СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Максимум мнений", 14 августа

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымСкоропадский: "Мы готовы отправить на восток 5 тысяч бойцов ПС"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20:03:36 часов в Киеве. 14 августа, четверг. Сакен Аймурзаев у микрофона. Слушайте Радио Вести. И моя программа в ближайший час. Поработаем вместе с вами. 2435 – телефон смс сообщений. Подписывайте их и подписывайте свои вопросы нашему сегодняшнему гостю Артему Скоропадскому – пресс-секретарю Правого сектора. 

Артем, привет.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Да, добрый вечер. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну что, начнем с печальных новостей. На днях, собственно позавчера все прочитали сообщение Дмитрия Яроша, лидера Правого сектора о потерях, о больших потерях в правом секторе. Расскажите про этот бой. Если есть какие то подробности.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Это по сути, был не бой. Это была к сожалению, коварная и кровавая расправа над активистами Правого сектора, которые ехали в автобусе на очередное боевое задание и попали в засаду террористов. По сути автобус Правого сектора был просто изрешетчен со всех сторон и они не успели, к сожалению, ответить и погибло как минимум 12 человек, еще судьбу нескольких мы не знаем. И может быть в масштабе всей АТО 12 человек это очень мало, но 12 человек для Правого сектора это самые крупные потери за всю историю существования организации.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть с улицы Грушевского, с самого начала. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Да, потому что мы людей, которые приходят к нам, мы их очень ценим и бережем. За всю историю Майдана погиб только один. Это был один из первых, кстати, один из первых жертв майдана – беларус Жизневский, который погиб вторым после Нигояна. А во время войны у нас были жертвы, было буквально 2-3 человека. Еще раз повторюсь, мы бережем людей, мы не отправляем людей в зону АТО, в зону войны по сути. Потому что признаем, что это не антитеррористическая операция, а давайте называть вещи своими именами – это полноценная война с Россией и российскими людьми, которых спонсирует, дает оружие Россия. 12 человек это ужасная трагедия для Правого сектора и еще повторюсь, мы очень ценим всех наших членов организации. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дмитро Ярош написал: «Отомстим». Это означает, что меняется тактика в войне , меняется количество бойцов. Или это эмоциональный ответ лидера.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Я думаю, что это эмоциональный ответ лидера.
Потому что мы туда пошли.. месть, это не главная мотивация того, что мы делаем на востоке. Мы защищаем Украину от сепаратистов, диверсантов, преступных действий Кремля. А Отомстим, я думаю, что те люди, которые там запечатлены на том видео, которые выложили сепаратисты, которые позировали над трупами активистов. Хочу напомнить, да, идет война, есть жертвы с обеих сторон, однако позировать на фоне трупов, последний раз я такое видел в фильме Михаила Рома «Обыкновенный фашизм», когда ССсовцы фотографировались на фоне повешенных красных партизан и отсылали такие открытки к себе домой. 
Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В Чечне такое было.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: В Чечне, может быть было в Чечне. Я думаю, что все эти люди вряд ли будут брать их в плен по крайней мере. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А мы продолжим разговор с Артемом Скоропадским. Я перед этим хотел напомнить слушателям, и призвать тебя тоже послушать эту справку. Как Правый сектор воюет. Я собрал какие то общеизвестные факты, что бы напомнить вам о том, как воюет Правый сектор.

Справка. С начала апреля добровольческие батальоны Правого сектора принимали участие в антитеррористической операции на Востоке Украины. Перед тем, как отправится на Восток, добровольцы проходят тренировочные учение в лагере в Днепропетровской, Донецкой области. После они проходят курсы физической подготовки и учатся обращаться с оружием. Лидер организации Дмитрий Ярош заявил о том, что бойцы воюют с трофейным оружием и оружием, которое официально зарегистрировано на активистов. В зоне АТО Правый сектор взаимодействует с вооруженными силами Украины, милицией, национальной гвардии. Они принимают участие в спецоперации, разведке. В июле организация объявила о создании добровольческого украинского корпуса. Бойцы корпуса Правого сектора принимали участие в боях за Славянск, Савур-могилу. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Такая короткая хроника того, как воюет Правый сектор. У нас в гостях Артем Скоропадский – пресс-секретарю Правого сектора. Сколько всего человек в зоне АТО?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Правого сектора?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: да.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: А вот эту информацию мы не дадим. А война идет и наш эфир могут вполне послушать, их много там. Столько, сколько у нас хватило оружия, что бы не отправлять туда безоружных людей. Я отвечу немножко по другому. Если сейчас государство нас признает, если сейчас государство сделает нас одним из батальонов министерства обороны, потому что в батальоны нацгвардии, которое подчиняется МДВ, мы не пойдем принципиально, то мы можем призвать на восток более 5 тысяч человек. Я думаю, если бы это было. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это батальон.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Больше. 5 тысяч как называют правосеков, то мы бы навели порядок очень и очень. Но к сожалению, государство нас не слышит. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А почему? 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Мы готовы помогать государству. Готовы и мы приходили под администрацию президента и говорили Петру Порошенко, не лично, а во время митинга, что президент, услышьте нас. Мы такие же как вы. Нам дали такое доверие и сейчас мы видим, что армия не всегда справляется, что СБУ не всегда справляется, милиция не всегда справляется, а мы бы справлялись. Потому что мы готовы бесплатно все делать. Дайте нам в руки оружие. А почему государство нас не слышит, то думаю, что этот вопрос нужно переадресовать самому государству. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 2435 телефон для смс сообщений, пожалуйста пишите вопросы Артему Скоропадскому о Правом секторе, что вас интересует. 
Не пойдете в МВД, в подчинение МВД. Люди знающие хотя бы немного знающие историю Правого сектора понимают почему. Конфликт с министром. На какой стадии сейчас конфликт Правого сектора и министра внутренних дел Аваков?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: НУ, давайте вы слишком сужаете. Думаю, что тут вопрос шире, тут не конфликт с министром, хотя он тоже присутствует, если это можно назвать конфликтом. Вопрос в том, что не проведена люстрация в органах министерства внутренних дел. И на своих постах остаются те люди, которые были на своих постах во времена фашистского режима Виктора Януковича. То, что сам Аваков не отчитался до сих пор о действиях своих сотрудников во время убийства нашего побратима Александра Музычко более известного, как Сашко Билый. А то, что сам Аваков ничего не делает для того, что бы в МВД была люстрация, это второй вопрос и он куда более важный потому что память побратима для нас важна. Но важна для нас и люстрация в органах министерства внутренних дел. А она не проходит и соответственно, там остались те люди, которые выступали против майдана, которые арестовывали нас, которые преследовали нас. Напомню, что основой Правого сектора есть всеукраинская организация «Тризуб Степана Бандери» все руководство, которого практически либо сидело, преследовалось, либо было под судом, их запугивали бывшие милиционеры. И те же самые менты, которые выступали против нас и на майдане и где то еще, и они до сих пор сидят типа в новой стране. И идти к ним в подчинение, это знаете, как то не в наших принципах и естественно мы к ним не пошли. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Почему так много заявлений, требований люстрации слышны й люстрации слышны из Правого сектора, почему такая действенная организация ничего не делает или война?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: А вот, вы сейчас очень сильно ошиблись. Сегодня с 9 часов утра под Верховной радой был митинг различных партий, организаций. Там был Правый сектор , Воля Егора Соболева, автомайдан, Демократический альянс, то есть партий с которыми у нас более менее хорошие отношения. И партии, которые как раз таки зародились после очередного этапа революций, то есть после майдана. И мы требовали принятия закона о люстрации и депутаты не очень как то хотели его принимать и Правый сектор заявил, что мы сюда пришли не для того, что бы стоять, не для того, что бы махать флагами, рассказывать какие мы прекрасные или плакаться. Правый сектор взяв в Мариинском парке несколько коробок, не коробок, а поддонов с брусчаткой и несколько десятков шин, принес их прямо к Верховной раде и сказали, что если этот закон не будет принят, то мы тогда перейдем к активным действиям. И напомнили депутатам на что мы способны. Пусть депутаты помнят, как на улице Грушевского, когда нас называли провокаторами. А потом неожиданно Правый сектор стал героем и авангардом революции. Мы просто сказали, что вот, мы уже все принесли. Либо закон будет принят, либо мы вступаем в действие. Ну, знаете, прошло 15 минут, закон в 1 чтении был принят.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, не совпадение это, нет?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Я очень сильно сомневаюсь. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот смотрите, 2435 смс. Вот пишут нам люди из Харькова пишут, ваши сторонники пишут. «Вас боится власть, вы сила. Сергей. Что имеет ввиду под тем, что вас боится власть. 

Вас боится власть?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Цель нашей организации не для того, что бы нас кто то боялся. Цель нашей организации это создание української соборної самостійної держави. Я не знаю, боится не боится, но по крайней мере, полагаю, что власть очень к нам прислушивается. Потому что опять же повторюсь мы показали, на что мы способны. Мы показали, что мы не такие как другие общественные организации, деятели, другие партии, другие депутаты, политики еще кто то еще. Мы показали на улице Грушевского и сейчас показываем на войне, что мы самоотверженно готовы защищать Украину и готовы вплоть до того, что умирать. Потому что многие политики, многие общественные деятели они занимаются тем, что зарабатывают себе капитал, стремятся к министерским, депутатским креслам. Нам глубоко плевать станет ли Правый сектор парламентской фракцией или не станет. Нам абсолютно всеравно как будет развиваться наша политическая партия. Для нас политическая партия это один из способов борьбы за украинское государство. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В том числе и об этом способе мы поговорим с Артемом Скоропадским, пресс-секретарем Правого сектора сразу после коротких новостей. 
20:16 Сакен Аймурзаев у микрофона, , пресс-секретарь Правого сектора у меня сегодня в гостях. 2435 пожалуйста ваши смс-сообщения они будут нам интересны, то мы ответим на них, подписывайте пожалуйста непременно ваши сообщения. 

Вот вы знаете, Артем, удивительно пишут люди сообщение через сообщение, что вы убийцы, получите ответ, вы герои. Белорусы, спасибо за свободу, свободу, которую приобрела страна после майдана. Вот этот вот дуализм к подходе Правого сектора, он…. Вы можете стать однозначно позитивным или однозначно негативным например, для России. Однозначно негативная сила, зло, ад, преисподня. Вы думаете насколько вы по-разному воспринимаетесь людьми? 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Нормальными людьми мы воспринимаемся. Я еще раз говорю. Я не то, что не то, что партия. Мы общественная, широкая движение нового типа. По сути, народ берут в самом начале существования, кто самоотверженно боролся за независимую Украину, может быть отчасти похож на …..все остальное превратилось в политические игры, в добывание для себя различных благ, денег, кресел, президентских постов, чего угодно. И вот когда вся эта гнилая насквозь система существовала на протяжении 20 лет и тут эту систему полностью абсолютно разрывают изнутри молодая сила, которые называются Правым сектором. Активисты которого не просто что то делают, самоотверженно волонтерить как то, а кто готов умирать. Когда были события на улице Грушевского и благодаря которым начались глобальные изменения в Украине, то власть на самом деле, удивилася что это такое и много раз критиковали лидера Правого сектора Дмитрия Яроша за то, что тот ходил к Януковичу. Мы знаем эту историю, когда был Янукович. Но знаете, я думаю, что по большому счету режим пал именно потому что Дмитрий Ярош пошел к Януковичу. Хотел сказать президенту, но мы не признавали его президентом. И я думаю, что когда он посмотрел лидера Правого сектора и он увидел, что с ними нельзя договариваться. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Артем, это тоже из мифологии: Они встретились, посмотрели друг-другу в глаза и Виктор Федорович все понял. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Виктор Федорович в этот же вечер как самый последний трус убежал, хотя он был как бы законно избранный президент. Я не говорю, что это так и есть, но я……..

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А он рассказывал об этой встрече хоть раз? Подробно с цитатами этого человека. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Подробно не рассказывал, а в общих чертах рассказывал в различных эфирах повторяться не буду. Пригласите его в гости 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы его приглашаем. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Хорошо. Я ему передам как пресс=-секретарь. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как только он сможет уехать. Он на передовой, насколько я знаю. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: ОН на передовой, вы правильно все знаете, воюет. И он на один день приезжал в Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я думаю, что про Януковича, про встречу, про многочисленные ситуации, это слушателю у вас спросит еще. Мы включим телефон. Я хотел вернутся к политической составляющейПравого сектора . вот вы говорите, вам не важно быть в парламенте, не быть в парламенте. А что важно, политический план Правого сектора ?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Создание української, соборної, самостійної України.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это опять из серии красивого мифа и мы все этого хотим. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Поймите наконец, Сакен, что мы тем и отличаемся, что способы и методы достижения нашей конечной цели не имеют никакого значения. Нужно было кидать коктейль Молотова на Грушевского, мы кидали коктейль Молотова на Грушевского, нужно было или люди, похожие на Правый сектор, нужно будет баллотироваться в депутаты и быть депутатами, то мы станем депутатами. Нужно вот сейчас быть на войне, мы сейчас на войне. Видите, насколько разные вещи. Зачем вообще была создана политическая партия Правый сектор. Предыдущую власть Януковича, Захарченко, Пшонку мы вообще не признавали власть, это были откровенные оккупанты. Поэтому мы считали возможным применение революционных методов борьбы. Нынешняя власть, мы ее безусловно, критикуем. Она делает ошибки, но нынешняя власть является союзником. Мы видели какой кредит доверия оказали люди президенту Порошенко, мы не можем этого не признавать и мы будем идти всяческим образом сотрудничество с ними потому что во-первых, война, эти люди были с нами на майдане. Но мы видим, что не все правильно делают и многое делают неправильно. Мы готовы их критиковать. Но применять революционные методы борьбы против них мы не готовы и мы не считаем, что сейчас это нужно. А для того, что бы доносить наши идеи до общества и до власти, мы будем выносить политическими методами и именно для этого было создано политическая партия Правый сектор. Для нас это еще один из элементов борьбы. Дело в том, что когда вы говорите, что создание ОССД это только где то там, там там, то мы может быть романтики какие то. Романтики-революционеры. Но для нас это как раз самое главное и есть и поэтому люди нам и поверили. И поэтому к нас сейчас сотни, тысячи людей идут, потому что они нам поверили, потому что они не такие как все, в этом то и есть смысл существования Правого сектора Поймите, что мы не партия, которая вливается в систему, мы партия, которая пытается поломать эту систему полностью от верха до самого низа. Ведь, грубо говоря, если приводить маленький пример, люстрацию от министра внутренних дел до участкового милиционера в вашем, скажем дворе, и набирать абсолютно новых людей и неважно кто будет уже у власти. Дмитро Ярош, Вы, я или кто то еще. Самое главное, создать такую систему новую, что бы в ней человек не мог воровать, убивать, крышевать наркоманию, наркотики, быть олигархом и так далее. То есть наша задача сломать полностью старую систему и построить полностью новую систему. Нам неважно, кто будет президентом, премьер-министром..

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А сейчас не новая еще система? 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Абсолютно не новая система. Пришли новые люди, которые имеют кредит доверия, которые демократы, которые любят Украину, но их немного, а если ниже президента брать, где будет верховная рада, то там до сих пор сидят представители коммунистической партии, Партии регионов, перебежчики всякие, которые перебегали по 3-4-5 партиям. Эта рада она абсолютно нерепрезентативна, она не представляет народ Украины такого парламента не должно быть, это полный позор и нам абсолютно, еще раз повторюсь, все равно, пройдем мы в эту раду, не пройдем, но мы сейчас будем требовать ее розпуска. Потому что такая рада не имеет право на существование. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: На выбыры пойдете?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: На выборы скорей всего пойдем, потому что мы политическая партия. А принимать участие в политическом процессе, скорей всего мы будем. Будем принимать решение пойдем, не пойдем, может начнется еще какая то супер война, тогда будет понятно что не до выборов, но раз партия создана, а партия для чего создается – для того, что бы принимать участие в выборах. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А возможность каких коалиций, сил, блоков между близкими по духу или таких не рассматриваете?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Силы такие близкие по духу есть в украинском. Есть такое слово державницьки силы. Свобода есть такая, конгресс украинских националистов. Сам Правый сектор это коалиция партий УНА_УНСО-«Тризуб Степана Бандери » еще мелких организаций. То есть, мы готовы конечно, сотрудничать, но все таки помните, что закон то такой, что блоки немогут проходить в раду. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не договорились.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Вот Роман из Киева спрашивает как планирует Правый сектор проводить люстрацию. Механизм ли существует люстрационный?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Ну, конечно существует. У нас есть программа люстрационная на нашем сайте. Во-первых, нужно запретить занимать любые государственные должности, баллотироваться в депутаты любого уровня во-первых, членам и бывшим членам коммунистической партии, членам и бывшим членам партии регионов. Коммунистическую партию и Партию регионов воотще необходимо запретить. Все те партии, которые будут создаваться на основе й тех партий, не регистрировать. А дальше нужно, …думаю, что Правый сектор придет и будет всем рубить головы. Нет, естественно такого агульного пдхода не должно быть. Нужно рассматривать каждого кандидата, каждую партию, каждую организацию, действие каждого человека, а люстрация была одним из основных требований майдана и после майдана, мы знаем, что был создан люстрационный комитет при кабинете министров, но как бы он вообще не работал. Люстрационный комитет должен был этим заниматься. Люстрационный комитет должен был разрабатывать все эти конкретные, совсем уже крошечные вплоть до мелких подробностей вещи как проводить люстрацию. Конечно же у нас есть примерно какие то наработки, но мы не можем из воплощать. На уровне министров, крупный скажем деятелей. Возьмите любого, Чечетова, Нестора Шуфрича. Понятно, что это откровенные представители, Симоненко еще кого то. Это откровенно преступники и злодеи, которые выступали против всего украинского. Тут вообще вопрос не должен возникать. Ну, на хотя бы такого уровня разобраться, а потом опускаться ниже, ниже, ниже. Но опускаться, повторюсь, до уровня участкового милиционера. Директора школы, который сгонял учеников на митинги за Партию регионов. Директора ЖЕКа, который помогал фальсифицировать выборы. То есть люстрация должна пройти до самого низа. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Артем Скоропадский, пресс-секретарь Правого сектора. Мы продолжим эту интересную беседу после новостей. А вас призываю 2435 писать смс и подписывать. После новостей вернемся. 
20:33 минуты. Сакен Аймурзаев. Радио Вести. Сегодня в гостях Артем Скоропадский, пресс-секретарь Правого сектора. 2435 телефон для ваших смс- сообщений, пожалуйста, подписывайте их, подписывайте и тогда я смогу задать ваши вопросы Артему. И в эти полчаса включим эфирный телефон и непосредственно пообщаетесь с представителем Правого сектора, пресс-секретарем Правого сектора. 
Много вопросов, Артем разных. Я даже теряюсь в этих смс-сообщениях, потому что очень диаметральные. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Ну вы соберитесь. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В принципе нечем не отличаетесь от Стрелкова по идее. Карательные функции только у государства. Вот откуда это все, откуда этот радикальный имидж, как от этого избавляться не избавляться?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Это часть российской пропаганды. Потому что мы же знаем какие ужасы про нас рассказывает лживая кремлевское телевидение. Правды там 0.0001%. что касается такой реплики, что ничем не отличаемся от Стрелкова, то это какая то несправедливость, я смотрю, даже какая то вздорная и дурацкая. Потому что мы то действуем на своей земле и защищаем свою землю, а все эти сепаратисты, диверсанты, они приехали сюда либо из России, либо действуют за деньги России. То есть, простите как бы. Мы то на самом деле, не то, что бы…….мы совершенно, полная противоположность. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А на какие деньги существует Правый сектор? 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: А ни за какие. Да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я вас умоляю. Как это ни за какие?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Хотите я вас приглашу на нашу базу военную, где мы воюем и вы увидите как и что у нас там происходит. Хотите я вас приглашу в наш офис киевский, который состоит из 3 комнат. Вот офис партии политической состоит из 3 комнат. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но за эти комнаты надо платить. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Безусловно помогают люди, бизнесмены какие помогают, но каких то денег, денег, денег 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Денег партии. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: У нас нет абсолютно. У нас есть пожертвования, у нас есть расчетный счет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вы планируете публиковать эти доходы. Вы партия, быть открытыми. Как граждане Украины, то есть получили 5 гривен, потратили 4. Это же часть политического процесса, политической борьбы, если вы такие антикоррупционеры, если вы сторонники люстрации, то будьте сторонниками и в этом вопросе. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Да, пожалуйста. Когда были президентские выборы, Дмитрий Ярош баллотировался в президенты.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, мы все читали какой у нас …это правда, но хотелось бы знать о партии.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Потом нет. Не про его доходы, потом то ли в Голосе Украины, то ли в Урядовом курьере нужно было опубликовать расходы на президентскую компанию. И мы честно опубликовали расходы на президентскую компанию, там было где то 37 гривен. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну не знаю, 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Потому что мы реально не тратили никаких денег. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не знаю,. Все равно как бы партийная жизнь предполагает траты. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Вы видели например, баннер Правого сектора? Или не знаю, платную покупную рекламу Правого сектора или чего то еще? Вот зовут нас в гости. Вот вы не взяли с нас денег, что бы позвать нас в гости. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не взял. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Не взяли. Как и со всех гостей вы не берете денег и соответственно, просто интерес к нам есть и мы часто появляемся в СМИ. Но что бы снимать офис, я не знаю сколько стоит наш офис, но я могу узнать, и в следующий раз придти и рассказать. Офис в центре города, он стоит где то тысячу долларов в месяц, но нам же идут какие то поступления от мелкого и среднего бизнеса, то есть люди, которые нас поддерживать. На счет того, что публиковать, то не факт, что мы это будем делать. Потому что у нас во многом поддерживают люди с востока Украины. А я думаю, что они немного запуганы и не хотели бы, что бы публично показывалось, что они поддерживалось Правый сектор. Поймите, что в масштабах олигархической системы, которая до сих пор существует, то, что мы тратим, то это ничтожные деньги. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А олигархи имеют какое то отношение с Правым сектором? Не к Правому сектору, а с Правым сектором? 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Никто. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Нет. Если бы имели, то у нас был бы офис не из 3комнатной квартиры, а наверное там из 30-комнатной. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Может сейчас нет такой целесообразности. Вот в чем вас трудно обвинить. Так это к любви к атрибутам партийной жизни. Действительно у вас не было никогда. А сначала это была организация какого то такого вольного, в некотором смысле вольно существующего порядка. Не ирархично по партийному, какие то другие принципы. Ну раз партия. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Нет-нет, вы тут не правы. Структура была очень жестко выстроена. По структуре, которая выстроена в свое время в тризубі Степана Бандери. То есть структура была жесткая. А на счет символики, то во время революции понятное дело, учувствовали в жестком противостоянии с той предыдущей авторитарной властью и те люди, которые ходят в масках и с коктейлями Молотова не будут вешать шевроны или флаги Правого сектора. Потому что это была опасность для наших членов. Сегодня, допустим, когда мы выходили под раду и все таки смогли сделать так, что бы провели люстрацию, то были флаги, и с шевронами и с повязками. Сейчас конечно, это есть. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Такой еще от меня вопрос. А какие связи, какие, горизонтальныые, вертикальрные, какие угодно связи у Правого сектора с действующей ныне властью. Ок. с МВД мы все понимаем. А с минобороной, интересно мне и с другими подразделениями, администрацией президента, правительства, какие связи существуют у Правого сектора?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: С министерство обороны довольно сложная история потому что мы давно просим, мы давно хотим, что бы Правый сектор был зарегистрирован как один из батальонов министерства обороны. Потому что в национальную гвардию мы принципиально не хотим и про это говорили почему. Но нас не регистрируют. Почему? Вопрос к власти. На самой войне, да, ни для кого не секрет, министерство обороны не скрывают, что мы очень тесно проводим вместе совместные операции. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В подчинении генералов украинской армии. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Совместно с работой с полковниками украинской армии. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: А что касается общения на уровне президента, премьер-министра, то это все естественно вопросы нужно задавать не мне, а провыднику организации Дмитру. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ок будем ждать Дмитра в нашей студии. 
И последний вопрос от меня: и потом включу телефон и попрошу слушателей задавать вам вопросы. Это частый вопрос вам: вы имеете некое отношение к Российской федерации. Вот скажите, Дмитрий Ярош, всегда кстати корректно говорил о конфликте России и Украины. Не о боевиках, а о каких то таких глубоких противоречий. Вот что должно случится, что бы русские перестали быть врагами Правого сектора ?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: А русские не являются врагами Правого сектора и то, что я гражданин России, родившийся в Москве, закончивший Московский государственный университет имени Ломоносова, являюсь пресс-секретарем такой партии, это как раз свидетельство того, что в нашей партии нет ксенофобии, каких то массовых предрассудков, или чего то еще в таком духе. Русские никогда не являлись врагами украинских националистов, Правого сектора . я врагом, главным врагом, против которого мы будем бороться беспощадно, являются имперский, кремлевский режим Владимира Путина. И имперская система Москвы. Пока не изменится имперский подход Москвы к существованию независимой Украины, то все те, кто этот подход внедряют, то они будут врагами. Потому что смотрите, у того же самого Гиркина у его самозванной атаманской армии воюют сербы. Нельзя сказать, что все сербы для Правого сектора являются врагами. Там воюют какие то другие. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Чеченцы может быть. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Мы не можем говорить, что чеченцы являются врагами. Одна из партий, являются УНА-УНСО, воевала в Чечне на стороне чеченцев против центральных оккупантов. Соответственно мы поддерживали чеченцев. Сейчас воюют и грузины и русские и люди разных национальностей. То есть в Правом секторе вообще нет такого национального вопроса. Тот, кто за Украину, тот может жить в Украине. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Давайте зададим такой провокационный вопрос нашим слушателям для голосования и откроем телефонную линию. Значит, Правый сектор это благо, или это зло? Давайте так, потому что смски диаметрально противоположны, я хочу узнать как вы настроены, наша аудитория.

Итак, Правый сектор, если это благо, благая сила, позитивная сила для вас. Это не означает голосовать за Правый сектор, вступать в Правый сектор, это что то со стороны света для вас 0800504901, если это зло, и что то темное, и что то неконструктивное, и что то, что вам не очень нравится. 0800504902. Итак, Правый сектор это благо 0800504901, это зло – 0800504902. Голосование продолжается и я объявляют телефон 43901046. Пожалуйста, набирайте этот номер и в вашем распоряжении будет. А мы заканчиваем эту часть. Набирайте телефон и после коротких новостей обязательно включим телефон. 

20:46 – точное время. Мы продолжаем разговор с Артемом Скоропадским, пресс-секретарем Правого сектора. И я напоминаю, что голосования я объявил. Правый сектор это благо для Украины 0800504901, это зло – 0800504902. Даже шире, ваше отношение к Правому сектору, как силе, как организации и объединению людей, это благо 0800504901, либо это зло – 0800504902. И телефон прямого эфира 3901046и эта часть эфира для вас и ваших звонков. Пожалуйста, первый вопрос. 

Але. Представьтесь и задавайте вопрос Артему Скоропадскому. 

Слушатель: Ольга Київ. По-перше, я хочу сказати, що ми схиляємо голову перед тим, що ви змогли зібрати справжніх чоловіків, які не тільки нас захищають, які в нас гинуть. Велике вам спасибі. А трошки питання хочу задати в тому, що телебачення нам показувало, що Янукович готувався до втечі декілька днів. І він пакував свої валізи і гелікоптери і таке інше, тобто мабуть, неправильно ставити питання, що після зустрічі з представником Правого сектора він втік. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Cпасибо за вопрос. Вот видите, как.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Во-первых, Ольга, спасибо вам за благодарность. Мы действительно сделать все, что бы хотя бы услышать такие слова от вас. А что касается второй части. Я сказал, что я думаю, не утверждаю прямо 100%но. Янукович может готовился, а потом думал вернуться. Я думаю, что встреча, я думаю очень, по крайней мере, еще одним очень важным аргументом для того, что бы он отсюда благополучно свалил. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Прошу вас, вы в эфире. Ваш вопрос. Представьтесь и задавайте. 

Слушатель: Здравствуйте. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте

Слушатель: Я бы хотела спросить у Артема. Есть в Москве или вцелом России Правый сектор? Вы поддерживаете себя, а если не поддерживаете, то не знаю, есть ли у вас желание поддерживать Правый сектор в России ? что бы как говорится, что бы люди поняли там, что Правый сектор далеко не враг для народа. Для российского народа Правый сектор. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Есть ли вообще Правый сектор российский?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Он есть безусловно, но вы сами понимаете какая ситуация в России . тоталитарный фашисткий режим и если кто то заявит, что он является сторонником Правого сектора то ему прямая дорога в тюрьму, сизо или просто забитым до полусмерти неизвестными людьми в своем подъезде. Сторонники там безусловно, есть, но я думаю, в России нужно развивать не Правый сектор, а российские оппозиционные их организации. Вопрос довольно широкий потому что национализм в России и национализм в Украине довольно разный. В России все таки правые партии, это партии российские, нацисткие, выступающие с антисемитской, антиксенофобской риторикой. А Правый сектор все таки российского традиционного национализма, где нет совершенно другой подход к национальному вопросу. То есть, наши сторонники в России есть, но мы их не афишируем. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А когда вы лично, Артем, пришли к правой идее? 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: К правой идее. Я не знаю, нашим слушателям интересно или не. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, я задаю вопрос. Мне интересно.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: У меня был постепенный переход после того, как я переехал в Украину. Когда я был журналистом и работал в газете Коммерсант Украина. У меня был постепенный переход либерал-национал-демократ-националист. Потому что я сначала думал, либералом был в России, переехал, понял, что по сути Украина мононациональное государство и тут нужны другие подходы и я стал национал-демократом, а через несколько лет я понял, что Россия, я оговорился простите, кремлевский путинский режим является откровенным врагом и рано или поздно будет какая то агрессия со стороны России в сторону независимой Украины. Потому что Россия в лице Владимир Путин, он все таки дико боится, что под боком России появится огромное независимое процветающее государство и Россия рано или поздно будет сюда вмешиваться, а остановить это вмешательство могут только националисты. И раз я переехал в эту страну и раз я решил всю жизнь жить тут, то как я могу быть не националистом, только националисты могут спасти Украину от российской агрессии. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Правый сектор это благо? Спрашивал я вас в своем голосовании 0800504901 если благо, если зло – 0800504902. И ваши вопросы.

Але, вы в эфире, прошу вас. Представьтесь и задавайте вопрос. 

Слушатель: Я Андрей из Киева. Я считаю, что : Правый сектор это отвратительное зло, которое немедленно должно быть закрыто. Пока этого не случится, у нас будет ад в нашей стране. Этот разгул этих фашистов, это отвратетельно всем нормальным людям. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Артем, вы можете переубедить человека? 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Смешно говорить. Какой ад, какой фашизм.

Слушатель: То, что вы делаете, этот ад, эти биты ,это зло. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Подождите, как вас зовут. 

Слушатель: Андрей. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Андрей, смотрите, во-первых, мы не фашисты и мы никогда не исповедывали фашисткую идеологию. Мы традиционные украинские националисты. Это огромная разница, а на счет ада, то вы знаете, когда российская пропаганда говорит, что типа хунта…
Вы можете дослушать меня или нет и не орать на меня? 

Слушатель: Вы устроили войну в моей стране, сволочи. Я вас ненавижу, понятно. Я вас знать не желаю. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы отключаем слушателя, который не желает знать.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Я могу ответить потому что ад он в Донецке, в Луганске, то есть там, где вторглись сепаратисты, где войска. Извените, где правит так называемая хунта, где Правый сектор свободно действует в Тернополе, Киеве, в Одессе, где угодно, где нормальная украинская власть, там нет не бомбят города, там нет голода, там нет разрушенных зданий, то есть ад, как вы Андрей говорите, может быть сдуру, может быть наслушавшись российской пропаганды, ад именно там, где лезет Россия и где правит то, что вы называете хунтой и Правый сектор чувствует себя нормально, там мир, спокойствие, благополучие. Так что подумайте, прежде чем смотреть очередной выпуск каких то российских телеканалов, где вам врут про Правый сектор. Что вы говорите? Вы просто одурманены российской пропагандой. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Следующий вопрос. Вы в эфире. Как вас зовут и говорите. 

Слушатель: Дмитрий Харьков. Скажите, Правый сектор появился в январе месяца, так?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Правый сектор появился с первого дня существования Евромайдана. 

Слушатель: Хорошо, пусть это будет декабрь-ноябрь месяц. А через 2-3 месяца им просто –напросто запугали Крым, запугали Донбасс. У меня впечатление, что проект…….раньше боялись националистов 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Чей проект, простите. 

Слушатель: Кремлевский. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это вопрос.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Понимаете, это какая ситуация, если ты будешь что то делать на благо Украины, бороться с режимом Януковича, воевать, отстаивать интересы Украины, то тебя будут показывать на путинском телевидении и говорить: «Смотрите, какие это злодеи.» понимаете, если бы ничего не делали, то нам бы сказали, что вот Правый сектор это слабаки. Мы очень много сделали. России выгодно делать из нас страшилку и люди, которые не могут продумать или не хотят или не знаю, без обид, конечно, просто на 2-3 шага продумать, что мы делали. И можем ли мы быть проектом Кремля. Естественно, что нет. Потому что мы на самом деле боремся, мы самые главные враги Кремля. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Кстати, тут спрашивала Светлана в смс. И я приберег этот вопрос. Несколько дней тому назад у меня был разговор как с вами по телефону, правда с Никитой Михалковым. Я у него спросил о Правом секторе, Дмитрие Яроше. Он удивительным образом выразил большую симпатию Правому сектору и Дмитрию Ярошу. И знаете как мотивировал. Он сказал, что Дмитрий Ярош это мужчина, у него да-да, нет-нет. И Правый сектор это понятная организация. Никита Михалков –путинист до мозга костей. Вот чем бы вы эту симпатию объяснили?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Я бы объяснил это тем, что Никита Михалков хотя и является открытым просто врагом демократии и свободы слова и Украины он все таки мужского склада характера и он реально видит кто мы такие по настоящему являемся и по чесному. Если у нас сказано да. Как в Библии, то это да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот это он сказал. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Если нет, то значит нет. То есть на самом деле, если такие враги уже признают, что мы реальная сил. Ну, что ж, мы действительно реальная сила. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: последний вопрос по телефону. Выключите звук радио, представьтесь, 

Слушатель: Добрый вечер. Артем, у меня к вам такой вопрос. Сначала я хотела бы высказать сочувствие, что погибли ваши ребята. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Спасибо вам огромное и я надеюсь, что вы помолитесь за них. 

Слушатель: Обязательно. У меня такой вопрос: не боитесь ли вы преследования Путина?

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Когда была революция на майдане, то в какие то прям критические моменты я ходил там с охраной. Меня доводили до дома. Проводили в квартиру и потом встречали утром. Были различные случаи и боюсь-не боюсь. Понимаете, не боится только либо дурак, либо сумашедший какой то. Может быть потому что я все таки гражданин России. И странно, что..это наверное, разрывает шаблон у сепаратистов, у противников Правого сектора и в Донеке, и в России , что ого-ого, пресс-секретарь Правого сектора россиянин, москвич. То есть, безусловно, со мной может случится все, что угодно. Но понимаете, я верующий человек я Евангелие читаю, в церкви бываю, бываю на причастие. Если надо будет, я делаю, что считаю нужным. Если я нужен еще спасителю мира Исусу Христу, значит нужен, если не нужен, то …..

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Прекрасно.

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Короткий ответ.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Артем Скоропадский, пресс-секретарь Правого сектора. И под конец сообщу результаты вам голосования. Зло или добро Правый сектор. 80% наших слушателей считают Правый сектор благом, а 20% считают злом. Спасибо вам, вы очень активно голосовали. Артем Скоропадский человек, которого я знаю очень давно, и надеюсь, что мы не в последний раз с вами, Артем, в эфире Радио Вести. 

Артем СКОРОПАДСКИЙ, пресс-секретарь Правого сектора: Спасибо вам.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо и до свидания.

Читать все
Читать все