СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Пока все ходят в политические хороводы"

"Точка зрения"Киселев: "Украине нужна передышка, любой ценой"

Стенограмма эфира "Точка зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как же люблю эту программу, потому что всякий раз так неожиданно и ново видеть старого, доброго знакомого, без преувеличения друга, но всегда со свежей позицией. Именно за этим мы каждый раз приглашаем Евгения Киселева в студию. Добрый день. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Ну, спасибо, ну, спасибо. Да, это я. Здравствуйте, дорогие наши друзья, радиослушатели. Здравствуйте, Юля, рад Вас видеть. Тоже всегда рад. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Взаимно. Триста девяносто, сто четыре и шесть – это наш студийный номер. Вы можете позвонить, я не могу не поздравить Вас с возвращением в телевизионный эфир, с началом осеннего телевизионного сезона. Каким будет телевидение, как думаете? Вот телевизионные тренды в политической журналистике, в том числе, этой осенью? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Вы знаете, чукча не читатель, чукча – писатель. Я, вот, всегда говорю, что я не слежу за работой своих коллег и тем более не занимаюсь телекритикой. Иногда думаю, конечно, над какими-то вещами в профессии, но, все-таки, мое дело – вести программы в данном конкретном случае. Я вообще считаю, что понятие тележурналиста ко мне, Вашему покорному слуге, применимо с некоторыми оговорками. Я – политический аналитик, историк, политолог, который помимо этого, так сложилась жизнь в последние годы, ведет те или иные телевизионные, радиопрограммы, колонки пишет в разных средствах массовой информации. Вот когда я работал, это было в прошлой жизни на НТВ, когда я был там и журналистом, постоянно работающим на нескольких программах, членом совета директоров, генеральным директором, тогда можно было мне говорить о телевизионщиках в полной мере. А так…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Интересно Вам, как историку, за этими переломными историческими событиями наблюдать? Например, сегодняшнее событие в парламенте? Соглашение об ассоциации с Европейским союзом? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Ну конечно, безумно интересно. И не только за этим. Я с таким увлечением сейчас слушал наших предшественников в этой студии, когда они обсуждали тему, будет ли в итоге Россия лишена футбольного чемпионата мира. Очень любопытно, например. Для меня это сейчас, может быть, одно из самых важных событий, которое я ожидаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но сердце разрывается? Потому что… 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Абсолютно не разрывается. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет? Как же болеть за наших? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Вы знаете, я болею за хороший футбол. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Вот. Я считаю, что Россия должна быть наказана. Точнее, не Россия. Россия как нынешнее российское государство. Более того, я уточню, даже не как просто российское государство, существующее политически. Я говорю «Россия», я имею в виду существующий в России политический режим Владимира Путина. Дело в том, что люди, которые занимаются в организационном смысле российским футболом, а также, между прочим, владеют российскими, за российские деньги, точнее, за деньги российских налогоплательщиков, которые в итоге были перераспределены таким образом, что оказались в карманах российских олигархов. Они владеют иностранными клубами, в том числе, в Великобритании. Они все являются, в той или иной степени, фигурами, интегрированными в путинский режим. В том числе, и те футбольные функционеры российские, вроде Мутко или Колоскова, которые сейчас громко кричат, что футбол вне политики и не надо наказывать. Болельщики не будут наказаны. Сборная России примет участие в отборочных играх, если Россия не будет организатором футбольного чемпионата, то сборная России сможет принять участие в чемпионате восемнадцатого года, если пройдет сквозь сито отборочных соревнований. Сейчас она от участия в этих отборочных играх, как страна-хозяин чемпионата, освобождена. Болельщики будут болеть за сборную, я не знаю, где там состоится чемпионат, если у России отберут: в Англии, во Франции. Футбольных стран с хорошей инфраструктурой, с возможностями принять сотни тысяч туристов и с большим количеством качественных стадионов в мире много. Футбол будет, все будут довольны, наказан будет режим. Режим должен отвечать, в том числе, все претензии российские футболисты, российские болельщики, российские тренеры, футбольные менеджеры должны предъявлять Владимиру Владимировичу Путину и его присным. Вот такая у меня позиция. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Наказанием так. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: В свое время бойкотировали Олимпиаду-восемьдесят? Бойкотировали. На самом деле, очень полезное было мероприятие. Перестройка началась через пять лет после этого, напомню. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, любое наказание должно преследовать какую цель? Это порицание затем, чтобы человек или общество исправилось. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Чтобы жизнь медом не казалась, как в армии говорят. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, хорошо. Но исправится ли? Мне кажется, учить таким образом Россию или российское общество, или ту часть российского общества, поддерживающего. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: А как еще? А как еще? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я, вот, не знаю. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: А я считаю, что только так. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Только так. Санкциями, с тем, чтобы отдельнейшие российские умы применяли контр-санкции, в том числе вот эти идиотические, которые сейчас начинают применять. Которые, в действительности, еще больнее бьют по российским гражданам. Знаете, там многие санкции, которые введены против российских компаний, до граждан еще очень не скоро дойдут. Они могут повлиять, я не знаю, на биржевые котировки тех или иных российских голубых фишек или, скажем, осложнить финансирование на банковском рынке для крупнейших российских банков. Ну, это понимаете. И даже, предположим, какие-то ограничения с передвижением по миру. Очень многие люди, которые попали в санкционные списки США и Евросоюза, они, вообще-то, как мне представляется, не самые главные путешественники. И некоторые из них, подозреваю, не владеют за границей никакой собственностью. А вот есть функционеры, например, работающие руководители российских средств массовой информации, которых в большинстве своем санкции обошли. Стороной обошли. Вот по ним ограничения, скажем, визового свойства, на въезд в Великобританию, Соединенные Штаты, страны Евросоюза, Шенгенскую зону. По ним как бы это больно ударило? Я не хочу называть конкретные фамилии, но я прекрасно понимаю, у многих из низ есть квартиры и дома в Лондоне, Париже, Италии, Франции, на Лазурном берегу и так далее, где-нибудь на Мальорке, на Сардинии. У многих из них семьи, дети живут и учатся за границей. Многие из них по причине многолетней ипохондрии каждую свободную минуту проводят в лечебницах Швейцарии, Франции. Вот я посмотрел бы на некоторых из них, как они лишаться возможности в какую-нибудь любимую клинику «La Prairie» путешествовать раз в месяц. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, слушайте, они себе могут позволить и лекарей наземно на дом заказать. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Нет, нет,  поверьте мне, нет. Это же их единственная услада. Это же единственное, что их в жизни радует многих. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот теперь еще. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Простите, я вот все это к чему говорю? А вот теперь те санкции, которые сами российские правители придумывают для своих граждан, вот они сильно бьют. Например, прекратить ввоз очень многих пищевых продуктов. Сейчас уже пошел разговор о том, чтобы запретить ввоз импортной одежды. То есть, сделанной за границей одежды, автомобилей. Ну посмотрим, как. Вот тогда они запоют. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не знаю, мне кажется. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Тогда избиратель, рано или поздно. Тогда будет как во второй половине восьмидесятых, когда сначала с прилавков пропадут продукты, а те, которые не пропадут, подорожают вдвое, втрое. Когда доллар будет стоить сто рублей, когда инфляция будет двузначная, тогда и поговорим. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот мы поговорим в ближайшем часе о том, что не все так, на самом деле, просто. Потому, что, скажем, министр обороны Российской Федерации, Сергей Шойгу, делает такое заявление: «Российская Федерация должна развернуть группировку войск на крымском направлении». Это заставляет нас думать, что, по всей видимости, сидит группа товарищей в Кремле и думает: «Ах, врешь, нас так просто не возьмешь». И вот на все санкции, они, вот, силовые варианты разрабатывают. Так ли это на самом деле и что думает об этом Евгений Киселев, мы продолжим через мгновение, будьте с нами. Это «Точка зрения» на Радио Вести. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Свою точку зрения сегодня высказывает Евгений Киселев. Еще раз, добрый день. Всем слушателям, кто к нам собирается позвонить сегодня: триста девяносто, сто четыре и шесть – это телефон прямого эфира. И вспомнили мы о министре обороны Российской Федерации, потому что на санкции, как видно, у Российской Федерации свой ответ. Итак, министр обороны, Сергей Шойгу, заявляет, что Россия из-за обострения ситуации в Украине и возросшего иностранного военного присутствия вблизи своих границ, должна развернуть полноценную и самодостаточную группировку войск на крымском направлении. Что бы это значило? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Я не совсем понимаю, что имеется в виду под крымским направлением, знаете ли. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все вокруг колхозное, все вокруг мое. Вот так сейчас будет. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Нет, вот знаете ли, во время второй мировой войны на берлинском направлении. Вот как имеется в виду: в направлении Крыма или из Крыма в направлении континентальной Украины? Вот что имеет в виду Сергей Кужугетович? Я не совсем понимаю. Мне это трудно комментировать. Его более развернутое содержание. А в принципе, политически, все понятно. Ну, а что? Мы действительно решили, что будет сейчас всеобъемлющее перемирие и политическое урегулирование? Ну, вот давайте, положа руку на сердце. Никто всерьез сейчас в это не верит. Иначе б госпожа канцлер ФРГ, Ангела Меркель, не заявляла бы о том, что «Я дала понять Путину. Все войска в рамках достигнутых договоренностей, все российские силы, все вооруженные формирования должны быть выведены из Украины, потому что без этого никакого подлинного урегулирования не будет и никакого ослабления или об отмене санкций говорить не приходится. Об этом сейчас столько сказано, мне бы не хотелось в это углубляться. Понятна, кстати, эта тема, касающаяся и сегодняшних голосований в Верховной раде, как по соглашениям, так и по особому статусу, если хотите, мы можем в последствии сегодня этого коснуться. Но понятно, что пока все ходят в политические хороводы. Все играют в политические игры. Россия делает вид, что она пошла на перемирие, на отвод войск. При этом, полного перемирия нет, оно постоянно нарушается. Войска, как утверждают некоторые очевидцы, в одной части границы, которая не контролируется, к сожалению, сейчас Украиной, уходят, а в другой части опять просачиваются. Такие, знаете ли, мы знали электоральные, предвыборные карусели? А там вот такие предвыборные карусели,  по вводу-выводу войск. Переодеваются российские в ополченцев, ополченцы –  в российские войска. Потом, видимо, опять переодеваются, чуть ли не в женской одежде опять, может быть, заходят, я не знаю, вежливые человечки, переодетые женщинами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так, ну все, на войне, как на войне. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Здесь колоссальное пространство для фантазии. И уж точно, пусть никто не рассчитывает на то, что Россия успокоится, что Росси возьмет и откажется, опять таки, повторяю: путинский режим. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не откажется. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Поэтому, я говорю: «Россия», имею в виду путинский режим, Москва, Кремль. Что те, кто правят сегодня в соседней стране, откажутся от той политики, которую они избрали в феврале-марте этого года. Политика, направленная на разрушение существующей всемирной системы безопасности. На попытку добиться установления новых правил игры. На попытку установить свою региональную, а, быть может, и мировую гегемонию. На попытку создать новую внешнюю политику, основанную на вот этой бредовой идее «русского мира» и уж точно не откажутся от попыток дестабилизировать, раскачивать положение в тех регионах, в тех странах,  которые в Кремле. Можно как угодно к этому относиться, это может кому-то не нравиться, у кого-то вызывать чрезвычайное раздражение и даже ненависть, но такова сегодняшняя реальность. В Кремле считают, что Украина, Молдова, Грузия, страны Балтии и отчасти Польша являются сферой особых интересов. Если говорить о Польше, можно поспорить. Если говорить о Финляндии, предположим, можно поспорить, но есть горячие головы, которые там считают, что, знаете ли, Польша тоже наша. А некоторые говорят, что вообще все страны, которые раньше, не важно: вступили они в НАТО, вступили в ЕС, то, знаете, мы за эти страны еще тоже поборемся, которые раньше входили в состав Варшавского договора и Совета экономической взаимопомощи. Но это уже, знаете, крайние формы вот этой вот внешнеполитической паранойи или внешнеполитической шизофрении, которой сейчас тяжело болен российский правящий класс. Тем не менее, то, что касается Украины, Грузии, Молдовы, других стран, которые раньше были республиками бывшего СССР, в том числе, Эстония, Латвия, Литва, там раскачивает лодку, там раскачивает ситуацию Кремль. Намеренно и смотрите, какое было. Здесь, в Украине, мне кажется, было недостаточно. Ну, понятно: другие темы, другие события, другие страсти на переднем плане. МИД Российской Федерации с каким заявлением выступил! Вот, все уже, покатилось, поехало! Начинают теперь тему опять раскачивать положения русскоязычных меньшинств в Латвии и в Эстонии. С Литвой тут сложнее, в Литве совершенно друга ситуация, там это русскоязычное меньшинство весьма малочисленное и немножко другая политика там проводилась изначально в Литве. И никогда эта тема не была острой. А вот в Эстонии и Латвии она действительно существует и, судя по всему, ее сейчас будут подогревать. Лучше мы давайте посмотрим как среагирует АТО, Соединенные Штаты, Европа, Великобритания, если вдруг, не дай Бог,  начнут вежливые зеленые человечки в женской одежде или переодетые, там, пнями, появляться в Латвии или Эстонии. В принципе, в приграничных районах. Во не кишка ли тонка у них будет? Я боюсь, что кишка тонка будет начать пользоваться пятой статьей Североатлантического договора, который предусматривает, что в не зависимости от того, против какой страны совершена агрессия, в те страны НАТО должны прийти на помощь и ее защитить. Я, например, предвижу, что ну вот опять какие-нибудь разведывательно-десантные группы или разведовательно-диверсионные группы военной разведки Российской Федерации начнут проникать на сопредельные территории Латвии или Эстонии. Особенно это касается Эстонии, потому что там как раз на приграничной территории в районе Нарвы находится место компактного проживания русских меньшинств. Так вот, окажутся там эти самые «зеленые человечки» без знаков различия, а может быть даже вообще в штатском. Начнут там что-то делать. Я предвижу, что предстоит. Ведь никто не хочет воевать не только за Украину, я боюсь, но и за Эстонию, и за Латвию. И начнут искать поводы сказать: «Ну, подождите, у нас нет повода для достаточных доказательств. Вы знаете, у нас спутник в этот момент в другом месте летал. Чего-то мы не зафиксировали нарушения границы. Вот вообще господин Лавров говорит, что мы не являемся стороной конфликта и вообще там, как говорится, нас не стояло. Нет, погодите, погодите, какая там пятая статья североатлантического договора? Подождите, надо разобраться, а вообще имеет ли место агрессия? Потому что, к сожалению, слабы господа европейцы, слабы. Слабы, недальновидны и нет у них достаточно политической воли, чтобы противостоять российскому режиму в том виде, в каком он сейчас существует и действует. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А, смотрите, вот слушатель хотел бы уточнить. Сейчас, значит, армия под предводительством Шойгу развернет полноценную вооруженную группировку в Крыму, попытается ли там Россия разместить ядерное оружие. Будет ли в таком случае Украина считаться ядерной державой? Ну вот много тут таких. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Хороший вопрос, кстати, очень хороший вопрос. Не готов на него так вот навскидку однозначно ответить. Во-первых, надо у господина Шойгу и у его начальника, у Владимира Владимировича Путина спрашивать: «А собираетесь ли Вы выводить спираль конфронтации на новый уровень, а именно размещать ядерное оружие на там, что считается вашей территорией и что вашей территорией кроме вас никто не считает». Это неоднократно подтверждено. Кстати, последний раз мы подтверждение увидели в связи с выборами в органы местной власти в Крыму, которые уже прошли в рамках. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Правилах Российской Федерации. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Ну вот в бывшее воскресенье был день выборов в России, где выборы были в областях, в городах, разного уровня местные выборы, где правящая партия, пропутинская Единая Россия, добилась очередного сокрушительного успеха, который уже цифровом выражении приближается к тем результатам, которые показывал нерушимый блок коммунистов и беспартийных на выборах Советского образца в пятидесятые, шестидесятые семидесятые годы. Они что при Хрущеве, что при Брежневе, что при Андропове с Черненко. Проценты зашкаливали, знаете ли. Ты что, там сто пятьдесят процентов могли при желании принести к ногам очередного правителя, так как сейчас в некоторых регионах России до сих про происходит, знаете, когда потом сотрудники изберкомов сидят и думают, как бы нам теперь тут подсократить, результаты за сто процентов переваливают. Ну, это так. Так вот. Ядерное оружие, незаконность, нелегитимность этих выборов зафиксировали. Об этом заявили и представители Евросоюза, и других международных организация. Я не специалист, извините, по режиму, связанному с ограничением использования ядерного оружия, которое в мире существует, и я не вполне уверен в том, какие здесь вообще международные договоренности применяются. Но я предполагаю, что, тем не менее, тактическое ядерное оружие не подпадает ни под какие ограничения, скажем, ядерные шахты для стратегических ракет разместить там невозможно. Это было бы грубейшим нарушением существующих договоренностей с Соединенными Штатами. Ракеты среднего радиуса действия тоже. А вот тактические ядерные боеприпасы с точки зрения международно-правовой можно. А с точки зрения политической? Конечно нельзя. Но, тем не менее, посмотрим, посмотрим. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А чего тут, если Крым-то уже наш? Тут... 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Ну, в общем, да. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы вернемся и продолжим разговор. Евгений Киселев сегодня высказывает свою точку зрения. Задавайте на вопросы, пишите нам на наш сайт и, конечно же, звоните. Триста девяносто, сто четыре и шесть – телефон прямого эфира. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе «Точка зрения» на Радио Вести сегодня журналист Евгений Киселев. Ну Вы, конечно же, не могли не вспомнить сегодняшнее решение парламента по поводу так называемого «Особого статуса Донецкой и Луганской областей». Разная реакция. Вот, кстати, наши коллеги до начала нашего эфира в этой студии провели голосование, предложили нашим слушателям ответить на вопрос: «Закон об особом статусе – это мудрое решение или капитуляция?» Более пятидесяти процентов, точнее, пятьдесят почти три процента слушателей сказали, что это капитуляция. Ну, и как Вы знаете, неоднозначно это известие приняли очень многие политики, в частности Юлия Тимошенко сказала, что это, конечно же, поражение, что это полная сдача интересов, вот если быть точным. Я точную цитату Вам приведу. 

Юлия ТИМОШЕНКО, политик: «Полная сдача интересов на Донбассе». 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Ну, хорошо. Юлия Тимошенко при этом предлагает, что вместо этого нужно вступать в НАТО и проводить об этом референдум, да? Но все это, опять таки, политические игры, политические хороводы.  Давайте относиться к происходящему с поправкой на два обстоятельства: во-первых, между всеми актерами этого политического театра существует давние и сложные отношения и по моим личным наблюдениям, вообще в политике ничего не должно быть личного. Вот знаете, как в сове время фраза знаменитая «Ничего личного, только бизнес», которая пошла гулять по миру благодаря фильму «Крестный отец». Там, помните, в первой серии говорят: «Слушай, ничего личного, только бизнес». Вот так и в политике, по большому счету, должно быть. Я с восхищением наблюдаю за тем, как британские или американские политики очень часто поддерживают друг друга, замечательные дружеские отношения, хлопая друг друга по плечу после того, как заканчиваются их жаркие, подчас едкие, полные колкости, направленных друг против друга и, даже, ядовитых стрел где-нибудь в парламенте или во время каких-то телевизионных дискуссий. Они отделяют политику от личного. Кстати, раньше это и украинским политикам было свойственно. Я помню, что когда я только начинал работать в Украине, больше шести лет прошло. Меня тоже умиляло, как политики провластные и оппозиционные после того, как в рукопашной или словесной сходились где-нибудь в студии у Андрея Куликова или у Савика Шустера, я тогда еще только, как говорится, приглядывался. Своего шоу, своей программы у меня не было. И вот тоже, как говорится, поскандалив, пофехтовав словесно, потом очень весело друг с другом общались и даже шли выпивать. Сейчас уже не то. Эти времена уже миновали и сейчас уже много взаимной ненависти или, как минимум, неприязни. И все стали злопамятными или почти все. Но все-таки при этом, давайте будем помнить и об этом, и о том, что сейчас уже предвыборная компания практически  разгаре. Очень многие заявления практически имеют чисто предвыборный характер, популистский, направленный на то, чтобы укрепить своего избирателя в вере, что, вот я по прежнему стою на тех позициях, о которых я всегда говорила. И это далеко от реальной политики. Тот же самый Петр Алексеевич Порошенко, уважаемый наш Президент. Ну, его партии, партии «Блок Петра Порошенко» предстоят выборы, предстоит бороться за места в парламенте и по списку, и будут наверняка кандидаты по мажоритарным округам. Я полагаю, что они не могут не учитывать в его штабе, допустим, не могут не учитывать, что есть определенные настроения, которые не вполне соответствуют. А может быть даже и такое раздвоение сознания: люди, с одной стороны, говорят: «Мы хотим мира, мы хотим, чтобы перестали убивать наших сограждан». Чтоб перестали разрушать их жилища, чтоб перестали гибнуть женщины и дети. Настроения такие пацифистские достаточно сильны. Мы видели опросы общественного мнения, свидетельствующие о том, что где-то под две трети граждан за то, чтобы боевые действия на Востоке как можно скорее прекратились. А с другой стороны, те же самые люд, которые за мир, могут говорить: «Нет, слушайте, а вот то, что было подписано в Минске и имплементировано в виде закона особом статусе в Донецкой и Луганской области – это чуть ли не предательство национальных интересов». Такое раздвоение тоже может происходить. Но, повторяю: я исхожу из чего? Цена войны, продолжения вооруженного конфликта на Востоке для Украины неизмеримо выше, чем для соседней России или, скажем,  для тех сил, которые Россией поддерживаются. Для всех этих, назовите как хотите их: террористами, вооруженными сепаратистами, инсургентами. Не важно. Важно то, что там есть несколько слоев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Своя вертикаль, да. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Ну, нет. Я имею в виду, там есть российские военные, которые де-факто там присутствуют. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сочувствующие им. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Есть сочувствующие им, есть всякие добровольцы, которые туда направлены из России, есть местные пророссийские головорезы – кого там только нет. Но факт тот, что и им, и России воевать легче. А Украина может этого не пережить. Нужна передышка. Нужна передышка любой ценой. Пусть это будет – это моя позиция – мне кажется, что пусть это будет унизительно, если угодно. Пусть это будет очень болезненно. Я сам за то переживаю. Но я умом понимаю, что, ну вот, ни военных, ни финансовых, ни политических возможностей сейчас для продолжения боевых действий у Украины нет. Нужна передышка. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот этот особый статус. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Перегруппироваться. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Этот статус – особый статус. Вот такая позиция какую-то передышку действительно обеспечит? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Да я не уверен. Послушайте, есть Минские договоренности. Там про этот статус записано. Ну, надо, по крайней мере, как минимум из политической и дипломатической вежливости, сделать вид, что мы это выполняем. Россия делает вид, что она выводит войска. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не воюет. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: На здоровье, пусть украинские политики и государственные деятели в ответ на это делают вид, что выполняют некоторый другой пункт Минских договоренностей. А что будет в реальной жизни, реальной политике, поглядим. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Смотрите, есть у нас из Италии сообщение: «Добрый день, живу и работаю в Италии пятнадцать лет. Здесь пять областей имеют так называемый «особый статус». Все спокойно к этому относятся, жизнь в этих областях лучше, да и зарплата повыше. В общем, имею знакомую с такой области». 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Это совершенно, мне кажется, некорректное сравнение. Знаете, есть территории с особым статусом во многих странах мира. Кстати, некоторые из них являются до сих пор предметом политической напряженности между соседними странами. Самый яркий пример – Гибралтар. Да? Крошечная британская территория на самом юге Испании, которая по-прежнему является предметом споров, предметом напряженности  в отношениях между Мадридом и Лондоном. Но, тем не менее, войны-то там нет с тысяча семьсот одиннадцатого или с тысяча семьсот тринадцатого года, не считая периода боевых действий в наполеоновские войны, или, скажем, периоды блокады Гибролтара во времена Франко. Но, тем не мене, такие случаи есть, но это никак не сравнимо с тем, что происходит на Востоке Украины. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, Евгений Васильевич, не смотря на то, что в первых строках нашей программы Вы отреклись от своей телевизионщины, много есть таких сообщений: «Очень хотели бы видеть Вас в еженедельной программе телевизионной, такой же, как были ваши «Итоги». 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Всем желающим предлагается скинуться, создать телекомпанию, построить студию, набрать людей в штат и вперед, я готов тогда вести программу. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А с чем черт не шутит, Евгений, Васильевич? «Спасибо за Евгения Киселева, мне всегда нравились освещения любых вопросов уважаемым Евгением Алексеевичем, Георгий пишет Вам. И вот есть еще такой вопрос, ответ на который прозвучит сразу в начале следующего блока: «Уважаемый Евгений Алексеевич, очень интересно было бы услышать Ваше экспертное мнение о положении дел в Шотландии». Об этом сразу после небольшой паузы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это программа «Точка зрения». Это заключительные пятнадцать минут. По телефону триста девяносто, сто четыре и шесть мы выслушаем ваши вопросы, ну а вопрос, который пока без ответа у нас остался, итак: «Ваше мнение о положении дел в Шотландии, в чем там интрига», - спрашивает Светлана из Киева. Отвечает Евгений Киселев. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Ну в чем там интрига? В том, что Шотландцы решили попытаться. Не все шотландцы, но их значительная часть. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Попытать своего счастья? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Или отправиться в самостоятельное плавание. Посмотрим, чем это завершиться, потому что до недавнего времени все-таки большинство шотландцев, большинство граждан Великобритании, живущих в Шотландии и имеющих право голоса на предстоящем референдуме, высказывались за то, чтобы все-таки остаться в составе Соединенного Королевства. Но число сторонников независимости неуклонно росло. Вот где-то неделю назад Дэвид Кэмерон выступал в Эдинбурге, в столице Шотландии со страстной, темпераментной такой, проникновенной речью, которая, как считают некоторые, войдет вообще в историю ораторского искусства как одна из исторических, самых ярких, самых блестящих вещей, которые когда-либо произносили политики. Вот он призвал все-таки шотландцев проявить благоразумие и остаться в составе Соединенного королевства. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, но он сказал, вы помните: «Вы голосуете не только за себя, но и за своих детей и внуков». На чем он настаивал. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Услышали или не услышали его призыв, мы узнаем довольно скоро. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Восемнадцатого, да? Восемнадцатого. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: При этом, я полагаю все-таки, что там комплекс причин, в том числе связанных с тем, что в Шотландии считают, что эта страна, скажем так, незаслуженным образом обойдена при дележе вот этого национального пирога. Что шотландцы могли бы жить гораздо лучше и уровень жизни этой части Шотландии был бы значительно выше, чем, скажем, в процветающей южной части Великобритании, в Лондоне, прежде всего, если бы по-другому распределялись бы средства. Ну, а что на самом деле, посмотрим. Мне что-то подсказывает, что все-таки Шотландия останется. И потом, все-таки от референдума до реальной имплементации решения, за которое проголосовали, еще нудно пойти очень длинный путь. Это не как в соседней России: раз-раз, тяп-ляп, организовали быстренько на живую нитку референдум в Крыму. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сами же присоединились. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Тут же присоединили, отпраздновали так, что некоторые люди аж в себя прийти не успели. Нет. Это все-таки Европа. И даже если решение в пользу независимости будет поддержано, все равно потом начнутся политические переговоры между Лондоном и Эдинбургом и Бог знает, еще к чему это все приведет. А, может быть, к еще одному реерендуму, на котором будет принято еще одно решение. Триста девяносто, сто четыре и шесть  - это телефон прямого эфира. Есть несколько звонков наших слушателей. Если Вы в эфире, здравствуйте. Откуда Вы звоните? 

Слушатель: Здравствуйте, я из Харькова.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тише немного сделайте свой приемник, как Вас зовут? 

Слушатель из Харькова: Да, сейчас. Значит, меня зовут Людмила. Я слушаю вашу передачу, когда на работе и у меня от работы. Я хочу Вам сказать, что все время говорите Вы о евроинтеграции. Все так хорошо, замечательно. И украинский народ хочет в Европу, да. Но я хочу вам просто сказать. Я работаю социальным работником и сейчас никто не поднимает вопроса о инвалидах и пенсионерах, которые живут на мизерный доход и не то, что не имеют возможности просто купить, а то, что они вообще исчезли из аптек. И эти люди просто вымирают. И вот вчера показали, то украинского населения осталось сорок два и девять десятых миллиона с пятидесяти двух. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: А в чем вопрос, Людмила? Простите, я Вас перебиваю. Если коротко, о чем Вы хотите меня спросить? 

Людмила, слушатель из Харькова: Я хотела сказать. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Подождите, не сказать, а спросить о чем Вы хотели? 

Людмила, слушатель из Харькова: У меня вопросов нет. Я дозвонилась к вам. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Людмила, я понял Ваш пафос, вашего выступления. А прошу прощения, что я Вас перебил. Я надеюсь, вы продолжаете нас слушать. Значит, я хочу сказать следующее, коль скоро вопроса нет, но тема задана. Мне кажется, что нет никакого противоречия.  Во-первых, я, кстати, сегодня о евроинтеграции говорил чрезвычайно мало, если говорил вообще, только упоминал о ратификации соглашения. Для меня сейчас, на самом деле, другие вопросы являются, скажем так, представляющими первостепенный интерес. Но я не вижу никакого противоречия между тем, чтобы Украина двигалась по пути евроинтеграции и чтобы украинские власти как по центру, так и на местах уделяли больше времени больных людей, пожилых людей, инвалидов. Знаете, Людмила, я не знаю, были ли Вы в Европе, но когда ты попадаешь в любую европейскую страну, а также в Соединенные Штаты Америки, первое, что тебе бросается в глаза – какой же количество существует съездов с тротуара для того, чтобы инвалиды могли передвигаться любого тротуара: большого или маленького на своих инвалидных колясках. Или как, скажем, встроены автобусы или троллейбусы в зарубежных странах, которые уже давно евроинтегрировались, для того, чтобы инвалид на коляске или бывают такие кресла с моторчиком, на которых тоже передвигаются подчас по улицам, могли бы без усилия подняться. Специальная такая платформа выдвигается, которая инвалида на коляске или на электрокарчике этом поднимает внутрь автобуса или троллейбуса. Не говоря уже о разного рода страховых. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Социальных гарантиях. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Социальных гарантиях, которые существуют для больных людей, для инвалидов, которые, к сожалению, в условиях постсоветских стран, таких как Украина. Это же не только Украины типично. Это в такой же мере относится и к России, и к Беларуси и, к сожалению, к некоторым другим странам. Если ты обездвижен, если ты не ходячий, то ты по сути обречен, чтобы безвылазно находиться дома. Я думаю, что евроинтеграция, тем более, что процесс евроинтеграционныого движения не такой быстрый никак не противоречит тому, чтобы государство заботилось о сирых и убогих. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть еще, будем думать, что вопрос или мнение. Сейчас узнаем. Здравствуйте, откуда звоните, как Вас зовут? 

Слушатель: Здравствуйте. Николай, Киев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем Вас. 

Николай, слушатель из Киева: Господин Киселев, я Вас знаю с советских времен, я Ваш ровесник. Очень Вас уважаю и Ваше мнение. У Вас нет двойного дна. Я не чувствую, что, не будет в обиду Юлии сказано, Юлия немножко такая, а вот Вы – открытый человек. Как Вы считаете, Вы сказали скинуться. Хотели бы создать радио в противовес Вестей? Вот такой вопрос. Только вот с таким здоровым нутром, который болеет за Украину, без хамства, как у Ганапольского: «Пошел вон». Я уважаю Вас за интеллигентность. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все, спасибо. Значит, досталось и мне, и Ганапольскому. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Вот так. Это называется, как я люблю говорить, из какой-то детской сказки старой: «А мама воробьиха осталась без хвоста». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, что делать. Такая работа. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Получила и Юля у нас на орехи, и Матвей Юрьевич, мой любимый и уважаемый. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, что ж. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Но послушайте, Николай, значит, смотрите: я понимаю, что у каждого журналиста, работающего в том или ином средстве массовой информации или пишущего колонку в том или ином средстве массовой информации, печатном или онлайновом, или на телевидении, есть свой стиль. Иногда этот стиль бывает резким. Подчас на чей-то вкус, чрезмерно резким. Ну не нравится, как говорится – не слушайте, не смотрите А вот винить моих коллег в том, что у них есть какое-то двойное дно или за что они болеют. Знаете, если бы это было так, я бы здесь не появлялся. Я считаю, собственно, тот факт, что я прихожу сюда, тот факт, что я принимаю участие в программах Радио Вести, которое может кому-то нравиться, кому-то не нравиться и какие-то вопросы могут у кого-то возникать. Я ценю моих коллег, которые собрались на этой станции, знаете, за наличную стоимость. Я вижу, как они работают, как они вещают, у меня к ним вопросов нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вопрос был в том, что какой перспективный план? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Не вижу необходимости создавать альтернативную радиостанцию. То есть, на самом деле, я был бы рад, если бы, скажем, в Киеве возникла еще одна разговорная радиостанция FM. Это было бы очень здорово, на самом деле. Потому, что смотрите в свое время в России, когда было все более или менее еще в порядке, было «Это Москвы» и был прежний «Коммерсант FM». И они конкурировали друг с другом, у каждого был свой стиль и это было только на пользу всем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Евгений Алексеевич, я знаю, что мы до бесконечности можем долго, потому что мы редко видимся в последнее время, но вот тут уж подельник наш, наш побратим, Матвей Юрьевич. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Уже скребется в дверь студии или наоборот, рычит: «А ну-ка быстро из эфира уходите!» 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Поэтому мы уступаем, конечно же, место и встретимся ровно через неделю, Спасибо, что слушаете, спасибо, что хотя бы иногда доверяете, перепроверяете и контролируете, не без этого, встретимся в девятнадцать часов, до скорого. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Спасибо.  

Читать все
Читать все