СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Сейчас огромное количество людей пытаются объяснить, что делает и зачем что-то говорит президент России"

"Точка зрения"Швец: "Почему за всю власть говорит советник министра МВД?"

Стенограмма эфира «Точка зрения» на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это «Точка зрения». Добрый день всем, кто к нам только что присоединился. Шестнадцать часов и три минуты в украинской столице. Сегодня свою точку зрения на Радио Вести в прямом эфире будет высказывать независимый журналист Леонид Швец. Здравствуйте. Я уж не знаю, вот, с чего мы начнем. Так много говорили в последние несколько дней о журналистах, которые решили отправиться в парламент и осуждали их. А я вот хотела бы, чтобы мы попытались найти им, уж коли угодно, оправдание. Вот как думаете, совершают ли журналисты, уходящие в парламент, роковую ошибку? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну, давайте так. Во-первых, давайте разделим. Хорошо или плохо, что журналисты вообще идут в парламент – это одна тема, да? Совершенно другая тема – хорошо ли, что идет в политику конкретный этот человек? Вот, там Вася Иванов. Хорошо ли, что он идет в политику, да? По сути тоже разные темы. То, что идут журналисты в политику – это естественно. Здесь ничего такого нет. Мы много знаем, знаем порой слишком много. Иногда за то, что мы слишком много знаем, мы за это что-то там получаем. Иногда по голове, а иногда… 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: По роже – это называется. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: По роже называется, а иногда получаем вот какие-то доходы. Да? Недеклорируемые за то, что мы слишком много знаем. Да? То есть, есть разные формы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну я не знаю, не знаю, как там у вас в Моссовете так. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Как там у них. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: То есть, журналисты достаточно активно задействованы в политике. К тому же, недавно меня приглашали в ваш эфир по телефону. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сакен. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Да, Сакен. Я тогда высказал ему достаточно простую мысль. На самом деле, посмотрите, те люди, которые у нас пошли от журналистики. На самом деле, они пошли не столько от журналистики, сколько от политического активизма. Это гражданские активисты в первую очередь. И шли они в политику, прежде всего, как гражданские активисты. Простых, диванных журналистов, извините, в политику никто не приглашает. Нечего им там делать. Ну, про них просто никто не знает, кому они нужны? Поэтому это гражданские активисты. А, вот поэтому, скорее, здесь ничего плохого нет, что журналисты идут в политику. Это люди достаточно подготовленные. Если мы говорим вообще, да? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А если мы говорим именно о парламенте? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Если мы говорим о парламенте, вот мне как журналисту, во-первых, как человеку, который много занимался политикой в прошлом до того, кА я занялся журналистикой. Вообще у меня обратная траектория. Мне тут вот даже интересно это с какой точки зрения, что я раньше занимался политикой. Я вообще политолог, я преподавал политологию. Потом я занимался политикой – политконсультированием. А потом только я перешел в журналистику. То есть, у меня обратная траектория совсем. И вот, мне немножко непонятно, на мой взгляд, как человеку, который побывал и там, и там, мне политика кажется – политика парламентская, да? – она мне кажется занятием очень скучным. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, законотворчеством Вы при этом занимались? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Законотворчеством, конечно. Нет, но мы же понимаем, о чем речь, да? Что если человек идет, мы предполагаем, что он будет заниматься законотворчеством. Это огромные кипы бумаг, это пункт первый смотрите примечания к пункту десятому со ссылкой. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, внимательно работать с документами журналисту не привыкать. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну это очень скучно. Очень скучно. Нет, в этом смысле вот я, допустим, никогда не мог быть деловым журналистом или экономистом. Мне это скучно. Я понимаю, есть люди, которым, может быть, это интересно. Но вот сравнивая журналистику и парламентскую политику, законодательную работу. Это страшно скучно. Ты лишен свободы. Ты связан огромным количеством обязательств каких-то, которые неуютные и так далее. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я поняла. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Но мысль такая: журналист – это свободный человек. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это свободный человек. И вот так вот просто расстаться со свободой, понимая, что обратного пути ведь нет. Вот Вы описали эту траекторию прихода в журналистику. Но обратно еще никто не возвращался. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Обратно никто не возвращался. А, в принципе, те случаи, о которых мы знаем, они, во всяком случае, очень грустные, да? Если мы вспоминаем всех пресс-секретарей знаменитых, не будем называть фамилии, не будем обижать этих людей на самом деле, они не так плохи. Но вот они когда-то сделали тот шаг, который, может быть, тактически решал какие-то их проблемы жизненные, да? Но после этого они становились… Ну, во-первых они сразу становились притчей во языцех. Сразу начинаются какие-то претензии. Есть претензии к Президенту, но их доверяют пресс-секретарю. А где, а почему, а зачем? Когда все социальные сети, вот сейчас даже акция такая пошла: «Порошенко, поговори с нами», «Порошенко, поговори со мной». И часть этих претензий распространяется на Святослава Цеголко. Виноват он или нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну подождите. Вот эти претензии: не кажется ли Вам, что это одна из отличительных черт нашей нации – огромное количество претензий. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну и нормально. Отлично. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что хорошего в этом? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Это замечательно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вместо того, чтобы поддержать, восхититься, сказать «А наш, мы то их знаем, на них можно положиться, и в разведку с ними пойти. И вот они теперь будут в парламенте.» Надо радоваться. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Имеется в виду, журналисты? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В том числе, да. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Я, например, претензий к журналистам, которые туда пошли, не предъявляю. Значит, они созрели. Это очень серьезное решение. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: За Цеголко давайте тоже порадуемся. Вот работает человек. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну, за Цеголко радуемся, но в данном конкретном случае он становится объектом нападок. Готов ли он к ним, к этим нападкам? Справедливы они, не справедливы? Часто они не справедливы, потому что, ну понятно: не всегда решения о том, что говорить, принимает уж точно не пресс-секретарь. Чаще всего ему дают команду и так далее. Вот, кстати, здесь мы сталкиваемся с той степенью несвободы, той, которая меня удивляет. Но еще раз повторяю: если человек пошел на это, ну это его личное очень важное жизненное решение. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я хотела еще об одном решении поговорить. О назначении Президентом Порошенко Геннадия Москаля главой Луганской областной администрации. Ну и, я бы так сказала, что это, по сути, его вотчина, потому что как оказывается, дважды можно войти в одну и ту же реку на примере, вот, мы видим, на примере генерала Москаля. Как думаете, почему именно эта кандидатура? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Я бы не сказал, что Луганская область - это вотчина генерала Москаля. К сожалению, нет. Вот мы понимаем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, я имела в виду. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: . Я понимаю, что он возвращается на свой пост. Если бы это была вотчина генерал Москаля, там бы было все немножко иначе. Хотя это назначение вот лично у меня вызывает, ну массу вопросов. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Точно так, как назначение на пост кировоградского губернатора. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С кировоградским я согласна. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Совершенно согласен. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему Москаль? Мне тут кажется, вопросов к господину Москалю не имеем. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Имеем. Массу вопросов. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну какие? Озвучьте. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: На мой взгляд, такая политика и такие политики, образ которых символизирует, что ли, генерал Москаль, им бы тоже остаться в прошлом. В общем-то, выходец из прошлой эпохи. Вот помните, у нас была пара таких героев? Господи, хотел быстро сказать. Два генерала, два бывших сотрудника СБУ. Господи, Ермак и … Ну, короче, люди, которые постоянно…Ну, неважно. Это вот уже такая традиция сложилась. У нас есть такие бывшие сотрудники, которые постоянно говорят: «А вот у нас мы располагаем материалами», «А вот мы знаем как». Вот Вы вспомните, как вел себя генерал Москаль после событий на Майдане и он всем говорил: «А я знаю, кто стрелял», «А я знаю, что это было». И в результате это все оказалось, к сожалению, ну недокрученым, как минимум. Либо он не знал, либо он не довел это дело до конца. Это очень неприятная тоже традиция украинской политики, когда кто-то выходит и говорит, что у него чемодан компромата. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А у Вас есть понимание, давайте кто старое помянет, тот уж так, да? У Вас есть понимание, какой именно территорией будет ведать генерал Москаль? Вот что подразумевается. Какие границы остаются у государства? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Север Луганской области – это украинская территория. Она идет изначально не была под сепаратистами. А вообще если мы говорим, те районы, которые прилегают к Харьковской области, Сватово, это вполне украинские. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да вот, а территории, которые получают особый статус? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Вот по этим территориям огромное количество вопросов. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И сможет ли на этой территории хоть как-то влиять генерал Москаль? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Генерал Москаль – нет. (Смех). Точно не генерал Москаль. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Это не его уровень проблемы. Это проблема вообще, во-первых, национальная, а, во-вторых, международная. На нее будут влиять люди, обладающие совершенно другим ресурсом, нежели генерал Москаль. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но губернатор представляет. Давайте мы немного копнем в прошлое генерала. Буквально через несколько мгновений только сделаем это. Напомню, что сегодня точку зрения высказывает независимый журналист Леонид Швец. У вас будет возможность позвонить нам по телефону триста девяносто, сто четыре и шесть. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Журналист Леонид Швец сегодня высказывает свою точку зрения. Ну и мы, вот что называется, моем косточки генералу, вновь призванному на службу. Итак, генерал Геннадий Москаль. Вот как-то Вы полны пессимизма на счет этой кандидатуры. Давайте вернемся. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Не то, что пессимизма. Речь о том, что мне хотелось видеть кого-то другого на этом месте. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну кого другого? Вы понимаете, что непростой регион получает в управление генерал Москаль. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Тем более. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тем более, тем более. Вспомним его прошлое, вспомним его умение влиять, оставаться авторитетным человеком среди силовиков. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Я не уверен, что он авторитетен среди силовиком. И, смотрите, тут один такой момент. Мы все говорим о том, что наступило новое время. Вот, новое, другое время. Как генерал Москаль влиял на силовиков во времена оные? Он человек системы в значительной степени был. Да, он занл болевые точки, знал, куда нажать надо было, где и как это сделать. Он был человек системы. Эту систему надо разрушать. Я не уверен, мне бы страшно хотелось, чтобы генерал Москаль оказался тем человеком, который разрушит эту систему. Я не уверен. Совсем не уверен в этом. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, хорошо. Мы понимаем, что ни о каких разрушительных реформах или созидательных реформах с помощью разрушения не моет быть и речи. Потому что регион будет большой проблемой, на самом деле, для Украины. Тут хотя бы сдержать и сохранить имеющиеся ресурсы. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну, опять же. Ну не губернатор будет там что-то сдерживать. Есть силы так называемой АТО, которыми там область насыщена. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ответьте тогда на вопрос: почему Москаль? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Да я ж откуда знаю? А почему Москаль? А почему сын Петра Порошенко идет на выборы? Кузьменко назначен, вчерашний регионал Кузьменко, назначен губернатором области? А почему Гелетей – министр обороны? Все смеются и задают тот вопрос друг другу: «А почему?» 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему нет? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Почему нет? «А» – потому, что достаточно послушать пять минут речи генерала Гелетея и ты понимаешь, что этому человеку вообще нет места не высокой должности. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что так заставляет Вас думать? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: И «Б» – карьерный путь генерала Гелетея исключает его глубокое понимание дел, касающихся обороны. Может быть, он специалист по охране высоких лиц. Но в этом деле он лично не специалист. Вот две претензии, которых уже вполне достаточно, чтобы, ну, как бы, хотелось кого-нибудь другого. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мне кажется, что подобного рода размышления ставят под удар даже не этих людей, в которых Вы сомневаетесь, а мудрость самого Президента. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Наверняка, когда он назначал их, он руководствовался какими-то мудрыми соображениями. В таком случае, хотелось бы их услышать. Вот опять мы говорим: Петр Алексеевич, поговорите с нами. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О чем? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Обо всем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы уже как житель Донбасса требуете, чтобы Вас услышали. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Я лучше, чем житель Донбасса в том смысле, что мои требования – это требования к моему Президенту. А для них Президент Порошенко как бы чужой. А для меня – это мой Президент. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда мы требуем, чтобы Президент с нами поговорил, это, знаете, как родители ребенку говорят: «Я на работе». Вот Президент Работает. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: . Значит, не долго будет работать. Если так будет работать, работать будет недолго. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какой бы вопрос Вы хотели задать Президенту? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Чтобы на объяснялся. Чтобы он объяснял все. Накопились вопросы, что, если проводить такую пресс-конференцию, которые иногда проводит Владимир Владимирович Путин. Вот все пять часов идет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Какой бы вопрос Вы задали Президенту вот сегодня? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Как Вы объясните вот это вот знаменитый закон, который сейчас притча во языцех у всех. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: «Особый статус»? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: «Закон об особом статусе». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какой вопрос задали бы Вы Президенту? Позвоните нам по телефону триста девяносто, сто четыре и шесть. Мы с огромным удовольствием выслушаем вас. Кстати, есть звонок. И теперь уже не один. Здравствуйте, откуда Вы звоните? 

Слушатель: Добрый день. Я звоню из Киева. Александр. Я бы небольшой список, который тут шел, от Гелетея, я бы продолжил. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, я поняла. Вопрос Президенту какой бы Вы задали? 

Александр, слушатель из Киева: Естественно. Назначен Гелетей. Почему назначен главный бухгалтер председателем правления Нацбанка? Главный бухгалтер фирмы Порошенко. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подождите, а кто должен быть назначен? 

Александр, слушатель из Киева: Ну, наверное, не бухгалтер, а экономист. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему нет? 

Александр, слушатель из Киева: Или финансист. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: История знает случаи, когда бухгалтера становились даже министрами финансов. Послушайте, история знает случаи. Очень жаль, что сегодня в девятнадцать часов в программе «Герой дня» должен был быть известный реформатор Каха Бендукидзе. Так вот он бы рассказал об одном очень известным бухгалтере, который стал министром финансов и прекрасно справлялся со своими функциями, со своими обязанностями. Кстати, довелось мне присутствовать на одной встрече, я уже говорила нашим слушателям, когда представители бизнес-кругов Украины задали Кахе Бендукизде вопрос на счет профильных министров. Он сказал: «А кто сказал, что профильными должны быть именно министры? Это что значит, министр здравоохранения должен быть обязательно врачом, а министр культуры самым культурным человеком?» Поэтому давайте не будем в такой плоскости. Или я ошибаюсь, Леонид? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Я считаю, что Вы ошибаетесь. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажем так: ошибаюсь не я, а Каха Бендукидзе, для начала. Давайте мы выслушаем еще одно мнение. Продолжим. Говорите. 

Слушатель: Здравствуйте, Павел, Киев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, слушаем Вас. 

Павел, слушатель из Киева: Вот я бы задал вопрос: когда будет вменяемый пресс-центр у Президента и когда люди, которые озвучивают его решения, не будут противоречивы между собой. Потому, что один говорит одно, другой говорит другое, взаимоисключающее. Советники, то есть. И нет ясности определенной. Или кто-то говорит, как Луценко, что дали оружие, а государство это опровергает. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ясно, спасибо. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Юля, ну вот видите, то есть, смотрите. Я отношусь как информационщик, как человек, который долгое время проработал в новостной сфере и этот вопрос у меня чисто профессиональный. Да, наверное, Президент имеет какие-то аргументы, когда он принимает те или иные решения. Он должен их объяснять. И вот то, что сегодня, сейчас прозвучало в эфире, от Вашего слушателя вопрос, когда, почему никто ничего не объясняет? Почему никто ничего не говорит? Я со смехов вспоминаю ту историю, когда, помните, уже и Цеголко там в твиттере, в фэйсбуке, еще где-то рассказал основные тезисы будущей речи Президента, а Президент в пол второго ночи наконец какая-то плохо склеенная запись была его выступления. Я немножко не понимаю, это что? Это боязнь публичности? Ну это странно, да? Петр Алексеевич – достаточно опытный, публичный политик. У него хорошо поставлена речь, он хорошо держится, он легко подбирает аргументы. Тем не менее, мы видим, что он ну почему-то манкирует этой обязанностью объясняться с народом. Тем более, в такой ситуации, когда страна находится в очень серьезном, кризисном положении. В это время нужно с народом говорить постоянно, объяснять. Мы понимаем, что не все можно сказать. У меня тоже есть своя версия, почему, допустим, он уехал в Штаты раньше, чем поговорил с нами. Ну, мы все начинаем что-то придумывать. Может это так, может – не так. У нас есть версии. Почему мы не слышим версию от Президентской стороны? Почему у нас главным спикером власти является советник Авакова, Антон Геращенко? Молодец, он хороший парень. У нег хорошо подвешен язык. У него острый мозг, он быстро реагирует. Но почему за всю власть говорит советник министра внутренних дел? Ну это же не нормально! Поэтому меня как гражданина беспокоит, что власть – вот, причем, за вот эти уже сколько? Вот уже девять месяцев, уже слона родить можно или человека, по крайней мере? – до сих пор не родилась нормальная служба? Есть какие-то объяснения? Я понимаю, что Антон Геращенко может сказать те вещи, которые Президент не может озвучить. Что будет другой резонанс. Точно также, как была создана замечательное «Информационное сопротивление», Тымчук и другие, которым можно говорить то, что не может сказать пресс-центр АТО или СНБО. Это понятно. Это нормально. Это удобная площадка для озвучивания каких-то тезисов. Но это же не значит, что не должно быть нормальной, официальной площадки. Вот это очень серьезная проблема. И все думали, что с приходом Бориса Ложкина на пост главы администрации он как медийщик и то, что я слышу от своих друзей. Они говорят, что сейчас действительно информационная политика замкнута на администрацию Президента, но мы не видим никаких результатов. Вот решили помолчать. Ну вы там придумайте себе что-то сами. А в результате волна слухов, волна недовольства и что? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А, вот, смотрите: среди этих мнение слушательницы. Марина из Днепропетровска, судя по всему: «О Москале очень хорошего мнения в милиции все, кто работал под его руководством. Он очень, кстати, хорошо щемил бандитов и все его боялись». Вот видите. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Но ведь он идет губернатором работать не бандитов щемить, правда? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но подождите, мы ведь понимаем, какой опасностью или внутренним вызовом может столкнуться губернатор? Сможет ли он действително? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Вот в фэйсбуке Вера Холмогорова, очень известный, кстати говоря, журналист, выложила за две тысячи шестой год цитату из Геннадия Москаля. Депутаты областного совета Луганского – это лоси, сутенеры и контрабандисты. Вот этот вот стиль такой размашистый Геннадий Москаль – это. конечно, прекрасно. Журналистам всегда будет, что цитировать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кстати, Москаль – это такой живой классик. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Находка просто. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, еще одно мнение: «Назначение генерала правильное и не надо Президенту объяснять всем и во всем». Мы доиграемся в так называемую демократию. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Да еще играть-то не начали. Бросьте Вы, доиграемся. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: «Мы доверили Президенту страну, он взял за нее ответственность и ответственность принял на себя в будущем. Так что, поосторожнее тут с критикой». Н что еще? Значит, больше мнений, кстати, слушатели просят. Вот давайте обратимся к слушателям. Здравствуйте. 

Слушатель: Алло, алло. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, вы в эфире, здравствуйте. Откуда Вы звоните? Мы слушаем. 

Слушатель: Да я хочу к вашему гостю по поводу Геннадия Москаля сделать несколько замечаний. Я звоню из Киева, но я много лет жила в Луганске. И вот на период , когда Москаля назначить губернатором, он очень мало работал. Он объездил всю область. И он выступал после поездок по телевидению. Призывал граждан и рассказывал, как можно было довести до такого состоянии область? Депрессивные районы, негде работать, удручающая картина. И, вы понимаете, оранжевую революцию в городе и области мало кто воспринимал Ефремов был там главным идеологом и корни всех событий идут, то, что в Луганске произошло, от того времени. Вы понимаете? Москалю было очень важно стать депутатом областного совета и он просил его поддержать. Он как депутат мог тогда очень влиять. Ефремов выступал и говорил: «Не надо выносить сор из избы». Она утонет, работаем ли на выбор вот этих людей. И, собственно говоря, схемы выбор отлаженный еще с тех времен.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понятно. Скажите, у Вас есть вопрос, который Вы хотели бы задать Президенту? 

Слушатель из Киева: Я хочу задать вопрос такой: Москаль имел шанс изменить, если бы карта еще была не заблокирована. Поэтому не надо, вот, скажем, так. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все понятно, да, понятно. Большие надежды на людей, которым довелось жить в области под руководством Москаля. Сейчас продюсеры меня просто уничтожат, если я не скажу, что мы вернемся через пару минут. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это «Точка зрения» на Радио Вести. Шестнадцать часов тридцать пять минут. Вот Леонид Швец у нас в гостях, независимый журналист, и мы выслушиваем его точку зрения на тему последних событий. Досталось сегодня генералу Москалю.

Леонид ШВЕЦ, журналист: Абсолютно. Но поймите правильно: я не говорю, хорош генерал Москаль или плох во главе нескольких сельскохозяйственных районов Луганской области. Я говорю о том, что хотелось бы видеть кого-то другого. Нового. Эти старые, заезженные лица, эти старые манеры. Мы уже знаем, что как генерал Москаль улыбается. Это скучно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Леонид, ну это знаете как, об этом есть хорошая поговорка: если бы молодость знала, если бы старость могла. Ну вот не в обиду генералу Москалеву, потому что я видела его в прекрасной форме. Но вы же знаете, где эти молодые, отважные. Это называется, настоящих буйных мало. Вот где молодые, люди? Ну, кто пробовал съесть слона – это называется. Каким поиском, Вы считаете, нужно заниматься? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Кадровым. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот кто искал боевых командиров, которые пришли и сказали: «Мы готовы. Мы будем обучать»? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну а что, был объявлен тендер на тему «Кто возглавит Луганску область»? Я думаю, объявили бы, так может некоторые бы и нашлись. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Список не так велик. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Мы просто видим, что назначения идут по каким-то совершенно соображениям кулуарно-договорного характера, потому что еще раз хочу все-таки вернуться к господину Кузьменко, который почему-то был назначен в Кировоградскую администрацию. Это вызывает большое недоумение, в том числе и у самих горожан, которые вносят колоссальный вклад в АТО, потому что мы знаем. Это, как мне сказал товарищ из Кировограда, у вас если в Киеве призывают пять процентов тех, кто хочет, то в Кировограде в армию – ну мы знаем, там несколько военных частей формируется в городе – призывают всех, кого можно. Город практически ежедневно хоронит бойцов. И главой администрации вот такого города, который постоянно провожает бойцов в армию и, извините, хоронят тех, кто там погиб – это оплеуха, я считаю, жителям этого города, этой области. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, не знаю. Если так уж, если Вашими мерками мерить, то тогда и Кучме незачем ехать в очередной раз в Минск на встречу. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: А Кучме нужно, пускай. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, слава Богу. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Он должен долго еще отрабатывать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну тогда дайте шанс, это называется «Рабинович, купите, хотя бы, лотерейный билет». Вот смотрите, что происходит. В пятницу в Минске состоится очередное заседание трехсторонней контактной группы Украина, ОБСЕ, Россия по урегулированию конфликта на Донбассе. Значит, понятное дело, что все мы знаем, что в этой группе экс-президент Леонид Кучма. В пятницу вот цитата самого Леонида Даниловича: «Я в пятницу опять лечу в Минск вместе с группой ОБСЕ», отметив также, что предстоят нелегкие переговоры, намечается принять документ, о том, что нужно делать в обеспечении ранее принятого протокола. Ну, вот как думаете, перспективы вот этой встречи. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Не интересно. То есть, конечно, желательно, чтобы там о чем-то договорились, не расплевались. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Самое главное, о чем, кстати, говорит Кучма, значит, мы не должны поступаться территориальною целостностью Украины. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Безусловно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но при этом Куча добавляет: «Я знаю четкую позицию Президента Украины по этому вопросу. Эта «священная корова». Мы не признаем федерализации и никаких республик». Кучма обратил внимание на то, что в одном из пунктов документа ОБСЕ четко записано: «Контроль над украино-российской границей». Если не будет контроля, а это задача ОБСЕ, ни о каком мире нельзя говорить. Если граница открыта для движения российской техники и военной силы, то дальнейшие перспективы можно себе только представить». Ну вот в своей ироничной манере. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Вопрос границы – это будет ключевой вопрос, следующий и на долгое время вперед. Абсолютно верно. Но еще раз говорю: ожидать от этой встречи какого-либо прорыва - безусловно, нет. Это еще один рабочий момент, рабочий шаг, через который нужно пройти. От перемирия есть два пути: один путь от перемирия – это к миру, второй путь от перемирия – это к войне. Безусловно. Нам важно и интересно и я думаю, что и России важно и интересно путь к миру. Но они вляпались. Я уже не буду развивать мысль, которую уже развили все, кто мог. Им важно выйти из этой ситуации, мне кажется. И нам важно выйти из это ситуации, не класть больше жизни. Но есть вещи, которыми поступиться мы безусловно не можем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как думаете, зачем вот та цитата Путина, которую, как я понимаю, рассказал сам Президент Порошенко. Для тех, кто не знает, скажу, что Президент Российской Федерации, Владимир Путин, заявил, что может ввести войска в Варшаву, Вильнюс и ряд других столиц стран ЕС и НАТО. Об этом говорится в кратком сообщении внешнеполитической службы Европейского Союза, о чем пишет одна из немецких газет и, как сообщает издание, об этом Путин сказал Президенту Украины, Петру Порошенко, а уж Порошенко, в свою очередь, передал содержание разговора президенту Европейской Комиссии Жозе Мануэль Баррозу. Вот объясните мне, а зачем? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Вы знаете, сейчас огромное количество людей пытаются объяснить, что делает и зачем что-то говорит президент России. Вообще мне очень непонятно, потому что человек, слава Богу уже, нет, не слава Богу, к сожалению, пятнадцать лет находится у власти. Когда такое говорит политик-новичок, который не понимает значения своих слов и резонанс, который могут вызвать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это понятно, что были бы его последние слова. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну наверно, не знаю, как в России с этим бы обстояло. Не знаю, может, сразу бы рейтинг прыгнул, может, до девяноста процентов. Не знаю. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: При этом, как сообщает немецкое издание, Путин посоветовал украинскому Президенту не слишком полагаться на Европейский Союз, поскольку он при желании может повлиять и заблокировать – он, в смысле Путин – и заблокировать принятие решения на уровне Европейского Союза. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Как отметил в своем комментарии Альфред Кох, который сейчас беглый бывший государственный деятель России, он сейчас находится в Германии, он не может ехать обратно: «В этом заявлении пугает не то, что Путин делает такие…», ну, дурацкое на самом деле, заявление, потому, что понятно было, что оно будет услышано в высоких столицах западных. Не приходится сомневаться, что, наверное, это правда, потому что эту весть распространила «Süddeutsche Zeitung», то есть, газета достаточно авторитетная. Она глупостями не занимается. Кох говорит: «Здесь пугает другое, здесь пугает то, что главнокомандующий, кажется, не понимает реального состояния его армии. Не сможет его армия дойти до Варшавы. Не сможет. А уж выйти так точно. Во это пугает. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Журналист Леонид Швец высказывает свою точку зрения. Мы сейчас продолжим после того, как выслушаем слушателя нашего. Здравствуйте. 

Слушатель: Добрый день. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем Вас, откуда Вы звоните? 

Слушатель: Андрей, Киев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем Вас. 

Андрей, слушатель из Киева: Коль Вы уже переключились с вопросов Порошенко. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, нет. Мы выслушаем Ваш вопрос Президенту, конечно. 

Андрей, слушатель из Киева: Выслушаете? Ну я задам такой вопрос: почему он затягивает проведение АТО, когда можно было решить его намного быстрее. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Знать, нельзя. 

Андрей, слушатель из Киева: Мое мнение еще не кончилось. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, пожалуйста. 

Андрей, слушатель из Киева: Посмотрите, кого призывают в армию: призывают детей двадцати пяти, максимум тридцатилетних. Которые служили кто год, кто пять, двадцать лет тому назад не призывают. Не призвали ни одного из афганцев, которые хотели идти. Не были призваны никто из пенсионеров, как военных, так и спецслужб, которые хотели и готовы были идти защищать. Ни одного из них не призвали. В свое время Гриценко правильно сказал создать офицерский батальон из тех, кто готов идти – пенсионеров, отставников, которые готовы идти. Этого не сделали. А почему не сделали? Потому, что это адекватные люди, которые понимают ситуацию, войну и знают, как воевать. У нас только афганцы, по большому счету. Знают, как стрелять хотя бы, профессионально владеют оружием. А что умеют эти дети двадцатипятилетние? Пять выстрелов за два года, а то и за один год службы? Они учатся по ходу и их призывают насильно. Любой из офицеров, когда шел служить и ушел на пенсию, он знал, куда он идет. Он знал, что будет военным, он будет воевать. Это морально и психологически уже готовит. А здесь насильно отдирают от семей. Меня поражает, когда забирают из семей, где двое детей. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, спасибо Вам. Да, понятно Ваше мнение. Но тут уж на войне как на войне. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Насколько нам известно, те, кто хочет, те, кто умеет как воевать, они находят путь, как приложить свои силы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И послужить Отечеству. Мы вернемся буквально через несколько мгновений. Напомню, что сегодня свою точку зрения в прямом эфире на Радио Вести высказывает независимый журналист Леонид Швец. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Триста девяносто, сто четыре и шесть – это телефон прямого эфира. Код Киева ноль сорок четыре. Вы можете позвонить, чтобы высказать свою точку зрения или задать свой вопрос Президенту. Хотя в гостях у нас независимый журналист Леонид Швец. Он ожидает, что чем больше у нас вопросов, тем, возможно, быстрее Президент сочтет нужным ответить на все вопросы. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Я уверен, что когда он вернется из Соединенных Штатов, сейчас он как раз выступает перед Конгрессом Соединенных Штатов, я уверен, что он обязательно ответит на эти вопросы. Я практически не сомневаюсь, что во тот шквал вопросов к нему, который шел в последние пару дней, о нем знают и на него будут реагировать. А у одного слушателя, которого вы процитировали, что не трогайте Президента, мы же ему поручили, он за нас всех там бьется. Но извините, мы тоже бьемся за свою страну и Президент в этом смысле не наш начальник, а, хотелось бы думать, что наш соратник. Соратнику желательно слышать своих побратимов. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день, откуда Вы звоните, как Вас зовут? Говорите, Вы в эфире. 

Слушатель: Алло. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, слушаем Вас. Как зовут Вас? 

Слушатель: Здравствуйте, меня Андрей, я с Донецка. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы в Донецке прям сейчас находитесь? 

Андрей, слушатель из Донецка: Нет, я нахожусь сейчас в Киеве, хотел бы вот такой вопрос задать: а что делать, приняли сейчас этот закон, как мы говорим, о особом статусе. Те люди, которые помогали Украине, уехали оттуда. Сейчас, например, я не могу туда вернуться. Ни за зимними вещами. Вот остался здесь, еле концы с концами сводим, чтоб заплатить за квартиру и пропитание. На зиму вещей нет, купить мы их не можем. Вот как бы такой вопрос. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Совершенно очевидно, что те люди, которые оказались вынуждены покинуть эту зону, в меньшей степени – В меньшей? Не знаю, мне трудно судить. – Вышли люди, которые вынуждены были покинуть Крым, они должны ощутить поддержку государства. Я понимаю, что государство сейчас нищее, ни на что не хватает. Но это политически важный вопрос, чтобы эти люди ощутили поддержку.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какой будет политика государства по отношению к региону, подпадающему под определение особого статуса. Вот непонятно, как будут определяться границы, потому что из закона понятно, что четкой территориальной целостности у того региона нет. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Конечно. Безусловно. И это поле для дальнейших споров, переговоров и так далее. За каждую пядь земли. Вот можете себе представить. Я с ужасом пытаюсь смоделировать, как, допустим, Славянск отдадут обратно ДНР. Вы можете себе представить? Ну это просто шок. Поэтому я думаю, что это не будут, безусловно, границы административные Донецкой и Луганской областей, я думаю, что будет борьба за каждый метр. И вообще я думаю, что это предмет для долгих, долгих разговоров. Пока будут разговоры, по крайней мере, мы понимаем, что сейчас перемирие достаточно условное. Гибнут люди, идут атаки. Но, по крайней мере, оно не носит такой тотальный характер, который они носили до перемирия. Все-таки, поменьше. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вот неизвестно, чем же все это перемирие может обернуться. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Давайте так. Есть люди, которые во время этого перемирия думать обязаны, что все будет плохо, мы вернемся к войне и будут и дальше боевые действия. Они не могут рассчитывать на то, что все закончится хорошо, но это будет непрофессионально с их стороны, преступно с их стороны. Я надеюсь страшно, что подготовка такая ведется. В то же время те, люди, которые отвечают за то, чтобы перевести все в мирный формат, в формат переговоров, у которых будут битвы, разве что без крови, но тоже очень серьезные. Они тоже будут честно делать свою работу и не спать по двадцать четыре часа в сутки и ковать победу на мирном фронте. Мне страшно хочется в это верить и что поездка Петра Порошенко в Штаты, самый главный наш сейчас партнер-страну. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Наш союзник. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Хотелось, чтобы они официально признали этот статус. Это даст нам очень много изюма, скажем так. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот давайте еще выслушаем нашего слушателя и продолжим. Откуда Вы звоните, как зовут Вас, тише приемник сделайте, мы Вас выслушаем. Добрый день. 

Слушатель: Здравствуйте. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы в эфире. Как зовут Вас? 

Слушатель: Николай, Киев. Я хотел бы… Алло? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, говорите. 

Николай, слушатель из Киева: я бы хотел оппонировать жителю Донецка, который звонил из Киева. А как он может говорить, что президент и как ему быть в Донецке, если мой брат воюет в Донецке, а он сидит и ждет, когда отвоюют Донецк? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, тут есть казус. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Подождите, давайте будем все-таки справедливы. Не все люди готовы к тому, чтобы воевать даже за свою собственную территорию. Не все подготовлены люди. Ну зачем нам мясо там? Ну зачем кто-то должен умереть смертью храбрых, если нужно готовиться воевать, понимаете? У меня недавно колоночка вышла, где я вспоминал свою военную подготовку, еще в советские времена, на военной кафедре, когда все спали – да, Вы знаете? – один день в неделю был выделен под военную подготовку. Из нас пытались сделать командиров мотострелковых взводов. Я ничего тогда не выучил. Нам лейтенантские погоны присвоили, но не дай Бог началось, я тогда не в состоянии был ничего сделать. Сейчас тем более. Ну уж не говорю про возраст и болячки, которые за это время наросли. Как взрослый человек я понимаю, если придется, то да, наверное, я пойду. Но я понимаю, опять же, как взрослый человек, я понимаю свою бесполезность. А в качестве командира, да? Командира взвода я чувствую свою преступную неподготовленность. От меня же будут зависеть жизни тридцати человек, а я не знаю сам, что делать на войне. И вы предъявляете претензии человеку. Но мы же ничего не знаем про Андрея из Донецка, насколько он подготовлен воевать. Справедливо по отношению к тем, кто действительно имеет хорошую специальность, кто помнит. Как это делается и он почему-то там ребята действительно ругаются, кто приезжает. Мы едем туда, в зону боевых действий, а нам на встречу здоровые мужики, дядьки. Мы едем воевать, а они едут…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отдыхать. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну, отдыхать тоже как бы неприятности, как минимум. Люди потеряли дом на этом, поэтому не надо так говорить. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понятно, да. Беда не может быть чужой, тем более, что пришла на нашу территорию. Но возвращаясь к этому особому статусу, вот как думаете: не логичнее было бы под видом вот этого особого статуса как можно быстрее провести реформу по децентрализации? Собственно, этот особый статус возмутил очень многих жителей Украины, в том числе, и руководителей разных регионов. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну смотрите, о децентрализации говорил еще даже не Порошенко, а еще Турчинов: да, не вопрос, складываем оружие, проводим децентрализацию, все. Это следующий шаг, который мы будем делать. Никому это было не интересно. Ясно же было, что речь идет не о децентрализации, не о том, чтобы получили особый статус какие-то там… Им было наплевать. Товарищу Путину стояли совершен другие задачи.

 Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну они и стоят перед ним, другие задачи. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: И они продолжают стоять перед ним. Другое дело, если бы он как-то почувствовал, если в апреле, мае была еще уверенность какая-то, что Крым им простят и будет все нормально. По крайней мере, с Крымом обойдется, то когда стало ясно, что так просто не получится, то он все дальше и дальше влезал в это дело и сейчас он готов к переговорам. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не факт. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Это не наша неготовность к переговорам. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо. Вот смотрите, какое сообщение пришло к нам: «Спасибо за интересного гостя. Согласна, умный разговор Президента с людьми – это признак зрелого, уверенного в своих действиях политика. В этой связи достаточно вспомнить прекрасный пример из истории периода американской депрессии и еженедельного выступления президента по радио «Разговор у камина по средам». Вот Светлана из Киева. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Помните, Виктор Андреевич пытался, сразу когда пришел к власти, тоже что-то говорить, но лучше б он, конечно, не говорил, потому что ему говорить было и не о чем и не умел он этого делать. Еще раз говорю, это отличает Петра Алексеевича, он-то умеет, но не хочет, не может. Может, он к этому еще придет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так, ну что. Есть тут еще: «Вы правы, Леонид». Соглашаются с Вами. Ну и что? Дадим возможность еще задать один вопрос Президенту? Добрый день, откуда Вы звоните? Очень быстро, если можно. Говорите, Вы в эфире. Я своим «очень быстро» напугала человека. Здравствуйте, говорите. 

Слушатель: Здравствуйте. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаю Вас. 

Слушатель: А я хочу спросить, у Вашего ведущего. Он все время говорит тезисами, газетными заголовками. Пускай он скажет, как помочь нашему Президенту, которые ездит по всему миру с протянутой рукой «Помогите нам». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, это Ваш вопрос. Все? Правильно? 

Слушатель: Мне просто интересно вот это.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, хорошо. Сейчас удовлетворим Ваш вопрос. Дорогой журналист Леонид Цвец, у Вас на то, чтобы ответить, тридцать секунд. Время пошло.

Леонид ШВЕЦ, журналист: А я вопрос не понял. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, вот так Вы решили? 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Что должен сделать Президент? Я немножко не понял вообще. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, во-первых, я сейчас скажу в защиту Леонида Швеца. Во-первых ,журналистам свойственно все поддавать сомнению, за это и вызывает интерес журналистский материал, журналистские работы. По сути дела – это как раз есть такая профессия: научить людей критично мыслить. Отчасти, Леонид Швец в числе этих журналистов, которые помогают нам, заставляют нас иногда думать. За это ему честь и хвала. Очень надеюсь, что это не последняя наша встреча. Вот так я за вас и ответила, практически. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Ну, спасибо. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо, что Вы нашли время. Есть еще у нас очень много вопросов и на сайте, и по телефону. Поэтому, давайте я Вам как-то через две недели передам. Радио Вести. Независимый журналист. 

Леонид ШВЕЦ, журналист: Приглашайте. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: До скорой встречи.

Читать все
Читать все