СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Пока Россия побеждает в Олимпиадах и получает Крым – россиян все устраивает"

"Точка зрения"Мартыненко: "Насчет того, что в РФ что-то просчитывают, у меня большие сомнения"

Стенограмма эфира "Точка зрения" на Радио Вести

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Добрый вечер! Это программа «Точка зрения», сегодня вместо Юлии Литвиненко ее проведу я, Валерий Калныш. Сегодня у нас в гостях Александр Владленович Мартыненко, генеральный директор информационного агентства «Интерфакс-Украина». Добрый день!

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Добрый день!

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Сегодня богатый день на события, которые преподнесла нам ВРУ. Там было принято как минимум три закона, которые тянут на глобальные. Какой из этих законов вы считаете наиболее важным? Люстрация, ГТС?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Наверное, люстрация – это первое чтение, а до принятия закона еще жить и жить. Но, наверное, санкции, все-таки. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Почему до сих пор не обнародован список компаний и лиц, в отношении которых Украина должна ввести санкции?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Мне кажется, что окончательно его нет, этот список может быть расширен в любой момент по закону, в любой момент может пройти заседание РНБО и появятся новые компании. Очень правильно, что оттуда ушли украинские физические и юридические лица, хотя до сих пор нам непонятно, есть ли там юридические лица украинские, которые контролируют иностранные компании, ходят такие слухи, что есть. Я точно сказать не могу, потому что депутаты текст не видели тоже. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Насколько это все может быть болезненно для украинской экономики? Россия уже ведет против нас торговую войну. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Тут требуется определенная мудрость при определении конкретных компаний. Западные страны приняли (неразборчиво) ряд санкций, на таких, которые максимально вредят им самим. Можно рвать связи и оставлять без работы миллионы людей, можно сделать так, чтобы работа оставалась, а влияние уменьшалось, теоретически это можно сделать. Проблема в том, что за все эти годы российский бизнес сильно зашел в украинскую экономику, в самые разные сферы. Прежде всего в банковскую. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Если бы от вас зависело принятие решения о санкциях, в каких бы сферах вы видели возможность сократить присутствие российского бизнеса в украинской экономике?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Мы говорим о внутренней экономике, но тут же еще и транзит замечательный. Речь не обязательно может идти о газе, при слове транзит вспоминают газо-нефть. Хочу напомнить, например, что у нас действует по нашей территории страны амиакопровод, например, по которому аммиак идет на экспорт российский из Тольятти. Транзит – это также транспортные перевозки. Например, мы закрываем перевозки российскому автомобильному транспорту через украинскую территорию. Нужно думать, что теряем мы, и что теряет Россия. Другое дело, нужно вводить санкции против тех компаний, которые финансируют незаконные вооруженные формирования на востоке Украины, условно, финансируют войну. Конечно, можно сказать, что любая российская компания финансирует войну, потому что они платят налоги, но здесь нужно отделять тех, кто делает это сознательно. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Мы знаем, что в законопроекте о санкциях в ВРУ было 4 позиции, которые могли ввести цензуру в Украине. И когда сегодня выступал премьер, он сказал, что 4 пункта – ограничение/прекращение предоставления услуг почтовой связи; запрет и ограничение в сфере радиострансляции; ограничение или прекращение деятельности СМИ; ограничение или запрет производства и распространения печатной продукции. Эти 4 пункта убрали. Как вы думаете, почему?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Тут такой крик поднялся, и внутренний, и внешний, ОБСЕ… Действительно, указом президента закрывать все, что угодно, это неправильно даже в условиях военного времени. Еще нужно понять, что если эти санкции не касаются украинских юридических лиц, то все это само собой уйдет, потому что у нас СМИ – это украинские юридические лица. Если речь идет о том, что это украинские лица, контролируемые российским капиталом, то тогда имеет смысл убрать эти нормы, но возникнет вопрос, что делать с остальным. Также, могу сказать, очень быстро российский капитал будет перерегистрирован на бог знает какой. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Еще также новость о том, что Нацсовет по телевидения и радиовещанию составил список из 38 лиц, в том числе топ-менеджмент российских медиа, некоторые журналисты, которые освещают события в Украине, будучи представителями России. Насколько действенны такие точечные санкции? Я с трудом себе представляю, что сюда приедет Константин Эрнст. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Это да. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Это ритуальная история или она преследует какую-то конкретную цель?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: В какой-то степени ритуально, а в какой-то оправдано. Это такой жест – запретить въезд таким-то людям. Но мне кажется, что это правильно, потому что если человек в своей деятельности не считает Украину страной, то…

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Как вы оцениваете ответные шаги России на введение санкций против них со стороны западного мира?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Россия действительно очень большая, а хамон видели очень мало. Поэтому да, это касается тех, кто хочет хамона. Но те, кто хотят, поедут и купят его за границей. Для всего остального народа все иностранные продукты, как правило, имеют очень мало смысла. Часть народа и поддержит их. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: ГТС – закон о реформировании (…)газа и создании компаний. Которые будут заниматься и транспортировкой, и хранением, продажей. Накануне этого голосования принципиальную позицию действовала Свобода, которая заявляла, что ни при каких условиях это не поддержат. И вот поддержали. Что с ними произошло?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Видимо, им кто-то объяснил, что если они это дело провалят, то кто-то может показать пальцем на тех, кто тесно связан с интересами компании «Газпром». То, что имиджевые потери партия понесла бы, это факт. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Насколько это вообще было первоочередное решение о ГТС? Насколько это необходимо для Украины?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Я бы это решение воспринимал в комплексе наших газовых проблем. Мы опять вернулись к предложению в Европе и России о закупке газа европейскими потребителями на границе Украины и России. Этой теме примерно лет 15. Против этого всегда был «Газпром», хотя никаких проблем с транзитом, никакие западные компании, никаких претензий, ничего. Но транзит всегда бы привязан к закупкам газа, это давало возможность иметь рычаг, давление на Украину. Если эта тема каким-то чудесным образом будет реализована, во что я не очень верю, то тогда возникает вопрос, что это ГТС никакого отношения не имеет к России. Тогда нам нужно искать деньги, инвестора, который бы позволял поддерживать его в нормальном состоянии. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Отойдем от большой политики. Давайте вспомним заявление киевских властей, это было на прошлой неделе, которые предложили киевлянам не рассчитывать на газ, а закупать бойлеры и стараться пережить зиму. Как зиму переживем?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Для этого вам надо пригласить в студию человека, который занимается домашними электросетями, есть такие народные умельцы, которые знают, что лежит в каких домах. Не во всех домах будет гореть проводка. Все люди, которые могли себе позволить это финансово, уже давно…

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: А с остальными как быть?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Сейчас это большой вопрос для всех, есть еще реверсные дела, которые мы каким-то образом решим, собственная добыча будет. Если бы решился вопрос с поставками угля сейчас…

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Ежедневные наши затраты по углю составляют порядка 50-51 000 тонн, добыча в связи с событиями на востоке, составляет 45. Мы добываем сейчас меньше, чем потребляем. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Добыча стремится к уменьшению в силу боевых действий. На самом деле, уголь можно закупать не только на Донбассе, его можно привозить и это может быть дешевле, просто для этого нужно время. Мы не помрем и не замерзнем. Холодно будет в квартирах, холоднее, чем раньше.

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Сегодня российский президент был в Крыму, мы пытались понять, где он останавливался и ночевал. Так и не выяснили. Как вы оцениваете сегодняшние его заявления? Вот такая его фраза: «Путин отметил, что внешняя политика России «все-таки должна быть миролюбивой». Как так?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Я думаю, что Путин считает, что политика России сейчас не миролюбивая. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: По вашему мнению, он просто такой хороший актер, когда он включает дурака и рассказывает о том, что Россия не имеет никакого отношения к происходящему на востоке?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Сидя здесь, мы можем строить такие предположения, а 87% граждан России точно не чувствуют никакого подвоха. Конечно, миролюбивая внешняя политика, как и у СССР. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Аналогия абсолютно нормальная. Путин сегодня сказал, что они не будут признавать решения европейского суда по правам человека. Они говорят про денонсирование в одностороннем порядке международных договоров, действительно back in USSR. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Да, но все друг друга спрашивают об одном: они что-то просчитывают, или это просто эмоции работают? На счет просчета у меня есть большие сомнения. Очень много действий и решений не выглядят просчитанными. СССР мог себе позволить быть закрытой страной, потому что он просто был закрыт долгое время. Россия в ее нынешнем состоянии может начать процесс закрытия, но он будет болезненным в прямом смысле слова, я имею в виду лекарства, например, тяжелым и с неизвестным концом. Войти в мировое сообщество можно, но выйти – сложно. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Как вы считаете, внутреннее давление, может эти 87% и устраивает? Может, Путин действительно соответствует запросам и требованиям российского общества?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Да, их действительно это все устраивает, когда неплохие зарплаты, жить можно, у большинства знакомые не гибнут на войне, пока Россия побеждает в Олимпиадах и получает Крым – устраивает. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: То есть, там Майдан невозможен. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Я всегда считал, что в России Майдан не возможен, потому что это чисто украинское изобретение. И когда российские коллеги рассказывали, что кто-то боится Майдана, это странно. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Хорошо, Болотная площадь, Красная? 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Болотную мы видели. Какой же это Майдан? Это просто пришла интеллигенция, которой там что-то не нравилось. Я думаю, что это все нереально сейчас. Хотя стремление к изоляции может привести к раскачиванию определенных регионов и социальных слоев. В западном мире подумали – холодная вона, значит, холодная война, а это значит стимулирование разных сепаратистских движений в России, а там это гораздо более назревшая проблема. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Есть Сибирь, Дальний восток, Калининград. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Есть Северный Кавказ, о котором уже немного забыли. Эта страна гораздо сложнее Украины. Если кто-то начнет противоречия, которые они пытались стереть, мне очень сложно понять, чем это закончится. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Неужели Путин не просчитывает этих вариантов?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Не все считают, в какой-то степени это эмоции. Любой государственный деятель ходит по этой грани: есть расчет, а есть внутренняя интуиция. У меня есть такое ощущение, что они сейчас ушли в какое-то внутреннее чутье с верой в то, что оно никогда не подводило. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Странная у нас получилась ситуация с гуманитарным конвоем. Позавчера он начал движение из Московской области, через Воронеж, и предположительная точка входа, если бы он зашел, это была Харьковская область, там есть один пункт, через который мог пройти конвой. Потом он делает некий крюк, уходит в сторону Ростовской области. По последним данным он двинулся в направлении украинского пограничного пункта Зварино, Луганской области, и это пункт, который контролируется боевиками. Вчера администрация президента заявляет, что мы направляем свой гуманитарный груз, который сегодня отправился в Луганскую область. Необходима ли российская гуманитарная помощь Украине? В чем смысл и потребность в украинском гуманитарном грузе?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Мне кажется, что было ошибкой забыть о тех людях, которые сейчас находятся в Луганске. В Донецке ситуация не настолько страшная. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: В Луганске там, по-моему, уже около недели нет ни света, ни воды…

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Конечно, туда очень трудно кого-то доставить, с украинской стороны особенно. Для этого существует Красный крест. Понятно, что боевики, которые там сидят, не обязательно восприняли бы эту помощь, не факт, что ее примут от Красного креста даже. Но показать и продемострировать это надо было. Вся эта история. К сожалению, для тех людей, которые сидят в Луганске и во всех этих городах, это демонстрация со всех сторон. Если бы Росси так хотелось, чтобы люди получили все эти грузы, перегрузили бы их, дали бы Красному кресту. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Как вы думаете, в российской помощи действительно только крупы и прочее? Меня удивило наличие там биноклей и подстанций, генераторов. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Генераторы можно объяснить тем, что света нет. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Как можно мини-генератор подсоединить к дому? Он выдохнется без солярки, бензина…

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Это да, я же говорю, это в большей степени все символы, люди должны были понимать, что о них заботится Россия. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Я боюсь, что эти грузы идут со всех сторон, а в итоге ничто ничего не получит. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Это вполне может быть. Там идут бои и при отсутствии красного креста с украинской стороны никто ни за что не отвечает, то может так получиться, что этот груз в боевых действиях пострадает. После этого будет очередной раз, когда скажут, что Украина хочет уморить голодом жителей Луганска, для этого бомбит конвой. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Как мы должны поступить с российским конвоем?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Я думаю, что подход был на самом деле правильный, в силу того, что, пожалуйста, заходите через нашу территорию. Но точка входа на территорию – другой вопрос, почему нужно было сначала ехать через Харьковскую область. Сейчас – переговоры-то идут и многочисленные – для России важно было именно доставить его, но именно с трехцветным флагом. Украине важно, чтобы что-то попало туда и чтобы люди понимали, что о них заботятся, только надо было это на неделю раньше сделать. Что теперь с этим сделать: конечно, не бомбить по возможности, но здесь это не желание страны, война идет. Стреляют «Грады», по площадям, могут попасть по какой-то машине. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Война идет, гибнут люди, а тем временем в Киеве идет необъявленная избирательная компания, мы еще не знаем точную дату выборов. В ВРУ начинают формироваться всякие силы, неопределенная позиция у Юлии Тимошенко. И сегодня принимается в первом чтении закон о люстрации. Я зачитаю: субъектами проверки согласно проекту закона являются руководство Верховной Рады Украины, центральных органов исполнительной власти, генеральный прокурор, главы СБУ, Национального банка, Счетной палаты, народные депутаты, должностные лица ВСУ, судьи Конституционного суда, члены Высшего совета юстиции, должностные лица правоохранительных органов, члены Центральной избирательной комиссии, должностные лица других органов госвласти, а также лица, которые претендуют на указанные должности. Субъектами, которые не прошли проверку, являются президент, руководители центральных органов исполнительной власти, правоохранительных органов, областных, районные прокуроры, прокуроры в городах… - Я думаю, что принять этот закон в том виде, в котором он существует сейчас, помните, в 2005г. ПР очень активно транслировала тезис, что при Ющенко 18 000 потеряли свою работу, то 18 000 – это будет 1/10. Мы действительно готовы к тому, чтобы отказаться от людей, которые сейчас присутствуют во власти?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Момент первый: очищение власти нужно, да. Хотим мы этого? Этого хотел Майдан, это была воля людей, народа, и это правильно. Но в который раз есть замечательная цель, и есть средства. Получается, что люди говорят: что в нынешнем состоянии не могут очистить власть, ну уволят всех, главное, что этих коррупционеров больше при власти не будет, а что потом – разберемся. Например, все руководители райотделов милиции, которые в период с 1.12.2013 до 28.02.2014 не написали заявление об уходе, они автоматически подлежат люстрации. Был такой Горловский райотдел, где руководитель и заместитель просто чуть не были убиты, защищая собственный отдел и оружейную комнату. Так вот ему сказали, что не пройдут они люстрацию, надо уволить, потому что они тогда не написали заявления. Второй запрет касается коммунистического прошлого. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Наверное, это партия Свобода постаралась. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Да, потому что они очень любят воевать с прошлым. В 91-ом году все так или иначе работали в комсомольских органах, и они туда попадают. Вся идеология этого закона напомнила мне не люстрацию в восточноевропейских странах, ни в Чехии, ни в Польше такого не было, мне это больше напоминает чистки в 30-тые годы…

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Но вы же сказали – это требование Майдана. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Есть требование Майдана – очищение власти. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Вы думаете механизм, которым собираются чистить эту власть…

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Это установка «Град». 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Во втором чтении этот законопроект будет принят?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Думаю, нет. Это закон об очищении власти от коррупционеров, людей, которые воруют. Ворами являются не категории, а конкретные люди. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: А кто придет им на смену?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Есть благие намерения, а есть дорога в ад. Это тот самый случай. Надо обновлять, должны приходить новые люди во власть. А где гарантия того, что люди, которые придут во власть, молодые, через 15 минут не займутся тем же самым? У нас был опыт прихода молодой команды одного мэра Киева. Они бы люстрацию прошли за 15 минут, потому что никаких ограничений для них не было. Что мы получили через год?

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Партия регионов – Колесников – лидер ПР и председатель Днепропетровской ОГА бывший вице-премьер Александр Вилкул предложили партии самораспуститься. Это пример естественной люстрации или подготовка к другому политическому проекту?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Да, скорее всего одна структура распускается, а на ее месте появляется новая. Я думаю, что все прекрасно в ПР понимали, что у нее нет шансов пройти куда-то. Те регионы, которые были для них базовыми, перестали таковыми быть при любом раскладе. Означает ли это, что люди уйдут из политики? Не знаю. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Как вы думаете, на сколько процентов обновится ВРУ? 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Значительно, 60-70%, как минимум. Не останется как было, хотя бы потому, что пропала ПР, КПУ и некоторые другие фракции могут не преодолеть барьер. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: А у избирателя появились какие-то другие приоритеты?

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Судя по цифрам, да. Про Радикальную партию мы все знаем., про партию Гражданская позиция мы все знаем, что у них есть очень хорошие шансы этот барьер преодолеть. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Наш избиратель в данном случае ведется на персоналии или начинает думать какими-то другими категориями - идеологическая близость, принципиальность членов партии…

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: С одной стороны, понятно, что парламент надо переизбирать, эти люди уже никого не представляют, с другой стороны, идет война, результаты выборов тоже диктуются ею. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: А вы не думаете, что может появится некая сила, которая может объединить в своих рядах участников АТО? И тогда все партийные старожилы даже рядом не будут стоять по уровню и по рейтингу. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Пока АТО идет, и у меня есть большие сомнения, что она может закончится до начала передвыборной кампании, участники операции будут воевать, а не избираться. Могут найтись люди, которые просто будут использованы. Эти спекуляции будут. Но проблема в том, что мы избираем парламент надолго, и страна должна проголосовать за какой-то путь развития, не за политические взгляды. 

Валерий КАЛНЫШ, ведущий: Спасибо большое. Это была программа «Точка зрения». До встречи. Услышимся. Спасибо. 

Александр МАРТЫНЕНКО, гендиректор: Спасибо.

Читать все