СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Всерьез обсуждается возможность полного отключения России от интернета"

"Точка зрения"Киселев: "С пропутинским большинством в России ничего сделать невозможно"

Стенограмма эфира "Точки зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шестнадцать часов три минуты в украинской столице. Добрый день, дорогие друзья. Это программа «Точка зрения», как обычно в это время в прямом эфире на радио Вести. Сегодня в студии Олег Билецкий и Юлия Литвиненко. И наш гость, человек, которого мы будем пытать на предмет его точки зрения. На тему сегодняшних событий будет высказываться известный, популярный, украинский телеведущий и журналист – Евгений Киселев у нас в гостях. Здравствуйте.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Здравствуйте. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Значит, Евгений Алексеевич, я вам вот что скажу. Тут комментировали и обсуждали мы назначение Елены Бондаренко на пост главы Украинского Медиа Холдинга. И тут, когда я в частной беседе своим друзьям сказала об этом, то реакция была такая. Ну, если учесть, что до недавнего времени этот холдинг возглавлял сам Курченко, то назначение Бондаренко, это очередной прогресс.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Вы знаете, ничего не могу по этому поводу сказать. Если вы ждете от меня комментариев – у меня их нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А в России Медиа Холдинг, там вообще Алина Кабаева возглавляет. И ничего. 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Подождите. Давайте не будем, что называется путать наших зрителей и путаться сами. Есть хозяин, который иногда бывает председателем совета директоров, а иногда вообще никакой должности не занимает, но хозяином остается. Это его право. Мы знаем крупные бизнес структуры, в которые входят десятки компаний, бывают объединены в едином холдинге. Бывают, что они в холдинге не объединяются. А у каждого вида собственности, принадлежащего какому-нибудь крупному капиталисту, есть отдельные структуры, медийные активы в одном месте, нефтяные в другом, электрические в третьем, строительные в четвертом, недвижимость в пятом месте. И везде свои председатели, генеральные директора, управляющие и так далее. Я вот я не знаю, как в действительности организована структура активов, которые раньше принадлежали Борису Ложкину, и насколько я помню, там часть принадлежала нынешнему Президенту, Петру Порошенко. Но он раньше всех это продал. Может быть председатель совета директоров, может быть при этом управляющий директор, или генеральный директор или председатель правления. Всякий раз это предполагает определенные нюансы управления. Вообще не видя управляющих, простите, не видя уставных документов об этом судить не берусь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну ладно. Суть, на самом то деле, не в человеке.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Наверное, история про то, что может быть у кого-то перед Еленой Бондаренко были какие-то обязательства. Насколько я понимаю, она не идет в парламент. Надо чем-то заниматься в новой пост парламентской жизни. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В парламент.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Ну и получила она такое предложение. 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Возможно, у нее возникла реальная работа. То ли синекура. Не знаю, посмотрим.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Как мне кажется, все-таки две плоскости. Если Евгений Алексеевич вы говорите, там о бизнесе. Это может быть и недвижимость и прочее. Это такой бизнес-проект. Но если мы говорим о медиа, то тут возможно есть какая-то и политическая составляющая.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Управлять медиа – это тоже вещь, требующая определенных знаний, навыков, умений, опыта. При всем моем уважении кто-то может любить, кто-то не любить Елену Бондаренко. Для кого-то она воплощение всех возможных грехов, которые тянутся за Партией Регионов и за ее статками. Кто-то симпатизирует Елене, быть может, как молодой красивой женщине, как мне кажется в некоторых своих проявлениях вполне искренней. Мы можем не разделять чьи-то взгляды, но с порога не надо отказывать, в том, что не искренне. Не знаю, давайте не будем в это углубляться, мы время теряем. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте, раз уж, нет, раз уж о женщинах пошла речь, давайте-ка джентельмены, мы вот о чем поговорим. Мы говорим практически накануне президентских выборов, президентская кампания в разгаре, что называется.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Президентских? Парламентских.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Парламентских, простите. 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Вы меня напугали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, у нас так часть, что может быть я даже не ошиблась. Неизвестно, чем через полгода будет. Не в этом суть. И так, парламентские выборы у нас на носу. Вот риторика партий и, собственно говоря, кандидаты, участники парламентских выборов, кандидаты на кресла в парламент. Нет ведь на Украине ни одной на самом деле я бы не искала партии, отражающих интересы женщин. Но, тем не менее, даже в период президентства Кучмы такая партия была, «Женщины Украины» она называлась. Как вы думаете, у нас, что действительно в политике так много мужчин, которые никогда не уступят даму в политике, пропустить вперед.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Вы знаете, я не люблю все эти игры в гендерные партии – мужские, женские, детские, старческие, подростковые. Не знаю, объединяющие сторонников однополой любви. Я считаю, что все-таки политика – это дело, в котором должны участвовать наравне мужчины и женщины. Состязаться если угодно. Я понимаю, что в каком-то смысле это отражает ситуацию в обществе. Бывает, это отражает обществе, в котором сверху донизу пронизано мужским шовинизмом. А бывают общества, в которых в некотором смысле матриархат. Мы видим, что, например, во многих странах северной Европы по тем или иным причинам женщины играют значительно большую роль в политике, чем скажем в странах Средиземноморского бассейна. Не говоря уже о старых, очень редко можно встретить страну где-нибудь на востоке, в Азии, в Африке, где женщины играли бы заметную роль в политике. Конечно, мы помним исключения из общего правила. Поэтому считаю не нужным нам никакие гендерные партии, женские. Против я этого.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вы?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Неправильный путь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, хорошо, а если бы Президентом Америки стала бы Хиллари Клинтон, вы то же бы выступали против?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Нет, почему? Ну и на здоровье. Не то, что она женщина. Потому что она опытный политик. Я думаю, что, кстати, на сегодняшний день у нее самый высокий шанс. Она кстати не объявила, насколько я помню еще официально о том, что она будет бороться за пост президента США. Но все мои американские знакомые в основном это люди из мира журналистики, политологии или политики. Они в общем все сходятся во мнении, что де-факто ее предвыборная компания уже начинается. И вот вот она об этом объявит официально. Хотя, конечно, же всегда есть какой-то шанс, что поменяется и она не будет баллотироваться. Но, скорее всего будет, и скорее всего. Но вот эта ситуация как с Кличко в боксе. Эти говорят, что бокс супертяжелого веса пришел в некотором смысле в упадок, потому что когда там есть два брата Кличко уже бесполезно в эту игру играть. Нужно подождать, когда они сойдут в силу естественных причин, со сцены. Так, знаете ли, в разных видах спорта бывает, когда кто-то доминирует на данной арене, да? Не буду сейчас углубляться в перечисление этих примеров, но вот Кличко мне кажется, простой понятный пример. Сейчас в американской политике такая ситуация, чуть-чуть напоминающая ситуацию с Кличко, да? Серьезный кандидат будет пропускать ход. Те люди, у которых есть большие амбиции, проиграть на выборах – это очень плохая история. Лучше подождать четыре года и баллотироваться, предположим, в следующем цикле. Потому что, если Хиллари Клинтон станет президентом США, то не исключено, что она станет им всего лишь на четыре года. Потому что идти на второй срок ей может помешать возраст. Ведь она уже женщина не молодая. Только один президент в истории Америки был старше ее совсем чуть-чуть. Это Рональд Рейган. Рейгану было семьдесят, когда он стал президентом. И она станет президентом, кто ей будет неполные семьдесят, скажем так. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот это как раз не помеха. Мы продолжим наш разговор. Напомню, что мы сегодня выслушиваем точку зрения на текущие события известного украинского журналиста и телеведущего, вы не исправляете меня Евгений Алексеевич, значит, так тому и быть. Триста девяносто сто четыре и шесть – это телефон прямого эфира. Евгений Кисилев у нас в студии. Ну а вопросы мы будем задавать вдвоем. Сегодня Олег Билецкий и Юлия Литвиненко в студии. Возвращаемся буквально через мгновенье. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Итак, мы продолжаем. Это радиостанция Вести. Олег Билецкий и Юлия Литвиненко. И в гостях у нас сегодня телеведущий и украинский журналист Евгений Алексеевич Киселев. Евгений Алексеевич, вот раз уж мы заговорили по поводу выборов, да? Парламентских? И того, как они должны буду проходить на Донбассе, в отдельных районах. Мы помним, что Минские договоренности и согласные этим договоренностям позже появился вот этот вот закон об особом порядке местного самоуправления, согласно этому закону седьмого декабря в отдельных районах Донбасса должны все-таки состоятся выборы в органы местного самоуправления. Сегодня мы услышали заявление премьер-министра так называемой ДНР Александра Захарченко. Он сказал, что никаких выборов украинских не будет. Они будут сами проводить выборы и так далее. Вот.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Второго ноября?

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, да. Как с этим?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Читали. Слышали. Ну как с этим быть? Ну, понятно, что есть соглашение, написанное на бумаге. А есть реальная жизнь, реальная политика. Вот в реальной политике играют в другую игру. Вне подчинения этих регионов. Тем решениям, которые принимаются на переговорах в Минске или на каких-то еще переговорах. На тех переговорах, которые якобы какие-то высокопоставленные украинские представители за закрытыми дверями ведут с высокопоставленными представителями в Москве. Или вот в тех телефонных разговорах, о которых, например, глава президентской администрации России генерал Иванов рассказал в недавнем интервью, что вот постоянно чуть ли не каждый день ведет переговоры телефонные с Борисом Ложкиным, главой Администрации Президента Украины. Мы же не знаем, о чем они разговаривают. Только догадываемся. Но ясно, что в реальной жизни мы имеем этого самого Захарченко, который говорит, что в гробу я видел, если переводить на человеческий язык, в гробу я видал эти Минские соглашения. В гробу я видал всякие законы, которые там принимают в Верховной Раде в Киеве. Вот. Мы будем свои выборы проводить второго ноября. Что это означает? Ну, во-первых это означает, что либо Москва не вполне контролирует своих назначенцев в этой самой Лугандонии. Либо имитирует это обстоятельство. Здесь может быть гораздо более тонкая игра. Насколько я понимаю, господин Захарченко был командирован по сути дела туда из Москвы после того, как предыдущие более строптивые и менее управляемые руководители себя не оправдали. И в частности довели ситуацию до того кризиса, который случился в августе, когда по сути дела без необъявленного вторжения российских войск антитеррористическая операция на востоке Украины могла бы закончится полным разгромом так называемых ДНР и ЛНР. Так что я не очень верю в то, что господин Захарченко не управляем из Москвы. А скорее верю в то, что он опять-таки по отмашке оттуда демонстрирует некую независимость. А после российские переговорщики на этих тайных и явных, в ходе этих тайных и явных переговоров будут разводить руками и говорить, ну слушайте

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Так хочет народ Донбасса.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Да. Народ Донбасса так хочет. Его лидер, который, мы его не можем заставить.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Ну хорошо. Тогда это такая данность получается, да? Закон три года, по закону этот особый статус и так далее. И мы видим, что там происходят какие-то вещи, абсолютно на первый взгляд не зависящие не от Киева, понятное дело, ни, казалось бы, от Москвы. Через три года с чем мы столкнемся в таком случае? Потому что никто не может ответить.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Не военный эксперт, никто. Если не военный эксперт, никто не может ответить, почему же я могу ответить. Я ж не Господь Бог.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А журналистское чутье? 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Журналистское чутье мне подсказывает, что три года такая дистанция сейчас во времени, мы не знаем, что будет весной.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня вечером мы не знаем на самом деле.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Понятно. Потому что сейчас невозможно предсказывать развитие ситуации даже на короткую перспективу в силу многих обстоятельств. Мне ясно одно. Мне ясно то, что господин Путин не перестал мечтать о том, чтобы поставить Украину под свой контроль теми или иными способами. Или на худой конец, как об этом, кстати, на мой взгляд очень интересно написал на Украинской Правде львовский журналист и политолог Тарас Возняк. Как такую программу минимум видит Украину ослабленную, разрозненную, превратившись в такую Боснию-Герцговину, как некое буферное государство между Россией и Западом. Вот это мне абсолютно понятно. Дальше наступает решение каких-то тактических проблем для Владимира Владимировича. Вот смотрите, вчера в Киеве с вечера пошел дождь, ливень можно сказать, гром гремел, всю ночь шел. И пол дня идет. Сейчас немножечко успокоилась погода, но ясно. Наступило ненастье, осенняя распутица. Что это значит? Это значит, что целый ряд сугубо военных задач решать сложно. Это кстати военные эксперты давно говорили, что если каких-то поставленных стратегических задач, и среднесрочных задач Россия в военном отношении не добьется, то, скорее всего, возьмет паузу до весны. Так что сейчас сложности для работы авиации, артиллерии, в воздушной, космической разведке. Знаете сплошная облачность. Этому не способствует передвижению войск и бронетехники тоже осень и зима не очень способствует. Особенно осень. Зима может оказаться теплой. Знаете, тоже слякоть кругом. Лучше подождать до весны. А там глядишь, опять начнется активная фаза необъявленной войны, и опять будут растоптаны все предварительные и предыдущие договоренности.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Ссылаясь на заявление вот, например, таких как Захарченко, правильно понимаю?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Ну, к примеру, ну к примеру. И, опять-таки, будут и Киев, украинское правительство, украинского Президента, украинское руководство пытаться, что называется, носом в это тыкать. Вот смотрите, вы не контролируете ситуацию, это же ваша территория, да? Вы вот там законы принимаете касательно того, что должно на этой территории происходит. А в результате эти законы не выполняются. Знаете, здесь сложная игра, где сегодня договорились, завтра друг другу спиной повернулись, а после завтра кто-то кого-то в спину ударил.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая Давайте про осеннюю распутицу в Петербурге. И вот о прошедшем марше мира. Как вы думаете, насколько влиятельны вот эти движения в России могут оказаться?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: К сожалению, не влиятельны. К сожалению, когда я с удовольствием смотрел на то, что происходит в Киеве, в Москве, что люди выходят на улицу, протестуют и выходят значительно большем количестве, чем скажем, выходили в иные времена, когда все Путина любили. Знаете, вот во всем этом как бы это вам сказать, и не хочется пинать моих можно сказать уже бывших соотечественников. Я как то себя стал в последнее время немножко отделять от России. Страна, в которой я родился, в которой прошла большая часть моей жизни. Но сейчас я живу и работаю в другой стране. И мне не хочется, повторяю, пинать российских оппонентов Путина, оппозиционеров, тех, кто организовывает эти замечательные шествия, митинги и кто пишет замечательные протестные тексты в Интернете. Но где же вы раньше то были? Вот хочется снова вернуть. Куда не плюнь, через одного, через одного или там двое из трех говорили, какой Путин замечательный. Дифирамбы ему пели. Как мы замечательно живем при Путине. Как все правильно он делает, какой он бодрый, молодой, энергичный, спортивный и сексуальный. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Думаете, слишком поздно или это как раз тот случай, когда никогда не поздно?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Ну, я думаю, что слишком поздно. Я думаю, что значительная часть российской политической элиты и интеллектуальной элиты, оппозиционной элиты – она была правильна и труслива. И не хочу называть конкретные фамилии, но там были и политики, которые поддерживали Путина и говорили, вот Путина в президенты, а мы пойдем поддерживать президента в Государственную думу, и которые служили ему верой и правдой, занимая высокие, разные высокие должности. Всякие были. И те, которые пропутинские тексты писали. Ладно. Как говорится, Господь рассудит, потом всем воздаст должное. Но повторяю, сейчас, на мой взгляд, вся эта история достаточно маргинальная. Можно спорить, восемьдесят четыре процента поддерживают Путина или сорок четыре процента. Но ясно, что большинство пропутинское. И ничего с этим пока поделать боюсь невозможно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы обратимся к нашим слушателям. Вы позвоните нам по телефону триста девяносто сто четыре и шесть, и в следующем блоке вы можете высказать свою точку зрения или задать вопрос известному журналисту, телеведущему Евгению Киселеву. Возвращаемся через пару минут. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему то мне подумалось, что на самом деле советский призыв «Храните деньги в сберегательных кассах» он звучал гораздо более честнее, чем «Храните деньги в украинской гривне», или я ошибаюсь?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Почему вам вдруг такая мысль пришла в голову?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Потому что такая жизнь.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Не к ночи будет помянуто. Сберегательная касса времен СССР?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Во всяком случае, в этом было больше искренности, если хотите. Чем храните деньги в национальной валюте.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Вы помните, чем закончилось для счастливых обладателей сберкнижек сберегательного банка СССР. Они держали там свои трудовые сбережения.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а чем закончатся трудовые подвиги Национального банка Украины, как вы думаете?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Ну, давайте пока не хоронить Национальный банк Украины. Это не патриотично с нашей стороны. Но вот сегодняшнее заявление министра финансов Александра Шлапака о том, что уже нынешней неделе будет стабилизирован курс гривны в пределах тринадцать – тринадцать с половиной за доллар.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Откуда такой оптимизм?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Да, мне кажется чрезмерно оптимистичным. Ну, я понимаю господина Шлапака. Министру финансов по должности полагается выражать оптимизм. Как впрочем и представителям Национального банка Украины. Потому что если руководители финансового сектора государства начнут давать пессимистические прогнозы, то народ вообще ломанется, что называется забирать все деньги, какие у них есть. Мы же с вами знаем, сколько сейчас можно снять денег.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот я только хотела сказать. Народ может и ломанется, да кто же ему даст?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Это же не случайно сейчас такие ограничения введены. У вас может быть какая угодна сумма на счете в том или ином банке. И, слава Богу, там рядовые граждане, физические лица в Национальном банке деньги не держат. Он для другого существует. Но мы же прекрасно понимаем, что можно пойти тысячу гривен снять, ну две тысячи, максимум. Даже если у тебя там очень много лежит этих тысяч. Это все делается для того, чтобы не совершались так называемые набеги на банки. Есть такой термин «набег на банк» - это когда ни один банк не рассчитан на то, что одномоментно придут все вкладчики и начнут требовать свои деньги назад. Всегда есть какое то допущение. Те банки, которые покрепче стоят на ногах, у них, как правило, больше резерва. Больше свободных денег, которые они могут выдать. Но вот никогда бывает так, что ровно все деньги. Банк этими деньгами работает, дает кредиты, прокручивает их, как говорится. А сейчас вот такая ситуация, что как раз действительно есть угроза тотального банковского набега.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Мы думаем, что уже так происходит.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: И я не знаю, что там с коридором тринадцать – тринадцать с половиной, но по моей чисто бытовой информации на черном рынке дешевле, чем за пятнадцать и два доллар не купить. Но очень многие люди сейчас свои скромные гривневые сбережения достают из кубышки и пытаются обратить в доллары. Что естественно тоже подогревает рынок и подталкивает доллары вверх, а гривну вниз.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А смотрите, какой любопытный вопрос возник у нашего слушателя. После выпуска новостей. Скажите, пожалуйста, сразу, где можно узнать о получении возмещения двадцать процентов за покупку твердотопливного котла. А откуда возмещать будет держава эти пресловутые двадцать процентов?

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Не знаю. Может быть какой-нибудь специальный фонд будет создан. Правда, не знаю. Но раз руководители правительства такие заявления делают, наверное, у них существуют где-то в голове или на бумаге.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас этих лишних двадцать процентов меряно немерено. Вот дело – котел, дело - котел. 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Давайте мы не будем нагнетать паническое настроение.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы вопрос просто задаем. 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Мы просто с вами, господа, должны понимать, что очень тяжелая экономическая ситуация в стране. Что по сути дела вся промышленность на востоке встала. Урожай не собран. Проблемы с поставки энергоносителей. Вообще запросто могут отключить газ, идущий из востока, из России. И такая ситуация тоже как мы все прекрасно понимаем, возможна. Инфляция. Падает гривна. И прочее, и прочее, и прочее. Понятно, что впереди очень тяжелая зима. К этому надо быть готовым. А то, что котлы нужно было ставить, господи, так об этом говорилось Бог знает когда. И уже программа такая на самом деле при кровавом диктаторе Януковиче, такая программа, если мне память не изменяет уже в правительстве, в Азаровском правительстве, и в той администрации у кровавого диктатора Януковича обсуждалась, если мне память не изменяет, еще в две тысячи десятом году, в первый год его избрания Президентом. И, разумеется, там какими-то лоббистами, которые не были в этом заинтересованы, была абсолютно на корню похоронена. Может быть не похоронена, может быть где-то это программа перевода домохозяйств на индивидуальные системы отопления, обогрева была выполнена. Может быть, даже стимулы для этого были придуманы. Но в принципе это давно нужно было делать в больших и малых городах. Потому что такие самые гигантские системы центрального отопления – это вчерашний день. Мы все с вами знаем. Едим в Европу и видим, что в Европе происходит? Даже в самых благо состоятельных кварталах какого-нибудь Лондона или Парижа. В дорогих кварталах, где недвижимость миллионы евро или миллионы фунтов стерлингов, в квартирах и домах стоят котлы индивидуальные и никто не от каких систем центрального отопления не зависит. Не говоря уже о домах загородных, которые находятся за чертой больших мегаполисов. То же самое. Или котлы, куда подведены газовые магистрали, коммуникации либо просто огромный резервуар, куда заливается на зиму солярка в огромном количестве. И все прекрасно себя чувствуют. И знаете, вот это вот история столетней давности история – ура, ура, у нас центральное отопление, нам не надо печку топить. Это было актуально и здорово где-то там в двадцатые и тридцатые годы прошлого века, там дом с центральным отоплением. А жизнь, цивилизация вносит свои коррективы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В домах будут котлы, а в киевском метро появятся кинологи с собаками.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Кинологи с собаками давно пора на самом деле.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Эти участившиеся заявления, анонимные звонки о заминировании то там, то здесь. То станции метро, то магазин, то телекомпании. 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Напомню, сегодня львовский аэропорт минировали. Ну, сообщали, имеется ввиду.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: К чему готовят вот эти анонимные звонки? Предупреждение такого рода? 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Вы знаете, если исходить из наихудшего сценария, готовят к тому, что в один прекрасный день. Это как про мальчика, который кричал «Волки, волки». В один прекрасный день волки пришли и его съели. И никто не пришел на помощь. Вот в один прекрасный день это тревога будет реальной. А все отнесутся к этой тревоге спустя рукава. Ну, слушайте, когда идет такая война, какая идет сейчас на востоке Украине, а считаю, что война, в общем-то продолжается. Мы же все видим, как не исполняется перемирие, как продолжаются обстрелы, столкновения. Гибнуть люди. Из-за того, что это война, а тем более раз ее гибридная, мы ее привыкли называть гибридной, она может принять ужасную, уродливую форму. Поэтому, я считаю, что чем раньше правоохранительные органы в Киеве, в других городах Украины, органы безопасности и прочие ведомства, которые отвечают за предупреждение терактов, начнут этим заниматься всерьез, тем лучше. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну что ж, мы отдаем следующие несколько минут нашим слушателям. У нас остается минута для того, чтобы мне напомнить номер телефона – триста девяносто сто четыре и шесть. Следующие пятнадцать минут принадлежат исключительно слушателям. На ваши вопросы и комментировать вашу точку зрения будет журналист Евгений Киселев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На радио Вести, в программе «Точка зрения» сегодня Олег Билецкий и Юлия Литвиненко, Евгений Киселев.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, его точку зрения имеем возможность представить вам. Также есть у вас еще одна возможность, уважаемые слушатели, задать свои вопросы Евгению Киселеву – триста девяносто сто четыре и шесть. Код столицы Украины – ноль сорок четыре. Есть пару звонков, я так понимаю. Здравствуйте. Кто вы и откуда?

Александр, слушатель: Здравствуйте. Я Александр. Евгений, скажите, пожалуйста, ваше мнение, это можно или нет. Я по поводу шайки-лейки, которая ездила в Государственную Думу. Я сегодня стоял на Центральной площади Днепропетровска, мы прощались с погибшими солдатами, вы знаете. И я вспомнил за этих ребят, которые ездили в Государственную Думу. Скажите, можно хотя бы демонстративно наказать, хотя бы забрать зарплату, или то, что хочет сделать Турчинов. Это же крик души, вы понимаете, когда смотришь на это все, они катаются и их стоя приветствуют. Пожалуйста, ваше мнение.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Вы знаете, у меня к этому довольно сложное отношение. Ну конечно такая первая эмоциональная реакция – ну как же можно ехать куда-то туда, в столицу государства, которое по сути дела ведет войну против твоей Родины и что-то делать. Неважно там, выступать или не выступать, или встречаться, какие-то там переговоры вести или не вести. Но понимаете, ведь с другой стороны чуточку более сложная. Вот мы понимаем, что такие переговоры по телефону между Порошенко и Путиным или между главами их администраций. Вот согласитесь, что ситуация не такая простая как она видится на поверхности. Вот вы взрослый человек, вам приходилось наблюдать за тем, как, например, распадаются семьи, как рушатся браки. И ведь очень часто, неважно почему, что явилось поводом. Он ей изменил, или она ему или может быть просто.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не сошлись характерами.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Не сошлись характерами, или что-то банальное произошло. Жена мужу сказала в десять раз, почему ты там забыл опустить сиденье на унитазе, а он психанул и хлопнул дверью. Или она в очередной раз трепалась со своей подругой по мобильному телефону, громко мешала смотреть его любимый футбол.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вынеси елку, вынеси елку. 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Не важно, да? И дальше там начинается – она взяла, хлопнула дверью и ушла там к подруге. Дальше начинается что? Она, может, ушла, но детей не забрала там, вещи не забрала. Она могла, может там, знаете, как Россия умыкнула Крым, аннексировала. Так и жена, может быть, угнала каким-то обманным путем таким, каким-нибудь подлым, зловредным способом его любимую машину забрала. При этом формально брак продолжает существовать. Я смотрю на отношения между Россией и Украиной и вижу, что война идет, но она не объявлена. Война идет, но дипломатические отношения не разорваны. Война идет, но говорят, что по ночам ходит российский посол на Банковую. Но, правда, можно понять, почему по ночам. Наверное, днем боится, что его поймают и побьют. Кто-то куда-то едет, то ли Сурков говорят, известный российский политтехнолог и с не давних пор советник Путина, говорят, по всем вопросам связан с Украиной. Не вылезает из Киева. По другой версии к нему все время Ложкин летает. И вот какой-то процент населения, он, может быть, сидит и молчит, но ведь мы же с вами отлично понимаем, что есть определенный процент населения, меньше, чем он был раньше, которому не нравится ухудшение отношений с Россией. А если мы начнем дальше копать, посмотрим на крупнейшие российские, простите, на крупнейшие украинские финансово-промышленные группы, то мы увидим, что у всех у них есть зависимость от российского рынка, в большей или меньше степени. И для них полный окончательный разрыв с Россией означает как бы, ну если не крах их бизнеса, то по крайней мере. Вот как со всем этим быть? Я понимаю, что да, вот конкретный поступок господ депутат, которые отправились куда-то там в Москву, наказать их надо. Но за этим стоит очень сложная проблема отношений с соседней страной. У нее есть кстати и обратная сторона если угодно. Вот смотрите, есть другая крайность, когда люди говорят, а что там, в России нас вообще не должно касаться. Типа, давайте их игнорировать, и пусть там происходит все что происходит. А мы будем жить своей жизнью и как-нибудь кривая нас сама выведет в мир, демократию, в Европу. Я боюсь, что это тоже не правильная точка зрения. Потому что не бывает так, что вот в одной комнате тепло, а в другой, если там не стоит теплоизоляция, перегородка непроницаемая – холод. Минусовая температура. Понимаете, когда мы смотрим на то, что в соседней стране, огромной, неуклонным образом строится тоталитарный режим фашистского типа, которая отгораживается от внешнего мира, который отказывается от определенного набора цивилизационных ценностей, понимаете сейчас сюда посему начинается новая волна чисток и репрессий. Очень многие сходятся на том, что арест миллиардера Владимира Евтушенко – это сигнал к тому, что начинается новая волна чисток там, и вот эта история, которая сейчас в российской части интернета, которая тоже оживленно обсуждается, что вот вот отменят заграничные паспорта под видом обмена. То есть заставляют менять загранпаспорта, а новые кому то выдавать, а кому то нет.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Там бланка нет, и так далее.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Ну да. И всерьез обсуждается возможность полного отключения России от интернета и перехода на, по сути дела, на северо-корейскую модель. Я понимаю, что в наше время отказаться от интернета, это все равно, что когда то было отказаться от электричества. Это чудовищный ход в обратную сторону, наперекор, против течения, наперекор развития цивилизации. И я надеюсь, что до этого не дойдет. Но, господа, когда в соседней огромной стране такое происходит, с этой страной по сути дела нет никакой границы, границы открыты в прямом и переносном смысле этого слова, это тоже чудовищная проблема, о которой, мне кажется, тоже никто всерьез не думает. Типа, сами разберутся.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: И, исходя из этого всего, можно ехать, нужно было бы. Но мне представляется, что возможно тут обходимо было бы и объяснить перед тем предварительно как ехать, чтобы не было вот такой реакции.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Я тут с вами абсолютно согласен. У нас дефицит объяснений, на мой взгляд везде. Но посмотрим, конечно, я например, с большим интересом и нетерпением жду объявленной на четверг пресс-конференции Президента Порошенко, потому что масса вопросов, он вправду давал интервью нескольким украинским журналистам. Мы имели возможность его посмотреть вечером в воскресенье. Но мне кажется, там было очень много слов, и очень мало конкретной информации. Это такое первой впечатление, такой осадок у меня остался, что очень много хороших слов, и очень мало ответов на серьезные вопросы. Посмотрим. Но это касается и Президента, и премьер-министра, и представителей разных политических сил, которые в той или иной степени находятся в оппозиции. Сейчас вообще трудно понять, кто у нас в оппозиции, а кто не в оппозиции.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, не будем дальше.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Отдельная тема такая.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Может успеем последний звонок. 

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Да, давайте. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте. Кто звонит?

Вячеслав, слушатель: Здравствуйте, я из Киева. У меня вопрос, почему нельзя, все вопят, что вывозят оборудование, уголь, но расстреливать его не нужно. Этот конвой. А почему просто не перегородить дорогу танками и не пустить?

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Да, понятно. Времени мало, спасибо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Минута на ответ.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Слушайте, гуманитарный конвой переходит через границу между Россией и Украиной, где в реальной жизни уже не существует, где нет никаких танков и никаких подразделений украинской армии, которые могли бы перегородить кому-то дорогу. Если попытаются танками перегораживать дорогу этому самому конвою, 

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Дальше понятно

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Слушайте, ничего невозможно сделать. Де-факто, эти отдельные регионы как там в законе сказано.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Особый статус, да.

Евгений КИСЕЛЁВ, гость: Отдельные регионы Донецкой и Луганской области де-факто не контролируются, к сожалению, украинскими властями. И при всем желании какие угодно, вот это самая история про гуманитарный конвой, это история для внешнего потребления, чтобы отдельные доверчивые политики, в основном живущие к западу от границ постсоветского пространства, развесив уши, слушали бы сладкие речи о том, что вот Россия помогает бедным жителям этих самых отдельных регионов? гуманитарный груз. И так далее.

Олег БИЛЕЦКИЙ, ведущий: Цель понятна. Евгений Киселев сегодня у нас в гостях. Телеведущий и журналист. Мы прощаемся с вами Олег Билецкий и Юлия Литвиненко. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы не прощаемся, мы говорим до новых встреч. Евгений Киселев в этой студии. До скорой встречи, приятного вечера всем, кто остается с радио Вести.

Читать все
Читать все