СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Час с психологом, 21 сентября

Секс с Анной СолнцевойДети бегут из дома

Стенограмма эфира на Радио Вести

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Здравствуйте, мои дорогие, ваш "Час с психологом" настал. На этот час я, ваш личный психолог, Анна Солнцева и со мной сегодня в студии работает Оксана Одинцова. Здравствуйте, Оксана. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Здравствуйте. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Я помню, что я вам вчера пообещала говорить сегодня о сексе, но секс - это такое дело, мы с вами еще успеем неоднократно поговорить. У нас случилась замена темы, в связи с социальным запросом. До сегодняшней ночи в течение недели пришло три запроса "Помогите! Ребенок убежал из дома". И мы решили вот сделать сегодня тему эфира "Дети, бегущие из дома". Телефон студии ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть, мы не о чем не голосуем, потому что такая тема, голосовать нам не о чем. А сообщения свои вы можете присылать на короткий номер два четыре три пять. Итак, Оксаночка, основные причины - почему дети бегут из дома? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: По-моему мнению, основная причина - это отсутствие контакта с родителями, это тоже может быть и просьба заявить о себе, просьба привлечь внимание и просьба, наверное, о том, что родитель заметь меня, я есть, и мне очень важны вы и я хочу, чтобы вы обратили на меня внимание. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну, сейчас, в связи с такой ситуации у нас в стране, у нас появилась еще одна тема, еще одна причина побега детей - дети стали бежать на фронт. Отцы были призваны еще летом, несколько месяцев ребенок живет с одной мамой. Вот прошел первый месяц такого вхождения в школьную жизнь, первый стрессовый месяц, и что они делают - они пытаются убежать к папе на фронт. Понятно, что их там никто не ждет, понятно, что ребенок при этом может попасть в какую-то криминальную ситуацию, с ним может что угодно случиться. Волонтеры их пытаются отлавливать, друзья обычно, семей, снимают их с поездов. Ну вот такая тема, есть такая проблематика. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Я считаю, что в этой ситуации, мамы, которые остались, которые тоже находятся в стрессовом состоянии, которые тоже переживают за своих мужей, они должны особое внимание обратить на мальчиков, на своих сыновей, и попытаться, может быть даже, предварительно понять или ощутить есть ли в ребенке такая потребность или такое желание тоже бежать, тоже почувствовать себя героем, тоже быть похожим на папу, что свойственно мальчикам. Поэтому, обращение к мамам: пожалуйста, рядом с вами ваши мальчики, ваши сыновья, для того, чтобы они почувствовали себя мужчинами, постарайтесь дать им понять, что вам нужна их поддержка именно здесь, как маленьких мужчин. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Что ты сейчас моя опора, правильно? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. И это важно. И когда мальчик, который тоже хочет почувствовать свою значимость, поймет, что он для мамы важен, и он будет в помощь, это будет хорошим положительным моментом, который убережет мам от дополнительных волнений. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну плюс еще, конечно, интернет, вспомните, сколько лет они у нас играют в стрелялки. Тоже это все нужно ограничивать и ограничивать. Мне кажется, оптимальным было бы загрузить сейчас мальчиков такого возраста, где-то от семи лет до четырнадцати, в студиях единоборств, в студиях бокса, там, где они смогут эту агрессию выплескивать наружу, не накапливая ее в себе. И потом, там все-таки, присутствует тренер, а когда отец уходит из семьи, даже в случае развода, обязательно мальчишка ищет кого-то, кто  заменил бы отца, но не в буквальном смысле, а в чьем поле деятельности, он чувствовал бы себя защищено. Ну это очень часто становится тренер, я знаю, что они и доверяют больше тренерам, и могут рассказать своему там Сэнсэю такие вещи, о которых родители вообще никогда не узнают, поделиться какой-то тайной. И потом, психологов тоже никто не отменял. Если вы видите, что зреет такая кризисная ситуация и, не дай Бог, ребенок уже проговорился, об этом, он же не встает в одну секунду, не встает и убегает, правильно. Это же подготовка, он собирает деньги там. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: И тут еще надо давать информацию детям, что это опасно. Что это не стрелялки, это не то, что дети видят в интернете, играют в виртуальные игры, это реальная жизнь, там, где есть опасность, угрозы для здоровья, для жизни. И если не дай Бог, такой ребенок попадет и будет травмирован, возможны разные варианты, это война, поэтому тут может быть, и покалечена детская жизнь. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну вот. Об этом, да, нужно помнить, этот час лишний общения с ним может уберечь от этого. Дети обычно рассказывают о том, что они собираются убежать? Или бегут втихомолку? Я думаю, что они с кем-то говорят, не обязательно с мамой. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: В своем кругу серди друзей. Если ребенок бежит из семьи, тут я уже отклонюсь от темы от актуальной военной, просто уходит из семьи, тут обратить внимание - контакт с ребенком нарушен, которого нет и ребенок, которому нужно признание... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ах, он ищет аудиторию, где его признают, да? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. Ему важно быть значимым, и если он не значим в семье, он ищет окружение, там где он будет значим. И тоже самое, ему надо заявить себя среди... ему надо заявить... это подростки, это начиная там двенадцать, тринадцать, четырнадцать лет. Им очень важно заявить и сказать: да, я тоже такой же, как вы, я тоже могу, и тоже среди сверстников тоже ищут признания. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  А бегут обычно лидеры или аутсайдеры? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Я думаю, что все-таки лидерские какие-то... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Это же большой поступок, переступить эту грань, переступить эту черту. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: И здесь, за этим поступком может скрываться и некоторая слабость. И когда ребенок пытается скрыть эту слабость свою, он внешне показывает "я могу быть сильным", а внутренняя слабость - это где-то внутренняя слабость и незащищенность. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Вот как. Но я так понимаю, что признание своей значимости, какие-то революционные посылы и, наверное, есть еще какие-то проблемы, которые толкают детей на бегство. К примеру, тирания в доме. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. Семейное насилие. Как раз это касается неблагополучных семей. Ну семейное насилие не в буквальном смысле, что грубые какие-то, есть еще моральное насилие, и это тоже такая тема, когда родители прессуют детей, когда родители не дают ребенку самовыражаться. А ребенку очень важно сказать: я тоже человек, я тоже имею свою позицию, точку зрения, услышьте меня. Иногда родители пытаются сказать ребенку -  ты еще маленький, ты еще маленький, я лучше знаю, что надо и как надо делать, вот ты будешь делать так, как я тебе скажу. И вот этот вот пресс со стороны родителей, естественно дети достаточно плохо переносят. Некоторые замыкаются, и кстати, замыкание и уход в какие-то виртуальные и миры, компьютерные игры, это тоже как бы бегство от родительского... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Безусловно, бегство. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: А тут физическое бегство, то есть другая сторона - я побежал, я от тебя убегу, именно мне плохо в семье, вот это вот посыл ребенка - мне в семье плохо. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  То есть, за этим все равно проблема семьи? Вроде как это проблема ребенка, который решил, вот такое решение принял. Ведь они же не знают, что последует за этим решением. Они вот видят один свой шаг и дальше как бы мнимую такую свободу и иллюзию счастья. Я буду абсолютно свободен, я буду взрослый, я смогу жить и делать, что мне хочется, и когда они сталкиваются... есть часть детей, которые возвращаются, это в основном, конечно, благополучные семьи, там, где их любят, где-то поблудил три дня да и пришел, проголодался. Есть даже такое мнение, что проголодается - придет. Некоторые уходят утром, возвращаются вечером, я тоже знаю такую статистику. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Но бывает, уходят к бабушкам или к дедушкам, вот такое тоже бывает. Не просто убежал куда-то... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  А, безопасное местечко такое нашел, спрятался. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. Там где бабушки и дедушки могут защитить и даже побаловать. И может быть там как раз, очень часто, когда бабушка и дедушка дают ребенку больше, чем родные родители. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Что вы имеете в виду? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Это внимание, это какая-то забота... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Это касается много работающих родителей? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Родитель, который... в принципе, когда ребенок убегает из семьи - это он отзеркаливает где-то родителя, потому что родитель, который не может быть близок со своим ребенком, он убегает в работу, много работает, или бывает, родитель вместо того, чтобы дать что-то эмоциональное, любовь, поддержку, заменяют это материальными благами. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну вроде как да и придраться не к чему, я же тебя содержу. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. Я тебя обеспечиваю, я тебе даю все, что нужно. А вот эмоциональная поддержка, забота то, что очень нужно детям в любом возрасте, вот это то, что дети недополучают и они ищут это в другом месте. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Вы знаете, меня всегда смущает похожесть слов трудоголизм и алкоголизм. Всякий "изм" - это уже за гранью нормального, правильно? Вообще развития психики, построение жизни. И трудоголизм - это такое же отклонение, только вот алкоголь - это вроде как плохо, а турдоголик - это вроде как хорошо. Потом многие родители сейчас ведь у нас игроманы. И молодые отцы, они подсажены на эти игры стрелялки, они уходят туда. Даже сейчас такая шутка у молодых матерей: «папа ушел на войну», ну это означает, что папа ушел в какую-то виртуальную реальность. Сейчас, я думаю, мы с вами уйдем на рекламку, и потом порассуждаем дальше. 

Вот так быстренько прошла наша рекламная пауза. Я, Анна Солнцева, ваш личный психолог на это час, вернулась к вам. Со мной сегодня в студии работает тоже психолог, зовут ее Оксана Одинцова. Мы будем рассуждать о маленьких беглецах из наших семей, из нашей жизни. Что толкает детей на побег? Мы с вами затронули тему мальчиков, а есть такая... девочки, еще, не будучи взрослой, еще не став взрослой, пытаются устроить свою жизнь и, как по мне, вот передачи "Беременна в шестнадцать", там чуть дальше семнадцать, ничего хорошего не несут. Потому что все-таки, есть такие табуированные вещи, которые табуированы не потому что нельзя, этого никогда не может быть, а потому что девочка, уходя из семьи, и не дай Бог, еще заводя ребенка, будучи ребенком сам, напрочь ломает себе жизнь. Что значит, что она ушла в пятнадцать лет из семьи? Это значит, что она недополучила образование, это значит, что она не построила карьеру, она не реализовалась во многом, как личность, правильно я понимаю? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. И ребенок, для нас это дети в пятнадцать лет, конечно же, подросток в пятнадцать лет, девочки, они еще, наверное, не осознают, и не понимают, что секс это да, где-то это воспринимается, как какая-то свобода, взрослость и иногда удовольствие.

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Но когда это единственная принадлежность взрослости... 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Но в тоже время, беременность, может быть, даже девочки не всегда отдают себе отчет в том, что это очень большая ответственность, и что детства уже не будет, если в пятнадцать, в шестнадцать лет появляется ребенок, то... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  И в четырнадцать, и в пятнадцать такие случаи гремят на всю Украину. Ну раньше им давалось, сейчас нас оттеснили другие события, фокус внимания, но вообще давалась огласка очень большая. И вот на короткий номер чата два четыре три пять вы можете присылать свои сообщения, телефон студии ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть, звоните, советуйтесь, рассказывайте свои истории. И вот у нас такое сообщение: "Эти несчастные дети  -легкая добыча для всевозможной... нецензурное слово... педофилов, к примеру, ну и тому подобное. За детей необходимо бороться всем нам. С уважением, Саша. Бровары", такая реплика. Спасибо большое, Саша. Итак, продолжаем. Что родители должны в этот момент чувствовать и нужно ли возвращать такую беглянку в семью? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Родителям в этот момент надо быть особо внимательным к своим детям. Подростковый возраст - это тот возраст, когда именно бегут, могут убежать дети из семьи. Надо быть особо внимательным, и, может быть, насколько это вообще могут родители попытаться все-таки, установить контакт с ребенком, попытаться установить. Это очень сложно по той причине, что дети в этом возрасте могут быть очень импульсивны, они могут протестовать, они могут быть недовольными, они могут выражать как-то очень бурно свои эмоции, при этом родителям надо просто терпения, терпения и любовь. Любовь к своим детям, чтобы услышать их. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  И еще нужно понимать, что подростки, ни такие сложные, у них мозг еще не до конца сформирован, у них еще тормозные функции мозга еще не развились до конца, поэтому он там хамит, взрывается, казалось бы на пустом месте. Ничего, все это пройдет, мозг доразовьется, в конце концов, потому они еще и дети. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Согласна. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Почему вот юношей призывают в восемнадцать лет, в армию? Вроде бы он уже взрослый, инициация пройдена, но, тем не менее, еще не сформировано чувство страха. Почему они ездят, гоняют до двадцати лет на мотоциклах, а потом спокойно пересаживаются в машины? Потому что приходят, доразвиваются эти сегменты мозга. Это очень просто на самом деле, если понимать, что да, пройдет и это. Но вот предположим, у нас случилось это - девочка ушла из семьи, и ушла к мальчику. Как могут развиваться события? Как себя нужно вести? Нужно ли идти к тем родителям мальчика, спрашивать: почему вы ее приняли? Нужно ли забирать ее силой из этой новой семьи? Что вы посоветуете? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Безусловно, надо наладить контакт с родителями мальчика, если это девочка ушла, конечно, должен быть контакт, и родители должны просто собраться и обсудить, наверное, что происходит, почему их дети в таком раннем возрасте, если в раннем возрасте... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Почему вы ей разрешили жить у вас, собственно говоря. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. И когда, если налажен контакт с родителями мальчика, надо постараться, чтобы ребенок тоже повернулся лицом к родителям и услышал. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  А вот в той семье, где ее приняли, там может быть контакт у мальчика с родителями? Может быть это обоюдное согласие? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Может быть и такая ситуация, когда девочка, которая не видит поддержку в маме, для нее может мама мальчика стать заменой, и она в маме мальчика видит эту маму, значимого человека, который ее тянет. Вот это тоже, поэтому мамам надо... значим, ближе к девочке, ближе... тут вот мамы должны тоже посмотреть и подумать, что делать с нашими детьми, и попытаться все-таки видеть в ребенке не ребенка, а человека равного и говорить с позиции взрослого, говорить с ним в данный момент как со взрослым человеком, потому что если ребенок делает взрослые поступки совершает, естественно, попытаться не с позиции  сверху - я родитель, а встать на одну ступеньку с детьми и говорить как с взрослым и равным человеком, тогда ребенок потянется. В принципе, бегство из дома, это же детский протест, это детская реакция. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Абсолютно, просто последствия уже взрослые у этого протеста. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. А когда ребенка ставишь, подтягиваешь вот на уровень свой, вот родитель поднял и сказал: да, я считаю тебя взрослым человеком, да, я разговариваю с тобой как с равным, и давай мы с тобой найдем диалог конструктивный, и подумаем, что же нам делать.

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Я думаю, что с этой ситуации нужно не затягивать, а стараться ее вернуть в семью как можно раньше, как можно быстрее. Потому что ну как она, сожительствуя с парнем, будет ходить в школу? Как на нее будут смотреть? Где здесь первая любовь, которая должна быть вообще чистой и невинной? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Безусловно, тут учеба уже уходит на второй план. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Абсолютно, да. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: А образование оно важно и поэтому тут взрослая жизнь, она действительно, ставит уже вначале на карьере, уже  в начале жизненного пути, ставит на карьере какую-то... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Да большой крест, большой вопрос, потому что это невозможность самореализации. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  У меня, конечно, был бы вопрос и к родителям, которые приняли такого ребенка к себе в семью. Ну предположим, девочка из неблагополучной семьи, там действительно, она в маме мальчика видит какую-то замену, все равно нужно ее постараться вернуть назад, потому что за этим поступком последует рождение ребенка раннее и она ведь не готова. Она готова, придя в другую семью, что к ней будут относиться как к ребенку, а на нее автоматически ложатся обязанности взрослой женщины, например, ведение хозяйства, что тоже очень нелегко. У нас уже шестнадцать звонков, давайте попробуем принять. Алло, здравствуйте. Вы в эфире. 

Слушатель: Добрый день. Эдуард. Киев. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Здравствуйте. 

Эдуард, слушатель: Надо формировать личность родителям и надо отдавать свое тепло. Дело в том, что секс, ну как бы запретить невозможно, вы понимаете? 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну и поощрять их в пятнадцать лет тоже ведь к этому нельзя.

Эдуард, слушатель: Ну я вам скажу, мне семьдесят два года, и вот говорили секса нет. Да, я Киевлянин. Но секс был и даже, вы знаете, вот такие сексуальные позывы даже видим ориентир детей там десять, одиннадцать лет, а дети, которым было четырнадцать, пятнадцать они занимались сексом, это правда. Понимаете? Многое зависит от родителей. Если есть отчужденность, если ребенок не чувствует поддержки родителей, ели ему не доверят, то понимаете, при теперешней информационной среде, при теперешних соблазнах, при раннем развитии детей, дети же очень рано развиваются. Конечно, все зависит от родителей. Ну школа, вы понимаете, школа, вот эти педагоги, они... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну, школа не должна воспитывать, школа должна образовывать. Воспитывает человека семья. 

Эдуард, слушатель: Вы знаете, у меня учительница, она преподавала в женской гимназии, ей уже было без малого восемьдесят лет, вот строгая такая, вот она что-то уже дала, вот первый, второй, третий класс, уже что-то дала. Вот так вот. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Спасибо, Эдуард, спасибо за ваше мнение, спасибо. 

Эдуард, слушатель: Спасибо, да. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  ну вот у нас такое мнение, совершенно, человека, который имеет на это право, который прожил жизнь, ну да, если бы у них не было секса, мы бы, в конце концов, не родились. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Я согласна с Эдуардом в том, что, безусловно, у ребенка с раннего возраста, надо формировать здоровое отношение к сексу. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну это тоже вопрос, что такое здоровое отношение. Знаете, это как счастье. Каждый сейчас слушатель нас будет понимать по-своему. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Что это не должно быть табуировано, что ребенок, эта тема должна быть открыта в семье, начиная с определенного возраста или ребенок... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  С какого возраста? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Родитель должен чувствовать. Во-первых, если ребенок задает какие-то вопросы, то эти вопросы должны, отвечать на эти вопросы, безусловно, нужно, нужно, но с учетом возраста ребенка, через сказочки, через картиночки, через что-то. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну и о том, как говорить с детьми о сексе, мы вернемся после рекламы и продолжим. 

Ну вот, "Час с психологом" продолжается. Я на этот час ваш личный психолог - Анна Солнцева, со мной в студии для вас работает Оксана Одинцова, тоже психолог. Мы говорим о маленьких беглецах из наших семей. Это такой социальный запрос, который поступил в течении этой недели. Дети бегут, бегут, первый месяц школы принес свои плоды, у кого-то стресс, у кого-то неприятности дома, у кого-то отец на фронте, дополнительные стрессы каждый день, они получают массу информации и вот кто-то бежит в виртуальный мир, кто-то реально убегает из дома. ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть - это наш телефон, и чат - два четыре три пять. "Я однажды едва не покалечил по полю очень верующего, кстати, вразумляющий своего дитя побоями", побоями написано такими большими кричащими буквами. "А что скажете? Саша". Я так понимаю, что Саша из Броваров, спасибо вам за внимание, хотя могу и ошибаться. Вот если у ребенка сложилась такая ситуация, то побег из дома единственный ли выход, Оксана? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Единственный выход для ребенка или для родителя? 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Во-первых, рядом понятно, что не один отец живет, есть, наверное, еще мама, которая может вмешаться. Мы говорили много о жертвах, о позициях жертв, но я хочу подчеркнуть, что в Киеве есть три приюта, куда можно обратиться и где можно укрыться от человека, который вас избивает, даже если это отец вашего ребенка. И не нужно доводить до побега родного сына из семьи или, не дай Бог, девочки. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: ну если отец тиран, который избивает своего ребенка, то что тогда делает мама? Может быть такая ситуация, что отец избивает и мать и ребенка, и такой домашний тиран, от которого страдают все. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  С этим нужно бороться, понимаете, это само собой не закончится. К сожалению, наш социум это принимает. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Социальные службы должны, да, безусловно.

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Что должны? Где они есть? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Конечно, если такая информация есть, то отстраняться и закрывать на это глаза невозможно. Безусловно, и мы даже должны обращаться, как психологи, видя такую ситуацию в семье, должны обращаться в социальную службу за помощью, потому что  здесь есть уже действительно угроза... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Жизни и здоровью, конечно. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Жизни и здоровью ребенка. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  И если вы, мои дорогие, знаете семью, что в ней такое вот насилие над кем-то происходит, не берите грех на душу и заявите, хотя бы участковому. Ничего в этом постыдного нет, вы этим самым не нарушаете дружеские какие-то границы, а совершаете, совершенно спокойно спасаете кому-то жизнь. Потому что никто не останавливается на одной пощечине, всегда идет дальше и дальше, и дальше. Телефон студии ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть, и чат два четыре три пять. Я так понимаю, младенцы, наверное, не сбегают из дома. С какого возраста дети начинают уходить в знак протеста? Пятилетний ребенок в состоянии уйти из дома. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Ну, пятилетний ребенок, это скорее может уйти из дома, просто может быть в поисках приключений. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  О чем это должно сигнализировать родителям. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Просто у ребенка может быть даже не отсутствие контакта или принятие в семье, это может быть просто... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Любопытство? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Любопытство, определенный такой вот авантюризм детский. Но, как правило, это дети лидеры. Вот здесь как раз именно лидерские качества, если допустим это пятилетний, шестилетний ребенок, а бывает так, что он сам уходит и за собой еще и друзей ведет. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Да, бывает, кстати да. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Но это больше такой детский авантюризм и жажда приключений. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  И как вот после возвращения с этим беглецом? Понятно, что мы сейчас за то, что детей физически наказывать нельзя. Ну мы психологи, мы должны быть там, неважно в какой парадигме нас воспитывали, детей быть нельзя - это аксиома, она не обсуждается. Как нам с этим беглецом вести себя? Вот пришел он домой, вот вечером, весь грязный, голодный, счастливый, после дня странствий, мама уже поседела, бабушка уже вырвала всем на голове волосы вокруг, и дальше обогреть его сразу, перенести разговор на завтра или тут же, не отходя от кассы рассказать ему все, что он наделал? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Я считаю, что самой большой ошибкой в такой ситуации, безусловно, от родителей пойдет наказать, почему наказать, потому что родители нервничают, родители все переживают и просто, может быть срыв своих эмоций на ребенке. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Правильно, что такое эмоция - это энергия, которая в нас накопилась. И выплеснуть ее, дать ему по заднице так хочется, но этого нельзя делать. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Это самая большая ошибка. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Согласна. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Потому что ребенок может закрыться, он может просто не понять, а что я сделал не так? Я просто пошел погулять, я там играл, да... Просто ребенок в этом возрасте, может еще просто не понимать переживаний родителей... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Да все это они прекрасно понимают, ну что... пять лет уже нормальный человек. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Настоящих переживаний, настоящего страха... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну, глубины всей, да? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да, да. Поэтому наказывать не нужно. А взять поговорить, и может быть даже с ребенком о том, где ты был, а что ты видел, а что тебе там было интересно? Потому что ребенка в этих приключениях что-то привлекло, он пошел что-то для себя интересное добывать, какие-то вот познания мира. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  А родители могут из этого вынести полезный опыт? Скажем, начать ходить с ним в походы, потому что он был целый день на реке, Слава Богу, что не утонул в этот раз, там ел какие-то ягоды, Слава Богу, что не отравился, не умер, собирал грибы, опять же, Слава Богу, что он жив и вернулся. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Вот когда родители зададут вопрос: а что тебе там было интересно? Вот ребенок может, видя принятие, и что его не наказывают, он может приблизиться... это контакт, это шанс для родителей установить более тесный контакт с ребенком. И родители могут просто узнать более полно... а что ж  все-таки, какие развиваются интересы у ребенка, появляются новые интересы у ребенка. И когда еще объединяют - хорошо, давай заниматься этим вместе. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Но больше ты уже уходить не будешь? Можно уже договориться с пятилетним? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Безусловно. В пять лет ребенок уже в состоянии себя обеспечивать сам: одевать, делать для себя, совершать определенные действия, там  одеться, накормить себя, занять себя чем-то, пойти где-то погулять самостоятельно даже во дворе. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну во двор я бы сейчас все равно не выпускала. Такое дело. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Ну, достаточно самостоятельность. Но родитель должен доверять, если родитель переживает, то пошел ребенок гулять во двор, выглядывайте в окошко и смотрите, все ли там хорошо, что там происходит. Но, безусловно, ребенок отсоединяется потихоньку от родителя, это хорошие процессы, и тогда доверие, доверие, ребенок знает, что родитель ему доверяет. Когда ребенок знает, что родитель ему доверяют, он взрослеет быстрее. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Я еще думаю, что нужно не стоять в стороне, если вы видите, что по улице идет одинокий малыш. Вот одиннадцать звонков, давайте один примем. Алло, здравствуйте, вы в эфире. Ну и сорвался наш звонок, ну и ладно. У меня был, в моей личной жизни, такой опыт. Где-то глубоко до школы, как бы это Советский Союз был, детям давали двадцать копеек и посылали за хлебом, давали еще пятнадцать копеек и посылали за молоком. Звоночек примем. Алло. Алло, здравствуйте, вы в эфире. 

Слушатель: Здравствуйте. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Здравствуйте. 

Слушатель: Та я хотел сказать, обычно дети еще эмоциональный человек, он как... и дите такое и родители такие, и обычно такие дети могут убегать из дома. Так же само, начиная с двенадцати лет, восемнадцать, вот такое, друзья. Когда человек молодой знакомится с кем-то, у него друг становится больше, чем родители, и он ему доверяет. Ткнулся дружок и он туда же, и секс в этом возрасте. Дите, надо говорить, что сифилис, СПИД... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Все понятно. Спасибо большое. Надо воспитывать, одним словом, детей и чем больше, тем лучше. Так вот. И вот глубоко дошкольный возраст это был, может быть, мне было четыре, может быть пять, может быть шесть, где-то так. И у меня был друг Игорек и нас отпускали, значит, посылали за хлебом, мы чувствовали себя очень взрослыми, та мне нужно было переходить никаких дорог, и мы поняли, что можно попрошайничать у людей денежку и покупать себе что-то еще. И вот два молодых человека пятилетних идут, просят, не найдутся ли у вас лишних десяти копеек? Давали, наверное, с год, пока совершенно незнакомый человек не объяснил нам, что это стыдно, так делать нельзя, ты сейчас позоришь свою семью. И поверьте, я в свои пять лет, навсегда запомнила этот урок. Это был абсолютно посторонний человек. То есть, если мы видим одинокого малыша, нужно взять его за руку, спросить, где он живет, почему он здесь, не случилось ли что-нибудь, не потерялся ли он, не упала ли мама в обморок где-то во дворе? Правильно? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Я думаю, половину беглецов  это сразу вернет назад, если реакция общества будет на это. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. Но очень много равнодушных людей, тоже такое присутствует. Но один человек, допустим, возьмет за руку и расспросит, и как ты здесь оказался, но я думаю, человек десять просто пройдут мимо... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Но, Оксан, затем мы с вами сидим в этой студии, и призываем нашу мультимиллионную аудиторию - не будьте равнодушными, не проходите мимо бродящих одиноко и, тем более,  плачущих. У меня, опять в моем детстве был случай, когда я села на какой-то автобус с какой-то своей истерической там, не помню почему, не помню, куда я приехала, но опять же, незнакомые люди отвезли меня в милицию, это было в таком же, лет в шесть, и милиция привезла меня домой. Этого было побега достаточно. То есть, он длился часа два, наверное, никто не понял, что я убегала. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Вот, Аня, это как раз подтверждение тому, что в пять шесть лет дети уже могут осознать, если им объяснить, и больше не делать. Но это должен быть контакт с ребенком у родителей, безусловно. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну, с одной стороны да. С другой стороны, опять же, если общество настроено, если соседи знают этого ребенка, спрашивают, чей ты, почему ты здесь один? Потому что хорошо если подойдет адекватный человек, как я или вы, и спросит, и отведет по адресу. Может извините, педофил подойти, и тоже воспользоваться этой ситуацией, и тогда возврата назад, уже открутить время назад, будет невозможно. И кому рассказывать, наш слушатель говорил, нужно рассказывать об опасностях, с одной стороны нужно, с другой стороны, не знаю, не знаю, тут нет однозначного ответа. И мы с вами уходим на рекламку. 

Ну вот мы и вернулись к вам в студию и продолжаем говорить о маленьких беглецах, о том как мы можем обезопасить наших детей, и какие выводы мы должны с вами сделать, если не да Бог, наш ребенок убегает из дома. Каким уроком, какой урок мы должны вынести из этой ситуации? Потому что бывает, ну случилось и случилось. Можно себя все жизнь казнить, а можно извлечь уроки, стать ребенку ближе и стать ему другом навсегда. Оксаночка, вот еще есть такой вариант - смерть близкого человека, провоцирует ли она на убегание из дома детей? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Вот это как раз есть зона риска, потому что, как правило, дети убегают, это неблагополучные семье, там где воспитывает ребенка мама. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  А почему это неблагополучная? Ну воспитывает себе мама. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Неполная, неполная семья. И если умирает мама, ребенок остается один, безусловно, это очень большая травма, и ребенок бежит от своего горя, и хорошо, если есть бабушка, хорошо, если есть бабушка, дедушки, которые... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну крестные, кто-то кто его принимает. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. Люди, которые могут опекать ребенка. А если и бабушка не в состоянии, если и дедушка не в состоянии заняться ребенком, если он для них не близок, он не знает... вот тогда ребенок начинает поиски и убегание от горя, а где, где искать себя, и ребенок бежит куда-то, бежит, он даже не понимает куда бежит. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Это бегство без цели, да? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Компании. Естественно, он идет в компании и как бы иллюзия того, что его там принимают и он там нужен. Потребность "я нужен", я был нужен маме, а мамы нету. И поэтому ищет то окружение... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну хорошо. Вот я вижу такого ребенка и понимаю, ну допустим, он живет в моем дворе, да, старый Киевский двор, и я понимаю, что случилось, у нас ни у кого нет секретов из того, что происходит в наших квартирах, ну реально, это очень старый двор и хорошее отношение с соседями. Как я должна себя вести по отношению к этому ребенку? Взять его сразу к себе в семью и потом уже устраивать его судьбу? Или как?

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Здесь, должны быть назначены опекуны. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну понятно. Ну вот случилось и случилось, это ж не в одну секунду они назначаются. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Как правило, есть люди, которые находятся близко возле ребенка, это... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну например, я соседка. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Или родственники. Для начала родственники, но бывает так, что ребенок и родственникам не нужен. И тут, это очень сложная ситуация, хорошо, если вот эти люди, которые будут опекать этого ребенка серьезно подойдут к этой проблеме и станут помощниками, станут близкими людьми, а ведь, как правило, как правило, ребенок остается одиноким. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Очень не просто принять чужого ребенка в семью, тем более  с хорошими исходными данными, но просто у которого погибли родители. Опять же, в моей жизни такой опыт есть, и мы воспитали такого ребенка. Мы его нашли, когда ему было одиннадцать лет, сейчас ему уже двадцать пять, Слава Богу, это очень нелегкий путь, я вам скажу, крайне нелегкий. Особенно, когда появляются собственные дети. Так что не нужно тут тоже поддаваться на эмоции, это не собачка, которую вы сможете выбросить. Или сразу человеку объяснить, что я сейчас беру тебя к себе, ты будешь жить у меня, я тебя опекаю, пока я тебе не устрою жизнь, я не смогу этого сделать... это намного честнее будет. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: И как тоже вариант, ребенка просто берет к себе какая-то семья, там, где он чувствует себя безопасно, может быть это даже... Не берет, имеется в виду, как опекун, который будет опекаться постоянно в течении жизни, но хотя бы человек, который в момент наибольшего горя, горевания, сможет быть для ребенка какой-то и опорой, чтобы ребенок не ощущал себя одиноким. Потому что проблема тот же страх - я остался один, тут надо быть более, конечно, открытым, чувствительным к  детской этой потребности. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну я бы советовала людям, которые попали в такую ситуацию, в жизни которых появился кто-то кому нужно помочь и он маленький, слабый еще, все таки не пренебрегать психологической помощью, профессиональных психологов. Потому что помочь ему можно, помощь будет более эффективная, более быстрая, и он точно тогда никуда не убежит. У него тогда появится сразу два человека, пусть не таких близких, как мама, но психологам они на время консультаций доверяются полностью, то есть он сможет выплеснуть свое горе там, и сможет выплеснуть свое горе здесь. Когда поддерживают двое, это уже совсем другая поддержка, это уже весь мир тебя поддерживает, а не одна там тетя Наташа. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Главное, чтобы ребенок был согласен с этой ситуацией. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Да как принять? Конечно, он будет и маму обвинять в том, что она умерла, и всех вокруг. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Я имею в виду, чтобы он согласился для работы с психологом, потому что ребенок может... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну объяснить, что это доктор, такой же доктор, только он будет работать с твоей головой. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: В этой ситуации очень важна роль именно взрослых, которые находятся рядом с ребенком и предложить, и обговорить, и сказать: давай мы попробуем, давай мы попробуем, мы пойдем к психологу, он тебе, то есть какая-то помощь будет для тебя, давай мы вместе справляться с этой ситуацией, потому что нам ты не безразличен. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  И пригласим тебе еще специалиста. У меня был такой случай в практике, значит семья с двумя девочками, прекрасные девочки, все было хорошо. Но родители разводятся, мама выходит стремительно замуж во второй раз и рождаются двое мальчиков, и что вы думаете, старшая, такая хорошая девочка, ушла из семьи. Возвращали, но с помощью психолога. Через год терапии, это был совершенно другой ребенок, который адекватно воспринимал, что не она пуп земли, не она центр, а мама тоже имеет право на счастье. Они же эгоисты, ну как бы. Дети по сути своей эгоисты, они такими должны быть, чтобы весь мир вращался вокруг них, чтобы они вырасти могли в этом мире. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да, как раз подростковый возраст - это возраст эгоцентризма. И дети, таким образом, они заявляют, заявляют, и они хотят действительно быть центром, у них обостренное желание быть значимым. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Или вот еще пример, когда уходят из семьи, мальчики, кстати, чаще, при рождении младшего ребенка. Если большая разница особенно у детей, он чувствует себя ах не таким. Вот он одиннадцать лет был царь горы, а тут появляется еще кто-то, с ним надо комнату делить, а ком-то заботиться, если переломить в этот момент, объяснить ребенку, что я тебе родила, возможно, лучшего друга на всю жизнь, и я так сделала не только для себя, но и для тебя в том числе. С одной стороны это вроде как ограничивает его свободы, с другой стороны, это позволяет ему быстрее повзрослеть, быстрее принимать взрослые взвешенные решения правильные, и бороться со своим эгоцентризмом, это тоже важно. Телефон студии - ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть и чат у нас два четыре три пять. "Думаю, надо воспитывать у детей чувство долга, учить заботиться о родных и близких, понимать, когда они делают больно", - абсолютно верно. "Это не просто родителям и другим близким, надо своим примером воспитывать и дружить с детьми, критиковать эгоизм. Олег, Бровары", спасибо. "В тринадцать лет почти убежала из дома, украла деньги у родителей, но после наказания и осознания вины, меня игнорили, не разговаривали вообще, а если говорили - сплошные унижения", вот так вот. "Нужно детям давать шанс исправиться и поддержать в такие моменты. Плохо, когда родные люди не могут поддержать". Ну почему не могут, не хотят. К сожалению, адресатка наша не подписалась, но понятно, что это женщина. Тринадцать лет - критический возраст.

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Вот это как раз о том, что дети требуют, имеют потребность... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Осканочка, мы еще успеем принять звоночек, непротив? 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Алло, здравствуйте. Вы в эфире. 

Слушатель: Алло. Добрый день. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Здравствуйте. 

Слушатель: Звоню из Киева, меня зовут Олег. Скажите, пожалуйста, вот такая ситуация: у нас с дочкой сложные отношения, она взрослый человек, у нее двое уже детей, двое моих внуков, но она очень сильно ограничивает наше общение с внуками. И я вижу, что это тяжело воздействует психологически на старшего внука, он стал замыкаться, нервный, раздраженный, постоянно в состоянии истерики. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  А сколько старшему мальчику лет? 

Олег, слушатель: семь лет.

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Семь лет. А младшему? 

Олег, слушатель: А младшему только семь месяцев. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ага, то есть новорожденный. Спасибо большое, переадресую вопрос к Оксане. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Вопрос, почему дочь ограничивает общение с дедушкой бабушкой? 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Наверное, что-то ее не устраивает, а может быть это месть за свои детские обиды, тоже такое бывает. И потом смотрите, ребенку младшему семь месяцев всего, она еще в послеродовом стрессе. Надо понимать, что она толком не спит, вовремя не ест, она в сплошном стрессе. Мне кажется, подождите немножко, окажите ей всевозможную помощь, предложите ей гулять с детьми, чтобы она могла душ спокойно принять. Потому что все, кто был мамами, помнят это сумасшедшее время, когда тебе ни поесть, ни поспать, просто ты принадлежишь этим детям, тебя как будто нет вообще. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Хотя, с другой стороны наоборот помощь бабушек и дедушек в этом возрасте... 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Неоценима просто. 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Да. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Я же говорю, помогайте дочери и даст она с ними общаться,  я думаю, что это совершенно рядовая ситуация, если это просто накопившийся ее стресс, то она вот, возможно, немного болезненнее, чем обычно реагирует на какие-то замечания, ведь всегда же дедушки с бабушкой лучше знают как кормить, как пеленать... 

Оксана ОДИНЦОВА, психолог: Или балуют внуков. 

Анна СОЛНЦЕВА, ведущая:  Ну само собой, ну на то они и нужны. Вот такая у нас сегодня была с вами тема, такая она и сложная, и никуда от нее не денешься, и собственно, никуда абсолютно. Мы должны с ней жить и наших детей вытаскивать из подобных ситуаций. У нас была с вами Оксана Одинцова. А впереди у нас вами замечательный длинный вечер. У нас пошел дождь на улице, не знаю как в других городах, которые меня слышат. Но когда я ехала на эфир, была очень сказочная такая осень, асфальт блестел и как зеркало отражал фонари, которые вокруг, люди почему-то улыбались, несмотря на холодную воду, которая лилась с неба, и так хотелось, чтобы подольше задержалось это воскресное настроение. У нас с вами всех есть люди, которых мы любим, обнимайте их почаще, как можно чаще, не забудьте пожелать им доброй ночи, спросите, как у них прошел день, и возможно, ваш вопрос сегодняшний к ребенку, внуку,  племяннику, соседу, позволит ему остаться в семье, позволит ему поверить в то, что он не безразличен, ему не нужно искать далеко людей, которые будут его любить, а они рядом. В следующую субботу, во-первых, в следующее воскресенье все-таки, мы будем говорить с вами о сексе, я выполню свое обещание и не поддамся ни на какие провокации, а в субботу мы с вами будем говорить о детях и модельном бизнесе. У меня в гостях будет Татьяна Савченко и еще один психолог. Я думаю, что у многих наших слушателей свое мнение о детях-моделях. Сегодня с нами была Оксана Одинцова. Большое спасибо, Оксана, за такую замечательную, содержательную, неспешную беседу. С вами была я, Анна Солнцева. Искренне вас люблю. До следующей субботы.

Читать все
Читать все