СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Лидеры политических сил прикрываются известными фамилиями"

"Точка зрения"Калныш: "Эта Рада просуществует не больше двух лет"

Стенограмма эфира "Точка зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: шестнадцать часов три минуты в украинской столице. Добрый день, это программа «Точка зрения». Меня зовут Юлия Литвиненко. Я с огромным удовольствием представляю вам Валерия Калныша – независимого журналиста. Добрый день.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Добрый вечер.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У вас уже вечер. У нас мужской и женский взгляд. Это то, о чем мы за несколько секунд поговорили. Всегда мы разнимся, но хотела поговорить даже не о нас с вами, а о наших коллегах. Всем было давно известно, что существовал некоторый запрос общественности на обновление во власти, но какое же удивление мы все испытали, когда поняли, что это обновление прирастать будет журналистскими лицами. На примере Татьяны Черновол мы увидели, что не так-то все просто. Есть какая-то невидимая сила. Несколько людей, которые принимают все решения в этой стране, возможно, мы их лиц даже не знаем, но они существуют. Я не уверенна, что Татьяне Черновол удалось сделать все из того, что она планировала. А удастся ли это, скажем, Сергею Лещенко? Или, может быть, Мустафа Найем сможет победить эту невидимую нам силу?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Давайте так. Татьяна Черновол работала в…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Только не надо говорить, что женщины слабы.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, нет, я не про это. Не женщины слабы. Она работала в исполнительной системе власти.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ребята идут в законодательную.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, ребята идут в законодательную. Там проще.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отчего же?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Проще, потому что это, все-таки, коллективная работа.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: За коллективную, Вы знаете, ответственность ужесточается.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Там трудно найти виноватого. Другое дело, что для меня стало удивлением не то, чтобы появление журналистов. Я, скажем так, еще до съездов знал о некоторых из них, что они окажутся в списках. Я, признаться, не думал, что их будет так много. И беда – о ней мы еще не знаем до конца, мы ее еще не прочувствовали. Это нам предстоит где-то месяцев через два-три после формирования нового состава парламента.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Беда в чем?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Беда будет в том, что мы столкнемся с тем, что люди, которые пришли туда, не являются профессионалами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Раз Вы уже говорите о законотворчестве, то парламент – это пристанище для юристов профессиональных.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Для юристов или экономистов. С одним из журналистов я общался. Не тот, который идет в списке. Есть и такие.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Журналист-мажоритарщик.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Идея профессионального парламента похоронена. Это технологические списки. Мы там видим кого угодно: командиров, журналистов, музыкантов, силачей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Выходят на арену силачи.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Вирастюк идёт по мажоритарному списку.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я тебе скажу, что это такой абсолютно постсоветский синдром. Потому, что видели мы там. В европейской стране такое невозможно. Раз мы уже говорим, что мы незрелых традиций страна, то у нас вот, стало быть, можно. Я помню, когда в России баллотировались Любимов, Политковский, Иосиф Давыдович Кобзон. Никто из них, на самом деле, не сделал какой-то действительно политической карьеры. Я имею в виду журналистов. Ладно с Иосифом Давыдовичем. Не будем обсуждать.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я готов обсуждать какие-то конкретные персоналии. Но я понимаю, что сейчас включился вот этот механизм. Лидеры политических сил настолько не уверены в своих силах, что они прикрываются известными фамилиями. Они прикрываются с одной лишь целью: привлечь как можно внимания больше к себе, гарантировать как можно больше голосов себе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А давайте правильно акценты расставим. Люди, это политические деятели, так называемые вожди. Они не уверены в своих силах или они даже не хотят ничего делать? Потому что хорошо работать надо, предложите программу, обещайте то, что вы можете сделать. Я сейчас какие-то идеалистические воззрения высказываю, но так хотелось бы верить, что будет именно так.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Вот это второй аспект беды этого парламента. В списках сейчас мы можем по-разному относиться к людям, но это будет, точнее это уже есть, список индивидуальных личностей. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не командных игроков?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет. Верховная рада и фракции – это там, где люди ходят строем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но голосуют-то, минуточку, каждый сам за себя?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это иллюзия, что голосуют каждый сам за себя. Ни в этом парламенте это было придумано.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты что думаешь, Найем будет голосовать за Лещенко, а Лещенко за Найема?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, я говорю о другом. Я говорю о том, что если в нынешнем парламенте и если отматывать назад было сильно вот это чувство, точнее, вот это качество, когда лидер фракции и несколько человек, приближенных к нему, доводят это решение до рядовых депутатов и рядовые депутаты соглашаются. Сейчас этот вариант не пройдет. Сейчас любое решение будет наталкиваться на внутреннее несогласие среди членов фракции. Потому, что каждый видит себе это по-своему, мало кто готов к командной игре и идти на уступки друг другу будет в разы труднее. Потому, что каждый будет считать себя специалистом и не захочет ходить строем. Они не будут думать о себе, как о стадном животном. Я имею в виду, в политическом смысле. Каждый будет тянуть одеяло на себя. И вот здесь мы столкнемся с проблемой. Потому, что это все-таки командная игра. Объединяться вокруг идеи о том, что мы за все хорошее, но понимание будет совсем другое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я тут с тобой не соглашусь, потому что мне кажется как раз хоть ты и говоришь, что в целом это командная работа, но без ярких личностей. Вспомни парламент Вячеслава Черновола, Левка Лукьяненка.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я ж о чем и говорю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы сейчас не вспомним, кто там у них второй, третий, двадцать пятый номер. Мы помним этих персон.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Правильно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А зачем Юлия Владимировна прикрывается Савченко? Вот зачем она делает это? Это трусость. Скажите: «Я ухожу из политики, потому что я трушу, я не уверенна в своих силах и вообще я не знаю, что делать дальше.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Настолько не уверенны, что они прикрываются известными людьми.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот это было бы честно. Почему не хватило силы духа сказать, что я не пойду в этот парламент?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Потому что люди хотят остаться у власти. Власть – это не эфемерная какая-то среда. Власть – это деньги, это средства.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А власть, дорогие друзья, это не сама цель. Вот когда они это поймут? А они это поймут. Потому, что не проголосуют за них, Валера.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я думаю, что, во-первых, будет очень много идеалистов в этих списках.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот смотри, раньше прикрывались звездами эстрады, а сейчас вот патриотами прикрываются. Это мерзко, я считаю.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Для меня, честно говоря, появление комбатов в списке было предсказуемо, было очевидно. Просто начали тянуть, кому из комбатов какие условия более выгодные предложили. Но комбат и депутатский мандат – это не награда, это не звезда героя, не погоны. Это работа, а не просто так. Вот раньше в списках было как? Где-то, может быть, пять, семь, до десяти человек – это были спикеры, яркие личности и звезды шоу-бизнеса. Сейчас их присутствие заканчивается где-то так на тридцатой позиции в каждом списке.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажем так, это болезнь проблемы роста. Вот такая болезнь, потому что переболели же звездами шоу-бизнеса. И Руслана – это прививка. Руслана и Вакарчук. Было, да?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: У нас это было. Видать, не переболели. Я уверен, что этот парламент не просуществует больше двух лет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это, конечно, большая роскошь: каждые два года менять парламент.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, это большая роскошь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это очень богатая страна могла бы себе такое позволить.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Причем, для меня, кстати, вопрос. Вот, если уж мы начали говорить о журналистах. Для меня большой вопрос, насколько журналисты, я имею в виду глобально, до пятнадцати человек в общей сложности идет, включая мажоритарщиков. Насколько они будут готовы подстраиваться?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И кто будет теперь институтом контролирующим, раз уж журналисты уходят?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Вот как раз отсутствие журналистов, я думаю, мы компенсируем на рынке. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как Вы легко перекрестились, как только конкурентов убрали со своей территории! Ладно, без шуток. Мы продолжим наш разговор. Валерий Калныш сегодня высказывает свою точку зрения. Оставайтесь с нами. Это Вести.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это «Точка зрения» на Радио Вести. Валерий Калныш сегодня высказывает своё мнение о последних событиях. Наибольшей степенью нас удивили, конечно, наши коллеги, от кого мы точно не ожидали, что они оставят свой журналистский пост и отправятся в политику.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Ну не так, чтоб сильно удивили. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так что, слаб человек, значит?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Никто не рождается на этой планете с клеймом «Он не должен идти в Верховную Раду». Может быть, для некоторых людей это не только карьерный рост. Это такое ласкание собственного самолюбия. Возможно, кто-то из них, я даже знаю нескольких людей, которые искренне думают, что появление их в Верховной Раде может изменить ситуацию к лучшему. Извините за пафос, ситуация в стране с экономикой.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот слушатель спрашивает, а что может принять журналист для строителя?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Вот это как раз почему у нас в парламенте много народных депутатов. По идее, там должны быть представители всех профессий, специалисты в разных областях знаний. Когда каждый из них может, именно зная изнутри специфику своей работы, предлагать способы ее решения. Когда это выносится на голосование, то доверяется специалистам, они разрабатывают профильные законопроекты, в том числе, кто-то и по строительной тематике. Потом Верховная Рада их просто принимает. Но мы переживаем третью каденцию Верховной Рады, когда, да в принципе, всегда так было, когда решения принимает не эксперт, решения принимают лидеры фракций, которые находятся в тесном содружестве с исполнительной властью, с президентом. Помимо этого не надо забывать о лоббистах, которые представляют интересы олигархов. Ситуация не поменялась и не поменяется. Можно сколько угодно говорить, что парламент выбирается народом, но мы прекрасно понимаем, что народу кого подсунут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну народ уже не все, точнее, «пипл хавает» теперь уже уже не все, минуточку.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Подождите, по идее, «пипл», если уж этой риторикой оперировать, вообще должен не «хавать» эти выборы. Потому что как вопрос: а что он там решит для строителя? Идут люди, не занимавшиеся парламентской деятельностью, не являющиеся профессиональными политиками.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На что наши слушатели пишут: «Нам нужны новые люди. Будут они журналисты, артисты – не важно. Лишь бы это были люди совести и чести». Вот какое мнение из Харькова пришло нам от Екатерины.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Хороший человек – не профессия.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А есть еще такое мнение: «Хороший журналист – это стало понятно с выходом вашего радио. Не надо никуда уходить, не обманывайте нас, пожалуйста, мы вам верим». Для наиболее сопереживающих скажу, что Валерий Калныш остается в редакции Радио Вестей.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, остаюсь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот наш форпост. Все-таки, давай на чистоту: что заставило Мустафу Найема, Сергея Лещенко, Таню мы упомянули, Таню Черновол. Может сейчас кого-нибудь еще вспомню.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я могу за Мустафу сказать. Мы общались, мы друзья. Он мне сказал, что рассчитывает на то, что им удастся сделать лучше. Что они могут изнутри не то, что подорвать систему, но, во всяком случае, придать ей новой крови.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди, так он контрреволюционер?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, ну почему сделать лучше – это ж не значит предать кого-то. Сделать лучше, да, они будут влиять.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, знаешь, был бы сейчас в этой студии Евгений Червоненко, он бы сказал: «Ну да, предать – это значит предвидеть». Понимаешь? Это все, конечно, сложно.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Вот мы говорим: «Новые люди». Хорошо, придут новые люди. Но давайте мы не будем забывать, что этим новым людям надо будет, как минимум, научиться писать законы. Как минимум. Я уже не говорю о том, чтобы отслеживать, добиваться их реализации, противостоять соблазнам, не брать деньги за голосование, за молчание, в конце концов, не брать деньги.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот смотри, какой вопрос задает Леся нам: «В парламент сейчас идут комбаты, как вы сказали, журналисты. Очень жаль, потому что они сейчас народные герои, а что будет, если они не оправдают доверия?»

Валерий КАЛНЫШ, журналист: В том-то и дело, что они хороши на своем месте. Оказавшись в Верховной Раде, я больше, чем уверен, что две третьих из них будут блеклыми тенями самих себя. Потому, что это не их. И для меня еще боле оскорбительно, когда люди принимают эти предложения. Потому, что они изначально соглашаются с тем, что они не будут выполнять ту роль, которую они умеют делать. Конечно, часть есть тех, которые да, будут депутатами. Они будут депутатами-депутатами. Но я скажу еще одну штуку. Дело в том, что присутствие в Верховной Раде абсолютно не гарантирует влияния на политику. Это надо признавать, потому что Верховная Рада – это публичный орган и это первая стадия в случае принятия и реализации какого-либо решения. Есть масса людей, которые не идут в Верховную Раду. Но, при этом, их влияние будет колоссальное на ситуацию. Не хочу сказать о том, что не будут покупать депутатов пачками, но, скажем так, законы – это далеко не все, что меняет ситуацию в стране. Есть реализация, есть бюджет, есть Кабинет Министров, есть выделение средств в регионы. То, что называется «распилы». И в Верховной Раде быть совсем не обязательно. Да, это интересно, да, ты – публичный, ты можешь заявлять с трибуны Верховной Рады или, если повезет, с Парламентской ассамблеи совета Европы, предположим, о выборе Украины. Но как человека меня, конечно, пугает вот эта ситуация, что парламент будет ломать личности, которые были известны в журналистике, врачи, солдаты – их будет ломать, потому что это жернова. Там колосок должен быть ровно такого же роста, как и все остальные. Потому, что в таком случае нас ждет, если у нас эти колоски будут разного роста, скандалы внутри фракции, отсутствие принятия решений, непринятие законов, выход из фракций, создание каких-то новых фракций, блокирование этих депутатов, не давать им слова. Это будет барда и это, конечно, то, что Украина вряд ли может пережить. Потому что у нас есть задачи посерьезнее, чем Верховная Рада. У нас экономика, скажем так, глубоко-глубоко, не буду говорить, где.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот что произойдет с экономикой? Потому, что мы-то понимаем, что сейчас некое невидимое такое, но обозначенное противостояние между премьером и президентом. Оно ведь может разрушительные формы приобрести. Уже к концу года, между прочим.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Может приобрести. Но меня всегда радовало, что, не смотря на различие во взглядах, те, кого принято у нас называть демократами, могут, во всяком случае, демонстрировать единство. Они могут, конечно, ненавидеть друг друга, не здороваться, что, собственно, и было. Давайте мы вспомним: был саммит ЕС. Я помню саммит ЕС в Ялте в две тысячи двенадцатом году, накануне выборов. Так вот тогда лидеры демократических партий…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юлия Владимировна на свободе еще была?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Уже нет?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, она уже была не на свободе. Весной две тысячи двенадцатого. Так вот осенью две тысячи двенадцатого года я наблюдал ситуацию, когда приезжали Виталий Кличко и Арсений Яценюк. И тогда они, как бы, шли одной колонной. Тогда Тягнибока вообще, кстати, не пригласили на ЕС. Они шли одной колонной, они были друзьями. Они даже не здоровались, просто не здоровались. Но когда они выходили на трибуну, они стояли плечом к плечу, они говорили те вещи, которые должны быть услышаны, но потом плавно расходились по разные стороны сцены.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Знаешь, ты это считаешь неким преимуществом, а я считаю это абсолютным деструктивом, потому что неискренность – это вышли, отработали ребята и разошлись. Нет этой одержимости.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Есть цель.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, у каждого из них своя цель, Валера. Нет этого единства. Отыграли, потому что «пипл» этого требует. Ну, вот, ребята, мы вам выдали «на гора» то, что вы хотели увидеть. А дальше-то что?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я не знаю, что дальше. Давай говорить об экономике. МВФ к какой-то момент перестанет давать деньги, закончатся все эти кредиты. И сплоченность – это будет то, что позволит экономике хоть как-то вырулить. Поскольку, наверное, это будет первый парламент, где не будет оппозиции. В таком представлении: где коммунисты и Партия Регионов, они там проходят. Я больше чем уверен, они там не пройдут. Во всяком случае, партийным списком они не пройдут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юлия Владимировна – вечная у нас оппозиция.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Тут появляются все, вроде демократы. Все, вроде, за евроинтеграцию, за рыночную экономику, за либеральное налогообложение. Когда выяснится, что они все за все хорошее и когда ни начнут драться друг с другом, это будет, конечно, мерзкое зрелище. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что с Ринатом Леонидовичем? Где он? Я пропустила этот момент.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Ринат Леонидович, насколько я понимаю, принимает некоторое участие в оппозиционном блоке.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Оппозиционный блок для меня – это вообще полная загадка. Ну как эти люди могли?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: У нас был опыт, в Украине, я имею в виду, создания блока «Не так».

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди, давай Анна Николаевна Герман. Ваш босс – беглый президент. Что вы должны были сделать? В деревню, в глушь уехать, писать мемуары. В Саратов. Давай будем точны в цитате, потому, что тут без вариантов, что ж. В Саратов, безусловно. Работайте над мемуарами, пишите, сейте разумное, выступайте с лекциями, отвечайте на вопросы. Ну почему обратно в парламент? Как это вообще возможно? Кстати, к вопросу о журналистах в парламенте, в том числе, не будем забывать. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я не знаю, об этом надо было спросить Анну Николаевну. Я подозреваю, что у каких-то людей есть… Я намеренно обхожу фактор, который популярен в народе, о том, что ни идут туда для того, чтобы грести деньги лопатой. Это правда. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушай, есть такой Семен, но не Семенченко, слушатель пишет: «Моя дочка хочет стать журналистом. Три года работает только в этом направлении», - послушай: «Языки, логика, география, экономика. Она хочет стать Журналистом. Согласитесь, журналист – это состояние души. Совсем не вяжется с политикой».

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Ну а политические журналисты как?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну ты понимаешь, о чем. Политический журналист и политик – это тоже, как говорят у нас в Одессе, две большие разницы.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Вот, кстати, если, опять же, мы возвращаемся к Найему и Лещенко. Найем заявил: «Я заканчиваю с журналистикой, я пошел».

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я устал, я ухожу.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это честная позиция.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди, Соболев такую же позицию высказал еще полгода тому или даже раньше. Егор Соболев. 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это честная позиция. Егор не пишет заметки. Он не является журналистом. Когда люди честно заявляют о том, что они меняют вектор своего развития, вектор деятельности, это хорошо, так надо. Конечно, мы понимаем, что они стали радиоактивными. Понятно, что возвращение их в журналистику будет уже невозможным. Оно будет, во всяком случае, очень затруднено. Что верить им уже не будет никто. Они перешли на другую сторону баррикад.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Рубикон.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Они теперь такие же политические фигуры, как и все остальные. И мы, извините, будем с ними разбираться так же, как и они в сове время разбирались с другими политиками.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Обещает Валерий Калныш в эфире Радио Вести. Вернемся через пару минут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что Вы хотели исправить, Валерий, скажите.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, это наше, новостийное.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это личное? Снежана на что обратила внимание? На льготы. Она обеспокоена, будут ли теперь льготы. Кстати, со льготами Вам домашнее задание, Снежана, пока Вы в ньюзруме. Разберитесь, что там осталось.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Закон о льготах народных депутатов: что они получат или не получат?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А чего вы своему товарищу, Мустафе, жалко, что ли, дачу в Конча-Заспе?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Жалко, конечно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какие Вы!

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, спот. Это их выбор. Они прекрасно знали, на что они подписывались. Я имею в виду журналистов, которые рассказывают, что они теперь в политике. И они, кстати, внутренне согласны с тем, что, во-первых, на них будет обращено больше внимания, за ними будут следить. Будут смотреть, по каким ресторанам они ходят. Достаточно ли у них средств, квартиры. Конечно, и «Сократ мне друг, но истина дороже».

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не жили богато, нечего и начинать это называется.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, поэтому за ними будет общественный контроль, скажем так. И появление новых журналистов – это хорошо. Кстати, тем, кто решил уйти в политику, я имею в виду из СМИ, надо сказать большое спасибо, потому что они расчистили дорогу молодым.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как Вы оцениваете молодых?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Ну, посмотрим. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Стандарты журналистики.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Они очень размыты сейчас.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Они категорически размыты.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кстати, об этом же речь шла и на саммите «Ялтинские инициативы». Так он называется, чтобы помнили называется. Все-таки, Крым наш. Поэтому сохранил Виктор Михайлович, по всей видимости, название.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Если мы говорим про ту панель, которая была посвящена СМИ на ЕС и там принимали участие со стороны журналистов Мустафа и Евгения Альбац, главный редактор российского журнала «The New Times». Я говорил у нас в эфире, когда включался по этому вопросу. Мне несколько разочаровала эта панель, поскольку там говорили, в основном, о пропаганде. Не говорили о журналистах, не говорили о стандартах. Говорили о пропаганде. «Russia Today» и еще раз «Russia Today». И ситуация на Востоке, война. Все это очень сильно подкосило журналистские стандарты. И иногда, прежде всего, за своими молодыми коллегами я наблюдаю одну историю: они начинают подменять стандарты журналистики патриотизмом. Когда это делается, эта стезя очень опасна, поскольку становится неважным объективистский взгляд на вещи, становится неважным, что происходит на самом деле. Начинается подмена понятий, когда люди начинают говорить о том, как они хотят. И заметки, сюжеты, репортажи – они о том, как надо, а не о том, как есть. Все-таки, удел журналистов – показывать, как есть. Публицисты, аналитики, эксперты, вот они могут рассуждать, как надо. А мы должны дать картинку во всем ее многообразии. И это сейчас большая проблема, потому что трудно разделить внутри себя журналиста и гражданина. Не очень многим это удается. У многих, все-таки, преобладает гражданин. Но если мы будет придерживаться именно такой точки зрения, то не через поколения, уже через год нам надо будет по новой читать гайды и книги из ВВС, читать стандарты CNN. Я помню две тысячи третий - две тысячи четвертый год, когда журналисты открывали для себя стандарты журналистики и открывали для себя присутствие двух точек зрения в материале. Это был просто колоссальный прорыв в сознании журналистов. А сейчас мы понимаем, что две точки зрения – это, в общем-то, опасно. И опасно, скажем так, в рамках государств.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, хорошо. А какие-то свои журналистские находки? Насколько сегодня журналисты готовы? Потому что лингвисты очень хорошо готовы. Я вот сейчас вспомнила одну лингвистическую шутку, которую произнесла Людмила Улитская. Она сказала, что появился новый глагол «скрымзили».

Валерий КАЛНЫШ, журналист: «Скрымзили»? Очень хорошо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мило так, мило. А вот по части новых форматов, новых жанров? Может быть, «Й чужому навчайтесь, й свого не цурайтесь»? Вот эти идеи могут появиться? Ну не век же российскому телеведущему, Савику Шустеру, поучать украинских граждан с экрана телевизора?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Форматы? Я не знаю на счет форматов, потому что всегда идет с Древней Греции формат: 2 человека сидят и разговаривают. Вот и формат. На саммите ЕС несколько панелей вел ведущий с BBC. Я не очень силен в английском. По-моему, фамилия у него Саккар.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это «Hard Talk»? Да, так.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: И вот он ведет ВВС, программу «Hard Talk».

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Форматную программу.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Абсолютно форматную. И я смотрел, я слушал его через переводчика. Я просто получал профессиональное удовольствие оттого, как он выстраивал дискуссии. Хотя и по нему было видно, насколько он отдает предпочтение кому-либо. Например, Петра Алексеевича Порошенко он не очень жестко допрашивал в рамках этого интервью.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Другое дело, если Арсений Петрович.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Но досталось Арсению Петровичу Яценюку на следующий день. Когда ты смотришь, как работают мастера - это интересно. А у нас таких мастеров немного. Мы, наверное, учитывая то, что молодое поколение журналистов владеет иностранными языками, надо смотреть на Запад.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты хотел сказать, что смотреть нужно?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Надо смотреть ВВС, CNN, извините, надо смотреть, в том числе, Аль Джазиру. Потому, что Аль Джазира изначально, когда создавался этот телеканал, на восемьдесят процентов это были выпускники ВВСшные.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, слушай, НТВ начиналось с того, что там были выпускники МГУ, факультет журналистики. Тут, знаешь, все дело, какие цели и задачи изначально поставлены.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: От людей очень много зависит. Так вот, появление своих звезд надо меньше думать. Такой комплекс неполноценности. Появление российских ведущих было очень хорошим маркетинговым ходом со стороны владельцев телеканалов. Но в какой-то момент они поняли, что, наверное, надо взращивать свои таланты. Я очень надеюсь, что это реализуется и программы будут вести украинские журналисты. Вопрос не в том, что вот украинские или российские. Опять же, я не отказываю в профессионализме никому, но надо поднимать своих, конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть много слов поддержки в адрес журналистов: «Журналисты – грамотные, талантливые люди, чувствующие градус общества. Нужно пробовать».

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Пробовать? Ради Бога. Пусть пробуют.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: «Валерий, пожалуйста, не надо разбираться с Мустафой. Он хороший», - пишет нам Макс из Киева.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Надо разбираться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это в ответ на реплику Валерия. Он сказал: «Вот станет Мустафа депутатом, вот мы уж с ним разберемся». 

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Надо разбираться, поскольку он уже такой же политик, как и все. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте мы продолжим разборки сразу после небольшой паузы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Валерий Калныш в прямом эфире высказывает свою точку зрения. «Что надо делать, чтобы не было таких журналистов, как в России?» - спрашивает наш слушатель.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Страна другая нужна. Нет, вопрос не в стране, вопрос в людях. Как там у Булгакова? Имена те же всегда. Культурный уровень? Наверное, нет. Какое-то самосознание? Наверное, оно не формируется территорией. Поэтому надо меньше любить деньги, надо больше любить страну, надо больше любить людей. В конце концов, много ли человеку надо? Крыша над головой чтоб не капала. Поэтому это личный выбор. Велик соблазн, ведь масса российских журналистов, в частности, государственных телеканалов, очень любит деньги.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди, государственных телеканалов. Мы же с тобой, как ни крути, все равно советские люди в том плане, что мы смотрели советское телевидение. Начиная с программы «Будильник», «Служу Советскому Союзу», «Здоровье», «Программу воскресного дня», «Утреннюю почту» , «До шестнадцати и старше».

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Потом был «Взгляд».

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, «Взгляд», «До и после полуночи». Вот мы и помним.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Мы из того поколения.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: и какое же качественное это было телевидение, понимаешь? Не страшно было одного ребенка дома с телевизором оставить. Не страшно. Но при том, что это была часть государственной политики, потому что все лучшее – на телевидении. Они не думали, где взять денег и как прокормить редакцию. Значит, политика государства по отношении к медиа должна быть иной. К кино должна быть иной.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Советское телевидение, конечно, выполняло роль пропагандиста. Понимаешь, в чем различие, как я его себе вижу, советского и нынешнего российского?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не скажи. Там просветительская функция не сбрасывалась со счетов, ты об этом не забывай.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Именно так. Советское консервировало тот строй, советская система телевидения консервировала и сохраняла то, что было уже заработано. Российское формирует образ. И российская система журналистики, извините, уже в массе своей пропагандисты, как бы покорректнее выразиться, формируют образы. Они уже начинают играться с символами, они начинают лепить нового человека. Им уже не интересно, их государству уже не интересен просто какой-то человек, который сам по себе. Им интересно сделать человека. Вот они его делают. Они его делают таким жестким, имперским, которому суют разные рода развлечения и прочие какие-то вещи, которые отвлекают от серьезных мыслей, серьезного видения. Им такой человек нужен. У нас, слава Богу, во-первых, нет такого количества денег, чтобы пытаться зомбировать таким образом людей. У нас, все-таки, телевидение да и любая журналистская история – это, прежде всего, история каких-то малых форм. Это больше авангардное кино, когда люди с малого количества средств пытаются сделать какую-то картинку. Поэтому, наверное, это и хорошо, что у нас столько нет денег. Потому что ни растлевают. Люди престают думать какими-то серьезными категориями. Это, конечно, беда и тут не угадаешь. И нельзя говорить о том, что если человек проработал десять лет в журналистике, что тогда к нему не может быть претензий, он хороший. Могут быть претензии. Потому что люди и в данном случае журналисты, культурные деятели оказываются в Раде, они окажутся в новых условиях. Мы не заем, как жизнь скажется на них. Мы не знаем, какие изменения могут произойти в них, потому что я очень надеюсь: о тех, с кем я в хороших отношениях, я не изменю точку зрения. Это будет моя личная история. Я очень надеюсь, что настало наконец-то время тех людей, которые не поддадутся искушению. Те люди, которые уже чего-то заработали для себя. Я не имею в виду средства. Среди журналистов, большей части тех, кто идет в Верховную Раду, уже сформирован вот это образ на уровне некой кровеносной системы «Мы дорожим своим именем». Это уже достижение и они отдают себе отчет в том, что если они запалят это имя, если они дадут повод и основания сомневаться в них, то их политическая карьера, я уж не говорю о журналистской, будет похоронена. Настало время тех людей, которые готовы отвечать за свои слова и дорожить своей репутацией.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я не думаю, что журналисты – люди алчные, вспоминая нашу профессию.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Они люди. Для начала они люди.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слаб человек?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Всегда слаб.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, ты что думаешь? Мы напомним, что сегодня наши коллеги задавали вопрос в предыдущем часе слушателям: «Журналистам Радио Вести нужно ли идти в парламент?» И, к нашему удивлению, пятьдесят пять с лишним сказали «Да». Что нужно было предложить Валерию Калнышу, чтобы он согласился идти в парламент?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Не знаю. Валерию Калнышу для начала надо было предложить. Нет, это все, конечно, шутка, это все, конечно, смешно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А я, вот, не уверена, что Калныш как раз согласился бы. Настоящих буйных мало, и это никак не комплимент, это констатация.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Не знаю. Я, опять же, такой же человек, как и все. Если бы я когда-нибудь почувствовал, что я хочу что-то изменить, уж поверьте, мои потребности не настолько велики и мне много не надо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы дважды уже об этом сказали. Я уже, прямо, засомневалась.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Нет, я не знаю, что мне надо было бы предложить. Я, наверно, если бы вдруг оказался в каком-то парламенте, мне было бы интересно заниматься силовиками, правоохранительной системой, да, свобода слова и информация.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Изменился ли журналист Шевченко, по Вашему мнению, в Раде?

Валерий КАЛНЫШ, журналист: принципы Андрея Шевченко, мне это очень импонирует, он остался верен себе. Я слышал такую историю, я ее слышал не от него. Когда как только он избрался в Верховную Раду, а там получается как? Когда заседает новый созыв или открывается сессия, ест такая маленькая традиция: фракции собираются на некий сабантуй от каждой. Партия Регионов гуляла в соседней гостинице, рядом с парламентом. «Киев», по-моему, она называется. Там случайно оказался Андрей Шевченко. В Партии Регионов тогда еще Янукович был главой фракции.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Партия Регионов в другом отеле всегда гуляла, ну ладно.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Они были в «Зоряном», не важно. Важно то, что в этой гостинице оказался Андрей Шевченко. Я пересказываю с чужих слов, Андрей может опровергнуть эту историю. Он как-то оказался в этом зале и Виктор Федорович Янукович, тогда еще лидер фракции, сказал кому-то: «Ну вот, посмотрите, Шевченко. Вот почему он не с нами? Нам нужны такие люди». Андрей поулыбался, сказал, что нет, он принципы не меняет, фракции не меняет, он избрался по Батькивщине, по БЮТ, поэтому до свиданья. Я Шевченко благодарен.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И даже этот факт не заставил Юлию Владимировну предложить нашему коллеге, Андрею Шевченко, первый номер в списке. Объясни мне, почему мы не умеем ценить тех, кто рядом. Восхищаться своими же соратниками. Для меня это абсолютный парадокс, понимаешь? Вот я не понимаю, что происходит с нами.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Это как раз Юлия Владимировна Тимошенко. Кто-то ей почему-то сказал, что это будет хорошо. Но это неправильно: снимать ответственность с себя как человека, который ведет Батькивщину, является лидером партии, снимать с себя и создавать такой технологический пиарский список. Не список, а номер один в этом списке. Не надо, это не Надежда Савченко, при всем моем уважении к ее подвигу, является политиком, который поведет людей за собой. Это, кстати, вопрос и к Виталию Владимировичу Кличко, который идет первым номером в списке блока Петра Порошенко. Вот эта практика паровозов, вот этих лидеров мнений, которые потом отходят от политической силы, которую они приводят, а, соответственно, поднимается кто-то снизу на одно место, это нечестно по отношению к избирателю. Если ты идешь в Верховную Раду, значит, ты там работаешь. Или тогда ты просто не идешь во главе списка. А эта такая хитрость, такой обман не идет на пользу этому списку, потому что тогда я должен сомневаться в честности других людей, потому что я знаю, что первый номер не будет работать в Верховной Раде. Откуда я знаю, что вы просто не пособирали известных людей, а решения приниматься будут не вами, а за вас. Или вместо вас, еще хуже.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Пишут наши слушатели: «Проблемы, конечно, будут, но дай Бог, все мы научились уже голосовать головой, а не сердцем».

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Я очень рад.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот так сказали наши слушатели. Я безмерно благодарна журналисту Валерию Калнышу, который нашел время в своем напряженнейшем рабочем графике, не поддался на уговоры и соблазны оставить журналистский крест и уйти в парламент. Пока вы слушали рекламу, мы придумали один замечательный проект и я надеюсь, воплотим его в ближайшем будущем здесь, на радио.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Да, если у нас получится, мы придумали. Знаешь, как там: «Пока шел кулис к микрофону, придумал целый альбом». Это про группу «Руки вверх». Если у нас получится, да, у на с получится один совместный проект на двоих.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а что придумал Матвей Юрьевич Ганапольский, наш вселенский бомонд, вы узнаете об этом буквально через несколько мгновений. Он попивает чаек для того, чтобы через три минуты занять кресло ведущего. Мы с пиететом и трепетом уступаем ему это место и вернемся, я надеюсь, ровно через неделю. Спасибо, Валерий Калныш.

Валерий КАЛНЫШ, журналист: Спасибо.

Читать все
Читать все