СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Максимум мнений, 18 сентября

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымОсобый статус Донбасса и референдум в Шотландии

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать ноль четыре, семнадцатое сентября, среда, вы слушаете радиостанцию «Вести», у микрофона Сакен Аймурзаев, добрый вечер! Мы сегодня с вами час в эфире, как и всегда, значит, первая часть у нас будет про донецкие дела, про эти законы, про ваше отношение к ним. Я буду продолжать говорить об этом, поскольку важное дело и важно, как мы все это будем переживать, как мы будем это оплачивать в том числе, хотя сегодня разные были заявления на этот счет. После этого мы поговорим с российским журналистом Ильей Азаром, который получил премию «Журналист года» от известного российского журнала, мирового журнала «GQ». Илья сказал невероятную просто речь на этом вручении, я дам вам ее послушать и поговорю с Ильей о его планах и о том, что он думает о происходящем сейчас с нами со всеми. После чего, после новостей в тридцать минут, у нас целых пол часа, я думаю, будет большой такой разговор о референдуме в Шотландии. Референдум произойдет завтра. Референдум о независимости Шотландии, об отделении этого региона Соединенного Королевства от Великобритании. Вот такой план у нас сегодня. Двадцать четыре тридцать пять. Смс-ки посылайте, пожалуйста, подписывайте их, как всегда. И телефоны прямого эфира: ноль сорок четыре, триста девяносто, сто четыре и шесть. В ближайшее время включу его, потому, что первую часть программы хочу услышать вас, что вы думаете о донецких особых территориях, и как вы меняете свое мнение или не меняете его. У меня так за сутки кое-что изменилось, о чем через несколько секунд.

Итак, мы говорили с вами вчера, и сегодня продолжаем следить за делом, которое касается особых территорий в Донецкой области, в Донбассе. Закон принят. На закон уже отреагировали все, кто могли. Меня две реакции сегодня поразили: первая реакция последовала из США, из Государственного Департамента. Люди, которые следят за ситуацией в Украине, и как могут помогают Украине, вы это знаете прекрасно, делают все, что могут. Значит, официальная позиция Соединенных Штатов, - это одобрение двух законов, принятых вчера Верховной Радой. Первый Закон об Особом Статусе для некоторых территорий Донецкой и Луганской областей, второй Закон об Амнистии, которая, кстати, уточняется. Это то же, кстати, не самое лучшее, что происходит с нами, когда сначала принимается закон, а потом нам его уточняют.

Вот сегодня министр юстиции Петренко сказал, что, значит, на эти территории не будут поступать деньги из бюджета. Ок. Почему об этом не сказать вчера? Почему об этом не написать в законе? Почему об этом сразу не сказать? Понимаете, и сегодня Александр Турчинов, Спикер Верховной Рады, подумав некоторое время, начал нам объяснять, почему вчера табло выключили в зале Верховной Рады, когда голосовали этот Закон об Особом Статусе и потом Закон об Амнистии. Так как заседание проходило в закрытом режиме, табло выключили, потому, что некоторые депутаты нарушают этот режим, фотографируя это табло и выкладывая результаты голосования в открытый доступ. Неужели нет способа, сделать так, чтобы не выкладывали прямо там, прямо в зале заседаний? Есть давно и в передовых театрах мира, например, стоят специальные «глушилки». Ну, это первое. А второе – в чем секретность расклада голосования? В чем секретность? Мне, например, очень интересно, кто проголосовал «за», кто проголосовал «против» , кто воздержался. Мне кажется, и вам это тоже было бы интересно.

И третья реакция, которая поступила – администрация президента, я так понимаю, авторы Законопроекта, на сайте Президента, на сайте Верховной Рады, в Законе об Особых Территориях изменен текст. Значит, раньше, звучало следующим образом: «согласно Закону, на три года, со дня вступления в силу Закона, вводится особый порядок местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, к которым относятся районы, города, поселки, села, в пределах территорий, определенных, внимание, определенных решением Верховной Рады». Так было вчера. Сегодня, вот эта территория, «…в селах, в пределах территории, определенной решением Антитеррористического Центра при службе Безопасности Украины». Т.е. выносится решение вопроса об обширности этой территории, о том, как она выглядит, о границах этой территории, из ведения законодательного органа, совещательного органа, представительного органа Верховной Рады, переносится в исполнительную власть. Более того, не просто в исполнительную власть, а в спецслужбу, службу безопасности Украины. Она и будет определять границы этого особого региона, на территории которого будут действовать эти особые правила. Сказать почему так происходит, сейчас сложно, но, тем не менее, вот это вот основные реакции на то, что произошло вчера.

Ноль сорок четыре, триста девяносто, сто четыре и шесть. Что вы думаете об этом обо всем? Что вы думаете об особых статусах? Как нам со всем этим жить, пожалуйста, ноль сорок четыре, триста девяносто, сто четыре и шесть. Набирайте этот номер и делитесь своими мнениями и своими сомнениями. Да, вы в эфире, я вас слушаю.

Слушатель: Добрый вечер!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер! Как Вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Владимир.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, слушаю Вас Владимир. Пожалуйста, скажите свое мнение.

Владимир: Мое мнение такое. Что Порошенко сделал большую ошибку. Во-первых, в чем ошибка, что это все было в закрытом режиме, народ не знает ничего и с таким прессом… Я сегодня общался с депутатом Верховного Совета, как он вел себя на Верховном Совете, это недопустимо первому лицу государства.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Критика, собственно, вот по этим направлениям, тут Владимир, вы ничего нового не сказали нам, к сожалению. Ну, давайте, ноль сорок четыре, триста девяносто, сто четыре и шесть. Ваше мнение, ваши мысли. Да, слушаю Вас, добрый вечер!

Слушатель: Алло, это Евгений, город Киев. А я так думаю, что наш президент, вообще не оправдал доверие народа. Нарушил свою присягу и должен подать в отставку. Вот так.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ничего себе. Радикально и быстро. Спасибо за звонок. Алло, да, пожалуйста, вы в эфире. Добрый вечер, как Вас зовут и, пожалуйста, Ваше мнение. Слушаю Вас.

Слушатель: Мое мнение то же, что и предыдущее.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Серьезно? А Вы за кого голосовали на президентских выборах?

Слушатель: Я голосовал за Порошенко.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: За Порошенко. И, вот, прямо вчера Вы поняли, что все?

Слушатель: Да. Именно так.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А что же делать – то?

Слушатель: Бог его знает. Вы знаете, послушаешь вот эти средства массовой информации, какая-то безнадежность. Армию унижают. Вот мы не устоим, ничего тут не сделаем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо Вам за звонок, но знаете, не надо нагнетать, не надо. Самим не надо нагнетать. Давайте посмотрим, что из этого выйдет. Я тоже говорю, что у меня миллион миллиардов вопросов. Я их задаю в эфире и вас спрашиваю, и себя спрашиваю, и представителей власти спрашиваю. Но, давайте не будем спешить, давайте посмотрим, что будет дальше. И еще была одна реакция международная. Я вначале сказал об реакции Госдепартамента. Реакция МИДа России. МИД России назвал эти законы – движением в правильном направлении. Сейчас новости.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать шестнадцать. Очень живой отклик у вас вызывает эта тема особого статуса. Вы сейчас слышали позицию премьер-министра и спец-представителя президента по урегулированию. И тут опять есть вопросы. Значит, не будут амнистированы те, кто убивал людей, а как мы установим? Кто из них, тех, кого мы несколько месяцев называли сепаратистами и террористами, убивал людей, а кто нет? Как это сейчас установить? Огромное количество вопросов, давайте к другой теме. Будем постоянно возвращаться к этому вопросу, постоянно, обещаю.

Вчера в Москве состоялась церемония вручения премии журнала «GQ», такого глянцевого журнала, известного, всемирного журнала, который в разных странах издается. И там была номинация, был отдельный конкурс – журналист года, и эту премию получил Илья Азар, который весь последний год, с ноября так точно, занимался Украиной. И вы его прекрасно знаете. Он был много раз в нашем эфире, и статьи вы его, наверняка, читали, надеюсь. Если не читали – найдите. И вот что Илья Азар сказал на этой церемонии вручения. Послушайте его речь, пожалуйста!

 

Илья АЗАР, журналист: «Во-первых, хотел бы поблагодарить своего главного редактора «Ленты.Ру» бывшего, Галю Тимченко и вечного главного редактора «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова за то, что они в наше несвободное время подарили мне возможность объективно   освещать события на Украине. Во-вторых, честно, я расцениваю эту премию не как личную, а скорее, как коллективную. Всем своим коллегам, которые работали на Украине и продолжают работать на Донбассе сейчас и, в особенности, в первую очередь Андрею Стенину, который, как вы знаете, погиб там…не нужно хлопать. Мне кажется, он куда более достоин этой премии. И в любом случае, ни в первую очередь и ни.. потому что он остался там, в бронежилете, а я стою здесь в дурацком смокинге. Но, в-третьих, мне вообще кажется странным здесь стоять и получать премию, потому что все получают премию здесь за то, что они основали хороший бизнес, новый ресторан, снялись в кино. Собственно, я даже никакого расследования не проводил, а просто писал о том, что происходит на Украине. Но при этом, мне кажется, что лучше бы такого не происходило никогда. Лучше бы на Майдане не погибли люди, Крым не аннексировала Россия. Вы бы продолжали есть французские устрицы, а на Донбассе не началась война и не гибли мирные люди. Я надеюсь, что Владимир Путин не будет больше посылать русских солдат на Донбасс, украинская армия не будет больше бомбить города, российские телеканалы не будут показывать неправду и не будут разжигать ненависть у народа. И поэтому я надеюсь, в следующем году эту премию получить чудесный кинокритикан Дундолин или прекрасный мой приятель – репортер Игорь Ноставщиков. Спасибо!»

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Илья Азар у нас на прямой связи из Москвы. Илья, приветствую тебя, привет!

 

Илья АЗАР, журналист: Да, здорово, Сакен!

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я тебя поздравляю, а то я лайки все какие-то в Фейсбуке. Я тебя поздравляю! Спасибо тебе за эти слова, они замечательные! Спасибо.

 

Илья АЗАР, журналист: Послушал себя. Конечно, ужасно я говорил. Много вот этих «эээ», «ааа». Для радиоведущего - это позорно.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И очень много аплодисментов. Да нет, все хорошо. Слушай, я хотел тебя спросить: Андрей Стенин, ты его вспомнил и ты сказал, что он более достоин, чем ты. Я бы хотел несколько слов, чтобы ты о нем сказал, потому что мы не общались о нем, когда он погиб, когда стало известно о том, что он погиб. И эта тема вызывает здесь контраверсийное, как говорят по -украински отношение, противоречивое. Скажи несколько слов о нем.

 

Илья АЗАР, журналист: Я просто лично знаю его не очень, хотя мы работали с ним в одном СМИ, давно когда-то. Мне постоянно все пишут: хорошо, что Стенин погиб, так ему и надо, он пропагандист. Но он фотограф и, насколько я его знаю, он всегда ездил в горячие точки, самые пиковые и делал там фотографии. Собственно, что он и делал на Донбассе. Основные претензии – что он снимал раненых, в смысле задержанных украинских солдат. Вроде как их пытали, но мне кажется, что это работа фотографа. А что он должен был делать? Не знаю, спасать их или что? Пытаться бросаться на вооруженных ДНРовцев и отнимать автоматы или что? Если бы он не снимал, вы бы все и не узнали о том, что их пытали. Это и есть работа фотографа: снимать то, что происходит. Кстати, не только фотографа, но и любого пишущего журналиста.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я только хотел сказать – любого журналиста. И даже в твоей речи то, что может вызвать вопрос у людей, настроенных патриотично и не понимающих смысла профессии. Когда ты говоришь: надеюсь, Путин не будет посылать солдат, украинская армия не будет бомбить города – это то, что вызывает много вопросов и много волнений. И сейчас, когда классическая журналистика со всех сторон – вот так. Ты как с этим справляешься? С вопросами и этими претензиями?

 

Илья АЗАР, журналист: Ну, ты сам знаешь, что я уже как три месяца не езжу на Украину, и, в общем, справляюсь с этим так. Не езжу на Украину потому, что мня этот негативный информационный фон за пол-года, что я ездил на Украину, очень утомил. Я выбрал такой путь, может быть неправильный, но так вышло.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А какой путь, если без Украины? То есть ты не будешь заниматься украинской темой. Поучил премию и все, закрыли совсем?

 

Илья АЗАР, журналист: Нет, буду заниматься. Просто сейчас сделал перерыв. Надеюсь, что в ближайшее время поеду снова. Как минимум,  на выборы.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, на выборах ты будешь.

 

Илья АЗАР, журналист: Как минимум. Просто сейчас так все успокоилось на Востоке.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Перешло в новое качество. В этой связи у меня к тебе еще вопрос. Ты много пробыл, много видел, много, кого знаешь. Вот этот новый формат, который им предлагается, особые территории, особый статус. Что ты, по-честному, думаешь об этом?

 

Илья АЗАР, журналист:  Ты нашел, кого спросить…

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Того, кто там много был. Я там не был, кстати, за последние месяцы. Ты был.

 

Илья АЗАР, журналист: Но очень зря, кстати.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Зря, да, это правда. Очень хочу.

 

Илья АЗАР, журналист:  Вот эта вот паркетная журналистика из Киева, разве это серьезно? Даже Мустафа ездил на Восток.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И потом пошел в политику сразу. Как поехал, так сразу и пошел.

 

Илья АЗАР, журналист:  Вот именно. Но и тебе пора, кстати.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Все, давай. Расскажи, что ты думаешь об особом статусе, я тебя прошу.

 

Илья АЗАР, журналист:  Да я на самом деле, ничего не думаю о новом статусе. Кажется, что это не устраивает ни украинское общество, ни руководство донецкой и Луганской республик. Поэтому, мне кажется, ничего из этого не выйдет. Все в какой-то перспективе начнется по-новой. Вот и все. Это какая-то мертворожденная идея. Может, что-то и получится, но я не вижу как. Никто не в восторге от этого.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Есть огромное количество вопросов и все это не очень приятно.

 

Илья АЗАР, журналист: Единственный плюс я вижу  - почти прекратилась стрельба. Вот это плюс, но нет гарантий, что она не начнется заново в ближайшее время. Собственно, уже так и было.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, уже было. И скажи, Илья, уже не буду тебя задерживать, расскажи немножко о планах. Галю Тимченко наши слушатели прекрасно знают, она была у нас в гостях и расскажи, что вы будете делать? Пусть все знают.

 

Илья АЗАР, журналист: Что будем делать в новом СМИ? Будем делать его не в России, но и не в Украине. Будем делать его в Латвии. Я останусь в Москве, потому что мне было бы странно работать в Латвии в силу специфики работы. Вся основная редакция переезжает в Латвию, оттуда и будет работать. Это никто не называет второй лентой, но ее можно так назвать. Люди практически те же и подходы в журналистике – объективное и независимое освещение всех тем без каких-либо запретов, списков и прочее. Поэтому, в этом смысле, это будет вторая лента, а там посмотрим, как получится.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Скажи название и когда уже можно будет найти в Интернете это издание.

 

Илья АЗАР, журналист:  Название странное, но запоминающееся. Название «Медуза». В Интернете и не только в интернете, главное, что это будет приложение, в первую очередь – это приложение, во вторую – сайт, хотя контент будет одинаковый, где-то в начале, середине октября. Первая декада, мне кажется.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Прекрасно. Не так долго. А потом ты приедешь и напишешь для «Медузы» репортаж о выборах.

 

Илья АЗАР, журналист: Ну да, точно. И встретимся с тобой..

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Встретимся и все обсудим. Спасибо тебе, Илья! Еще раз поздравляю и привет тебе огромный из Киева от многих людей, которые тебя любят и ждут.

 

Илья АЗАР, журналист:  Спасибо!

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пока!

 

Илья АЗАР, журналист:  Пока!

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это был Илья Азар, теперь уже можно сказать, журналист издания «Медуза». Запомните. Который проработал в Украине весь последний год и получил за это премию журнала «GQ» в Москве и его речь вы слушали. После новостей мы перенесемся с вами в Шотландию, поговорим о том, как они завтра будут голосовать о своей независимости.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов тридцать четыре минуты, и мы с Вами про Шотландию будем говорить, ну вот как- то вот. Звучит музыка. Слава Скотланд. Это национальный Гимн Шотландии, которая завтра будет голосовать за свою независимость. И мы посвятим оставшуюся часть эфира этому вопросу, и я хочу объявить голосование, давайте представим, что вы граждане Шотландии. Что вы знаете о Шотландии, чего не знаете? Ну, не знаю я, но хочу вас спросить, вот если бы вы были гражданами Шотландии, за независимость или против? Вы «за» независимость Шотландии, или «против» независимости Шотландии? Если вы «за» независимость Шотландии, ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если «против», ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Пожалуйста, голосуйте, представьте себя шотландцами в килтах, с хорошим пивом и волынкой. Итак, независимость Шотландии. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если да, если нет, ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. И через несколько минут, дослушаем прекрасный «Флауэр оф Скотланд» и у нас на связи будет журналист «Эхо Москвы» из Лондона Тоня Самсонова, с которой мы подробно обсудим возможность независимости Шотландии, как они пришли к этому, дошли до жизни до такой. Обо всем этом, в ближайшее время на радио «Вести».

 

Звучит Гимн.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Итак, Шотландия завтра будет голосовать на Референдуме. Тоня Самсонова, журналист «Эхо Москвы» из Лондона. Тоня, я, наконец, приветствую тебя в эфире.

 

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»: Сакен, добрый вечер! Очень рада слышать!

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер! Вот мы послушали сейчас «Флауэр оф Скотланд», настроили всех на размышления о независимости Шотландии. Как ты понимаешь, в Украине такие, знаешь, неизбежные параллели возникают. Поэтому я начну вот с такого вот вопроса: а называют ли лидеров движения за независимость сепаратистами в Лондоне?

 

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»: Называют, но это очень эмоционально окрашеное название так сказать.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А как называют?

 

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»: В основном эндипиндисты, от слова independent. Потом тем, кто отделяется, им повезло больше со словами, чем тем, кто хочет голосовать за сохранение единства. Потому, что вопрос сформулирован так: хотите ли вы, чтобы Шотландия отделилась от Великобритании. И за «yes» агитировать проще, чем за «no», поэтому, кто хочет отделиться, они за «yes», у них «Да» компания и они хорошие, правые, покрашены в хорошие цвета. А те, кто за «no», им же не напишешь на футболках «нет», надо придумывать что-то еще. И они долго думали и за два месяца до Референдума придумали «нет, спасибо!», чтобы хоть как –то смягчить свою позицию, поэтому есть два лагеря. Одни за «yes», а другие за «no». И обычно баннеры рядом стоят у тех, кто голосует за «yes», и за «no». Но, действительно, сейчас, по разным подсчетам, 4,5миллиона Шотландцев до сих пор не определились с выбором в таком важном вопросе, и когда я была в Глазго, в эти выходные и в Эдинбурге, больше всего меня удивляло, что люди могут повесить себе на одежду ту или иную символику, либо «yes», либо «no», и совершенно спокойно себя чувствовать внутри города.

Я, в общем, провела с собой некоторый эксперимент, я взяла наклейку «no», и повесили ее на свой мобильный телефон. Мне все время хотелось ее прикрыть, потому, что мне не хотелось показывать свою позицию, что бы люди меня с чем – то ассоциировали. Казалось, что это небезопасно, что к тебе могут хуже относиться, если ты столкнешься с человеком, у которого другая позиция по самому важному вопросу в истории поколения. Но на самом деле, удивительным образом, вот отчасти это была загадка Шотландского Референдума для меня, почему-то люди, которые за «yes» и за «no», готовы разговаривать друг с другом. Вот, не происходит раскола в обществе. И этот раскол, его настолько нету, что внутри одной семьи, муж и жена могут придерживаться разных позиций.

Я встретила в Глазго компанию пятидесяти – шестидесятилетних мужчин, которые сидели днем и пили кофе, они все были за «yes», они хотели отделиться. Их жены, в это время, на той же главной улице ходили в футболках «no», агитировали и призывали избирателей оставаться в составе Великобритании, не выходить из нее. И вот отсутствие этого раскола по политическим взглядам, а тут нельзя сказать, что это какой-то неважный вопрос, это очень важный вопрос, это было одной из самых больших загадок.

Есть много разных объяснений, почему так происходит. Я подошла к паре на улице, которая только-только познакомились. Это были два пожилых человека. Один сидел с собачкой на коленях, а вторая дама с тросточкой. Она говорила, что боится отделения. Боится, что система Здравоохранения пострадает и она не будет получать бесплатных пособий бесплатного Здравоохранения, которые в Шотландии очень хорошо развиты, гораздо лучше, чем в остальной Великобритании, не смотря на то, что это одна и та же система. А мужчина с собачкой хотел отделяться. И я говорю: «А почему вы можете разговаривать об этом, почему вы не ссоритесь?». Они говорят, что у нас в Англии есть традиции, когда мы уважаем мнение друг друга…

Но, конечно это никакие не традиции, если этот вопрос может в корне изменить твою жизнь, если этот вопрос связан с ценностями, с понятиями «хорошо» и «плохо», эмоционально и морально окрашены, с добром и злом, то тогда раскол бы был. Но отделение Шотландии и Великобритании это не вопрос добра и зла, как это часто бывает. Вот, если сравнивать, наверное, с ситуацией на Украине и с ситуацией в России, когда было ленточное движение, то люди, которые выходили на Садовое Кольцо с белыми лентами, они же считали, что они с белыми лентами несут добро, а те, кто против них – про зло. И поэтому, разговаривать было невозможно.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: т.е. тут нет такого, что вы анархисты, вы империалисты, вот этого нет там? Вообще нет?

 

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»:  Ну, пожалуй, есть, но тут есть много разных аспектов. Потому, что среди тех, кто за отделение, есть люди с очень радикальными взглядами. Действительно националисты. Футбольные фанаты. А среди тех, которые за то, чтобы остаться в составе Великобритании, действительно есть монархисты. Главное, раздел происходит не по этому лагерю, поскольку большинство не может быть монархистами, большинство не может быть радикалами, главный раздел происходит скорее… Вот, мы говорим, что Шотландия и Великобритания, в отличии от там востока и запада Украины. Там нет различия по языку, нет различия по религии, нету каких-то других явных различий, по которым можно было бы отличить шотландца от англичанина. Но ключевое различие в настроениях. Шотландцы гораздо более «левые». Вот эти шестидесятилетние мужчины, которые в Глазго, которые очень внимательно следят за ситуацией в Украине… Они мне говорили, что: «наверное, нас можно сравнить в том, что мы тоже индустриальный пояс, мы тоже работяги, у нас были сильные профсоюзы, у нас были сильные предприятия, они были разрушены частично Маргарет Тетчер, консерваторами, и мы гораздо более левосоциально ориентированы, чем вот эти жирные коты в Великобритании, в Лондоне». И в этом, возможно, что-то есть.

К сожалению, в Шотландии, эти люди, которые вышли из профсоюзного движения, из Лейбористкой партии, они в какой-то момент, на стыке 70-х и 80-х потеряли партию за которую они могли голосовать . Для них всегда была партия Лейбористская и они понимали, что люди вышедшие из профсоюзов и прошедшие в Парламент представляли их интересы, то потом, Лейбористская партия провела реформу, она отказалась от красного флага и сказала: «ну, как же в Великобритании, вторая партия страны может иметь флаг, как в Советском Союзе. И заменили его на красную розу, и произошла реформа. Это стала новая Лейбористская партия. И Тони Блэр, который ужи пришел на смену, широты считали его не своим. Считалось, что в Весмистере нет ни одного депутата, который бы представлял наши интересы. И премьер, и консерваторы не представляют наши интересы…

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Голос Шотландии должен быть услышан. Тоня, я попрошу тебя буквально минутку, мы послушаем новости и вернемся к твоему очень интересному рассказу, о Референдуме в Шотландии. Тоня Самсонова, журналист радио «Эхо Москвы» в Лондоне у нас в прямом эфире на телефонной связи. И, напоминаю вам, голосование, если бы вы были гражданином Великобритании, ну вообще, независимость Шотландии. Да,- ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, нет - ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать сорок семь, продолжаем разговаривать о шотландском референдуме. На прямой связи из Лондона журналист Тоня Самсонова, журналист «Эхо Москвы». Тонь, а скажи, а вот если – да, что будет? Какие первые шаги, что ждет Шотландию, Великобританию, Евросоюз и всех нас?

 

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»:  Если да, то начнется небольшая паника, к которой сейчас готовятся банки. Потому что сегодня отправлены дополнительные машины с наличными деньгами, чтобы пополнить банкоматы по выдаче валюты  в Шотландии. Подразумевается, что люди сильно испугаются и вся компания проходила так, чтобы консерваторы и … в Лондоне пугал по сути или, во всяком случае, приводил аргументы, что произойдет, если «да». Если «да», самый плохой сценарий, а тут такие логические цепочки в британской политике можно прослеживать, вот один из плохих сценариев, на который намекал и Сорос в своей колонке в «Financial Times», и все, кто так или иначе связан с финансовыми рынками. Помимо того, что сейчас проходит референдум, в  две тысячи пятнадцатом проходят выборы в парламент, на которых может смениться власть, на которых определяют, кто будет премьер-министром Великобритании, две тысячи пятнадцатый год, а в две тысячи семнадцатом году проходит референдум о выходе или не выходе Великобритании из состава Евросоюза. Параллельно подвешен вопрос о том что выйдет ли Шотландия из состава Евросоюза, если она сейчас отделится. Не понятен сейчас вопрос национальной валюты, не понятно, будет ли фунт. Логическая цепочка примерно может быть следующей: если Шотландия отделяется, тогда, на следующих выборах, вероятнее всего, консерваторы их не выигрывают и Девид Кэмерон не становится премьер-министром, потому что на нем основная ответственность за поражение. Тогда, на смену консерваторам приходит какая-то другая партия. В две тысячи семнадцатом году начинается референдум. Сейчас половина наполовину. Половина британцев хочет выхода из Евросоюза, половина не хочет. Но те, которые хотят остаться в Евросоюзе, живут, как раз, в Шотландии. Так что с большой вероятностью, Великобритания в две тысячи семнадцатом году из Евросоюза выходит. Потому что она лишилась тех избирателей, которые хотели остаться в Евросоюзе. В этот момент происходит то, что все компании, которые воспринимали американские финансовые и азиатские и так далее, которые воспринимали Великобританию и Лондон, как финансовый центр потому что он давал доступ к европейским рынкам, потому что была единая торговая зона, перестают воспринимать Лондон как эту возможность, выход на европейские рынки. И тогда ставится под вопрос: а сможет ли Лондон существовать дальше как конкурент Нью Йорку, как финансовый центр мира? А на этом построена очень большая …

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, это будет уже про всех, про нас.  А скажи, пожалуйста: это сейчас теоретическая история. Последние опросы говорят, что четыре миллиона не определились. Но последний опрос, все-таки «no», да?

 

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»: Не имеет значения, на самом деле. Потому что они идут «нос к носу», пятьдесят два на сорок восемь. Сейчас показывают опросы, там есть семь или шесть исследовательских компаний, которым можно доверять и смотреть на их цифры. Если делать среднестатистическое по тем опросам, которые проводятся, то мы видим, что динамика практически не меняется, это пятьдесят на пятьдесят. Плюс еще десять процентов, которые не определились. Но мы знаем по опыту других выборов, что люди, которые хотят сохранения «Статус Кво», есть люди, которые определились, которые проголосуют за «нет», они же, вероятнее всего, и на выборы не пойдут. Потому что на выборы ходят те люди,  которых проактивная позиция, которые хотят перемен. А перемен хотят «yes». С другой стороны, мы знаем, у Великобритании есть эффект, называется «эффект застенчивого тори», застенчивого консерватора. Люди, которые боятся признаться социологам в том, что они придерживаются той или иной позиции, потому что она социально не желательна. С другой стороны, может быть, количество людей, которые хотят проголосовать за «no», на самом деле, больше, чем об этом знают социологи, потому что они постеснялись в этом признаться. Но если посмотреть не на опросы, которые … Обычно в Великобритании перед выборами есть какие-то прогнозы. Тут прогнозов нет. Известно, что откроются завтра избирательные участки. Министерство иностранных дел разослало журналистам, когда по каким городам будет проходить информация. Мы знаем, что в час ночи по лондонскому времени, то есть в Украине это плюс два часа, начнутся первые результаты по Глазго. По Эдинбургу результат придет в районе семи тире девяти часов по Киеву и где-то в конце дня, от трех часов дня до семи вечера придет общий когулятивный итог по референдуму.

 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: по Шотландии.

 

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»:  Нет, по Киеву.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, по киевскому времени. Хорошо. Спасибо, Тоня. Мы обязательно свяжемся, когда будет результат. Последний вопрос вот знаешь какой, вот я читал о том, что была такая агитационная компания, да, приезжали люди из Лондона, рассказывали, объясняли… Это действительно так? Как это было, вот, расскажи мне.

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»:  Вообще, сначала казалось, что ни Дэвид Кэмэрон, ни лидеры Других партий особенно не шевелятся и ничего делать не хотят и в Шотландию ехать далеко, глупо и зачем. Но на предыдущей неделе, первый раз появились данные о том, что могут побудить те, кто хотят отделяться. Началась паника. Обвалился фунт. Впервые за десять месяцев на рекордно низкую оценку, обвалились акции финансовых институтов банков, штаб – квартира которых находится в Эдинбурге, основные британские банки, при этом. И тут же выступил Гордон Браун. Сказал: «Ребята, не отделяйтесь, мы вам дадим все права, которые нужны вам как субъекту федерации, по сути, как автономии, если вы проголосуете «нет». Мы все равно вам все отдадим, голосуйте «нет». И три лидера трех партий, которые, конечно друг друга терпеть не могут, сделали совместное заявление и поехали в Эдинбург и в Глазго агитировать и Кэмэрон, в общем, как Владимир Путин говорил о ценностях и плакал на встречах избирателей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И даже заплакал? О-О-О.

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»: Заплакал. А сегодня его спросили: «Дэвид Кэмэрон, а с Вами такое было, чтоб Вы в ночи просыпались от страха, что проиграете в холодном поту»? Он говорит: «Да, много раз».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тоня Самсонова рассказала нам о Шотландском Референдуме. Смотри, мы пока с тобой говорили, я объявил голосование. Значит, «за» независимость Шотландии – тридцать три процента нашей аудитории, шестьдесят семь процентов - против.

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»: Ничего себе! А мы вчера голосовали на «Эхо Москвы» и там пятьдесят шесть было за сохранение единства, а сорок четыре процента были за независимость. Удивительно, я думала, что будет обратное. Что будет меньше людей, которые поддерживают…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот так. Тут у нас все сторонники британской монархии. Спасибо тебе большое!

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»:  И во всем мире так. Прости, что отнимаю твое время драгоценное, во всем мире так. Сегодня «Дейли Телеграф» составил список стран, которые высказались. Девяносто процентов лидеров других стран, которые высказывались по поводу Референдума – все хотят единства.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, мы уже сейчас совсем попрощаемся….

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»:  Хотя знаешь, это как французскому монарху отрубили голову, и все остальные монархи испугались.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Испугались, вот именно. И я тоже так считаю, более того, мы, как журналисты не можем говорить за что мы, я просто сейчас поставлю хорошую английскую песню «Ленд оф хоуп анд Глори». И этим все скажу. Спасибо тебе Тоня, и давай, до скорых разговоров по результатам.

Тоня САМСОНОВА, журналист «Эхо Москвы»: До скорых разговоров. Спасибо Сакен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пока, пока, пока. Тоня Самсонова. Журналист «Эхо Москвы» из Лондона. Мы заканчиваем. «Ленд оф хоуп анд Глори». Гимн Англии.

Звучит Гимн Англии.

Читать все
Читать все