СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Если чья-то культура мешает тебе созидать свою, тогда переезжай в другую страну"

"Тема Калныша"Степанкова: "Благодаря "Варшавской мелодии-2 мы собрали 52 тысячи гривен"

Стенограмма эфира "Героя дня" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Для меня сегодня большая честь представить вам гениальную актрису, дочь не менее гениальной актрисы, режиссера, продюсера – Екатерину Степанкову. Добрый день. Катя, то, что было вчера – это абсолютный фурор! Для тех, кто не знает, это была благотворительная акция, это был огромный подарок от Ады Роговцевой и ее дочери Екатерины Степанковой. Благотворительный спетакль под названием «Варшавская мелодия 2», Катя нам сейчас расскажет, почему он так назывался. Спектакль «Варшавская мелодия» идет уже 12 лет, абсолютнешая магия, это то, что завораживает, и то, что вчера в очередной раз продемонстрировали свои таланты великие гениальные актрисы, дочь и мать, все это было ради того, чтобы поддержать народ на востоке. Можно ли было представить, что Ада Николаевна в такой трудный момент окажется не со своим народом? За несколько часов до спектакля мы с Катей разговаривали, Катя мне сказала: Я опасаюсь, что зал будет пустым. Был очередной аншлаг, с чем я вас от всей души поздравляю. Каково это было знать, что вы играете в эти смутные военные времена?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Ну, я два года в качестве актрисы в спектакле не выходила на сцену, я выходила в концертах, это немножечко другая работа, поэтому у меня было еще испытание на подтверждение квалификации. Я немножечко уточню: часть средств уходит на госпиталь, часть средств уходит на детей из зоны АТО.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько вы собрали?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: 52 000 гривен. Я кланяюсь низко каждому, кто пришел, Я кланяюсь низко каждому, кто положил эти деньги, кто сколько мог. Я знаю людей, которые отдавали последние деньги, я знаю людей, которые отдавали много.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какая это публика была?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: За неделю собрать тысячный зал – это нереально, поэтому каждый, кто это делал, а делала это «Рада громадських ініціатив», и они и я в свою очередь, поднявши всех своих друзей, и журналистов и просто людей, кто имеет мощные коммуникации в соцсетях, создали 12 мероприятий на эту тему. Разные люди. Были люди, которые даже дали деньги, но не пришли на спектакль, потому что были еще нужды самого спектакля, которые нужно было погасить, это трудоемкая и материально затратная история. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: За аренду взяли с вас деньги?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Нет, Дом офицеров, и это тоже очень знаково. Дом офицеров для меня родной зал, потому что я там работала как просто на арендной площадке, сейчас у меня муж там выпустил «Мамашу Кураж» меньше месяца назад.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажем еще, что муж Екатерины Степанковой – режиссер-хореограф Алексей Скляренко.

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Его спектакль «Кураж» студенческий о войне вышел уже на большую сцену. Мы играем в Доме офицеров и сейчас это другой Дом офицеров, это другое ощущение. Когда на Доме висит Надя Савченко и двое парней, один из которых тяжело ранен, а другого уже нет на свете. Во-первых, вот эта проблема, что мы знали, что мы работаем на госпиталь, и что это пойдет на нужды беженцев, самых незащищенных из зоны АТО. На самом деле нам не важно было сказать какое-то слово в искусстве и мы переживали конечно за спектакль, но мы не ожидали такой энергии людей. Спектакль не игрался два года. У нас были цеха, были монтировщики, которые не видели спектакль, была девочка-монтировщик, которая видела его впервые, мы не ожидали, что мы так выдержим художественную планку. Удивительная вещь произошла, у нас Кремль за стенкой, Кремль со звездой, у нас одно место действия – Москва 1987 год, «Перестройка», и место действия другое – 1946-1947 год. У нас это все к Украине никакого отношения не имеет. Вся история про фашизм. Я думаю, фашизм иногда может показаться очень обаятельным, такой бодрый, веселый, сапоги блестят, уверенность в будущем, оптимизм, он целые страны соблазнил своей улыбкой. Героиня Ады Николаевны спрашивает: Скажите пожалуйста, а почему Россия не может жить без врагов? Она более разомкнута, она полька, американка, а он такой человек, пытающийся удержать прежнее, а он такой думающий поэт говорит: Может это враги не могут жить без России? Как это ловил зал и как оно актуально? И самое интересное, в зале были дети, которые только поступили в театральный институт. Они не знают Совдепа, им по 16-17 лет. И когда прозвучала эта история про закон, запрещающий жениться и выходить замуж за иностранцев, для них это был нонсенс. Когда мы в Америке выпускали этот спектакль, дети там подумали, что это фэнтези.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Под вопросом было участие Ахтема в этом спектакле?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Нет, с Ахтемом сейчас все хорошо. Просто, почему два года не игрался спектакль, потому что он сначала на съемках сильно сорвал руку, потом у него была тяжелая операция на позвоночнике. Он один из наиболее востребованных украинских режиссеров, которые в этом году сделали славу Украине своей «Хайтармой». Ну и мы уже не молодые, мы играли историю людей, которые младше наших старших детей, то есть мы играем любовь между людьми, которые младше, чем наши старшие дети. Пора и честь знать, но летом этот спектакль было легче всего собрать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Напомню, у нас в гостях Екатерина Степанкова. Я так сказала, вся в мать, мамины гены. А как бы сейчас отец реагировал, если бы он дожил. Зная вашу семью, я так предполагаю, что на передовой был бы уже и Костя и папа.

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Да. Я не знаю, была бы ли это передовая в прямом смысле слова, но Майдан безусловно. Папа совсем чуть-чуть недожил до первого Майдана. Я знаю, что он был бы очень счастлив. Я знаю, что потом он был бы очень несчастлив. Костя этого периода не пережил. И Костя, вот вы будете удивлены, и я 12 лет говорила ему: Костя, я тебя умоляю. Он говорил, что будет гражданская война. Костя был прав. Я не называю это гражданской войной, но вот это противостояние мировоззрений, это в принципе противостояние культуры и глубинного невежества, несмотря на образование, это по большому счету противостояние добра со злом, я говорю, внутри страны. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но ведь говорят же, что актерам и поэтам дано предугадывать события, у них обострено ощущение времени. А как Ада Николаевна, сейчас ее сердце разрывается просто, ведь часть ее аудитории там, в России, как она все это переживает?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Очень многие там ее благодарят за ее гражданскую позицию в Украине. Я два года назад уехала из Москвы, там я работала в театре Романа Виктюка. Я знаю, что у Романа тоже разрывается сердце, всем сердцем Роман Григорьевич здесь. Но там даже кивнуть головой очень опасно. С 2008 года. Поэтому те, у кого там коллективы, те, на ком завязаны люди, должны либо уйти и сказать: Я больше не художественный руководитель театра, будьте вы прокляты, либо они должны кивать головами и понимать руководство. Там Советский Союз.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это ощущение возвращения в Советский Союз заставило тебя вернуться или было много факторов?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Меня Бог ведет. Дело в том, что так получилось, что меня не очень дождались после беременности. У Романа Григорьевича не бывает составов, но за то время пока я вынашивала Матвея, были какие-то вводы. Обычно у нас человек вводится в дубль, не в состав, но девочка захотела войти в состав, а Роман Григорьевич не сказал, а я очень не люблю, когда меня не защищают. И я сказала, что я, пожалуй, пойду. Но я устала от мотанины Москва-Киев. Я нужна была в Киеве маме. И у нас родился сын, социальной защищенности в Москве у нас не было, поэтому муж еще дорабатывал пол сезона, он был незаменим, он танцовщик профессиональный, помимо того, что он режиссер и хореограф, он делал много того, что никто не делал в театре, на цирковом уровне и на балетном. Но они тоже подустал за эти полгода ездить к сыну, к первенцу, которого он получил почти в сорок лет. И уже в марте я ушла из театра, а четвертого апреля Костя лежал с тромбофилией легких и вопрос даже не стоял, вовремя ли я вернулась.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот видишь какая судьба у Ады Николаевны. Это абсолютно светлый, добрый человек, а вот суждено было и смерть мужа и смерть сына ей пережить. Я всегда, когда ей звоню, мне очень трудно найти нужные слова, вот я знаю, что Ада Николаевна для нас всегда нашла бы нужные слова. Ну, это потому, что мы всегда боимся ранить такого светлого человека. Не могу не спросить, поэзию пишет сейчас Ада Николаевна?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Вы сказали, пережила смерть мужа и смерть сына. Смерть мужа пережила, мучительно, горько, умерла вместе с ним, но пережила. А смерть Кости не пережил никто. У них не была разорвана пуповина, очень сильная связь была, помимо этого Костину смерть очень многие не пережили, даже в прямом смысле слова. Был человек, который ушел по другим причинам, но, тем не менее, он ушел через месяц. Костя был не один, их было человек сорок разных. С ним было весело, с ним было талантливо, талантливо петь, вместе что-то писать, слушать его поэзию, с ним было талантливо придумывать, не только в сфере искусства, он помогал людям писать диссертации.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юбилейный вечер Ады Николаевны ведь Костя ставил?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Костя сделал для Ады Николаевны спектакль «Благодарю» в русской программе, это было 55 лет, и после он сделал спектакль «Бельведер», мы эту пьесу хотим сейчас вспомнить в другом контексте, тогда она оказалась актуальной, тогда она оказалась пророческой. А последний спектакль, который Ада Николаевна доигрывала в Русской драме – это был «Дама без камелий» Виктюка и «Благодарю» Костин.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ада Николаевна, заслуженная артистка СССР, народная актриса, я помню как она возмутилась равнодушию к смерти активистов со стороны украинской власти, она всегда высказывалась очень тонко и четко, мне кажется всегда ее острое слово доходило.

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Она вышла 11го декабря, она вышла после первого разгона, она долго не могла выйти, она лежала с температурой, когда разгоняли Майдан, она возвращалась с Полтавы, с концерта, мы были на телефоне, муж у меня был там. Вечером она меня предупредила: найди способ, чтобы я пришла. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Она в те дни так описала свое негодование, я нашла цитату: «Я не забуду никого из тех, кто погибли на Майдане, я их не забуду никогда, потому что уходят люди, а есть люди, которые могут одним росчерком пера это прекратить, но они этого не делают. Я смотрю на эту картину и пылаю, как эти баррикады, гневом».

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Был момент один, когда уже совсем на пик сошло, и был такой звонок, когда просили Аду Николаевну приехать на Майдан, чтобы немножечко успокоить людей. Она сказала: Я не смогу успокоить, я смогу тільки підбурити.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Актриса Екатерина Степанкова сегодня в проекте «Герой дня», мы вспоминаем вчерашний спектакль «Варшавская мелодия». Катя, ты сказала, что вчерашняя «Варшавская мелодия» и спектакли, которые шли предыдущие 12 лет это две разные истории.

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Нет-нет. Ада Николаевна недавно в Русской драме играла замечательный спектакль Эдуарда Марковича Митницкого «Варшавская мелодия», там она играла полностью пьесу Зорина. То, что мы играем – это 13 лет назад Игорь Афанасьев, будучи тогда американцем, приехал и сказал, что хочет сделать какую-то фантазию на тему «Варшавской мелодии». Он написал историю, где я играю только первый акт Зоринской истории, а мама играет дописанную Афанасьевым историю. Зорин согласился, ему этот вариант понравился. Вот тот спектакль был еще до моего рождения, он прошел 680 раз и он был везде. И, кстати, в этом самом Доме офицеров мама его тоже играла.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как Ада Николаевна относится к тому, что в России деятелей культуры просят определиться с кем они?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Она в это не вникает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но поддерживает связь со своими российскими коллегами?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Конечно, она ездит, она работала два спектакля там. Ей очень не хочется ездить, но она приезжает играть с Волковой. Волкова – майдановка. Она приезжает работать для зрителя. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но при этом не меньше же стало русского зрителя на спектаклях с участием Ады Николаевны?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Я, честно говоря, не слежу. Зритель – это же очень странная история. Один идет из-за артистки, другой идет из-за ее позиции, третий – просто на историю посмотреть. Есть продукт. Он не должен быть разрушителен по сути. «Варшавская мелодия», хоть она и русская, хоть она и про Москву, это созидательная история. И она выдерживает время.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Катя, я вот вспомнила об удивительной поэзии, которую пишет Ада Николаевна, ты говоришь, что вот в последнее время не работает она.

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Два поминальных стихотворение для Кости и все. Я вообще не думала, что мама выйдет на сцену. То, что она выходит на сцену и то, что она жива, я воспринимаю как подарок Господа. Должна была начинаться книга и как раз Костя заболел. Таня пришла, сказала: Я так понимаю, что книги не будет. Мама сказала: Подожди. И после похорон Таня пришла, сказала: Я так понимаю, что книги не будет. Мама сказала: Подожди. Костя ушел в июле, а уже в мае была презентация книги, там уже была о Косте глава.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот знаешь, у каждого поэта есть предчувствие, вещие сны…

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Да нет, это как гром на голову. Нет, он просто дочку свою сироткой называл всю жизнь. Дашку свою он с детства называл сироткой.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть у вас еще какие-то совместные проекты с Адой Николаевной?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Да, я являюсь штатным режиссером театра «Сузір’я», там был сделан спектакль с Адой Николаевной и с Ахтемом Сейтаблаевым, мы проехали 26 городов по Украине. Нашли мы пьесу на двоих женщин. Это было до Майдана, Майдан нам крепко приостановил работу и в творческом и в материальном плане, потому что деньги долго не проходили. Премьера должна была состояться 5го-6го сентября, мы надеемся, что мы будем играть в «Сузір’ї» и выходить на большие площадки как мы это делали прежде. У меня есть опыт перенесения маленького камерного спектакля на большую сцену, я надеюсь, здесь это пройдет точно так же. Это пьеса о ненасилии, о независимости и о любви. Это комедия с хорошим драматическим нагрузом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты сказала, что сейчас такой конфликт цивилизационный очень актуальный: борьба добра со злом, но ты же помнишь, словами другого персонажа, что этот конфликт победить нереально, потому что борьба добра со злом – это сама жизнь. Понятно, что любая война заканчивается миром, но как скоро? Покаяние, примирение, что должно произойти между некогда братскими народами?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Я вообще плохо понимаю, что такое братские народы. Вчера умер Робин Уильямс, для меня это личная потеря, такая же, как Виталий Линецкий. Для меня, я имею в виду по-человечески. Какие братские народы? Если чья-то культура мешает тебе созидать свою, тогда переезжай в другую страну. У меня четверо людей, которые были на Майдане, в Питере сейчас, потому что у них девушки там. Им не помешает этот информационный ужас любить девушек, которые находятся там. Там очень тяжело сейчас находиться. У меня муж выпускал спектакль в Малом театре и на третий день пребывания в стране он говорит: Подумываю о вступлении в Единую Россию. Это очень мощный прессинг. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Катя, я вот представляю тебя как актрису, а что ты считаешь самой большой своей наградой, самым большим признанием?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Я вам скажу, когда ты стоишь на сцене, и Виктюк кричит: Да, дочка, да, вся сцена твоя, - большего мне и не надо. Он это кричал в «Апельсине», где меня все били, толкали мне в рот гвозди, и он меня заставил даже, простите, блевать молоком на сцене.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас существует такое поверие, что если дочку великой актрисы пхнуть в актрисы, то ничего из этого не выйдет, но я пришла на спектакль и такое откровение я пережила для себя. Я пришла на спектакль, и в роли Марго Фонтейн выходит Екатерина Степанкова, и я понимаю, что я вижу Аду Николаевну Роговцеву. Вы в жизни вообще не похожи, но какое-то перевоплощение происходит. Я потом спрашивала Аду Николаевну, она говорит: Я сама ловлю себя на этой мысли. С тех пор я абсолютный раб, потому что я понимаю, что Катя Степанкова – потрясающая актриса. 

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Ваши слова да режиссерам в уши. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну как ты думаешь актеры сегодня больше, чем актеры? Актеры сегодня – морально-нравственные авторитеты и мы сравниваем свою жизнь с их, мы хотим, чтобы они объяснили нам, что хорошо, что плохо, а может, не следовало нам бы требовать выполнения такой важной миссии?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Ну, не сотвори себе кумира – это в принципе актуально всегда. Но в Украине нельзя не делать себе звезд для того, чтобы потом из этой сферы единственными авторитетами оказались граждане другой страны. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А ведь всегда билеты заезжих звезд дороже?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Нет уважения к тому, что делается здесь. Вот вы сказали, обычно, когда дочки пнутся…А это традиция мировая. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Катюш, так это династии.

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Да, а у нас так: шо воно пне? Вот это надо менять в головах. Своих не надо, мы будем делать деньги на других. Вот пока своих не надо, так и будет продолжаться. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Своих не надо, такая была политика в Украине, не в России.

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Да, это сейчас там такая политика. Вот буквально вчера пришла информация, что наши актеры не могут играть главных ролей, им и так не очень давали. А нам своє робить. К артистам надо приучать. Если артистку полюбили двадцатилетней за ямочки, то ее проследят тридцатилетней, когда она будет играть женские роли, ее будут любить сорокалетней, когда она уже перейдет на мам. Последние 23 года – это потерянное время двух поколений великолепных украинских актеров. Я говорю то, о чем я знаю. Я с ними работаю и я говорю о том, на что они способны. У Ахтема была очень забавная история, когда он снимал одну заказную работу, главная роль была у москвичей, все остальное работали наши. И когда принимали работу в Москве, сказали, что замечательный второй план и спросили, а что же с первым? Он говорит: А первый – это те, кого мне дали. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Эпоху Возрождения мы должны пережить, в искусстве в том числе. Украинские продюсеры сейчас говорят, что нужны истории, которые помогли бы решить вопрос самоидентификации людей на востоке. Как ты считаешь?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Они врут. Им нужны не истории, им надо обратиться к профессионалам. Есть люди, которые умеют писать и не тот бред сивой кобылы, который мы имеем счастье слушать, а серьезные вещи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кать, ну тебе ведь довелось путешествовать со спектаклями и на западную часть Украины и на восточную. Действительно такой разный зритель?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Да. На востоке очень хорошие люди. Их очень много. Они действительно терпеть не могут все украинское. Это установка. Они жили в Советском Союзе, Советский Союз – это Россия. Это традиция, они эту традицию передали детям. Кстати, очень многие крымчане такие. А вторая установка: нам дадут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не просто дадут, нам должны дать. Ну, я думаю за 23 года можно было научить хотя бы любить свою страну. Этому можно научить?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: Нет. Это большая работа страны. Россия эту работу делает каждый божий день и вкладывает в это огромные средства. Культура – это государственное дело. Мне, на самом деле, жаль Женю Нищука, которому в этой ситуации надо как-то что-то делать. Каждый вопрос сейчас должен начинаться с вопроса культуры, потому что нежелание говорить на каком-то языке и не знать какой-то язык – это вопрос культуры. Многие даже образованные люди не знают ни украинской истории, ни культуры. Они знают уривками. Наше поколение не знает нашего же поколения поэтов. Для меня во время Майдана Издрык был открытием и сейчас я не могу без него жить. Надо увидеть, что здесь рассыпаны бриллианты, и их надо подобрать из дерьма.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Лет через двадцать, как ты видишь нашу страну?

Екатерина СТЕПАНКОВА, актриса: У меня двое сыновей. Мой старший сын – ровесник независимости. Вы понимаете, что я не такую страну мечтала для него. Я его рожала уже не в Советском Союзе. Я хочу, чтоб в истории Украины уже ничего не повторилось, потому что мы ходим по кругу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я напомню, что прекрасная актриса Екатерина Степанкова была у нас в гостях. Спасибо вам большое, надеюсь это наша не последняя встреча.

Читать все
Читать все