СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Эфир без правил", 16 августа

Эфир без правилПодготовка к школе и репутация переселенцев

Стенограмма дневного эфира на Радио Вести

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот такую мелодию скоро услышит дети украинские, которые пойдут в школу. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Надеемся, что они ее услышат. Надеемся, что они туда пойдут. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: 14 дней остается до 1 сентября. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Если вы к нам присоединились, не поздоровались даже еще с вами, продолжение "Эфира без правил". Меня зовут Василиса Фролова, рядом Дмитрий Терешков. А вот еще к нам присоединилась и Марина Бердичевская. У нее.. кстати у тебя, Дим тоже в этом сентябре впервые пойдет в школу. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Впервые разве? 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Ну, да впервые. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: В первый класс один раз ходят надеюсь. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я бы хотел разобраться в течение этого часа, которого мы посвятим этой теме. Вот песня давняя, знакомая и ничего не изменилось в рамках 1 сентября празднования. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Советская песня. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Изменилось ли что то в системе образования? Фактически или нет? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это разговор долгий. Надеемся нам удастся в нем найти может быть какие то решения злободневных проблем. Очень уж многие родители сейчас с этим вопросами задаются. Все стало гораздо дороже. Ну, а знаний, к сожалению, больше не становится. Об этом говорит статистика, которая кстати, принес наш гость, которую мы уже проанонсировали – это президент международного фонда образовательной политики Тарас Владимирович Фиников. Рада вас приветствовать. Здравствуйте. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Добрый день.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ближе к микрофону, пожалуйста. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Здравствуйте, вот сразу, захожу на сайт вашего министерства. Понятно, что сейчас не до того и сложные времена, но и что я вижу. Никакой статистики, ни сколько детей пойдет в школу, в разделе «Учебники» открываешь раздел для младшего класса, открываешь, там ничего нет. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Ситуация такая: я думаю, что в ближайшие несколько дней появится. Тем более, что 22 числа этого месяца произойдет специальное заседание коллегии министерства, на которой будет проанализирована все, что связано с подготовкой к новому учебному году и даже, я бы сказал, с информированием среднего образования как такового. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Не поз дно они спохватились это заседание, за неделю до начала учебного года?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я так думаю, что поскольку история нашего отечества существует, столько это и происходит в конце августа. Поэтому, это как бы привычно. Но важно другое, теперь мы можем иметь какие то реальные шансы на изменение.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да вы что.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Если обратится к всему тому, что у нас пишут, что часто говорят, то мы обнаружили такую довольно забавную вещь, лейтмотив был бы не изменением, не развитием, а лейтмотив был бы сохранением нашей лучшей в мире системы среднего и высшего образования. Я так понимаю…….

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: А чей это лейтмотив? чей это лейтмотив? Кто продвигает это?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Большинства тех, кто находится в этой системе. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Ага, большинства преподавателей, учителей школы. Вот ничего не меняется, вот как 6 лет назад говорили о духовности. Сейчас смеемся над духовными скрепами соседнего государства, а наши учителя тоже часто понятие духовности подменяют все остальное. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Понимаете, человек, который 40 лет провел в этой системе, он с трудом может воспринимать много новых вещей. Человек, который провел в этой системе 5-6 лет воспринимает гораздо легче, но эти 5-6 лет не были далеко лучшими годами развития этой системы. И я бы сказал так: вот это чувство страха, которое доминирует в отношении очень много находящихся внутри этой системы. Они боятся, что эта система будет сокращаться, что они не получат и того, что они получают и что все то, к чему они привыкли и что является костяком их профессиональной деятельности развалится буквально у них на глазах. Это пугает, поверьте мне.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Что же нам делать для того, что бы развалить это все в конце то концов. Есть масса молодых специалистов, прогрессивных, желающих что то изменить. Куда им стучать:

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Надо понять в каком состоянии находится вся эта система. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Нужно ли разваливать, может реформировать, модернизировать. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: С этим сейчас довольно понятно. Если взять скажем, социологические исследования по крайней мере, 5 лет, то вы обнаружите, что около 70% тех, кто отзывается на тот или иной психологический опрос, удовлетворены ли вы качеством нашего среднего образования? Я полагаю, что это оценка - достаточно. Если обратиться к совсем свежим каким то примерам, можно сказать несколькочасовой давности, то я принес сюда статью, которую я читал по дороге к вам на радио. Которая написана директором центра независимого центра оценивания качества знания Игорем Ликарчуком, которая называется так «Пора кричать сос». Это статья о том, какого рода результат можно увидеть на основании проведенных этим летом независимых оцениваний. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Тестов, тестов.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Того, что сдавали. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Катастрофические цифры. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я бы сказал так: цифры таковы, что о мы говорим о полностью сдавших тесты как бы на высший уровень, мы говорим о сотых долях процентов в масштабах страны. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: О ужас. Сотых долях.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я полагаю, что так. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: То есть это сколько на 100 школьников? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Меньше одного, который мог бы конкретно обладать нужными знаниями. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Это к примеру, из сотни с лишним тысяч, 47 например, из 300 тысяч 46.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: мы сразу сейчас к проблеме внешнего независимого оценивания. Давайте вернемся к первоклашкам. Меня очень волнует этот вопрос. Тарас Владимирович, меня очень беспокоит английский язык с 1 класса и грамматика со 2го, ведь эти новшества от Дмитрия Табачника остались. Где взять столько специалистов в каком то райцентре, в каком то селе. Кто будет преподавать этот английский этим детям, как они будут его знать?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Начнем с того, что это самое оценивание, о котором идет речь, это не что то отдельное, а интегральная оценка всей нашей системы образования. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Правильно, да. Которая с 1 класса и начинается. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Которая начинается с 1 класса и кончается на людях 3 возраста, которые начинают учится в нашей стране. А теперь возвращаясь к тому, о чем вы говорите. Я думаю, что ключевой вопрос здесь состоит в следующем: во-первых, должна появится наконец значительно более рациональная схема организации учения. Это раз и во-вторых, должно быть создано такое условие, что люди должны с удовольствием или с интересом заниматься преподавательской деятельностью. Сегодня есть проблемы, как с первым, так и со вторым. Я хочу сказать, что сейчас сделаны и продолжаются активные попытки создать новый закон Об образовании. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: О среднем. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Закон об образовании вообще. Всяком, в котором будет создана рамка, своего рода фрейм. В которой можно вложить всякий вид образования, который реализуется в нашей стране. Среднее образование, среднее распадется на начальное, базовое, старшую школу, профессиональное образование, высшее образование, последипломное образование и все остальное. Почему это стало так неотложным. Потому что закон, который был создан в средине 90х, уже себя давно пережил. Это во-первых, во-вторых, после длительных усилий почти 6летних появился наконец более или менее, в основном, адекватный современные требования о законе о высшем образовании. А это означает, что высшее образование уже сформулировало какого рода выпускника из средней школы он хочет получить. Я позволю себе привести, скажем так, обобщенную характеристику этого человека: это должен быть человек, который может устно и письменно комуницировать на украинском и русском языке, это должен быть человек, который на достаточно хорошем уровне владеть английским языком это должен быть человек, должен иметь знания математики, различных других естественных наук, физики, химии, биологии, географии, всемирной отечественной истории, мировой литературы на уровне тестирования средних школ центральной и западной Европы. То есть, мы должны смотреть не только на нашу программу, но мы должны смотреть и на программу французкой, немецкой, польской, чешской и так далее школ. Достаточном, для поступления в университете. Он не только должен на этом уровне сдать, но этот уровень должен быть достаточно приличным. Он должен владеть навыками пользования профессиональном уровне пользования компьютером и интернетом, позволяющим пользование заведений, где весь процесс обучения построен на применении этих технологий. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: С этим то у нас точно проблем не будет. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Замкнутый круг.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Насколько оправданы эти стандарты, учитывая, что последние 11 лет человек, который будет поступать в университет буквально, уродовало, мы это видим из результатов оценивания. И этот изуродованный человек, хотя это слишком громко сказано, умеет. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Скажем так, она не уродовала, она не могла заинтересовать и система высшего образования быстрее отреагировала на какие то вызовы общемировые, а школа у нас, как сказал Дмитрию в личной беседе Борис Михайлович Жебровский, просто средняя школа в загоне, никто не хочет сейчас заниматься. Резюмируя этот этап. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Может с семьи нужно?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Поэтому я предлагаю говорить как раз об средней школы, о начальной школе. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я хочу сказать, что я привел этот набор только для того, что бы понять, к чему должна привести этого человека который то ли за 11, то ли за 12, то ли за 13 лет в средней школе. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: В этом наборе есть что то новое? Разве вас что то удивляет. Да, это нормальный образованный человек. А что здесь такое?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: То, что школа постсоветская этого не дает. Украинская школа не может подготовить на уровне знания мировой литературы. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Удивляет меня вот что: когда мы получаем вновь пришедших в наше заведение десятки, сотни других учебных заведений, то мы обнаруживаем, что значительно много этих людей не способно учиться в высшей школе. У них нет никакого фундамента, на который можно опереться программа высшей школы. Ты начинаешь преподавать различные дисциплины, и все это проседает в песок, все рассыпается перед тобой и ты не состоянии их обучить.
Как то несколько лет тому назад я говорил с одним из своих коллег, ректором крупного технического университета и спросил у него : Можно ли за 6 лет обучения в вашем техническом университете компенсировать то, чего человек не добрал поступая к вам в качестве первокурсника.
Он сказал: «нет, этого сделать невозможно»

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Давайте прервемся буквально на несколько минут. Я хотел бы обратиться к слушателям: 390446. Код Киева 044. У вас есть уникальная возможность задать вопрос президенту международного фонда исследований и образовательной политики Тарасу Финикову, который сейчас сидит в нашей студии. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Еще раз здравствуйте, четверть четвертого. Это продолжение нашего разговора об современной системе образования и мы хотим сейчас вас привлечь таким образом. Давайте сделаем такой опрос голосования. У нас есть телефон для нашего голосования и на нашем сайте radio.vesti-ukr.com. там можно голосовать. Мы хотим у вас спросить как вам кажется, вообще соотношение цена-качество нашего украинского образования оно корректно или нет. Потому что мы понимаем, что с каждым годом, для того, что бы отдать ребенка в ту же школу и естественно, в высшее учебное заведение приходится платить все больше и больше денег. А судя по тем результатам опроса, о которых говорит Тарас Владимирович, качество образования не улучшилось. Так вот, корректно ли здесь вести речь об соотношение цена-качество. Мы говорим исключительно об украинском образовании. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Если вам кажется, что эти деньги, которые вы платите, собирая школьника к 1 сентября, эти суммы оправданы, то ..

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Платя взносы в школу.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: О благотворительности отдельно хотелось бы поговорить. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: 0800504901, если все хорошо, вы согласны, если вы считаете, что 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: ..суммы неоправданы, непропорциональны, то 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Может быть маленькие, 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: В любом случае, они друг-друга не стоят. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Тогда 080050902.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я хочу заметить, что вы далеко не все указали вещи, которые находятся в этой цене-качество. Каждый гражданин заплатил очень приличные налоги, из которых происходит финансирование школ. Более того, может случится так, что один гражданин заплатил приличный налог в большом городе и получил более или менее устраивающий его результат, а другой, заплатив налог вообще никакой результат не имеет. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас есть звонки. Здравствуйте. 

Слушатель: Добрий день. Київщина. Справа в тому, що я не розумію, що таке образование. Мені зрозуміло, що таке українське слово освіта і ось освідчена людина, я вважаю, що освіта має бути продовжена до 15 років. Де дитина має орендуватися в повні галузі науки про природу, про суспільство, мистецтво. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Долго перечислять. Вопрос и..

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Чому 15, а не 27, наприклад?

Слушатель: Тому що в 20 людина за кордоном і людина доросла считаеться в 22 роки. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо за вопрос. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Есть такое мнение. У меня например тоже к Тарасу Владимировичу вопрос. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Якщо дозволите, то я хочу таку репліку на те, що сказала наша шановна слухачка. Зазвичай, у Європі навчання продовжують або 12, або 13 років, таким чином, людина закінчує заклад, в залежності від того, чи в 5 чи в 6 років починає, зазвичай, в середньому десь в районі 19 років і ці 19 років це і є приблизно той вік, коли відповідає тим вимогам, які висловила наша шановна слухачка. Зрозуміло, що тримати людину в школі до 22 чи до 23 років було б чимось навіть абсурдним і ось це просто, як коротенька довідка і ще одне: стандартна схема в світі виглядає так: 6 років початкова школа, 3 основна базова школа, і плюс 3 роки старша школа. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: И после базовой во Франции можно уйти правильно, в рабочую специальность. Не обязательно учится 13 лет. 13 лет учатся те, кто нацелен на высшее образование. Стать инженером, стать архитектором и так далее. Правильно я говорю?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Он может уйти после определенного количества лет и тоже будет учится в каком то учебном заведении, которое даст ему профессионально. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: На уровне техникума или профтехучилища. Кстати, это та система, которая у нас в полном загоне. Но у меня например, вопрос, я не знаю сейчас действительно, дети они, взрослеют раньше и ну вот 18-летние школьники, с другими интересами.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Это мне напоминает историю, которая была в ходу одного из аргументов, если так можно считать аргументом, накануне отмены 12 летней средней школы. История звучала так: у нас часто девушки в 16 лет рожают. Является ли это основанием, что бы они в 16 лет кончали школу и до 17 или 18?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так мы сейчас далеко уйдем. Подождите. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Мы хотим понять сколько лет надо учиться украинцу все таки. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: В моем представлении нужно учится примерно столько, сколько учиться человек в западное Европе. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Всю жизнь.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Но, 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Обучение в течении жизни.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Можно я свою маленькую историю прошлого года. Когда я поступала в Лондонское учебное заведение, мне не засчитали 7 лет высшего образования в 2 университетах незаконченных правда, в Украине. Никак. Потому что они не считают это высшее образование в Украине к своему английскому. Вот и все. И не только со мной такое происходит. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Если бы вы спросили у них что нужно для того, что бы вам эти 7 лет засчитали.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Нет, конечно, я сделала все возможное, что бы мне их в итоге учли, конечно. Но пришлось на это потратить месяц, другой. А если бы я была гражданкой Европейского союза, тогда конечно же мне бы это засчитали и я бы времени на это не потратила бы. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Сейчас с новым законом об высшем образовании по-моему, у Василисы появилась бы такая возможность. Вот она дает возможность вот эти засчитать.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Очень бы хотелось, но я с трудом верю. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Возникает первая сложность, когда он пытается поступить в учебное заведение. После 11-летней школы. У него нет тех самых 12-13 лет, которые считаются стандартными для Европы. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Это очень важный момент. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Это первая проблема. Если он поступил туда после того, как он закончил бакалаврат или нашу магистратуру, у него возникает другая проблема, он должен показать в понятных в Европе формах что он здесь изучал, каким образом он был здесь оценен, какого уровня знания он здесь приобрел. Если учебное заведение выполняет требования, которые уже на протяжении около 10 лет существуют на Украине и все оформляют в кредитах европейской системы транфера кредитов, в описании курсов. В соответствии их и так далее, то он легко достаточно, доказывает то, что он изучил тут и так далее. Я могу назвать десятки, сотни тысяч людей, которые это сделали в Англии, которые сделали в Германии, которые сделали в Франции, Италии, Аргентине, Соединённых штатах, Канаде и так далее. Беда в другом, далеко не все учебные заведения выполняют требования и готовы вложить, я бы даже сказал, инвестировать свои усилия в то, что бы сделать всю эту работу для своего выпускника, который уже собирается продолжать учится там. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Тарас Владимирович, вот мы опять пытаемся говорить о средней школе и вот сразу переходим на ВУЗы. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Вернемся к любимой теме. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Нет, я не к тому, это действительно, взаимосвязанные проблемы, это не подходит, но вот у меня вопрос, смотрите, информация от Дмитрия Табачника прошлого года: «Из 19 тысяч школ», когда он еще был министром, «Из 19 тысяч школ», сегодня 3.5 тысячи работают по экспериментальным программам. Вот вопрос: Нужно ли давать автономию средней школе, что бы разрабатывались авторские программы, что бы заинтересованные учителя приходили в школу и заинтересовали учеников. Или нужен вот этот стандарт ВНО, который есть, который навязывается министерством, но никто в итоге, с ним не справляется. Потому что в школе неинтересно учителю, что в школе неинтересно ученику. Правильно?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я бы начал с того, что в мире на сегодня существует общемировая тенденция такого рода. Учеба в средней школе, учеба в других формах обучения должна быть максимально локализованной и привязанной к профессии. Поэтому какие то общие генеральные стандарты должны быть анахронизмом, чем применятся. Поэтому я думаю, процесс политической, административной децентрализации в нашей стране с неизбежностью приведет к тому, что и школы будут находится на местных бюджетах, школы будут находится в управлении со стороны органов местных общин, районов, областей и поэтому разного рода эксперименты, которые будут происходить можно только поддерживать, поощрять и всячески стимулировать. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: И финансироваться они могут, да, как вы говорили, что как общественное телевидение финансируется усилиями людей или как наш коллера Матвей Ганапольський написал о медицине в Канаде. Хочешь построить больницу себе еще негосударственную. Пожалуйста, внеси средства и есть табличка с твоим именем. Может ли существовать так школа?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Очевидно может и должна. Потому что то, что делается сегодня на душу школьника не является достаточным не смотря на то, что расходы государства на образование находятся на уровне Скандинавских стран, если мы берем процент от ВВП. То есть, они находятся в числе самых высоких в мире. Другая беда, что наш бюджет и наш ВВП таков, что эти цифры не являются впечатляющими. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А скажите по обывательски, на что эти деньги выделяются?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Прежде всего, эти деньги выделяются на 2 вещи: оплату услуг преподавателей и администраторов и на поддержании в каком то более или менее работоспособном состояния помещения и оборудования, которое есть. Фактически, этим исчерпывается все то, что 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: При том, что родители сдают …

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Сдают на парты. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: На парты, на ремонты. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Не согласен почему, потому что мы таким образом мы платим за парты нашим детям и они являются нашими. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: но мы же их не заберем, когда..

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Заберем, в том то и дело. Я чуть позже расскажу после рекламы. Мы вынуждены прерваться. Короткая реплика 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Реплика короткая она вот в чем: Те деньги, которые вносятся в школу, позволяют часто пригласить лучшего учителя, а не среднего учителя, позволяют создать такую инфраструктуру учебную, разработать контент, который поможет. Так что вы деньги платите абсолютно не зря. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Тарас Владимирович, я с вами не соглашусь. Мы те деньги, которые сдаем, идут на ремонт туалетов. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас очень много вопросов от наших слушателей. Мы обязательно их зададим, только прервемся на новости и продолжим разговор. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это «Эфир без правил», 15:34 в Киеве, в Украине вцелом. Василиса Фролова еще раз здравствуй. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Здравствуй, .Терешков. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот мы все вместе обсуждаем систему образования потому что 1 сентября 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Собирались говорить о том, сколько денег каждый из вас, молодые родители потратил для того, что бы ваш ребенок полностью укомплектованный с хорошим настроением пошел в школу и мы даже этого вопроса еще не каснулись. Вот сколько? Скажите мне. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вопрос был немножко в другом: куда эти деньги потрачены и нужно ли было их тратить. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: В каждых школах по разному. Вот сколько ты потратил? 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Потому что 4.5 тысячи гривен станом на сьогодны 16 августа. Впереди еще 2 недели по моему, тысяча, 2 тысячи максимум мне придется потратить к 1 сентября. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так, а нука Марина. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Ну, вот я уже потратила на ремонт, на сброс на ремонт в классе, потому что класс нам выдали такой, что учится в нем практически невозможно. Мы сбросились по 2.5 тысячи гривен и думаю, будем сбрасываться еще потому что нужно покупать рабочие тетради. Нужно будет купить шкаф для учебников, нужно будет как то что бы деткам водичка была в классе потому что это первый класс. Я вообщем то себе это не представляю, потому что в среднем например, костюму школьная форма: пиджак и брюки, поскольку у меня сын, это в среднем тысяча гривен, ну, за 700.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы же покупаем детям одежду и без школы. Это нормально. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Да, это нормально. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: То есть, ты одела своего ребенка. Никто не вынуждал делать каких то лишних действий. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Плюс еще канцтовары. Ну как минимум 300 гривень. Это тоже нормально. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А что ненормально?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А ненормально то, что эта сумма увеличивается с каждым годом. А вот это образование, которое получают ваши дети, оно становится хуже и этому доказательство та статистика, которую привел наш гость Тарас Владимирович. Мы вот по этому поводу спрашиваем у вас, как вам кажется, вот это соотношение цена-качество, если мы говорим конкретно, об образовании в средних школах, это цена-качество оправдано. Если же да, кстати, ни одного человека так не считает, по предварительным итогам, то наберите наш 0800504901, если же вы считаете, что такая кореляция здесь неуместна, то 080050902. Спасибо, что голосуете. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы говорим о государственной системе, потому что рассчитывать только на нее и приводить параллели только со школой, в вопросах образования собственного ребенка, было бы странно. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Вот как раз Тарас Фиников сказал, что уже грядет децентрализация и школа будет становиться все более независимым, потому что действительно, возникает вопрос: вот мы каждый год, родители что то вносят, в каждой школе понятно. Свои правила, чем считается школа более крутой, как она сама себя с читает, тем больше денег она требует.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, школа не требует денег, ну послушай, какая школа требует денег?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Ну, я скажу, что система по киевским школам это четкая система, тебя убедительно просят, делают тебе предложение, от которого ты не можешь отказаться и если ты хочешь, чтоб ребенок туда пошел, то тебя просят внести сумму 1.5 тысячи гривен или 2 тысячи гривен или 5 тысяч гривен. Или как говорили мне в городе Украинка Киевской области , это возле элитной Конче-Заспы, там взнос от 5 до 8 тысяч гривен.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ну, он потом материализуется?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Это взнос в благотворительный фонд. И ты не знаешь куда они пойдут. Я например, сдала 2.5 тысячи именно на ремонт класса, в котором будет учится мой ребенок. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И каждый год получается эти классы ремонтируются и собираются на одни и те же папки, те же шкафы, которые уходят. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Очень просто, собрался родительский комитет, который только что сформировался класс. В 1 класс пошел мой ребенок. 30 родителей решили, что в этом классе, в этом помещении нужны парты, мебель, огромный экран.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Неужели в школе не было до вашего прихода парт и мебели?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Они были у класса предыдущего, который учился в этом классе, этом помещении. И они забрали из начальной школы. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Василиса, в нашем классе были парты 70 годов, где невозможно было. Ты бы видела эти парты. Ты бы видела эти стены. Вот. 
Так вот Тарас Владимирович, вопрос.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Все сошлось теперь на мне. Несколько слов: во-первых, долгие годы школы не были должным образом укомплектованы всем нужным и очень много осталось такого, что на самом деле сегодня жалко даже на это смотреть и лучше купить. Я могу сказать так, что успех всего этого предприятия будет тогда, когда исчезнет централизованная система бухгалтерии, которая существует в районе их отделов и появится бюджет каждой конкретной. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: А вообще эти районо и гороно, они нужны ? или это пережитки советского прошлого?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Очень много людей сегодня говорят о том, что их нужно превратить в сервисные службы, которые будут обеспечивать школы всем тем, что они в состоянии им предложить. И этим можно ограничится. Есть более радикальные предложения, которые говорят о том, что можно вообще, упразднить областные отделы, но здесь есть масса идей и предложений и кстати в этой статье, о которой я уже говорил, написанной Игорем Ликарчуком, содержится такое предложение, что бы даже областные упразднить и превратить небольшие отделы государственной инспекции учебных заведений, которые будут выполнять в основном, инспектирующие мониторинговые функции. Но вернемся к деньгам. Появление конкретного школьного бюджета. Который свою часть внесет государство, свою часть, если государственный взнос будет достаточным, внесет совокупность родителей, свою часть добавит муниципалитет местный или местная община, будет решением всех этих задач. Если какие то успехи и подвижки на этом пути? Да, есть. На протежении, 7-8 и даже 9 лет целый ряд людей из украинского образования изучали опыт того, как это делается в Европе. Наилучшим им показался опыт Нидерландов. И есть уже 2 издания учебников, которые описывает как должен выглядеть этот школьный бюджет, как должен идти процесс его составления, процесс его отслеживания, остается лишь только это все сделать нормой жизни.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Что мешает? 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: В этот момент не могу ответить что конкретно мешает. Я полагаю, что это дело времени, и времени небольшого. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: То есть, есть уже образец. Бери и делай. И убери эту армию чиновников, которые остаются. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Как только произойдет эта децентрализация, неизбежно появится это бюджетирование. Появится бюджетирование – появится совершенно иная схема использования этих средств

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Каких средств. Это те средства, которые мы в виде налогов платим и они будут там оседать. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Туда их даст государство в виде части налогов, туда их даст городская или районная власть в виде части от тех налогов, которые у нее собираются и туда возможно что то добавите вы в качестве родителей счастливых детей. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Как спонсоры, как добровольцы.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Стремясь дать нечто большее, чем есть, на основании первых двух источников. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но в европейской практике такие примеры существуют или это…….?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Да, в европейской практике все школы имеют свои индивидуальные бюджеты. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Конечно. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: И этими индивидуальными бюджетами распоряжается обычно, попечительский совет школы. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но участвуют родители настолько глубоко при покупке всех необходимых предметов?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Настолько глубоко в европейских странах родители не учувствуют. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Не гладят, не стирают шторы, не вешают плазменные телевизоры, как клич раздается: Папочки, срочно. Пожалуйста, но это же классика нашей жизни. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я бы сказал так: государство европейское и европейские муниципальные власти дают гарантии дать больше денег. Это обычно нормы европейской жизни. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Как быть в ситуации, когда мой ребенок пойдет в 1 класс, он умеет читать. Вполне нормально, бегло читает, он не только цифры знает, он умножать может, прибавлять, отнимать. И вот он придет в 1 класс и ему впервые скажут, что это цифра 1, это цифра 2. Будет ли ему интересно? Может быть такой банальный простой вопрос, но тем не менее желание познавать школа не убьет уже в 1 классе?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я понимаю так, ситуация выглядит.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Может мне не стоило учить его этому?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Очевидно, что стоило и стоило и больше учить, но во-первых, первый банальный шаг может быть такой, после того, как он придет и станет понятно, как подготовлен весь массив людей, которые учатся в этом классе, можно будет какие то вещи пропустить и идти сразу дальше. Это первый шаг, который возможен и который умный учитель и умный руководитель школы изволит сделать. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я могу на это рассчитывать от нового учителя. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я не знаю, какую вы выбрали для себя школу. Все сильно зависит от вашего родительского выбора. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Это да, у нас демократия и свободная конкуренция и тут действительно, у тебя же есть право и тебя никто не заставляет вести в определенную школу. У меня такой вопрос: почему у моего 5-летнего ребенка в прошлом году при приеме в школу требовали знания планет Солнечной системы. Да, он их знал, геометрических фигур, счета до 100 и обратно. 96, 97, 98 и теперь обратно посчитай. Ему было 5 лет на тот момент и беглого чтения. Почему я должна перед первым классом это обеспечить ребенку?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я скажу так, вы это не должны и не обязаны. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Но школа требует. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Это проявление той самой искренне желаемой школьной установы. Школа хочет получить как можно более подготовленных людей. Как можно более развитых. И в каком то смысле минимизировать возможно свои усилия, связанные с подготовкой ребят. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Ириски.

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Ириски. Поэтому выбор школы становится в этой истории ключевым. Или ты выбираешь школу, которая отличается достаточно известным хорошим уровнем подготовки людей, которые претендуют на какие то товарные позиции то ли ты идешь в школу, которая является в виде некой локальной национальной знаменитости. И выставляет чрезвычайно высокий уровень входных требований. Это дело выбора. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы вынуждены прерваться снова на рекламу. 3901046, код Киева 044, есть еще возможность задать вопрос президенту международного фонда образовательной политики. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Еще раз день добрый. Мы продолжаем разговор с Тарасом Владимировичем Финиковым. Если же вас интересует конкретный вопрос. Звоните прямо сейчас в это хорошее время. 3901046 наш телефон. День добрый.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Алло, здравствуйте. 

Слушатель: Алло, здравствуйте. Это вести. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, вы уже в эфире. 

Слушатель: Замечательно. Я отец 2 сыновей. Хотел бы со своей стороны вот какую вещь говорить. Во первых, задумайтесь о сумме, которая идет на починку класса 2.5 тысячи, минимум 20 детей. Верно? 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: ДА, примерно так. 

Слушатель: Это что можно сделать за такие деньги?
Наверное, класс построить с нуля. Цифра абсолютно неадекватная. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это сумма самая маленькая. В среднем, мы говорим о 7 тысячах гривен, а вот нам кстати, слушатели пишут, что самая средняя 7 тысяч гривен.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Так в чем проблема? Кто мешает вам использовать эти деньги? Собрать с родительским комитетом, купить все необходимое или вас вынуждают на какие то счета перечислять? 

Слушатель: Нет, простите. Нас не вынуждают. Я из Днепропетровска звоню. Мы вообще о таких цифрах не рассуждаем. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: А какие цифры у вас, интересно? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: 2.5 тысячи же говорят. 

Слушатель: В Днепропетровске таких цифр нет. То, что говорят в вашем эфире и то, что у нас. Наши цифры ограничиваются раз в год сумма не более 300-400 гривен. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: А вот стартовый взнос у вас какой то?

Слушатель: Стартового взноса нет. При чем, даже те семьи, которые малоимущие, которые не могут. У нас в классе есть такие семьи, весь родительский комитет сбрасывается для этих детей. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Я вам отвечу, что у нас тоже в классе 3 таких семьи и их никто не заставлял сдавать. 

Слушатель: Я просто хотел отреагировать на сумму, о которой идет речь. Может об этом некорректно говорить о 2.5 тысяч и вводите в заблуждение ваших слушателей. В Днепропетровске, я не думаю, что мы оперируем такими суммами для родительских комитетов. И позвольте еще добавить один момент. Я слушал начало вашей программы. Это меня очень интересует тема образования, оба ребенка учатся в школе. Понимаете, анализируя программы учебные, я пришел к выбору, как родитель, что большинство знаний, которые им дается, они большинство бессмысленны и устарели. Им не дается знаний о жизни, им не дается психологии взаимоотношений, выстраивания отношений со своими сверстниками, выстраивания отношений со своими родителями.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А вы этим не занимаетесь? Вы считаете, что этим должны заниматься учителя? 

Слушатель: Нет-нет. Я занимаюсь, в том то и дело, что …..

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Так в чем проблема? А учителя этим не занимаются. У них другие функции. Тогда идет разрыв между связкой ребенок-учитель-родитель. Почитайте Сухомлинского. Условно только на этой основе ребенка нужно воспитывать. Если у нас различные основы между и различные позиции между родителями, между учителями, что ребенок будет идти на разрыв. Одни требования выставляет учитель, они с ним общаются, по-другому, он общается в семье. Те знания, которые дают в школе, они на 50% и в этом моя твердая позиция, они бессмысленны и устаревшие. И нужно повод их пересматривать. И давать им совершенно новый подход, новую тактику, новую систему отношений. И последняя ремарка, извените, младший сын учится по системе Интеллект Украина. Потрясающая система. Невероятно. Я вижу насколько мой ребенок, ему 9 лет младшему сыну. Насколько он отличается от своих сверстников. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Интеллект Украина вы знаете?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Это хорошая инновационная система. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Это одна из хороших. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Разработанная в Харькове. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Но я хотел что сказать в ответ на вопрос или реплику по поводу днепропетровской школы. Во-первых, надо согласится с тем, что значительная часть того, что дается в школе чрезмерна. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Например. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я не думаю, что целый ряд сведений из учебника химии средней школы так уж жизненно необходим тому, кто сегодня будет заниматься в будущем гуманитарными или даже социально-экономическими какими то науками и вряд ли к этому обратится. Во-вторых, очень много так конъюнктурной и тенденциозного. Те, кто писал эти учебники старались рассказать о том, что им лучше всего известно, что на их субъективный взгляд ценнее всего.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Тарас Владимирович, как с этим бороться. Целое движение поднялось во главе с журналистами, гражданскими активистами. Там Зоя Зинецковская, Иванна Коберник занимаются сейчас этим, и требуют от министерства составлению новых учебников. Таких учебников, по примеру немецких, которые учат толерантности, которые показывают, что есть разные люди, вот там допустим детки, нарисованные в этом учебнике, они разные. Если ребенок аутист, есть ребенок инвалид, есть дети с разными цветами кожи. Это все для детей 3 класса есть, чего нет у нас. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Дело состоит в том, что нужно изменить очень сильно саму технологию подготовки создания этих учебников. Это технология всегда была такой. Из числа тех, кто преподает искали авторы этих учебников, те, кто преподает на более высоких уровнях отбирались лучшие из них, что бы они писали эти учебники и затем еще более высокие, находящиеся в министерстве, принимали решение о том, какие учебники будут издаваться массовым тиражом и превратятся в то, на чем учат всю нашу школьную молодежь. Реально говоря, сегодня это должно выглядеть совсем по иному. Нужно, что бы предложение по подготовке учебников следовали как можно из более широкого круга источников. Я кстати, говоря, хотел бы подтвердить, что названные вами люди, и Иванна Коберник, которая сегодня сидит в коллегии министерства образования, на каждом заседании этой коллегии показывает несовершенство тех или иных учебников и на каждом заседании при принятии решения о том, какие учебники одобрять, какие учебники печатать, какие тиражи им делать. На основании этих замечаний, разного рода заключений, бракуется немалое количество того, что ранее бы с легкостью вошло в жизнь. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Процесс пошел. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Коллегия может заседать очень много, эти изменения будут в жизни превращатся много лет. Мой ребенок однажды идет в 1 класс и во 2, и в 3. И мне хочется прямо сейчас минимизировать какие то риски по отношению к нему со стороны образовательной системы. Я задаюсь таким вопросом: а можно ли его вообще как то не водить в школу. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Вот тебе хочется прямо сейчас, а я небольшую ремарку хочу: с чего Иванна Коберник начала, потому что мы с ней в друзьях в Фейсбуке, а началось с того, что ее сын, который сейчас в 4 классе, пришел к ней один раз с заданием, в учебнике, от которого у нее на лоб глаза полезли. И второй раз пришел, на третий раз Иванна решила этим заняться и вот вошла в коллегию министерства и этим занимается. Я думаю, что всем нам родителям сейчас приходится расти вмести со страной. Правильно? 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я вам отвечу на ваш вопрос просто. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Меня интересует домашнее обучение, в частности. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: О эта тема надолго. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Сегодня во всю предлагается сделать это нормой украинской средней школы. Новый закон, об образовании которой он зафиксирует это и это станет возможным. Вы сможете воспользоваться услугами домашнего обучения, вы сможете воспользоваться услугами любых частных школ, с отличными от стандартного программ. И хочу еще раз заметить, я бы сейчас, делая ваш выбор, поступил примерно так: я бы просканировал школу. Которая вам представляется интересной и я бы примерно, убедился в тех преподавателях, которые могут стать учителями вашего сына, я бы избрал из них тех, кто провел в этой школе примерно, 20-25 лет, но не 40 лет и не 5 лет и вот сделав ставку на этого человека, которому сегодня 40-42-45 и который бы после личного контакта вас бы удовлетворил, я бы сдал бы туда своего ребенка и пока бы он учился в 1х классах начальной школы, я полагаю, что целый ряд того, что мы с вами обсуждаем станет нормой жизни и он сможет уже пускай, с 3, пускай с 4

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Когда такой об образовании может быть принят?

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я думаю, что он будет принят где-нибудь в первой половине следующего года. То есть, ваш ребенок даже не успеет закончить 1 класс. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Как оптимистично. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Будем надеяться, но у меня еще думаю, мы успеем обсудить этот вопрос. Я думаю, Диму это тоже интересует. У меня вопрос: сейчас дети. Дима, у тебя активный мальчик? 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Очень активный. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Гиперактивный. Как и мой. То, что сейчас называется гиперактивным. То есть это дети, которые не могут усидеть долго на одном месте. Им интересно много, интересно все. Как этих детей заставить сидеть с 8 или 9 утра по 5 уроков по 45 минут. Когда мы будем думать о валеологии, которой думают в странах Европы? О том, что бы обучение было не стрессовым для здоровья. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Я бы ответил довольно просто: существует бесконечное количество разных методик, которые не предусматривают их сидение, тем более, сидение на протяжении многих часов. Это можно все делать в играх, это можно все делать в каких то дискуссионных..

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Учителя не делают. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Учителя разные бывают. Главное, в основу этой методики положить такую вещь: вместо того, что бы учить на основе вопросов: что произошло? Когда произошло? Как произошло?, ставить совершенно другие вопросы в основе методики. Я бы сказал так: почему произошло? почему произошло именно тогда и в такой форме? И вот если это начать делать, то это будет решением той задачи, о которой вы говорите. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот нам пишет Тина слушательница. Вы говорите об эстетике школы, стены, потолки, парты. Пусть это хоть берлога будет, но с хорошим оборудованием, доступом в интернет, хорошей рекламой в университет, куда можно поступить, просто нужно заинтересовать детей в самообразовании. И очень много спрашивают в каком районе Днепропетровска учится ребенок за 300 гривен, потому что ….еще несколько сообщений к нам пришло о том, что в среднем колеблется цена от 3 до 5 тысяч гривен. Из Днепропетровска кстати, в том числе. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Значит, я не ввела в заблуждение никого, как сказал наш уважаемый слушатель. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И слава Богу, что есть такие школы, что 300 гривнями можно обойтись. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: Все мы понимаем, что в райцентре в школе эти цифры выглядят совершенно по другому. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Кстати да

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ: Это безусловно. И это проблема столицы, это проблема того, что мы все хотим видеть своих детей в нормальных школах, но из того, что сказал Тарас Владимирович, хорошо бы найти частную школу. А сколько стоит частная школа, это мы обсудим когда-нибудь в следующем эфире. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А мы вообще должны заканчивать?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Да, должны заканчивать.

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ой, много всего не успели обсудить. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Может быть у вас напоследок есть важные реплики ключевые. 

Тарас ФИНИКОВ, президент международного фонда образовательной политики: У меня одна реплика: еще не 1 сентября и у нас есть еще во-первых, возможность сделать какие то движения, и что то изменить, сделать какой то более лучший выбор. Это первое, что я хотел сказать и второе, что я хотел сказать, у нас есть хорошее движение. Был когда то совершенно замечательный коммунист Део Сяо Пи, который сказал, что развитие это абсолютный принцип. Вот наш новый закон О высшем образовании, будущий закон об образовании это самое развитие и если мы будем двигаться в правильном образовании, мы придем туда, куда надо. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо большое, Тарас Владимирович. Президент международного фонда образовательной политики Тарас Фиников разбирался в этой долгой теме. Мы постараемся ее продолжить хотя бы с новостями о том, что же будет скоро в школах Донбаса: Донецкой и Луганской областях. Об этом мы поговорим следующие 15 минут.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это «Эфир без правил», 16.05 в Киеве. Еще раз здравствуйте, Василиса Фролова. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И Дмитрий Терешков. Хорошей вам субботы. Мы продолжим обязательно тему с тем, как происходит подготовка к обучению в донецких и луганских школах, но немного позже. Мы сейчас поговорим в том числе и о Донецкой, Луганской областях, но только немного с другой стороны. Мы подойдем к этой теме с той стороны, которая в общем, нам знакома, большему количеству из нас знакома. Я имею в виду тех, у кого есть дети, у кого нет. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А причем тут дети? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вот именно, тут дети не причем. Тут при чем люди, которые приехали из Донецка и Луганска, а их сейчас больше, чем тех детей, которые пойдут в донецкие и луганские школы. Мы хотим поговорить о тысячах, сотнях тысяч уже даже, переселенцах Луганской и Донецкой области. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И давай начнем этот разговор с социальным психологом. Сразу же зададим несколько вопросов в лоб. У нас есть Лидия Смола. Здравствуйте, Лидия. 

Лидия СМОЛА, социальный психолог: Здравствуйте. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Мы говорим об отношении к вынужденным переселенцам, планируем говорить. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Начинаем говорить. Мы знаем, что у вас скоро лекция, поэтому сейчас начнем. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Есть мнение о том, что к переселенцам в центральной и западной Украине иногда относятся предвзято. Есть ли какое-то рациональное объяснение этой предвзятости?

Лидия СМОЛА, социальный психолог: Смотрите, прежде всего мы должны разделить эту проблему, о которой вы говорите – отношения переселенцев с представителями западной Украины и центральной на три части. Мы живем в условиях информационной войны. И одним из инструментов информационной войны являются слушатели. Поэтому, знаковая знакомой сказала о том, что где-то там семья вела себя не хорошим образом, очень быстро воспринимается населением. Поэтому, нужно уточнить момент, что была массированная, может ли отвечать по средствам массовой информации, не указывают часто места, координаты, людей о том, как «плохо» ведут себя представители востока на западе, где их встретили с радушием. Кому это выгодно, мы говорить не будем. Это понятно, что врагам Украины, не будем называть каким врагам Украины и кто сейчас создает сложности на востоке, не выгодно, чтоб Украина была сильна в своем разнообразии. Не нужно, чтоб западный украинец был похож на львовянина, донеччанина или киевлянин на херсонца. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Так всегда и было. Но вы хотите сказать, что здесь идет речь о специальных пропагандистских усилиях по расколу внутри государства?

Лидия СМОЛА, социальный психолог: Это пропаганда, которая направлена на раскол. Это один аспект. Второй – когда мы говорим о явных конфликтах, когда мы имеем подтверждение с именами, людьми, говоря о конфликтах и недоразумениях, тут должны отметить два момента. Первый – люди, которые переезжают, у которых разбомбили дома – это люди, которые понимают, что там не ходят зверские бандеровцы, что там люди и туда можно ехать. Но когда люди приезжают, они хотят психологически вернуть обстоятельства, которые они потеряли. Пусть их город не так красив, как Львов, они жили в каких-то не таких условиях, но они жили в привычных для себя условиях. Адаптироваться беженцу очень сложно, невероятно сложно. Поэтому, когда они говорят – вы должны на западе что-то нам или вы должны нам создать условия – они говорят о том, что верните нам нашу жизнь. Для людей является второй причиной, проблема коммуникаций большая. Третья проблема, которая очень большая – это культура поведения. Для представителя востока одна культура поведения обычная, чужая для представителя запада. И при том, что при желании даже западной Украины представителя принять, появляется то, что называется проблемой коммуникаций культуры поведения. Они разрешимы, но это второй пункт. И третий пункт…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это уже пятый пункт, подождите. У вас два третьих было. 

Лидия СМОЛА, социальный психолог: Я имею в виду по проблематике. И третий аспект или пятый, как вы считаете – это для представителей запада не понятно, почему молодые, сильные мужчины, психологически это не понятно и непринятно, сильные мужчины приезжают на запад в то время, как их дома грабят, машины забирают, когда разрушается их мир. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И в то время, когда мужчины с западной Украины едут на восток. 

Лидия СМОЛА, социальный психолог: Еще один стереотип. Потому что очень много представителей юга и центра, гибнут на востоке. Не только западной Украины. Но создается образ, они видят этих мужчин, гуляющих по городу с детьми, наслаждающихся архитектурой. Это вызывает, по крайней мере, недоумение – почему эти люди здесь, а западные, ребята с западной Украины едут туда и мы слышим постоянно о похоронах. В этом проблема. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо вам за мнение. Это Лидия Смола, социальный психолог. На самом деле, я никогда не встречал психологов, которые мало говорят. Для меня в данной ситуации не новость. Мы очень много информации получили. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это хорошо, что у нас такие гости и такие психологи на включении. Лидия, спасибо вам большое. Мы просто хотим еще представит двух гостей, которые уже появились за это время в нашей студии. Напоминаем вам, что хотим поговорить с вами о проблемах переселенцев, о реакции на их появление в центральной и западной Украине, на наше отношение к этому. У нас в гостях глава правления Рады гражданских инициатив Кодачигов Вадим Эдуардович. Здравствуйте. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Здравствуйте. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: И Алексей Буряк, переселенец. Человек, который прибыл в Киев из Донецка. Здравствуйте. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Здравствуйте. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: На самом деле, мы проблему, как таковую, не озвучили. На самом деле, есть сообщения, что вновь прибывшим переселенцам в Киев, другие города Украины иногда не охотно сдают жилье, отказывают в приеме на работу. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Много мнений есть, много историй. Вы наверняка же слышали о них? 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Или нет?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Мы с ними сталкивались. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Расскажите свою историю, пожалуйста. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я, например, киевлян ни в чем не хочу винить в этой ситуации. Я понимаю позицию и человека, который сдает жилье в аренду. У него вопрос – как вы будет платить дальше, чем вы будете заниматься и так далее. Один раз натолкнулся на такое понятие, как принципиальная позиция. То есть, три раза нам отказали в сдаче квартиры. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Они посчитали вас несостоятельным, материально необеспеченными. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Наверное. У них возникли какие-то подозрения. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А что вам сказали? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Первый раз долго не отвечали, второй раз человек сомневался, в итоге, хотя я сказал – я готов сейчас проплатить первый и второй месяц, бонус риелтору. Он в итоге взял киевлянина, который договорился с ним оплатить только один месяц. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И причину вам не озвучил?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Мы с ним разговаривали. Он говорит – я переживаю, как вы будете дальше. Когда я уже снимал квартиру, мне такой же вопрос задавали. То есть, я объяснил ситуацию, говорю – если нужны гарантии, могу написать телефоны, звоните. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Алексей, а с чего началось? Когда вы прибыли в Киев?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я здесь неделю нахожусь. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: То есть, неделю назад вы выехали вместе с семьей из самого Донецка? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы житель города Донецк. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Да. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Что вы там оставили? Сколько человек переехало?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: У меня семья – я, жена и дочка 1 годик. В Донецке остались мои родители на сегодняшний день и родители жены, но они остались в Торезе. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ой. И что вы там оставили? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Все, что в квартире, все там осталось. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: С каким количеством вещей вы выезжали оттуда, и как тяжело это было сделать?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я отправил две паллеты в Киев – это мои, часть производственных мощностей, что успел. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы еще таким образом перевезли бизнес?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Да. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А в чем заключается бизнес? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я занимаюсь обжаркой кофе. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: То есть, эти мощности, они не представляют ничего такого сверхмасштабного, это можно собрать в кучу и отправить в Киев, и продолжать жарить кофе, но уже в Киеве. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Но уже в Киеве. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: То есть, таким образом, просто бизнес переехал. Давайте подобнее об этом через…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: О реакции на новоприбывших переселенце в центральную Украину мы продолжим говорить. 



Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это «Эфир без правил». Еще раз здравствуйте. Кодачигов Вадим Эдуардович – глава правления «Ради громадських ініціатив» в нашей студии. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Которая занимается проблемами переселенцев. И как раз, только к нам приехал с субботника, на котором был и мэр Владимир Кличко. Также Алексей Буряк, переселенец из Донецка, который нам рассказывает… Вы пока не привыкли реагировать на такое определение? Простите, а как вы бы хотели, чтоб мы вас называли?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Беженец, еще как-то странно. Переселенцы, да. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Гражданин Донецка, который неделю назад переехал, житель Донецка, который неделю назад переехал в Киев с семьей. Удалось ли вам здесь найти уже работу? Вы сказали, вы занимаетесь обжаркой кофе. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Пока только удалось найти квартиру, помещение я снял для этого, для обжарки кофе, завез оборудование и готов приступать к работе. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Оптимистично. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Давайте сразу, вот у нас есть масса звонков. Мы слушаем слушателя нашего. Здравствуйте, алло. 

Слушатель: Алло. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Говорите. 

Слушатель: Вы меня слышите? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Уже все слышат. Представьтесь, пожалуйста. 

Слушатель: Добрый день. Я хотел уточнить по поводу аренды квартир переселенцам. У меня жена работает риелтором. Почему не хотят сдавать беженцам квартиры? Потому что в двух случаях были варианты, когда беженцы в нетрезвом виде ломали бытовую технику, вырывали двери и так далее, тому подобное. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот, как будто на Донбассе живут люди какого-то совершенно другого качества, как будто вид какой-то другой. Как это так? А киевляне на ломают технику? Не пьют? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, вот никогда не ломают и двери не выламывают никогда, не пьют вообще. Да? Алексей, отреагируйте. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы ничего еще пока не сломали?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Нет, пока ничего не сломали. Возможно такие и были моменты. Мне риелторы тоже рассказывали всякие страшные истории. Зачастую риелторы выступают на стороне переселенцев, они помогают, даже могут подсказывать, как себя вести, что говорить. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Видимо, не очень хорошо помогают, потому что подобных слухов, таких странных случаев все больше и больше.

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я думаю, странная ситуация, она порождает. Одна странная вырастает сразу в таком большом масштабе. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вадим Эдуардович, скажите, как можно помочь переселенцам сохранить лицо и интегрировать в общество?

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Сохранить лицо может помочь только владелец лица. И какие-то рекомендации тут вряд ли помогут. А по поводу той ситуации, которая сейчас сложилась вообще у переселенцев, да, случаи такие есть. Объясню. Из Крыма, когда уезжали люди из Крыма, немножко различие есть между людьми, которые выезжают с Донбасса и теми, кто выезжает из Крыма. С Крыма выехала в основном такая интеллигентная элита. Это люди, на которых не подействовала пропаганда, это люди очень осознанные, которые являются патриотами Украины и в таком духе. Из Донецка сейчас выезжают все, будучи и патриотами Украины, будучи не особо патриотами Украины, и будучи особо не патриотами Украины. Уезжают все, потому что там просто идут боевые действия. Поэтому, приезжая сюда, я уже неоднократно сталкивался со случаями, когда поселения, при том, что мы обеспечиваем людей и питанием, и жильем, поднимаются российские флаги. Я выезжаю туда в экстренном порядке, политинформация и все такое. Вплоть до того, что готов выдвинуть инициативу – сбор средств на людей, которые являются ярыми поклонниками России, чтоб купить им билет, пусть едут туда фанатеют. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Почему они сами не принимают такое решение уехать в Россию и едут, несмотря на свои взгляды радикальные, сюда? 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Здесь ситуация достаточно двоякая. Есть варианты, когда люди действительно осознанно пытаются выехать в Россию, а есть… Появился автобус, который вывозит от бомбежки. Ну, когда идет бомбежка…

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Как не сесть, да. Алексей, у вас есть много знакомых, друзей, которые в Россию эмигрировали? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Прямых нет. Знакомые знакомых, да, я слышал, что уезжали кто в Воронеж… У меня брат двоюродный уехал в Москву. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Сейчас открылись прекрасные вакансии на Колыме. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это какой-то подтекст идеологический в этом есть. Ему ближе Москва?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Да. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: У нас есть очень много звонков. Наш телефон 390-104-6. Здравствуйте. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Сделайте приемник тише. 

Слушатель: Добрый день. Просто я еду в машине, поэтому слышу вас только через телефон. Вы знаете, только что прозвучала хорошая фраза о том, что много переселенцев, которые приехали сюда, перепутали адрес. Ехать им надо было в другую сторону – в Россию. Это у нас тоже, вот рядом с домом, приехало 50 семей. Извините меня, уже дошло, грубо говоря, до мордобоя, когда они вдруг пьяные начли в лесу на шашлыках петь гимн России. Поэтому, к сожалению, как правильно сказал Вадим Эдуардович, что есть большая разница между переселенцами Донбасса и Крыма. Из Крыма уезжала интеллигенция в основном проукраинская, а из Донбасса бегут все. Честно говоря, у меня очень большое желание, у вас тоже звучала эта тема, что всех мужчин призывного возраста призвать в армию и в АТО. Пусть они определятся, за кого они будут воевать. Если у них жены здесь, может у них в мозгах это включится, что пророссийские настроения – не совсем правильно. Если они такие уж большие пацифисты, пусть работают на восстановление Донбасса, там тоже руки нужны. Потому что у нас, видите ли, работа в Ашане за 2700 им не подходит, дайте им 10 тысяч гривен. Извините, в Донецке у меня кума живет и зарплата в 2 тысячи гривен там, особенно в районах, не в самом Донецке, а в Енакиево – это просто фантастика. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Простите, вы сказали, что вы за рулем. Вы часто на дороге сталкиваетесь с нарушениями…

Слушатель: Проехал ГАИ. Сейчас остановлюсь…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: За вас мы тоже не беспокоимся. Вы часто сталкиваетесь с нарушениями машин донецких, луганских?

Слушатель: У меня есть друзья в Донецке, Луганске, при чем, очень интеллигентные и самые разные, вплоть до шахтеров. Покатался я еще с советских времен по Украине, видел и запад, и Россию. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Но вы сейчас в Киеве на дороге отмечаете увеличивающееся количество таких машин?

Слушатель: Видел фотографию донецких беженцев с «Back in the USSR» наклеечкой. Я говорю, не перепутали ли они адрес. Я не против переселенцев, я понимаю, что женщины, дети – вообще святое, без проблем. Но здоровые бугаи 30-летние, которые приехали сюда, не хотят работать, а хотят только гулять и дайте нам помощь…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, настроение ясно. Спасибо большое. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Алексей, к вам вопрос напрашивается. Вы, здоровый бугай, лет 30 с виду, приехали с востока в Киев. Что скажете? Как-то прокомментируйте. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Нет, на самом деле, я верю тому, что есть и такой факт. Есть здоровые бугаи, которые приехали в Киев, Днепропетровск, Одессу работать, зарабатывать деньги, продолжать жить. Я когда уезжал с Донецка, я просто подошел к такому вопросу – я должен либо постараться выжить, либо стараться заработать. Если б я был сам, я б наверное по-другому свои действия…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы бы пошли воевать, если бы не семья?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Да, я бы пошел добровольцем. Жена моя прекрасно знает и всегда на эту тему у нас всегда возникали конфликты. В этот момент я понимаю, что для тебя дороже, соответственно, стараешься идти туда, где можно зарабатывать деньги. То, что ребята есть, которые приехав сюда, другие места и ждут какой-то помощи и начинают, как рассказывают, пить, я согласен, этот факт есть. Есть люди, которые действительно не рассчитывают на себя в этой ситуации, ждут помощи от кого-то. Я просто был позавчера на подобной встрече, я увидел людей, они ждут какой-то помощи. Я слушал это все, встал и говорю – ребята, поверьте, нам никто не поможет. Никто к тебе не придет и не даст 50 тысяч гривен, начинай бизнес. Такого не будет. Пока мы сами себе не поможем, пока мы не объединимся, не возьмем себя в руки…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вадим Эдуардович, или все-таки помогают? Помогают многие, каждый из нас чем может помогает. Но, может быть, к этой помощи уже слишком привыкли и надеялись на большее? 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Естественно, привыкли. К хорошему очень быстро привыкают. Поэтому, если изначально начинали помощь с того, что и обеспечивали жильем, питанием, полностью всем. То сейчас мы, во-первых, переключились исключительно на то, что мы помогаем только женщинам и детям, мы помогаем с трудоустройством. Сейчас, даже скажу больше, мы несколько перепрофилируемся с трудоустройства, с расселения. Мы стали заниматься более глобальными проблемами. Эта проблема состоит в том, что мы сейчас пытаемся договорится с Европейским союзом о том, чтоб создать здесь на территории Киева бизнес-инкубатор для того, чтоб люди, как Алексей, приезжая, имели хотя бы какую-то стартовую площадку для того, чтоб начать заниматься бизнесом. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Кстати, инициатива «Кадровая сотня», у нас были две недели назад в гостях, тоже подобными штуками занимаются. Вам нужно как-то скооперироваться. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Скооперируемся, конечно. Потому что все такие инициативы, они в любом случае всегда приходят под одну крышу. Следующий момент – пытаемся собственными силами договорится с Европейским союзом о выделении определенных денег для создания рабочих мест. При чем, я неоднократно слышал от Минсоцполитики, вживую, и по информативным сетям, что мы выделили 2 с лишним миллиардов гривен на трудоустройство, на создание рабочих мест. Так до сих пор ответа и не услышал, куда – на Марсе это выделено, на Венере, на Сатурне, чтоб мы собрали чемодан и поехали туда трудоустраиваться. При этом, есть определенные вещи, допустим выехало достаточно большое количество крымских татар. Все прекрасно знают, что лучше крымских татар земледельцев на этой земле не существует. У меня моя бывшая жена крымская татарка. Когда у меня был дом стоимостью четверть миллиона долларов с шикарной полянкой, когда я женился, через месяц у меня там был огород. Никакой полянки у меня в помине не осталось. Поэтому, татары – это те люди, которые сейчас могут завалить Киев свежими фруктами, овощами. При этом, в окрестностях Киева масса разрушенных теплиц. Ну что стоит восстановить теплицы, дать людям работу? Во-вторых, крымчане – это лучшие туроператоры, турагенты. Вы наверное все были в Крыму и знаете, что там знаменитая фраза «Пахлава медовая, кукуруза» и все такое, эту фразу знают все киевляне и весь Киев знает. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Может таких вакансий не так много? 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Мы их сами создадим, не переживайте. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Переиначим Гидропарк под них.

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Вот только что я приехал с Труханового острова. Труханов остров, все знают, что это. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это этот субботник, на котором Кличко был? 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Да. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Простите, расскажите о нем поподробнее. И, кстати, мы, естественно, должны продолжать эту тему. У нас есть много статистики, много вопросов к нашим гостям. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: После новостей, через несколько минут. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, мы продолжим. 



Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: «Эфир без правил», здравствуйте всем только что присоединившимся. Напомню, мы говорим о переселенцах с Донбасса, репутации. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Да, о репутации людей, которые приехали в Киев, Карпаты, на запад. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Елена пишет, что она сегодня узнала, что у нее в городе, а она проживает в Днепропетровске, цитирую: «Кинули на деньги семью переселенцев из Луганска. Больно и горько осознавать, что люди умеют наживаться на чужом горе». 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Если оказаться в Донецке сейчас, то покажется, что уехало, наверное, 900 тысяч. Город абсолютно пустой, он мертвый. Единственное, где есть небольшие транспортные развязки, народ еще ходит. А так…

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Уже и транспорт не ходит. Вот мы сегодня буквально два часа назад связывались с журналистом оттуда. У нас есть небольшая справка о количество переселенцев внутри страны. Давайте ее послушаем и продолжим уже с вашими звонками.

«Многие переселенцы из зоны АТО предпочли не уезжать далеко от родного дома. Почти 34 тысячи уехали в те города Донецкой области, где сейчас мир. 26 тысяч отправились в Харьковскую область, 9 тысяч в Днепропетровскую, 2 тысячи во Львовскую. В остальных областях от 500 переселенцев до 2 тысяч. 15 тысяч жителей востока переехали в столицу и Киевскую область. Там же сейчас находится почти 4 тысячи крымчан. Почти тысяча переселенцев с полуострова отправилось в Одесскую область, почти 800 – в Николаевскую, 700 – в Днепропетровскую, столько же в Харьковскую. Также часть крымчан и жителей Донбасса эмигрировали за границу. В Россию отправилось 55 тысяч беженцев, в Польшу – тысяча, в Белоруссию 200 человек. Также незначительное количество беженцев отправилось в Венгрию, Румынию, Молдову и Словакию». 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот мы почти разобрались с теми людьми, которые выехали. А те, которые остались, кто эти люди, интересно. К какому социальному классу они принадлежат? Они неспособны физически или как? 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Пенсионный возраст?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Маме 52, папе 51. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Молодые. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Они находятся в 15 километрах от Донецка, в селе у знакомых и раз в три дня приезжают в город. Это последняя неделя, активнее фаза пошла, когда уже наш район. Если там до этого иногда что-то попадало, то попадает сейчас каждый день, кто-то погибает. Таких людей много. Среди моих знакомых есть тоже, кто в соседних селах сидит, у кого есть там бабушки, дедушки, перебрались туда. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Но в вашем доме еще остаются люди?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: У меня сосед, ему 80 лет. Я ему звоню каждый день. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это единственный сосед?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Когда я уезжал, в нашей квартире я был сам, жена с ребенком уже месяц не находились, потому что мы как раз находились на границе боевых действий, Марьинку когда армия начала освобождать. Жена с ребенком уже не находились в квартире. Я в квартиру приезжал, иногда ночевал. В подъезде было из 36 квартир, по-моему, пять, где люди жили. Опять же, люди, которые старенькие, бабушки. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вадим Эдуардович, у вас какая информация? Это в основном остались люди пенсионного возраста. И причины того, что они не хотят уезжать, в общем, понятны. Да? 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Остались люди, которые не могут выехать. Не остаются люди, которые хотят выехать, но почему-то не выезжают. Если человек хочет выехать и у него есть хоть какая-то малейшая возможность, он выезжает. Потому что организован выезд, и наши коллеги вывозят, занимаются вывозом людей пожилых и инвалидов. И «Фонд розвитку України» помогает, и Донбасс-SOS, организация наша партнерская помогает выезжать. Те организации занимаются выездом. Мы уже подхватываем людей здесь, пытаемся разместить, адаптировать и прочее. Мы уже другими проблемами стали заниматься, более глобальными. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Есть информация о том, что гуманитарный коридор и договоренности по нему, они не соблюдаются и все-таки риск существует. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Риск во время войны существует всегда. Вы можете просто идти по улице, в вас попадет шальная пуля. Поэтому и называется «шальная пуля», потому что она никому не принадлежит, никто не знает, откуда она вылетит. Поэтому, рискуют все – и волонтеры, и люди, которые выезжают и тем более те, которые остаются. Риск есть всегда. Он будет оставаться до тех пор, пока кто-то будет нажимать курок, кто-то будет выпускать снаряды, кто-то будет стрелять из миномета. Риск будет всегда. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: У нас есть звонки слушателей. Алло, здравствуйте. С

Слушатель: Здравствуйте. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Слушаем вас. 

Слушатель: У меня вопрос к Алексею. Алексей, скажите, пожалуйста, а у тех ребят, которые воюют за вас, у них нет семьи, детей у них нет, которые с западной Украины, с Киеве? А вы забыли о том, как вы сюда ехали эшелонами и кричали «Мы хотим в Россию, наш президент – Янукович»? Вы это забыли все?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо за вопрос. Вы кричали? В Россию хотели?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я не кричал. Эта тема, наверное, я пока находился в Донецке, было время обдумать о всех этих вещах, которые привели к этому. На самом деле, в нашей стране все будет так происходить, пока будем одни говорить одно, другие говорить другое. Я не хочу просто вешать ярлыки, какие-то категории на людей. Масса примеров, масса сейчас есть материала. Я даже сюда ехал, я прекрасно знал, что именно такие вопросы будут задавать. Я читал про Францию, когда была Вторая мировая война и как встречали одни и те же люди фашистов, одни и те же люди встречали Шарля де Голя. Во-первых, все, что сейчас произошло, это готовилось. Я еще со студенческих времен начал вспоминать эти события – Оранжевая революция и так далее. Те категории, те ярлыки, которые вешались тогда, мы знаем о них, они сейчас сработали. Это был механизм замедленного действия. Их просто дернули и механизм начал работать. Соответственно, случилось так, если думают так, что на Донбассе все поголовно поклонялись Януковичу, нет, такого никогда не было. Да, преимущественно, более половины населения так и думали. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А вы принадлежали к этой половине? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Нет, я никогда не поддерживал. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Ничего страшного нет, если вы поддались пропаганде, живя в Донецке, это понятно, это нормально. Но сознание приходит со временем, в зависимости от того, какое количество информации вы потребляете. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: На самом деле, нет плохих и хороших людей для меня. Эта ситуация, она очень хорошо меняет сознание людей, которые сейчас находятся в Донецке, которые сейчас остались. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И у большинства оно поменялось? Что вы видите?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Да, я вижу, что это поменялось. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: То есть, «ломка» даже у пенсионеров, которые там остались, прошла. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Мы должны всегда понимать, что есть люди, которые мыслят категориями. Им сказали – это желтое, это зеленое, это красное. А есть люди, которые могут складывать логические цепочки, доказывать, анализировать и так далее. Соответственно, нашу страну делили на два этих лагеря постоянно. На сегодняшний момент это все результат такой длительной работы. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Хорошо, но сейчас те, кто остаются ,они уже буквально поменялись?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: На самом деле, кто были такими ярыми сторонниками, эшелонами ехали за Януковичем и кричали все остальное, что кричали в последние 3-4 месяца, они, наверное, выехали из Донецка самые первые. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Куда? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я не знаю, в Таганрог может. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Здесь очень много стало машин с донецкими номерами, вы знаете. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я 25 июля ездил в Москву, в деловую поездку ездил. Когда я ехал с москвичами, они мне показывают – ой, что это за номера. Ну, это Донецк и Луганск. В Москве их тоже очень много и я их видел. Поэтому, мы уже от сути отошли. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Я вклинюсь немножко. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я просто договорю. Мне нравится одна мысль, это не мой вывод. Смотрите, киевский солдат, который пошел воевать – он вернется в Киев, львовский вернется во Львов, а дончанин вернется в Донецк и вернется в Горловку или Мариуполь. У меня есть знакомые моего детства, которых я прекрасно знаю, они сейчас находятся на стороне противоборствующей. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А в Луганск разрушенный, непригодный для жизни, кто вернется?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Кто вернется? Луганчанин. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Вы думаете, еще возможно жить в этом разрушенном городе, две недели в котором нет ничего? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я думаю. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы допускаете вариант, что вы вернетесь к себе в квартиру в Донецк?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я допускаю вариант, что я вернусь. Но, скорее всего, я не вернусь. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Понятно. Вадим Эдуардович, вы хотели рассказать об этом субботники, с которого вы вернулись. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Могу в двух словах рассказать. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Уже, кстати, в информагентствах появилась об этом новость. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А можно о субботнике через одну минуту? Буквальна одна минута. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Просто это имеет отношение к переселенцам и новость свежая. 



Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Итак, давайте же вернемся к этому вопросу животрепещущему о субботнике. Я не до конца понимаю, что это за субботник. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Из Труханова острова Кличко собрался делать что? Расскажите. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Сейчас расскажу. Я буквально два слова в дополнении к предыдущему разговору. Я вот, к счастью, как Леша не страдаю тем, что я не вешаю ярлыки. Я вешаю ярлыки и причем, достаточно конкретные. Мой ярлык следующий – нашей страной несколько лет руководил полный дебил и это все прекрасно понимают. Воспитал определенное поколение людей, которые относятся к этому государству так же, как относился он к этому государству. Вот сейчас очень не мало важно, что люди, приезжающие сюда, сталкиваются с пониманием киевлян, очень огромная благодарность жителям Киева за их терпение, за их понимание. И в какой-то мере у них открываются глаза на то, что они жили совсем не так, как им рассказывали, о том, что на самом деле Донбасс кормит далеко не всю Украину и далеко не сам Донбасс кормит сам Донбасс. Потому что его кормит вся остальная страна. И люди, приезжающие сюда, если у киевлян хватает терпения, у львовян хватает терпения, честь им и хвала за это. Я думаю, что именно терпением, именно этим поведением и именно тем, что они видят, как на самом деле живет страна и что на самом деле происходит в этой стране, благодаря этому вполне возможно, что в скором времени Донбасс станет действительно частью Украины не просто на карте, а именно менталитетом, и у нас не будет левых и правых, у нас не будет черных и белых, не будет донецких, луганских отдельно и западенцев отдельно. У нас будет нормальная, натуральная, чистая страна – Украина. Пускай каждый со своими особенностями, но мы единая страна были, есть и будем. А по поводу субботника, как раз субботник был от части направлен именно на то, чтоб… Во-первых, изначально была мысль такая – сказать киевлянам слова благодарности. Изначально темой субботника была: «Переселенці киянам з подякою». 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Политическая акция от Кличко такая?

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Нет. При чем Кличко? Кличко просто приехал потом на акцию. Это «Рада громадських ініціатив», общественная организация, которая опекается беженцами, одно из направлений – беженцы. Мы решили организовать, собрать беженцев, переселенцев из разных поселений наших. Сегодня там было около 300 человек переселенцев, которые вышли для того, чтоб навести порядок на Трухановом острове и таким образом сказать слова благодарности киевлянам за их тепло, радушие и все прочее. Потом подключилась еще одна волонтерская организация – «Фонд волонтеров Украины». 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И решили сделать Труханов остров только пешеходной зоной. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Тимофей Нагорный подключился. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Имеющий к Донбассу непосредственное отношение. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Да, поэтому у нас получилось так, что у нас были и крымчане, там были дончане, там были луганчане, там были киевляне. Трудились все. Назвали акцию «Пліч-о-пліч» и таким образом мы показали всем, что в работе мы все одинаковые, в жизни мы все одинаковые. И в Донецке, Луганске, у львовян – две руки, две ноги, одна голова и рассуждаем мы одинаково, и жить мы хотим в одной нормальной стране. Все мы хотим работать, все мы хотим учится, все мы хотим получать нормальные пенсии. И разницы между нами нет совершенно никакой. Это потом уже подключился, Виталик приехал, выступил на сцене так, показал, что как, чего. Мы переговорить успели немножко. Поступило предложение с моей стороны – а давайте сделаем из Труханового острова пешеходную, велосипедную зону для того, чтоб просто люди могли приезжать туда отдыхать, чтоб там не гадили, чтоб не раскидывали мусор. Я сам из Севастополя, у нас действительно есть места, где пляж, море, дискотеки, места отдыха, велосипедные дорожки, роликовые клубы, скейтборды и всем весело, классно и здорово. Почему не сделать Труханов остров? У крымчан масса этих идей, этих предложений, мы всю жизнь этим занимаемся. У нас, сами понимаете, люди приехали летом, отдохнули и там есть все виды развлечений. В Киеве можно круглый год отдыхать, а в Крыму, к сожалению, только летом. Поэтому, все виды развлечений, которые существуют, крымчане, с удовольствием, могли бы перенести. Я думаю, что Донецк и Луганск также с удовольствием бы подключились бы к развитию Труханового острова. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Есть какие-то организации, которые будут заниматься устраиванием на работу и привлечением переселенцев, которые оказались в Киеве.

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Я пытаюсь вам сказать ту вещь, которую я уже миллион раз говорил Министерству соцполитики. Нам не нужно устраивать нас на работу. Нам просто нужно элементарно дать возможность работать. Нам не дают возможность! Мы и без государства трудоустроимся, нам не надо этих два миллиарда. Нужно потратить их на тепловизоры, на бронежилеты, отправить их на армию. На нас не нужно выделять два миллиарда, они все равно до нас не дойдут эти деньги, их где-то по пути разворуют и в конце концов… Просто нам поставьте штамп. У нас есть две тысячи предпринимателей, эти две тысячи предпринимателей нуждаются в одном – поставить штампик, что мы временно стоим на учете, например, в Оболонском районе города Киева и дать нам возможность платить налоги Оболонского района. Все. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вы, как предприниматель, решили эту проблему? Вас поставили на учет?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Мы как раз вчера обсуждали эту проблему и готовы платить налоги. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Только некому. Скажут – извините, нам некому налоги платить. Вот это парадокс нашего государства. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Еще, к тому же, это только официальная цифра 120 тысяч переселенцев? На самом деле их гораздо больше. Многие не регистрируются. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: У меня, как минимум, человек 500 знакомых здесь беженцев, которые не регистрировались. На июль месяц, насколько помню, на 16 июля мы совместно с ООН проводили, собирали данные… Я есть в ООН, занимаюсь проблемами беженцев, поэтому у них своя информация, у государства – своя, у волонтеров – своя. Наши данные с ними более-менее сходятся. На тот момент было 92 тысячи 736 человек. Это месяц назад было. А сейчас, я боюсь, далеко не 120. Поэтому, просто нужно принимать какие-то глобальные меры, которые финансово не затрагивают бюджет государственный сильно. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: «А огороды будут на Трухановом?», Сергей интересуется из Киева. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Я думаю, что если там будут велосипедные дорожки, то там максимум, что может быть – цветочные клумбы. Это будет гораздо красивее. Хотя, маленький такой эко-поселочек можно было бы там сделать. Такая площадь, очень не плохо было бы. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Вот Женя интересуется по поводу, я уже задавал этот вопрос: «Вернется ли Алексей в Донецк?». Если предположить, что завтра все закончится и будет возможность вернутся, а вы тут как раз квартиру арендовали.

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я расширю горизонты бизнеса своего. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А физически вы с семьей где останетесь?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Семья будет меня убеждать вернутся в Донецк.

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я чувствую, вам хочется здесь остаться?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Да. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Прекрасно. То есть, получается, вы не сталкивались вообще с этим негативным отношением киевлян к переселенцам? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Я просто такой терпеливый человек, многие вещи фильтрую. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это вам повезло с личными качествами. Просто я смотрю на те сообщения, которые нам пишут наши слушатели, да, действительно, историй много жутких. Пишут: «Я работаю в ресторане. Донецкие обедают по 250-300 долларов. Жирные рожи. Я предложила передать часть денег в госпиталь для раненых, так они меня обматерили». 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это частных случай. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Это не сплетни. Конечно, это те истории, которые любо-дорого друг другу рассказать. Но я таких историй слышала массу и я просто, как водитель, сталкиваюсь с…Ок, я в ресторанах не застала драки подобные и страшных таких вещей, но на дорогах я сталкиваюсь с хамским поведением водителей. Я обращаю внимание, в основном это номера оттуда. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Вы же понимаете прекрасно, я же сказал, кто управлял нашей страной. Он это и воспитывал. То есть, он воспитал. Это мы проиграли идеологическую борьбу. Как мы проиграли в Крыму, точно так же. Как можно воспитывать страну, своих людей человек, который сам быдло? В принципе, мы с этим и столкнулись. Мы получили тот же самый результат. С одной стороны конечно можно сейчас закрыть ворота, сказать – все, собирайте монатки, валите отсюда. С другой стороны, мы все равно будем с этими людьми жить в одной стране. Мы все равно с этим ничего не сделаем, нам все равно придется на это как-то влиять. Влиять на это можем только обычным, нормальным, простым способом – помогать этим людям понять, что они живут в нормальной стране. Помочь этим людям понять, что это их страна. Это страна не тех людей, которые называют себя властью, это страна нас – 46 миллионов населения Украины и, что в конце концов мы все вместе все равно вынуждены и будем, хотим или не хотим, эту страну отстаивать. Нам придется приспосабливать ту страну, которую мы построим, в той стране мы и будем жить. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Алексей, скажите, жители Донецка воюют на стороне боевиков? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Да. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Много? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Лично с друзей своего детства знаю таких троих. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: А сколько друзей вашего детства воюют за украинскую армию?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Один мой знакомый, который добровольцем пошел. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А те, которые воюют на стороне боевиков, их семьи где находятся? Они их вывезли в Россию? 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Да. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Я не успел вопрос задать. Выходит, что да. Все очень очевидно. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Кто-то вывез даже не в Россию, Запорожье, например. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Кошмар. У нас есть очень много звонков. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Алло. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Говорите, вы в эфире. 

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что хватит этих гонений на донецких. Я киевлянин в четвертом поколении, тоже общаюсь с донецкими, подрабатываю… Это самые нормальные люди. Среди каждого народа, и киевлян есть быдло. Донецк – это наши братья. Зачем нагнетать обратно обстановку?

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Это вы к кому сейчас обращаетесь?

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Мы с вами согласны полностью.

Слушатель: К тому, кто говорил, что в Ашане донецкие не хотят работать. Он сам не киевлянин, он сам какой-то приезжий, не знаю что, жлоб, извините за выражение. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Не исключено. 

Слушатель: Донецкие и киевляне всегда были братья и друзья, и будем. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо за комментарий такой резкий, но комментарий. Здравствуйте. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Здравствуйте. Говорите, вы в эфире. 

Слушатель: Добрый день. Я слушаю вас который месяц и вы все время нагнетаете, нагнетаете. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Бросьте. Мы говорим о нашей тоже терпимости с вами. Озвучиваем проблему. Давайте определим, как ее решить безболезненнее. 

Слушатель: Я думаю, что надо устраивать переговоры и мириться. Потому что любая война заканчивается переговорами. Надо заканчивать. Донецкие, киевляне, днепропетровские – мы ж вроде, как одна нация. Есть у кого-то свое мнение. Нагнетание нас всех эту войну заставит в окопах встречать. Понимаете? Надо сделать так, чтоб люди постарались друг друга хотя бы понять. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: А как сделать это? Мы как раз пытаемся понять, как сделать так, чтоб люди могли друг друга понять. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Коммуникация. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Коммуникация?

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Нам надо всем, все должны общаться. Встречаться, разговаривать дончане с доначанами здесь, и дончане с киевлянами. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: И каждое это общение значит – нагнетание ситуации. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Пока не будет каких-то…

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Когда переселенец приходит в квартиру и снимает, а риелтор плохо относится. Вот конкретный случай, мы об этом говорим. 

Алексей БУРЯК, переселенец из Донецка: Кто-то вышел бы, может быть, подрались бы или еще что-то такое случилось. Согласен, это надо пройти. По-другому никак. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: В любом случае, надо озвучивать, об этом надо говорить. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Не сталкивались с подобными ситуациями. На территории Украины такого никогда не было, у нас иммунитет отсутствует. Спасибо вам, спасибо гостям за то, что обсуждали с нами эту тему на протяжении. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Очень коротко. 

Вадим КОДАЧИГОВ, глава правления Рады гражданских инициатив: Очень коротко добавлю. Есть в Фейсбуке страничка наша «Рада громадських ініціатив». Там мы бы с удовольствием приняли те предложения по улучшению ситуации, по общению между различными городами и как сделать это более коммуникативным, приятным и полезным для общества, для оздоровления. 

Василиса ФРОЛОВА, ведущая: Спасибо, Вадим Эдуардович. Надеемся, вы запомнили все. В следующем часе у нас в эфире программа «Вне контекста» Константина Дорошенка и Алексея Зараховича. Тема сегодняшней программы – «Испытание на прочность». Я думаю, там тоже наши коллеги поговорят о толерантности внутри межнациональной, национальной. 

Дмитрий ТЕРЕШКОВ, ведущий: Спасибо, Алексей, спасибо, Вадим Эдуардович. Услышимся.

Читать все
Читать все