СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Нужно учиться понимать, что вам лично нужно и для чего"

"Вне контекста"Вещи, которые нас изменили

Стенограмма эфира на Радио Вести

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Здравствуйте, ближайший час будем говорить, рассуждать, возможно, спорить, а поводом отправной точки для беседы, как всегда, будет новость, которую мы изъяли из новостного контекста. Как известно, вышел в продажу новый iPhone шестая модель iPhone и это вызвало целую истерику потребительскую во всем мире, в связи с этим мы вообще решили предложить вам подумать о новых технологиях, об интернет – технологиях и предлагаем вам ответить нам вот на какой вопрос – «Смогли бы вы прожить без интернета?». Если да, звоните нам по телефону ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если нет, по телефону ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Также, пожалуйста, присылайте нам смс на короткий номер двадцать четыре тридцать пять, просьба смс подписывать, потому что анонимных сообщений мы в эфире не читаем. Пока что у нас для вас припасена история:

«За пол века многое изменилось в селах Белики и Кобелики. И дома на въезде другие и музыка другая, и машины другие. Ехал, скажем, водитель в шестидесятых годах прошлого века и всё у местных дорогу спрашивал, а они ему: «Сперва прямо, потом налево, потом направо, только на повороте аккуратно, дерево с прошлой зимы лежит, а вот сразу за деревом большая колдобина, попадешь – не выскочишь». Нынче путешественнику найти дорогу из Беликов в Кобелики значительно проще, скажет ему GPS: «Через двести метров поверните налево, через триста метров поверните направо», только вот про колдобину, из которой не выскочить, GPS ничего не знает…»

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Лукавая штука GPS, удобно, конечно, поскольку можно не только не знать дороги, но и даже не стараться ее запомнить на будущее. Вроде как был там-то и там-то, но ничего не помнишь, всё на автопилоте, собственно, именно к этому нас ведут технологии. Жил человек, вел его по жизни GPS, а спроси человека «Чего это было?» и не вспомнит.

Ну а если, без иронии, то в самом деле, представить себе жизнь сегодня без интернета подсказок и без этих подсказок практически невозможно. Вот, откровенно говоря, Алексей, вы помните, у вас записан телефон поликлиники или ЖЭКа?

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну вот здесь как раз такая ловушка, я помню когда-то в девяностые годы, тогда еще не было массовой мобильной связи, я помню у меня, я как-то вот все номера запоминал, а потом мне подарили вот такой вот блокнот для записи телефонов и я подумал зачем их запоминать, если их можно записать, я их записал, а через некоторое время потерял блокнот, вместе с блокнотом, как выяснилось, потерял очень много, просто очень много людей. Понятное дело, можно сказать, ну и потерял и потерял, значит так тому и быть, так и должно было быть, но тем не менее…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот мы привыкли, кстати, пенять на то, что память у нас становится плохая, мы всё время надеемся на какие-то подсказки, мы ищем телефоны и адреса в интернете, мы пользуемся электронной книжкой в наших гаджетах и, мол, это плохо. А я вот не понимаю, что здесь плохого, ведь память человеческая она избирательная, она все на свете запомнить не может, может наоборот это очень хорошо, что от огромного количества информации лишней, пустой, не полезной каждый день, мы можем таким образом, благодаря интернету и гаджетам, просто отказаться. Вот помните, в университетах хороших всегда учили, что человек не должен всё выучивать наизусть, он должен научиться пользоваться энциклопедиями и справочным материалом, и если ему понадобится какая-то информация, он должен знать, где ее искать. Тогда, когда мы учились в университетах, конечно, никакого интернета не было. Во всяком случае, мы могли понимать, есть библиотеки, есть справочники и прочее. Интернет – это такой глобальный справочник, в том числе и личный, максимально подстроенный под вас, потому что вы можете в нем отдельно то, что называется «облако» некое – такая технология, загрузить туда всё, что угодно, всю информацию, которая вам необходима и которой вы не будете забивать себе мозг, по-моему, отлично.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну по-моему, по всякому, скажем так, интернет хорош тогда, когда знаешь что искать, то есть нужно четко формулировать запрос, с другой стороны, это как в жизни, да, кому чего надо. Вот с интернетом есть вот какой нюанс принципиальный, с моей точки зрения, вот зазор между вопросом-ответом отсутствует, то есть отсутствует путь, усилие, делающее полученные знания. То есть, получается, человеческая память не в голове, а где-нибудь в интернете на сервере. Интернет ответил на твои вопросы и ты пребываешь в иллюзии, что это твои ответы, а ведь нет. Как легко пришли, также легко и уйдут. Не беда, если вопросы второстепенны, а если вопрос, скажем так, важный, тем более – главный. Поэтому я и говорю, что тут вот нужно четко формулировать вопрос-запрос и не столько для компьютера, сколько для самого себя, а это уже вне технологий.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Конечно, у меня к интернет совсем другой вопрос и другая претензия. И может быть не столько к интернету, сколько к его пользователям, к этим миллионам людей, которые засоряют интернет своими безобразными рефлексиями, какими-то гадостями и похабством, проклятиями, дурным настроением, написанием всякой ерунды, которая с ними происходит, и такого, мы когда затрагивали эту тему, что не существовало в мире до сих пор такого приемника всякой человеческой глупости, гадости и подлости. Может быть интернет, если верить во всякие энергии, он сам когда-нибудь не выдержит на каком-то этапе всего того, что человечество в него сливает, да и схлопнется, вот тогда и наступит настоящий конец света, потому что действительно представить себе без интернета сейчас существование просто невозможно, начиная элементарно с банковских операций и заканчивая поиском номеров телефонов.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вот смотрите, мы всё время так или иначе в наших программах, в наших разговорах возвращаемся к теме прогресса. Рассуждаем о человеческой эволюции, понимая, что эволюция отдельно, прогресс отдельно. Зачастую, это вообще территория конфликта, или, скажем, попытка поставить в зависимость прогресс, например, и человеческое счастье, или, например, не столько счастье, сколько качество жизни. И что же, вот на выходе, что же, никакой закономерности нет, никакой зависимости, увы. То есть, парадоксальная вещь – человек получает всё больше изделий, позволяющих ему чувствовать свое превосходство по сравнению ну, скажем, прошедшим векам, при этом именно в прошлом человек находит основание для жизни, если мы говорим о религии, о философии, о смысле жизни, как таковом.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Знаете, сейчас в очередной раз подвели итоги международному конкурсу, который называется «Каннские львы», это конкурс, в котором оценивают в Каннах рекламу, но рекламу не за счет ее эффективности, каких-то маркетинговых показателей, а собственно, рекламу как творчество, то, что сейчас модно называть словом «креатив», хотя слово «творчество» тоже никто не отменял. Вот я смотрел как раз ролики победителей «Каннских львов», в Украине есть организация – их официальные представители, каждый год она представляет их в кинотеатрах, достаточно интересная выставка и работы. Интересный ролик был, кстати, компании Аpplе, графичный, который несколько философского плана такой, там прозвучала прекрасная фраза «Мы путаем комфорт с удовольствием». Вот те вещи, которые появляются, гаджеты, то же новый iPhone или еще что-то, они приносят нам комфорт, а мы пытаемся получить удовольствие. Путать комфорт с удовольствием, это одна из самых таких больших ошибок современного человечества

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вам не кажется, что одна из самых больших ошибок, именно тяготеть к комфорту, что это единственный смысл. Потому что мы живем в цивилизации, которая действительно , ну это вот такой вот этап, сначала комфорт…, нет успех, я перепутал, Успех – как средство достижения комфорта.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я с вами совершенно согласен, потому что удовольствие – это отнюдь не всегда то же самое, что комфорт, и очень часто наоборот. Удовольствие – это то, что мы получаем, благодаря определенному дискомфорту для себя. Удовольствие – это то, чем мы расплачиваемся, порой дискомфортом. И правильно было подмечено, что путать удовольствие с комфортом нельзя. Интересно, что компания Apple, которая зарабатывает миллиарды денег за счет того, что предлагает людям потреблять, все же позволяет себе задуматься над этим моментом потребления.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Почему, они очень лукаво сформулировали не человеческое счастье, а где то посередине между комфортом и человеческим счастьем, которое  находится в другом измерении, посередине они поставили слово – удовольствие.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот и посмотрим, для кого то iPhone –  это удовольствие, для кого – то все-таки комфорт. Сейчас прервемся и продолжим разговор после перерыва.

Как всегда, в нашей программе мы предлагаем вам, воспользовавшись каким-нибудь информационным поводом, вырвать его из контекста ленты постоянно меняющихся новостей и посмотреть как бы со стороны. Потому что таким образом можно увидеть определенные вещи неожиданные и в прошлом, и в будущем, и внутри себя. Сегодняшняя программа посвящена событию, которое является кульминационным в этом году для мирового общества потребления, для всех потребителей. Это выход шестого iPhone, он поступил в продажу. По этому поводу уже вопит весь мир. А мы предлагаем вам ответить на вопрос: смогли бы вы прожить без интернета? Если «да», звоните нам по телефону:  ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если без Интернета вы не смогли бы прожить, звоните по телефону ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Тем временем, у нас для вас еще одна история:

«Только время покажет, кто был прав – говорили древние. Пол века назад, пробираясь от одного поломанного таксофона к другому, житель микрорайона ругал почем зря местных хулиганов. И правда, оторванные «с мясом» телефонные трубки, поломанные диски для набора, а, порой, и полное отсутствие самого аппарата, лишали граждан возможности общаться друг с другом. Кто-то скажет – это были вредители, а кто-то возразит. Чтобы прийти к чему-то новому нужно разрушить старое. Сегодня таксофоны почти исчезли с улиц больших городов. Граждане общаются друг с другом с помощью мобильных телефонов. Но если вдруг вечером к вам подойдет группа молодых людей с просьбой отдать iPhone, не судите их строго. Кто знает, может быть не за горами новые технологии».

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Прекрасно помню те времена, когда были таксофоны, когда телефон в квартире  даже в Киеве считался роскошью.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Выходил советский человек из дома – все, абонент не доступен. В стране, где все было учтено,  миллионы людей оказывались «вне доступа». Разве что сам человек объявлялся, позвонив из не поломанного таксофона. Удивительно, как-то договаривались о встречах. К слову, опаздывали реже. Понятно – не дождутся, все, как свяжешься? Звонить то некуда.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Существует уже большое количество шуток по поводу фраз, которые сегодня абсолютно понятны, а двадцать лет тому назад, если бы кто-то что-то подобное произнес, то его могли бы пригласить к психиатру. Например: я буду в лесу, ты мне позвони. Это то, о чем мы говорили. Забрали в армию – звони. Или, воткни мне зарядку. Ну кто бы двадцать лет назад мог понять, что же это значит? Все меняется. В некоторых государствах, например, в той же Великобритании, где любят играть с традициями, там остались таксофоны. Вот эти знаменитые красные будки телефонные. Но это, скорее какая-то такая игра, игра в свой имидж, в свой стиль. Это нечто привлекательное для туристов, безусловно. Мне кажется, что принципиальной роли в коммуникации эти таксофоны не играют. Я вам вот, что скажу,  с появлением мобильных телефонов, у меня лично, возникает намного меньше желания по телефону говорить. Я помню, в советские годы можно было и двадцать минут, и пол-часа, и час с кем-то разговаривать по телефону. Сейчас, когда есть такая услуга, как смс, а еще куча всяких приложений, и через Фейсбук можно быстро связаться, и вайбер есть, все, что угодно…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Что, простите?

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ой, это я даже сам с трудом понимаю, но пользоваться уже меня научили. Я не понимаю телефонной говорильни, если честно. Я понимаю, что это в самом деле гораздо удобней, когда любой вопрос, любое дело ты можешь решить, отправив кому-то смс быстро, четко. Во-первых, это помогает четко сформулировать то, что ты хочешь сказать, без воды. Во-вторых, это помогает получить быстрый конкретный ответ. То есть, опять же, я нахожу такое сокращение коммуникаций, вещью полезной и позитивной. И вовсе не считаю, что это каким-то образом мешает нам друг с другом общаться по душам. Нисколько это не мешает. Просто по душам можно общаться встретившись за чашкой кофе или рюмкой коньяка, а не вися на трубке телефона.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Так может быть. По идее так и должно. Мне кажется, что люди говорят сейчас по телефону гораздо больше, хотя бы потому, что телефоны есть у всех. Возвращаясь к замечательному iPhone. Одно дело, если у тебя нет iPhone, а у всех остальных он есть. Тут возможно чувство кажущейся необходимости в данной вещи. Возможно, она действительно, необходима, как вы уверяете. Вот посмотрим на всю эту ярмарку вещей с точки зрения прошлых времен. Всех времен. Не в том дело, что у жителей восемнадцатого столетия, например, не было персонального компьютера, а в том, что он в нем не нуждался. Вот это важно понимать. Житель восемнадцатого века нуждался в сотне других вещей, которых у нас нет, увы. Или не увы, по всей видимости, никогда уже не будет. Скажем, выйти в свет, не нацепив на себя парик какой-нибудь было неслыханно. Опять же, экипаж на пружинах или оружие. Вот, палаш появился в восемнадцатом веке, если я правильно помню столетия. Или в восемнадцатом столетии появился штуцер. Много всего разного. Много того, что мыслилось необходимым, обязательным. Нам бы сейчас все это казалось необязательным и не нужным. Так что ..

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: На самом деле, сколько приходилось на себе носить всяких штуцеров, не побоюсь этого слова. И прочих нелепых тяжестей.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот тут то и главный вопрос. Речь идет, а мы с вами часто поднимали тему эволюции, речь идет не об эволюции человека, его потребностей. А об эволюции вещей, технологий, которым человек способствует.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Эволюция производства если хотите, эволюция потребления. Давайте посмотрим, что нам пишут слушатели:

«При работе с интернетом определенные секторы участков человеческого мозга освобождаются от нагрузок, работы. Не будет ли программы на будущее поколении о ненужности данных участков мозга?» - пишет Олег из Броваров. Ну, знаете ли, Олег. В человеческом мозге, как нас уверяют ученые, настолько малая часть потенциала задействована, что то, что каким-то образом отключается... ну не знаю..

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: утешаете таким образом? Итак мало. Осталось еще меньше и ничего страшного.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: А, может быть, напротив, подключатся еще какие-нибудь другие участки мозга, о которых мы даже и не представляем. Потом, я верю в технологии. Когда-нибудь  двадцать пятый iPhone будет вставляться человеку в голову.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть это будет второй мозг. Может, это даже будет главный мозг.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ну, дополнительный. И можно будет вообще ничего не держать в руках, чтобы не попадать в ситуацию, что у меня уже рука замерзла с тобой разговаривать. Ничего не держа в руках можно будет пользоваться всеми этими услугами, которые нам iPhone предлагает. Давайте разграничивать. Правильную вещь вы сказали – история вещей. Есть история вещей и ничего плохого нет. Действительно можно назвать прогрессом, потому что штуцер и iPhone совсем разные по необходимости, и iPhone мне кажется приятней. Проблема в другом. Проблема в потребительстве. Проблема в том, что человеку навязывается, что если он чем то не обладает, что то он не имеет, то он уже хуже других. Вот с этим стоит бороться. Потому что, есть такая светская львица и телеведущая украинская – Светлана Вольнова, она в своем фейсбуке написала: честное слово, не понимаю этой истерии по поводу iPhone шесть. В Японии люди стоят в очереди около двух дней, чтобы купить. И выходят, как будто получивши Оскар. Некоторые украинцы готовы выложить около двух тысяч за привезенный из Америки. Я абсолютно уверена, что телефон не может ни поднять статус, ни сделать человека счастливее. И там целая перепалка у нее в Фейсбук под этим постом о том, что действительно, обладать какой-то новинкой это необходимо и престижно. И она пишет что да, это возможность стать особенным на тридцать секунд. Верх потребительского общества. Нужно учиться понимать, что вам лично нужно и для чего. Потому что огромное количество людей просто хотят чем-то обладать, совершенно инфантильным образом. Им рассказали, что это престижно. Чем это престижно? Понять не могу.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мне кажется, что проблема и в этом и вот еще в чем. Такая история получается, смешная. Нас окружают вещи, которые остаются для нас загадкой. Мы только пользователи-использователи, больше ничего. Мы, в большинстве своем, не знаем, как работает мобильная связь. Вот вы знаете, как работает мобильная связь?

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Даже не желаю об этом задумываться.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот видите! Интернет, электронные чернила и прочее… Более того, это не просто вещи. Это изделия, которые мы осознаем, как вещи первой необходимости. Получается парадокс. Все, чем мы пользуемся, не известно как это работает. Как устроено. Тем не менее, мы настаиваем на присутствии этих вещей, мы уже не можем без них. Как сказал Гете, я не раз цитировал это высказывание, «чего не понимают, тем не владеют». Отсюда вполне закономерный вывод-вопрос: кто кем владеет? Мы вещами или они нами? И кто оспорит тот факт, хотелось бы его оспорить, конечно, что человек, по сути, сегодня есть компьютерной приставкой.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Интересно. С вами согласен Сергей из Днепропетровска, который пишет: «Все хорошо в меру, а с современной чудо-техникой наступил перебор. Она облегчает жизнь, но засасывает и отупляет. Не зря возникло такое обозначение тех, кому до двадцати – поколение iPhone». Да, послушайте, уважаемый Сергей, что значит отупляет? Вот вы сейчас высказываетесь о людях до двадцати. Давайте они доживут до, сколько там вам, тридцати или сорока и тогда посмотрим, тупее они или умнее. Это слишком просто, делать выводы и кого-то сразу клеймить. Давайте прервемся ненадолго, а потом продолжим.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Пока человечество ликует по поводу выхода в продажу нового шестого iPhone, мы предлагаем вам ответить на вопрос: «смогли бы вы прожить без интернета?» Если «да», - звоните нам по телефону: ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если «нет», - по телефону: ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. А у нас для вас еще одна история.

Одни утверждают, что история банкомата началась еще две тысячи лет назад в Египте. Прихожане храма бросали в специальную прорезь монетку, и получали святую воду. «При чем тут святая вода»,- возражали другие. Все дело в извечной мечте человека о заветной тумбочке, где деньги лежат. Даже советский анекдот был: спрашивает следователь растратчика:

- Откуда у вас деньги?

- Из тумбочки.

- А в тумбочке откуда?

- Жена кладет.

- А у жены деньги откуда?

- А у вас откуда?

- Ну, я же говорю, из тумбочки.

В тысяча девятьсот шестьдесят седьмом году, Джон Шепард Барон сконструировал первый банкомат. С тех пор, количество банкоматов по всему миру измеряется миллионами. Вот только вопрос остался: «А деньги откуда?».

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Правду, деньги откуда? В сущности, энергия денег уникальна хотя бы потому, что придумана и изобретена человеком. Не открыта, но придумано. Возможно только в человеческом сообществе. Энергия по договору, по всеобщему согласию. Зависима от всего и всех, но тем не менее оказалась живучей. Вот, Николай Оситеев, утверждал еще: «за деньги люди держатся, но вечно этого не будет». Возможно и не будет, но мечта о тумбочке, ведь останется.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, по поводу тумбочек, в которых деньги. Мне очень понравилось, в Пекине, существуют такие тоже банкоматы, которыми вы пользуетесь, как обменником валюты. Вам не нужно выстаивать никакие очереди, предъявлять никакие паспорта. Там какой-то базовый набор валют, который принимается в Китайской Народной Республике, иены, доллары, фунты. Вот, что у вас есть, то туда засовываете и получаете себе юани. Очень удобно и приятно. Я как раз за такую автоматизацию, потому, что человеческий фактор вещь очень сложная. Люди тормозят. У людей бывает плохое или хорошее настроение, вы можете им понравиться или не понравиться. Когда вы имеете дело с машиной, если она не поломана, все решается проще, легче, веселее.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Особенно неприятно, когда неожиданно, вдруг, исчезает свет. Свет исчезает во всем микрорайоне. И вот карточка внутри банкомата, и печаль.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: У Вас хоть раз такое было? У меня ни разу.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Знаете, я был свидетелем такого. Я как раз подходил к банкомату и увидел ну, практически плачущую женщину. Она приближалась к этому состоянию. Банкомат задержал ее карточку, света в микрорайоне не было, она куда-то звонила. Вообще, это страшная история.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Она куда-то звонила. Все-таки при ней был еще мобильный телефон, который не разрядился, значит, все не так страшно. А кошелек, вместе с карточками могла и потерять, когда, например, доставала губную помаду. В мире много страшного, но оно совсем не обязательно связано с техникой. Опять же возвращаясь к интернету и к различным дебатам в социальных сетях по поводу появления шестого iPhone, люди достаточно остроумно сравнивают очереди, которые в Германии сейчас стоят на покупку шестых iPhone, там есть даже предложения постоять в очередях за деньги. Платят от шестидесяти до ста евро за это. Вот, допустим, не нужен Вам Алексей шестой iPhone, а вы в очереди постоите, и за деньги заказчика два шестых iPhone купите, потому, что больше двух в одни руки не отгружают. Это сравнивают с нашей историей восемьдесят седьмого года, когда, помните, сахар давали по купонам, и доходило до того, что приходили к школьникам. Им предлагали какие-то деньги, чтобы они постояли в очереди и купили эти два кило сахара. То же истерика. Тут еще момент массовой истерии, когда люди начинают что-то массово скупать. Ну. Мы можем сказать, iPhone, Люди с жиру бесятся, точно так же, когда панически скупают сахар, соль, или что-нибудь еще, даже те, кому это не надо, ну есть в доме сахар. Тут интересно, почему люди вообще попадают под такую истерию? Бежать и покупать то, что покупают все.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну, с сахаром понятно, iPhone, действительно, не очень.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да и с сахаром не очень. Сколько может быть того сахара. Можно подумать, что прям каждый только и делает, что варенье в доме варит.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Это вопрос? Я не варю варенье дома. Не получилось. Я вот о чем хотел поговорить. Если мы уже говорим об изобретениях, а так или иначе, iPhone, подается как прорыв, как некая смысловая история, давайте поговорим про такое изобретение под названием «Ридер» - электронные чернила. Сперва была книга сакральная. Вещь в себе. Сделать копию – значит переписать. Некоторые копии они длиною в жизнь монаха – переписчика. Текст, мы понимаем, должен быть незаурядным, таким на который и жизни не жалко. А вот дальше, типографский станок не столько упростил процесс клонирования, но прежде всего, снял проблему выбора. Книга перестала быть исключительно сакральным актом. Она может быть всякая. Она может быть умной, глупой, светской, религиозной и т.д. Сегодня книгой называется все, что завернуто в обложку. Стало казаться, что обессмысливанию идеи книги не будет предела. И вдруг, пришла помощь, откуда не ждали. Сами технологии, порадили механизм своего уничтожения виде скромного изобретения под названием «Ридер» . Электронные чернила не только упраздняют типографский станок, но и ставят под сомнение и фигуру издателя. Издатель должен усомниться, должен задуматься, что издавать? В итоге, прийти к концепции книги, в которой все не случайно, как не случайны в средневековье были в рукописной книге, скажем, нитка, буква. Все что-то значило. Технология, она прячет в себе бомбу замедленного действия. Мне кажется, «Ридер», при том, что это технологическая штука, безусловно, замечательная штука, к слову говоря, но в итоге вернет нас к идее книги с большой буквы.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну да, с другой стороны, знаете, я вообще не склонен пугаться, что что-то куда-то денется. Ах, куда-то исчезнет печатная книга, Боже мой.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Она как раз не исчезнет. В том то все и дело. Просто есть … Какой смысл печатать. Да и листов жалко. Зачем печатать всю эту макулатуру. Благодаря электронным чернилам, происходит отбор, человек действительно вносит в дом книгу. Она может стоить немалых денег, но она выполняет сокральную миссию. Это некая вещь в высоком понимании. И действительно, в этой книге напечатанной, рукописной, как угодно. Все не случайно, когда-нибудь так и будет. А в принципе, то, что называется чтиво, может быть действительно напечатано электронными чернилами.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: потом, смотрите, я считаю, что книга, всегда остается книгой. Это вместилище текста. Конечно, смешно, но можно себе представить дискуссию бедных вавилонских жрецов, которые были в ужасе, от того, что изобрели папирусы. Что же теперь с нашими глиняными табличками? Книга пропала, погибла книга… Передача текста столько раз в истории человечества изменялась, от насечек на камне и глиняных табличек , до книге на бумаге и сейчас электронной книге, что я думаю, что здесь паниковать совершенно ни к чему. Книга книгой была и останется.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Тем более, если бы они знали, какой интерес будут вызывать у археологов таблички, они бы не переживали.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот-вот-вот. Кстати, наши слушатели, которые нам писали смс, нам отвечают на наши замечания. Например, Сергей из Днепропетровска пишет: «Мне девятнадцать, думаю, могу предметно судить о дискутируемом вопросе». Так вот, Сергей, если Вам девятнадцать, тем более, не задумывайтесь ни о каких клише, как там ваше поколение называют, берите свою жизнь в руки и старайтесь ее каким – то образом делать, используя, по возможности все, что вам в руки попадается, в том числе и новые гаджеты.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: В том числе и книги, напечатанные на бумаге. Или может быть даже в первую очередь.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Совершенно верно. Вот, Олег из Броваров нам тоже отвечает, что согласен, что в большом контакте слияния с новыми технологиями может заработают спящие участки мозга. Я считаю, что движение в сторону того, чтобы человек потихоньку сам превращался в некое кибернетически обновленное существо – это вполне, то же хороший процесс.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вы серьезно?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вполне. Но, нам снова придется прерваться, а потом мы продолжим.

Итак, в этот раз на волне радио «Вестей и мнений! Мы предлагаем вам ответить на вопрос: «смогли бы вы прожить без интернета?» Если «да», - звоните нам по телефону: ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, если «нет», - по телефону: ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Тем временем, послушаем историю.

Известно, что Лев Николаевич Толстой, скептически оценивал свой роман «Война и мир». Он писал Афонасию Фетту: «Как я счастлив, что писать дребедень вроде войны, Я больше никогда не стану». Так или иначе, но прежде, чем увидеть свет, роман переписывался восемь раз. В то время, когда граф Лев Николаевич косил траву, или вел неспешные беседы с крестьянами, Софья Андреевна, жена классика, переписывала роман страница за страницей. К возвращению Толстого, с сенокоса, его ждали аккуратно сложенные стопки рукописи. И страшно подумать, что было бы, если бы во времена писателя был компьютер. Ночь. На пороге комнаты Лев Николаевич. Голос дрожит. Срывается. «Софья, я случайно стер Войну и мир!».

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вот, неспроста, Лев Николаевич говорил: «Цивилизация шла -шла и зашла в тупик, дальше некуда». А вот, если серьезно, и вправду хорошо, что не было тогда компьютера. Есть тексты, которые так и должны быть написаны. Протяженными предложениями, в протяженном времени, и от руки. И еще много раз переписанные. Некоторые части «Войны и мира» переписывались двадцать пять раз. Вообще-то так строятся города. Так некогда мыслил человек, закладывая краеугольный камень, понимая при этом, что самого здания он, конечно же, не увидит. Другое мышление. Другой тип человека мыслящего себя во времени, поэтому, никуда не торопившегося.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Возвращаюсь к информационному нашему поводу. К выходу шестого iPhone, хочу отметить рекламный ролик, один из тех, кто получил на фестивале «Канские Львы» награду, это как раз был ролик шестого iPhone. Мы там видим, как некое семейство приезжает встречать Рождество куда-то в деревню. Снежок. Елочка. Бабушка, дедушка, маленькие внуки, а один мальчик – подросток все время iPhone, не расстается с ним. Как говорится, втыкает в него на всех мероприятиях, на всех событиях. Все пожимают плечами. Вот наступает Рождество. Он подключает свой iPhone, к телевизору плазме, разумеется, и оказывается, на этом iPhone, он слепил ролик о жизни своей семьи. Как они приехали, как улыбается бабушка, как наряжают елочку. Все заканчивается сплошными слезами умиления. Таким образом, компания iPhone, хочет показать, что их гаджет, это не только то, в чем можно пропадать и залипать, а это то, в чем жизнь продолжается, преломляется и что не мешает живой человеческой коммуникации.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вот в этом и лукавство. Так не должно работать. Поскольку здесь создается иллюзия человечности.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Для меня и было показательным как раз то, что было связано с информационными технологиями, их рекламная подача всегда была некий футуризм, фантастика, мода, все, что угодно. А здесь делается акцент, как раз на человечности, на сентиментальности.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Заметьте, какие раньше фантазии человечества о будущем, а сейчас видите, попытка, лукавая, кстати, создать иллюзию человечности. Если говорить о фантазии. Что значит фантазировать? Раз мы уже толкуем об изобретениях. Как правило, речь идет о линейной фантастике. Можно отталкиваясь от конструкций современного самолета, сфантазировать, например, что? Сегодня истребитель летает на сверхзвуковой скорости, значит через сто-двести лет, пусть он полетит со скоростью света. При всей фантастичности воображаемой, это линейная история. Количественная. Накопительная. Да, такой самолет потребует новый тип двигателя. Безусловно, появление такого летательного аппарата, если он вообще возможен, означает революцию в физике и прочее и прочее. И все же это накопительная история, накапливающая предполагаемое качество в заданном русле. А вот иное дело, если мы представим, что лет эдак через сто-двести, человек научится левитировать. Т.е. человек будет подниматься в воздух без крыльев, механизмов и пр.Т.е. вопреки законам всемирного тяготения. Т.е. это пример нелинейной фантастики, под которую нужно подвести не идею нового двигателя, а идею нового человека. Или человека нового качества, нового смысла. Т.е. фантазировать не технологию, но человека.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Правильно, это куда интереснее и сложнее. С другой стороны, если приземлиться на землю, то меня интересует такой момент. Каждый способен подумать спокойно, что ему нужно. Мне iPhone, попал случайно в руки, у меня не было никогда такой идеи именно этот телефон купить, но мой приятель приехал из Германии, и тоже попав в состояние ажиотажа, взял, да и купил два iPhone. 4С. Я тогда у него этот iPhone приобрел. Это последний iPhone, который делал Стив Джобс, человек, который фактически создал эту идею, этот гаджет. И четвертого октября две тысячи одиннадцатого года iPhone, 4С то же в ситуации абсолютной потребительской истерии вышел в продажи, а на следующий день, пятого октября, Стив Джобс скончался. Ну, во-первых, я им удовлетворен этим телефоном, при том, что несколько раз я его ронял на асфальт, а несколько раз просто швырял об стену, он жив до сих пор. К тому, же приятно, что это последний артефакт, который Стив Джобс сделал. Тут рекламировать то нечего, поскольку считайте, что это антиквариат. Я могу сказать откровенно, что это самая удобная вещь. Максимально простая в использовании. Но я решительно не могу понять, зачем бы мне понадобилась сейчас пятая, шестая и еще какая-то модель, если я вполне удовлетворен той штукой, которая у меня уже и так есть.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну, Вы просто знаете, что Вам нужно и чего не нужно. Ну, смотрите, мы же все время говорим о каком – то изобретении. И меня всегда занимал вот этот феномен. Когда приходит время, десятки ученых, изобретателей, в одночасье прозревают. И уже дело секунд все это запатентовать. Вот одновременность открыть… Это не потому происходит, что кто-то у кого-то чего-то украл, списал и так далее. Вправду, Время пришло. Т.е. ситуации, когда даются знания, ни одному, а многим. Для чего? Скажем идентичность стихотворений, произведений, музыкальных картин, ну честно говоря, мало реальна, а вот с изобретениями возможно. А вот к тому, что неизбежен вопрос: «Кто кого изобретает? Константин, кто кого изобретает и в какой степени это авторская история? Вот как у О Генри: «Дороги, которые мы выбираем или дороги, которые нас выбирают?»

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тут ответа же нет. Это действительно, один из главных вопросов. Мы владеем вещами, вещи владеют нами. Всякий раз по-разному. Я думаю, что не может быть ответа однозначного. Всякий раз по-разному. Иногда какая-то вещь своей уникальностью, обаянием, шармом, может завладеть вашим сознанием. Неужели у вас такого не было в жизни? Что, в самом деле, она вами овладевает на каком-то этапе. Хотя в большинстве случаев, вещи – это всего лишь вещи. Их нужно использовать, они должны портиться, их нужно выкидывать и жить себе спокойно дальше. Я предлагаю подвести итог нашему голосованию. Мы задали вопрос: Смогли бы вы прожить без Интернета? Спасибо всем слушателям, кто принял участие в опросе. Довольно таки смело: шестьдесят девять процентов позвонивших, считают, что смогли бы прожить без Интернета и только тридцать два процента честно признаются, что «нет».

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ну что ж, это уже хорошо, что если вдруг что-то случится с электричеством на планете Земля, сколько процентов выживет?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тридцать два.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Тридцать два процента. Оптимистично. Наш разговор сегодняшний, как это ни странно, о свободе. Не в смысле свободы от вещей, а просто свободы. То есть способности отличать главное от второстепенного. Тогда и вещи не помеха. Тогда, пожалуй, технологии во благо. Как сказал Николай Степанович Гумилев: «Наша свобода – только оттуда бьющий свет. Люди и тени стоят у входа в зоологический сад планет». До встречи.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: До встречи через неделю.

Читать все
Читать все