнему свободен и это во видимому карта в рукаве».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Алкогольный рынок, там очень много, насколько я знаю непосредственно близких людей Путину, там у Ротенбергов что-то есть. То есть, они занимаются алкогольным бизнесом, видимо еще … 

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Возможно да, но с другой стороны если это рынок зарубежом, то да. Если это также как русское море, то …».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Почему бы и нет. Алло, вы в эфире. Сделайте приемник тише. 

Слушатель: «Добрый день. Алексей Киев».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Алексей, здрасте.

Алексей, Киев: «Ну, тут как бы констатация фактов. Вы знаете, Путин это сделал для того, чтобы раздражать свое население, для того, чтобы поддерживать этот имидж, что нас вот, понимаете, против нас санкции и все это плохо, и вот мы тоже санкции вводим. То есть, это накручивание ситуации».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы знаете, Алексей, что население реагирует вот странно. Сейчас мы еще раз с Дарьей этот обсудим. Спасибо вам за реплику. Ведь поразительная поддержка этого дела.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Поразительная поддержка этого дела, то есть просто люди на ура буквально восприняли. Но, опять таки, это пока что, да, пока речь идет о каких-то мифических для многих названий типа фуагра и пармезан, мало кто может быть даже с тех, кто против и знает, что это такое и вызывает только такое улюлюканье по поводу вот, да, того самого зажравшегося какого-то либерального слоя, который якобы питается этим, хотя абсолютно никто не питается так уж прям с утра до вечера. Но я уверена, что опять про это сейчас уже тоже очень многие говорят люди умные, что как только начнет всех прижимать, тут же будет повернуто так, что все забудут, что это санкции ввела Россия, а будут упорно считать, что это нас перестал кормить злобный Запад. То есть этот перевертыш сработает моментально и никто даже глазом не моргнет».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Алло, вы в эфире, пожалуйста. 

Слушатель: «Алло, добрый вечер».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, здрасте, прошу вас, говорите.

Слушатель: «Андрей Харьков. Скажите, пожалуйста, не получится ли так, что Путин этим шагом спасает свой урожай. Алло».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.Да.

Слушатель: «Спасает свой урожай, так как цены на него сейчас поднимутся? При этом отпускает поляков те же с их яблоками. А на следующий год отменит санкции и …».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, спасибо вам за вопрос. Я кстати, слышал, знаешь какую версию, что этим действительно, ну, там не то, что он поддерживает своих, это все я думаю в большей степени пиар, а что он, таким образом, раздражает европейское крестьянство, самый вредный класс европейский.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Конечно, раздражает, но в тоже время преувеличивать потерь этого самого крестьянства из-за санкций я бы тоже не стала, потому что как выясняется, там наибольшие какие-то потери несут финны и страны балтийские, то есть там до 30% их экспорт это Россия. А вот что касается, например, той же самой Франции, Италии, Испании, то там в общем-то ну, небольшие совершенно проценты менее 10 там».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Менее 10% выходит.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Поэтому все равно это все конечно такое…».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так, чтобы привести к какому-то бунту социальному?

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Да, нет, это тыкнули в бок пальцем, не более того. Конечно это все мне кажется какие-то внутригосударственные игры в большей степени».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот Виктор нам пишет, что вполне вероятно следующими могут стать визы.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Вот это похоже».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И автомобили туда же, Виктор, да, вот вы мыслите, вы наверное работаете тайно на советника. А вот Олег нам пишет, что для контрабанды наступает звездный час. Вот есть такая версия. Я тоже неоднократно слышал, что теперь можно каким-то тайным образом. А как ресторан, который высокой кухни будет без этого жить? Ну, подробнее расскажешь в своей большой программе, но вот просто физически как это?

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Нет, ну, ресторан, который высокой кухни он без этого конечно никак не сможет жить. То есть, он или должен будет находить какие-то вот те самые необычные новые пути добычи этих продуктов или просто закрываться и перепрофилироваться в другой совершенно ресторан с другой кухней. Ну, наши рестораторы мне кажется, готовы любым вариантам лишь бы не потерять свой бизнес и будут вертеться на пупе, но никто бизнес свой не бросит».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Что этот бизнес не ответил.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Не то слово, он ответил так, что просто одобряем, поддерживаем, сейчас быстро все повыбрасываем все ваши поганые продукты».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Плесневые сыры, вонючие сыры и сухую говядину.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: Тут же начнем все российское потреблять. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ой, еще минутка, ну, давайте еще тогда один звонок. 044 3901046. Если у вас есть, вот у нас есть звонок. Да. Пожалуйста. Алло, говорите.

Слушатель: «Добрый вечер. Ярослав, Киев. У меня вопрос к Дарье по поводу, у меня как украинца мне кажется, что русская кухня она ну, все-таки менее замысловатая и богатая, чем украинская. И хотел бы спросить, какие у нее любимые русские блюда и вот все-таки может быть вот этот запрет это как бы ну, такой позыв к патриотизму русских там кушать то, что есть… пельмени замечательные».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо за вопрос. Благодарю вас. Ну, вот такой лирический у нас последний вопрос.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Да, я поняла. Нет, ну, конечно же тут очень легко, мне кажется на вот этой теме сейчас очередной всплеск ура, патриотизма, разжечь, да, что да мы будем есть у нас все лучшее и у нас каша, щи, каша – пища наша, лебеда, и так далее. Но дело в том, что все-таки лично я вот больше люблю тот период русской кухни, который связан с европейской, когда это было до революции. Ну, об этом мы тоже будем говорить вот в программе «Едоки».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В программе «Едоки». Мы ее давайте сейчас еще раз проанонсируем. Значит, среда 21:00 целый час Дарья Цивина будет вам рассказывать, практически час, о том, что происходит сейчас в кулинарной с профессиональной точки зрения, как жить российским гражданам. Спасибо Дарья, что пришли.

Дарья ЦИВИНА, ресторанный критик: «Спасибо большое».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дарья Цивина, ресторанный критик, наш обозреватель была в гостях. Сейчас новости. 20:34 время точное. Сакен Аймурзаев продолжаем с вами эфир. Продолжаем. Эта часть его уже будет немного про другое скажем так, будет про Андрея Стенина, фотографа российского агентства «Риа Новости», который пропал на юго-востоке, сейчас непонятно где находится и его судьбой озадачены все и коллеги и международные организации и в российских СМИ, в том числе в агентстве, где этот работает, говорят о том, что он находится в руках СБУ. Ну, об этом мы сейчас через некоторое время поговорим. 2435 телефон для смс ваших, и пожалуйста, 044 3901046 через некоторое время включу телефон и уже ваше мнение узнают на счет российского пропавшего фотографа. Во-первых, давайте голосование устроим. Вот смотрите, фотограф Андрей Стенин много дней, много недель работал в зоне АТО. Работал, в том числе и со стороны боевиков. Фотографировал. Есть некоторые вещи, которые он фотографировал, которые профессионалы считают, журналисты, считают не совсем журналисткой работой, поскольку выполняя свою там журналистскую миссию, этот человек пользовался поддержкой и помощью вот самопровозглашенных этих республик, в том числе и видимо какую-то пользу получал от того, что он с ними. Получал какую-то информации, картинку и так далее. И вот агентство «Риа Новости», которое сейчас называется «Россия сегодня», которая возглавляет Дмитрий Киселев нам всем известный прекрасно. Оно следит за судьбой своего фотокора и было бы странно, если б это было иначе. С 5 августа появляется на связи Андрей Стенин. И в этой связи сделано сегодня такое заявление, этим агентством, что они не делят журналистов на своих и чужих. Вот мне интересно, у вас спросить, вы делите журналистов на своих и чужых? Если да, 0 800504901, если нет 0800504902. Вы в принципе разделяете нашу профессию журналистскую. Ну, вы потребляете наш продукт, вы все время читаете, что-то, что мы пишем, слушаете то, что мы говорим, смотрите то, что мы снимаем. Вы делите журналистов на своих и чужих или для вас в целом существует некое абстрактное понятие журналистов? Если вы делите журналистов на своих и на чужих 0800504901, если вы не делите журналистов и они все для вас как не знаю, артисты театра, какая разница, он из Таиланда или из Бельгии. Если вы не делите журналистов, 0800504902. И так, Андрей Стенин с 5 августа не выходит на связь своей редакцией и со своими друзьями, с ним нет никакой связи. И подчеркну, что российская сторона очень осторожна. Через какие-то неназванные источники говорит о том, что Андрей Стенин находится сейчас в СБУ в Запорожье и то ли допрашивают его, то ли еще там что-то, но короче говоря, он находится в руках украинской стороны и именно не каких-то там добровольцев, не в руках Нацгвардии, а якобы в руках Службы безопасности Украины. На тему судьбы Андрея Стенина и вообще этой всей ситуации мы поговорим с Артемом Шевченко, известным украинским журналистом. Артем, приветствую вас.

Артем ШЕВЧЕНКО, журналист: «Добрый вечер».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот следите ли вы за ситуацией с Андреем и как вы считаете, если Украина действительно его содержит в СБУ, надо ли в этом признаться?

Артем ШЕВЧЕНКО, журналист: «Ну, надо, во-первых, установить официально где он».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пока неясно.

Артем ШЕВЧЕНКО, журналист: «Вот это главный вопрос, на который надо получить ответ, а потом уже говорить, что с ним дальше делать. По сути, территория зоны АТО по сути большая линия фронта на которой может произойти все, что угодно с очень многими людьми и …в том числе. Тем более с людьми, которые работают на и в боевых порядках противника, и вместе с террористами с точки зрения технологического там ресурсного и творческого …».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Обеспечения, да. Вот у меня был такой вопрос, Артем. На днях обсуждали с коллегами судьбу тоже Андрея, фотографа и в частности, звучала такая мысль, что он фотографировал пленных и он фотографировал то, что делали боевики, будучи как бы частью их команды. Вот вы там неоднократно были в зоне АТО, вот, можно сказать, где заканчивается профессия и начинается сотрудничество. Не важно тут в данный момент, давайте так абстрактно, потому что с той стороны мы с вами не бывали, но в принципе, вот можно сказать, где заканчивается журналистика и начинается сотрудничество с боевыми действиями?

Артем ШЕВЧЕНКО, журналист: «Вообще эта война очень такая показательная с точки зрения информационной компоненты. Основные пропагандистские ресурсы, к сожалению, мне кажется, что господин Стенин относится именно к ним. По сути, по большому счету является скажем так, информационным оружием оккупантов, информационным оружием тех людей, которые пришли на нашу землю и убивают наших граждан. Поэтому мне тяжело скажем так, судить его мере ответственности в юридическом смысле, надо говорить об этом только после установления конкретных данных, где он, что с ним? Если он задержан, в чем я не уверен, то на каком основании? И если это так, то можно ли предъявлять ему какие-то юридические обвинения, но с точки зрения скажем так, моральной, он однозначно на мой взгляд, тем более, если он … в зоне АТО, ну, скажем так, работал на стороне врага и в большей степени для врага с моей лично точки зрения. При этом заметьте, я не призываю к каким-либо там репрессивным действиям. Надо для начала установить, квалифицировать их, чтобы потом давать, скажем, так, какие-то советы. То есть, давайте дождемся официальной информации, что произошло с этим человеком. Но характер его действий говорит однозначно о том, что он работал на стороне противника и исполнял, скажем так, роль информационного бойца на мой взглядтсо стороны нашего врага и оккупанта».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, да, потому что там ведь с той стороны не только фотографы и журналисты «РиаНовости», «Лайфньюз», если говорить про российских журналистов, работают. Там ведь есть те, кто не является частью этих формирований, то есть, не ходят все время с ними, не получают от них только информацию. То есть, в принципе, есть же другой пример работы российских журналистов в зоне АТО или нет?

Артем ШЕВЧЕНКО, журналист: «Тяжело сказать, большая территория, много людей, много бандформирований, много полевых командиров, много так сказать, журналистов, которые работают с ними российских ресурсов. На мой взгляд, к сожалению, большинство из них работают как пропагандисты и как скажем так, информационные киллеры, если я говорю о логике информационной войны в данном смысле. Поэтому насколько нужно за это осуждать. Насколько за э то нужно юридически какую-то ответственность вменять им вину, пока сказать сложно». 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, да, действительно надо дождаться в первую очередь какой-то ясности в этой судьбе конкретной.

Артем ШЕВЧЕНКО, журналист: «Ну, насколько я знаю, там уже история с девушкой Беата Бубинец по-моему она уже освобождена, вот она точно была задержана подразделениями сил АТО для выяснения ее личности, там цели пребывания. И после некоторых расспросов, некоторых сугубо таких юридических и информационных вещей она была освобождена. Во всяком случае, ее жизни ничего не угрожает. Я видел эту информацию, она сама об этом говорила».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, она в Луганской области, да.

Артем ШЕВЧЕНКО, журналист: «Я могу сказать как человек, который там работал и немножко знаю правила работы. Да, это война, да, к очень многим журналистам относятся как минимум подозрительно, в том числе и к своим, которые носят паспорт граждан Украины, но ничего не попишешь это такая территории – это территория войны и командиры и солдаты подчас действительно очень нервно себя ведут и, скажем так, это специфика военная и в журналистике это неспокойная работа уж точно».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо Артем. Артем Шевченко журналист в нашем эфире. Мы говорили о ситуации с журналистами, которые вот там попадают перед выбором стоят многие. Спасибо Артем за интервью. До свидания. Мы с вами голосование объявили же, если я не забыл. Значит, 87% делят журналистов на своих и чужих. И 13% все-таки не разделяют. Вот роман из Киева пишет, «нельзя говорить свой, чужой. Можно говорить журналист, а можно говорить пропагандист». Но знаете Роман, в чем дело? Дело в том, что для вас, например, Дмитрий Киселев пропагандист, а для какого-нибудь российского гражданина, который Киселеву верит. Для него какой-нибудь украинский журналист он пропагандист. Поэтому тут как сказать. Тут именно свой чужой, я это и хотел подчеркнуть. Вот насколько это важно разделение. 87% разделяют журналистов по принципу свой чужой. После новостей продолжим. 20:46 у нас еще 10 минут. И в эти 10 минут разговор пойдет про церковь. Вот такое у нас сегодня тематическое ассорти. Мы начали с санкций, о еде поговорили в этом смысле, о журналистике и сейчас о церкви. А почему? Ну, во-первых, потому что считанные дни нас отделяют от собора Украинской православной церкви, которая выберет приемника митрополита Владимира, следующего главу УПЦ. И эта близость, безусловно, исторического события и в церковном смысле и в общем смысле для Украины. Интерес к этой теме возрастает, и журналисты много об этом рассказывают и пишут, ну, и какие-то мы видим явленья и шаги.

Я хотел, во-первых, сказать следующее. В последнее дни много обсуждается, как освещаются предстоящий собор? Как в обществе обсуждается тема кандидатов этого собора, кто может стать новым главой УПЦ? И в этом смысле выходит немало материалов журналистских, в частности по телевидению. Вот канал 1+1 много лет уже целенаправленно работает с темой церкви, в том числе УПЦ Московского патриархата. Я должен признать, что в предыдущие годы, когда еще Янукович был и до Януковича даже, когда этот канал делал потрясающие расследования о коррупции церковной, о моральном облике многих иерархов в этой церкви, в том числе даже была когда-то очень смелая тема гомосексуального лобби в этой церкви, в руководстве в … там, да? Для них не было закрытых тем табуированных тем для журналистов этого канала не существовало. Я очень за этой всегда ценил, там несколько человек, которые занимаются этой темой, в частности замечательно раскрыта была всегда, раскрывалась имущественная составляющая некоторых высокопоставленных церковных деятелей украинских, их дома, как они зарабатывают, и так далее. Но сейчас времена иные как мы понимаем, и сейчас время уже не просто Мерседеса, дома или какой-нибудь интрижки, о которой стало известно. Сейчас время выбора, время идеологически важное. Поэтому канал так переключился и последнее несколько недель ну, две недели, если быть точным и в частности в конце прошлой недели выпустили такие серьезные сюжеты, серьезные исследования на тему того, что будет и кто стоит за разными фракциями в УПЦ. Надо сказать эти расследования в отличии от предыдущих весьма и весьма поверхностные.

Тут надо сказать, что знаете, ведь я тоже могу сказать, вот митрополит А., он значит путинский агент. Митрополит не знаю, О. он проукраинский. Митрополит А. в скобочках «второй», он напрямую на прямую поставлен Кириллом Гундяевым. Я могу так сказать, и любой может так сказать, но профессиональным этот разговор все-таки не назовешь. Конечно, нет никаких охранных грамот, никаких ярлыков направления, которые можно было бы взять и вот скан их показать по телевидению или зачитать: «Я Владимир Путин направляю митрополитом такого-то такого». Конечно, мы такого никогда не добьемся это церковная тема, она всегда очень закрытая. Церковное сообщество тем более, управляющие церковью люди это люди не любящие публичности, люди, которые не выносят как правило в отличии от нас простых смертных свои отношения и ссоры и свои интересы на публику, они этого не делают. Но так, тем сложнее, и тем интереснее эта задача. Тем она ну, на самом деле важнее для общества. Поэтому мне, честно говоря, не очень нравится в каком ключе обсуждается предстоящий собор. При том, что я понимаю там каких-то знаете глубоких исследований мы сейчас не можем сделать. Потому что еще раз говорю это сообщество чрезвычайно закрыто.

Но какой-то поверхностный анализ хотя бы из того, что мы видим из заявлений, каких-то перемещений, ну, можно все-таки делать. И я думаю, что вот у меня лично никакого страха в том смысле, что УПЦ возглавит какой-то там ярый путинец или какой-то там отъявленный значит сторонник ДНР и ЛНР, у меня вот такого опасения сейчас нет и объясню почему. Значит, как бы патриарх Кирилл публично, вместе со всем своим священным синодом не поддерживал русскую власть нынешнюю Путина, я думаю, что в отличии от политиков, которые иногда в принципиальных вопросах идут для себя до конца и объявляют какие-то знаете, совершенно абсурдные ответные меры принимают. Вот, например, как санкции в отношении еды, да. Чистый абсурд, который там любой здравомыслящий человек мог бы объяснить, почему абсурд. Вот мне кажется, в церковной среде вот такого самоубийства, никто не захочет. Уж тем более, понимая в каком состоянии сейчас находится это церковь, какого-то открытого давления, понимаете. Скрытое давление тоже себе сложно представить, там ведь ну, телефонное право или что-то такое, да. То давление, которое должно быть с позиции. Мне кажется, его не будет.

И в этом смысле для меня был важный момент, когда на похороны митрополита Владимира, хотя мне казалось, что ничего сверхъестественно не было бы, если бы Кирил приехал как частное лицо на один день без всяких там громких заявлений, просто проводить человека и уехал тут же. Без всяких там, даже можно камеры туда не посылать, пусть это было бы его личным делом. Но даже тогда он не приехал. И послал своего посланника, которые там зачитал какие-то слова соболезнования. И мне кажется, в нынешней ситуации, как-то давить, проталкивать и каким-то образом навязывать украинским епископам какого-то человека, который не скрывает своей любви к нынешней российской власти, тут я хочу подчеркнуть, не к России, как некой религиозной сестре для этой церкви или там не сестра, церковь-мать, но не к России культурной, духовной, а именно вот, к Путину, патриарху Кириллу во всех смыслах, и так далее. Вот я думаю, что этого не будет.

И второе, все-таки сложно себе представить, что на такой шаг пойдут СМИ епископы, ведь конкретно они те, кто в регионах украинских возглавляет Украинскую православную церковь будут подходить к урнам через два дня и класть туда бюллетень, на котором будет написано имя нового предстоятеля. И думать, что люди епископы, которые ежедневно общаются с православными священниками, с мирянами, которые прекрасно знают как бы они идеологически не были ангажированы или идеологически манипулируемые, все равно они понимают, что это конкретные люди. Видите, сегодня уже новость была о переходе одного прихода из московского патриархата в киевский. И каждый епископ сидя не важно где, в Житомире, в Виннице, в Одессе, в Крыму, ну, в Крыму кстати ужасная ситуация, потому что они… кстати по церковному закону остается частью украинской православной церкви крымское православие. Но тем не менее, где бы не сидели эти епископы, они прекрасно понимают, что им придется иметь дело с конкретными приходами , с конкретными людьми, которые неправильный выбор, которые выбор странный точно не примут в нынешней ситуации, когда все общество, в том числе и православное общество украинское находится в неком перевозбужденном состоянии безусловно. Поэтому особого страха у меня грядущий собор не вызывает, ну, верующих людей он не должен вообще пугать, поскольку как бы то ни было, знаете, многие люди, например в католической церкви не очень радовались, когда папой стал Бенедикт XVI, некоторым он не нравился как человек консервативных взглядов, достаточно строгий, не артистичный, как к тому привыкли люди, после Папы Ионна Павла ІІ, но тем не менее, выбор с которым все жили, который все принимали. А многие даже рассмотрели в этом выборе лишь со временем удивительную ценность, которую для мировой церкви, для мировой культуры имел и слава Богу имеет уже ушедший на покой Бенедикт XVI. Так что я думаю, конечно мы сейчас живем в ситуации войны, в том числе и религиозной.

Раскол и раздел между людьми существующий проходит в том числе и по церковной территории, и это тоже надо хорошо понимать. Я не думаю, что в ситуации вот такой опасной и по крайней мере очень надеюсь на это. Путин, Кирилл, или не знаю там кто у них отвечает за Украинскую православную церковь, будут как-то на нее влиять. Сегодня уже съезжаются епископы со всей Украины, их около 70 человек, ну, и я им желаю мудрого выбора. А вам желаю доброго вечера и завтра мы снова в эфире в 20:00 моя программа. Сакен Аймурзаев, до свидания.

Читать все
Читать все