СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Не надо путать Россию с ее властью - это две разные истории"

"Точка зрения"Рыковцева: "Нельзя осуждать россиян, против них применили психическое оружие"

Стенограмма эфира "Точки зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шестнадцать часов и три минуты в украинской столице. Здравствуйте, все говорю радиослушателям Радио Вести. Я невероятно рада сегодня видеть, ну я бы сказала так, объективного телекритика, человека, которому не все равно, что происходит на экранах телевидения как в России. Так и в Украине. Мы будем говорить сегодня с журналистом «Радио Свобода», друзья, Елена Рыковцева сегодня проездом из Москвы.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Здравствуйте. Почему проездом? Я специально приехала в Киев на конференцию, на целых три дня.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, я так надеялась.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Никаким не проездом. Нет. Не дождетесь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И так, Елена Рыковцева. Я, вот, позволю себе несколько… Понятное дело, что мы будем говорить о состоянии дел на телевидении в том числе, но вот я хотела, чтобы вы, как телекритик, оценили формат. Идущий сейчас в прямом эфире пресс-конференции Президента Порошенко. Вот как вы находите, все, что происходит, вот эта возможность общения с президентом? Сравнить пресс-конференцию Президента Украины и Президента России или Президента Соединенных Штатов?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Ну вы знаете, да, я посмотрела, надо сказать. Вот вы меня не предупреждали, что надо смотреть. Я добровольно посмотрела с большим интересом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы по-другому не можете, вот так?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Нет, я могла по-другому, у меня же конференция. Я случайно после обеда пришла в номер, включила, увидела Порошенко и осталась и не пошла дальше на, вот, круглые столы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что так увлекло вас?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Потому что… Нет, ну это очень интересно, это очень важно, это редко, в конце концов первый раз. Он же в первый раз?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот в таком формате – да.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Вот видите, ну конечно я не могла не остаться в номере и не посмотреть эту конференцию, пока вы меня не увезли, не оторвали, просто вот с кровью не оторвали…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: От Президента.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: От Президента. От вашего же, ла. Диверсия, я считаю, против него была осуществлена. Очень хорошо, очень интересно. Ничего особенно нового по формату не было и в сравнении с тем же Владимиром Путиным, та же самая, в принципе, обстановка, все так же, все очень достойно. А чего у Путина? Нормальные же пресс-конференции. Нет никаких особенно… Ну, они очень комплементарные. Другое дело, что достаточно комфортные для Путина. Ну и Порошенко не терялся, и его тоже не доставали какими-то неприятными, нелицеприятными, неудобными вопросами. Тоже все было в достаточно таких разумных и комфортных пределах. Другое дело, что там был один момент, чисто технически, очень любопытный, когда совершенно неожиданно Порошенко, у него же прекрасный английский язык, по крайней мере – хороший, и он начал отвечать на английском языке корреспонденту, задавшему вопрос по-английски. И тут ваши не были готовы к такому повороту событий, переводчики и те, кто готовил эфир. Они не были готовы. Они долго-долго слушали по-английски. Вся аудитория слушала по-английски. Потом включается переводчик и тем, кто понимает, он уже просто мешал, потому что он не мог за ним угнаться, он не мог точно переводить, переводил какими-то обрывками. И, например, вот он, к сожалению, он закрыл, этот переводчик вот то, что говорил Порошенко по-английски. Что же было в этом гуманитарном грузе? Он говорил, что а там, вместо там продуктов, или эти фуры были наполнены… И тут переводчик перекрывает непонятно чем своим там, мычанием и я не знаю, что сказал там Порошенко. Вот вы мне, может, подскажите? Вы, наверное, тоже не знаете?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну я, да. Этот фрагмент…

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Надо будет посмотреть потом, что же он сказал, вот в этих гуманитарных фурах было, с точки зрения Порошенко.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А мы сейчас обратимся к слушателям, кто внимательно смотрел, слушал. Позвоните нам по телефону триста девяносто, сто четыре и шесть. Что же было в этом гуманитарном конвое?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: В гуманитарном конвое. А, нет. Я боюсь, что тут нам слушатели не помогут. Потому что точно так же, как мне перекрыл переводчик возможность услышать. Другое дело, что они, может быть, наши слушатели уже посмотрели в интернете, что было в этих фурах и вот, может быть, уже вот эта вот цитата уже прошла в интернете…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Президентский ответ, да.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: И они нам расскажут, раз. И второе, о чем я хочу попросить наших слушателей рассказать. У меня там завис спутник, видимо там, в гостинице этот канал, когда Евгений Киселев спросил, задал ему два вопроса. Евгений Киселев два очень хороших вопроса. Первый вопрос: как вы считаете, чего хочет вообще Россия добиться от Украины, чего она хочет получить, в конце концов, в конечном результате, от этого своего вмешательства?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И о переговорах он спросил, да? Бориса Ложкина.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Нет. Вот. Значит это получается уже три вопроса. меня меньше всего интересовал этот вопрос о переговорах. Порошенко ему очень хорошо ответил: переговоры идут всегда. И это жизнь, и это люди, надо разговаривать. А вот второй вопрос был очень интересный: чего хочет добиться Россия? И третий вопрос был: не считаете вы, что Европа слишком мало помогает Украине? Вот согласны ли вы с этим? И вот, на второй вопрос начал отвечать Порошенко. Он говорит: Слава Богу! Мне кажется, что политика России меняется. Потому что, поначалу военные российские ястребы… и тут у меня зависает этот телевизор гостиничный, и я ничего не знаю, вплоть до ответа уже на вопрос про европейскую помощь, которую он считает все-таки адекватной. Он говорит: Не надо ее недооценивать. Вся Европа взялась. Она, все-таки, помогла. Эти санкции. И вот, что, как поменялась политика России, если расскажут ваши слушатели, будет тоже очень хорошо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну и наш телефон – триста девяносто, сто четыре и шесть. Это телефон прямого эфира. Я напомню, что сегодня свою точку зрения будет высказывать Елена Рыковцева, телекритик, журналист, ведущая «Радио Свобода». Ну. Как давно, кстати, вы не были на Украине. Вот сейчас вы в течение трех дней и берете участие…

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Вот совершенно случайно. Вот вы знаете, что как раз у меня там был большой перерыв, несколько месяцев. Ну, если вообще говорить о моих поездках, я сначала не была два года. Потом я совершенно случайно, я поехала в командировку в Киев в Мае, попала уже совершенно случайно во Львов и в Одессу на эти события, известные второго Мая. Просто это случайно. Никто меня туда не отправлял в командировку. Еще говорили: вот вы журналистов отправляете в горячие точки. Нет, это было достаточно случайно, после двухлетнего перерыва. И сейчас, тоже неделю назад я была в Одессе, делала оттуда программу. Уже вот, через полгода после этих событий. Что говорят одесситы, как они себя чувствуют? Как они ощущают себя в этой Украине? Программа называлась «Одесские патриоты Украины». Вот такое новое явление появилось в Одессе, украинский патриотизм. Неожиданное для них самих. То есть, я была, ну буквально это было недели три назад. Второй раз после мая. Вот, так что уже третий в этом году.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Наблюдаете вы за изменениями в Украине? Вот они существенны?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: В чем?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В общественной жизни. Нет. В политической жизни.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Ну, она бурлит, по-моему, уже с две тысячи четвертого года, десять лет не прекращая. Чего там меняться? Ничего не меняется. Бурлит и бурлит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот наблюдаете вы изменения, которые, скажем, происходят в России? Марш Мира, например? Вот как-то существенно. Не показался он, он воздействует на политическую жизнь. Потому что мне показалось, что в этот раз как-то удалось толи российским медиа, толи, может быть, позиции Кремля свести до уровня каких-то маргиналов, которые пришли, вот вышли непонятно на что, зачем, недовольные, вот чем недовольные? Все хорошо. А вы тут ходите со своими транспарантами, плакатами. Эта часть, это тоже часть какой-то технологии, или это ошибочное мнение? 

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Вы знаете, ну давайте тогда просто разбираться, как они эти Марши Мира подают, как они их вот интерпретируют для своей аудитории. Марш Мира ведь второй. А первый был в Марте, связан он был с Крымом. Это был первый Марш Мира. Вот тогда они попытались, как они преподносили то Марш Мира? Они говорили: вот какие они странные люди. Чего это вот они, какую глупость они затеяли Марш Мира в то время, когда все в Крыму мирно закончилось. Потому что, то марш был посвящен, конечно, крымским событиям, что это может закончиться, вы помните, первого Марта принимают этот напугавший всех насмерть закон, разрешающий Президенту России вводить войска на территорию чужой страны. И вот тогда казалось, что война на пороге, ну вы помните. Мы там испугались, будь здоров в России после всего этого. И тогда казалось что это марш, который действительно должен предотвратить, вот, не дай Бог война. Им сказали: а что, вы посмотрите, какие дурачки пошли на Марш Мира. Никакой войны нет. Крым мирно отошел. Все хорошо закончилось, все счастливы. Тогда вот так они попытались дезавуировать этот Марш Мира. Сейчас просто, вот знаете, вот сейчас разве что, да, началась травля в социальных сетях, какие-то гонения, какие-то оскорбления участников, которые записывались, что они пойдут. Им начинали писать, что это марш предателей. Но все это как-то в этот раз закончилось именно социальными сетями. А это очень маленькая аудитория. В этот раз не было компании. Я не знаю почему, я не берусь догадываться. Не было никакой компании по телевидению против этого Марша Мира, возможно, потому что они не хотели о нем рассказывать вообще. Они не хотели его пиарить. Мои коллеги, которые работают, вот, отслеживают, вы все говорите, я телекритик, но я не телекритик. Я занимаюсь обзорами, скорее, я занимаюсь телепропагандой. Вот я смотрю пропагандистские телепередачи и пытаюсь, вот, хоть как-то анализировать, как они влияют на аудиторию. Вот этим я занимаюсь. Я не смотрю там, в таком рабочем режиме этот самый телевизор. Мои коллеги, которые отследили новости, прошедшие после Марша Мира, сказали, что о нем практически не упоминали. Какой-то чуть-чуть гадкий сюжет, как обычно, там что-то такое было. Два слова сказали, но акцента не было на том, что это марш предателей. Этого не было. Они постарались вообще-то его замолчать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не заметили.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Потому что трудно в этот раз было создать картинку, что он малочисленный. Он был очень многочисленный. Это пятьдесят, это очень много. Это было больше, чем в Марте. Это было для всех неожиданно, что больше, чем в Марте. Потому что настолько народ, так травили, так тюкали, так обзывали Пятой Колонной. Вы знаете, всех по очереди в друзья Хунты записывали, фильмы про них снимали, что казалось уже, что люди испугаются и не придут. Нет, не испугались, пришли. И пришло столько, что они, все-таки, посчитали нужным даже не раскручивать этот сюжет. Вот, по этому, я не могу с вами согласиться, что как-то они его обозвали кучкой… Они никак его не обозвали. Они просто сделали вид, что его не было. Россия, фактически, не узнала о том. Что был Марш Мира. Но у вас, в Украине узнали и теперь появился, знаете, такой новый пароль, как «У вас продается славянский шкаф?». Меня спрашивают: «вы из России?» – Из России. «На Марш Мира ходили?». То есть, каждый. Если вы говорите, что «я из России», то «ходили ли вы на Марш Мира?». Я ходила. И кто-то мне говорит: «Вам отдельный респект». А если бы я сказала, «я не ходила», не знаю, какая бы реагировали. Ну, надеюсь, что не побили бы, ну, как-то, может, разочаровались.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: я напомню, что сегодня Елена Рыковцева высказывает свою точку зрения. У вас есть возможность позвонить, чтобы ответить на поставленные нами вопросы в первой части программы. Триста девяносто, сто четыре и шесть – телефон прямого эфира. После небольшой паузы и свежих вестей мы вернемся в студию и продолжим наш разговор. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня журналист «Радио Свобода» Елена Рыковцева у нас в гостях. Вот, неожиданный вопрос настиг вас из Израиля. Есть у нас и там слушатели. Вопрос к Елене Рыковцевой: «Как обстоят дела с продуктами в российских магазинах? Как ассортимент? Убывает ли? Как цены? И позвольте вам комплимент. Я вас обожаю. Мне очень нравится, как вы ведете эфир. Вы ладите с любыми оппонентами». 

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Ой, спасибо вам большое. Мне очень приятно. Продукты есть. Все в порядке с продуктами, ничего не меняется в этом смысле. Ассортимент все тот же.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Пармезан. Есть ли пармезан?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Вы понимаете, какая проблема? Я, вообще-то, человек в быту очень не затейливый. Мне совершенно ничего дополнительного, лишнего не нужно. Если, ну конечно, вот, ну я бываю в ресторанах. Я покаюсь. И, конечно, если там пропадет чего-то там, ну типа мидий каких-нибудь тоже, опять же простых, мне будет горько и обидно, потому что я люблю эти макароны с морскими гадами, правда люблю. Но, вот, чтобы что-то такое пропало в моей домашней повседневной жизни из продуктов, это должно быть совсем все плохо, ну просто совсем плохо. Потому что, ну, такой у нас, дома, ассортимент не богатый. Мне так неловко в этом признаваться, ну чего там? Все я жалуюсь, вы знаете, наверное, на сыр. Да, сыр подорожал. Вот это я жалуюсь, потому что я его люблю, ем много и по этому, вот этот вот скрип мой доносится до моих читателей в facebook регулярно, что он очень подорожал. Потому что это, конечно, беспредел, что вы за триста… Раньше я его покупала самые простые сорта. Вы говорите – пармезан? Да пармезан – раз в сто лет. У меня однажды когда-то ребенок вот начал, салат цезарь научился делать по интернету и вот, она его что-то там пару раз делала и покупали пармезан, причем Белорусский, что самое смешное, и не дорогой. А вообще-то я его не покупаю в быту. Это все какие-то ресторанные вещи. И, в быту, самый-самый обычный Российский, Голландский. Вот, когда вы его покупаете, этот обычный сыр, по двести сорок рублей, а вам начинают его впаривать по пятьсот, тот же самый написано «Российский», только там какой-то Био, Российский Био – пятьсот, вот это вы уже разводите руками и начинаете чертыхаться, и ругать все на свете, и санкции. Ну, хотя санкции мы ругали с самого начала. Но, пока вот так. Пока какие-то виды продуктов подорожали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вы ругаете санкции, или вы ругаете Российские власти?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Нет. Ну, я ругаю. Я вообще не показатель. Я то сразу понимала, какое это безобразие, все эти санкции. Ну, вообще, давайте… это даже смешно. Мне эта история конфликта ясна уже год назад с этой отмоткой. По этому, я уже ничего не ругаю, я только уже наблюдаю на последствия. Чем там занимаются люди в магазине, я не знаю, когда это они все видят. Потому что интервью я у них в магазине не беру. Но то, что действительно на какие-то виды товаров цены повысились, это правда. Особенно это заметно. Мы в Москве. Понимаете, они очень хорошо знают, что Москва – город показательный, Москву нужно холить и лелеять. Москва будет последним городом, который пострадает. В Москве они будут соблюдать ассортимент. Они будут даже насильственно держать цены в Москве, хотя кое-что, вот, они удержать не могут. Но есть же Север. Есть же дальний Восток и там люди уже ощутили по полной программе, что это такое? Там же уже на кефир, на молоко, там уде на треть поднялись эти цены. Но, вот это посмотрим, что будет дальше? Еще раз хочу сказать, что Москва никогда не будет показателем. Всегда Москва была более благополучным городом и в советские времена, когда ездили туда колбасные электрички, и сейчас она будет до конца оставаться городом благополучным. По этому, вы лучше спрашивайте, эти вопросы задавайте не у меня, а у своих родственников, которые живут в других городах. Ни мне, вопросы задавайте не ни мне, а родственникам, которые живут в других городах России. Вот это мне самой интересно, как у них там дела обстоят с этим?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот есть ли у вас ответ на вопрос, который Киселев задавал Порошенко? Какова конечная цель Путина, когда он остановится?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Вы знаете, действительно было понятно, все это время было понятно, чего они хотят. Ну, понятно. Схема, по крайней мере в моей голове была такая. Всегда у меня было такое представление, что никакого Донбасса они, конечно, присоединять не хотят. Потому что зачем он им нужен? После того, что уже Крым, но не справляются с Крымом. Это уже всем очевидно, что это колоссальный удар по бюджету. В Крым совсем не те идут поступления, которые были обещаны. Совсем нет того роста зарплат и пенсий, который им был обещан. И то, что сейчас начинают раскочегаривать, расковыривать пенсионные какие-то фонды в России, и то, что людей начинают переориентировать, то, что страдают, кстати говоря, курорты Краснодарского Края, потому что переориентируются в профсоюзные фонды на Крым насильственным порядком. Это все. Крым уже очень-очень превращается для России в большую проблему. Богатая страна, но не на столько, что вдруг взять и начать содержать какой-то целый отдельный регион, явно за счет уже чего-то другого, за счет ущерба других регионов. Это недовольство будет нарастать. И взять себе еще и Донбасс? Нет. Таких сумасшедших там, конечно, не было. Но, дестабилизировать обстановку на Украине, вот это я понимала – цель. Вот сохранить эту горящую, гноящуюся рану, чтобы она постоянно подрывала, подрывала, подрывала, чтобы Украина не смогла вступать не в какие блоки. НАТО же требует, чтобы вас не было на территории, это ваша территория, это Украина. У вас там конфликт. Мы вас не можем принять. Вот для того, чтобы Украину не принимали эти европейские блоки, там, военные блоки. Для того, чтобы она постоянно… Постоянно создавать проблему вот, вот этим вот очагом. Я видела эту цель так. В чем она сейчас состоит? Я, как Порошенко. Видите. Вот мы не подслушали, что он сказал, не можем сравнить. В чем сейчас состоит их цель, я просто не понимаю. Возможно, они действительно не ожидали, что санкции окажутся такими тяжелыми. Они не ожидали, что они будут таки дружными. Они действительно думали, что ваши товарищи европейцы, дорогие друзья, зависимость от нашего газа так велика, что вы не поднимите руку на сотрудничество с нами вот в таком объеме, что вы побоитесь своих фермеров, которые пойдут на демонстрацию, что их лишили возможности продавать в России урожай. Нет, не побоялись. Объявили эти санкции, объявили всем миром буквально. Может быть это отрезвило, может быть. Я вот на это надеюсь, что не ожидали такого эффекта и что, возможно, эта политика дестабилизации будет пересмотрена и как-то они начнут отматывать назад, хотя очень трудно отмотать то, что вы уже наделали. Вы возбудили этих людей, вы собрали эти банды, вы их организовали, вы их вдохновили. Вы дали им веру в то, что вы их будете поддерживать до конца, до последней капли крови. Не знаю, как они будут отматывать назад. Но есть ощущение, что будут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Знаете, вот о состоянии дел на российском телевидении. Правда ли, что из российских новостей исчезли такие определения как Киевская Хунта, и что там?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Я, понимаете, что? Я вот все время призываю вас к тому, что не надо строить никаких иллюзий. Я знаю, что людям хочется верить, что эти определения исчезли, хочется верить, что там какая-то отмашка дана, что давайте эту компанию ненависти немножечко сводить на НЕТ, не сводить на НЕТ, но как-то, по крайней мере, ее уровень понижать. Но это очень, поверьте, все равно это очень гадкий и отвратительный поток. Пусть без слова Хунта. Да, я видела эти исследования медиалогии, что там нет слова Хунта. Ну и что? Я считаю, что слово Каратели, которое они продолжают использовать – гораздо более мощное по воздействию. Они говорят, что каратели бомбят. Они продолжают говорить что каратели… Вот перемирие не соблюдается. Каратели продолжают бомбить мирные города и продолжают. Ведь подается как конфликт? Вообще они этих ополченцев, они так, фоном, случайным. Это конфликт украинских карателей с мирным населением. Украинские каратели ведут войну с детьми, с женщинами. Их цель – дома, их цель – школы, их цель – больницы. Вот в чем смысл войны на Востоке Украины с подачи российского телевидения. А эти ополченцы, я вообще не понимаю, каким они там боком? Они там что-то такое бегают, наверное, помогают сгущенку, вот достают из рюкзаков и детей кормят. Вот это вот вся их там деятельность, видимо, на Востоке Украины состоит в этой подаче. К сожалению, все это продолжает, вот примерно в таком же духе, таком же настроении подаваться. Вы прекрасно знаете, как действуют на мозги эти ток-шоу вот этих российских политиков, которые все той же организованной группой ходят из шоу в шоу, одни и те же. Одни и те же слова, тем не менее, воздействие продолжает оказываться. Эти слова ничуть не стали никакими другими. Все тоже самое. Давайте им помогать, давайте поддерживать наших братьев на Востоке, давайте мы бороться с этой Киевской … ну теперь уже может быть без слова Хунта, но вот с киевскими фашистами, с карателями. Нет .

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот как вы думаете, вот в современном мире роль, роль медиа? Вот я позволю себе тут одну цитату: «Сегодня детям на общество знании предложили следующий вопрос» - пишет Елена Рыковцева. «Что из ниже перечисленного является общественным благо? Список вариантов: А. Социальная сеть в интернете; Б. Троллейбус; В. Первый Канал телевидения; Г. Спорткомплекс на территории санатория Энергетиков». Ну, дальше, итог сей басни таков, что, значит, ученица ответила на вопрос «Троллейбус», на что учительница сказала: Неправильно. Это Первый Канал. Ну, вот вам общественное благо.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Да. Ну вот. Это для меня самой было потрясением, этот тест. А что вы от меня сейчас, какой реакции вы хотите? Я была потрясена и выложила этот тест на всеобщее обозрение на своем фейсбуке.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как люди могут серьезно вот к этому вот, они искренне… вот все это, как вот, возможно? Что произошло в сознании людей?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: знаете, этот вопрос, этот вопрос, во-первых, составителям этой методички. Я думаю, что учителю тоже не ловко все это озвучивать. Потому что, ну я не отела. Но я могу признаться своим слушателям сейчас, нашим с вами слушателям на Украине, не хотела я писать этого в своем фесбуке, потому что у меня есть друзья, которые работают на Первом Канале. Я не очень хотела их обижать. Но моя дочь ответила, вот это моя дочь, она ответила: «это не благо, это…» как-то она сказала, какое-то слово «Первый Канал это не благо, это вот зло». В какой-то, резкое она сказала слово. Которое я не хотела повторять, чтобы не думали мои друзья на Первом Канале, что я подучиваю своего ребенка говорить плохие слова. Ничего подобного. Я не занимаюсь пропагандой в доме и вообще не занимаюсь пропагандой. Но она сказала достаточно резко, что это не благо, это зло, но какое-то вот это слово, связанное с дьяволом или Ад, что-то такое. «Это не благо, это Ад» - сказала она учителю. На что учитель сказал так: «Ну, это твое субъективное мнение». Но было у ребенка ощущение, что учитель скорее согласна с ней. То есть, она не стала настаивать на том, что вот «что ты? Как тебе не стыдно? Первый Канал». Она не стала с ней спорить. И как-то было у моей дочери впечатление, что учителю не очень, не очень она держится за этот правильный вариант ответа. Хотя методичка требует, чтобы он был таким.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну кто составляет эти методички?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Кто составляет?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И, собственно говоря, кто теперь влияет на содержание программы «Спокойной Ночи, малыши»? Об этом и не только мы поговорим сегодня с журналистом «Радио Свобода». У нас в гостях Елена Рыковцева. Вы нам можете позвонить по телефону: триста девяносто, сто четыре и шесть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это программа "Точка зрения" и сегодня у нас в гостях Елена Рыковцева, я вот позволю себе еще одну цитату: "Итак, нового партнера Хрюши и Степашки теперь чествуют как короля: презентации, пресс-конференции... Ура, раскрыт секрет, над которым лучшие политологические умы бились весь последний месяц: "Кто же он, новый герой Спокушек, которого детской программе предложил лично Владимир Путин?"". Скажите, это может быть хорошо, что президент во всех сферах жизни воздействует, влияет, что происходит?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Конечно, это очень мило, ну что вы, очень жаль, что он к нам домой не ходит каждый день, мешки детям не разносит с подарками. Конечно, хорошо и приятно. Да, хорошо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как долго хватит Владимира Владимировича на все?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: На все? На все Спокушки? Это зависит, видите ли, от народного энтузиазма. На самом деле как надолго хватит поддерживать такую любовь к нему, такой азарт. Ведь что получилось с этими же Спокушками? Разнесся вот, как устойчиво разнесся слух, даже на уровне там агентств и так далее, что это лично Владимир Путин предложил. Целый месяц мы все считали, что Владимир Путин предложил этого героя. Вдруг, когда буквально вчера-позавчера - вот перед моим в Киев был объявлен этот герой на пресс-конференции, - вдруг выходит председатель Совета директоров этой компании "Класс" и говорит: "Дело было так". И тут мы выясняем правду, как на самом деле всё обстояло-то. Что они целый год искали героя для своей передачи, они перебирали, думали волк. Им понадобился новый герой - зачем-то решили освежить старый состав. Думали, волк. Волк - нет, потому что ассоциации с "Ну, погоди!", зачем нам эти ассоциации, давайте жираф или обезьянка. Но это чушь, это западные персонажи или там африканские, но уже не наши, не русские, это уже чушь - давайте искать своего. И тут я, - говорит директор, - узнал, что, оказывается, Владимир Путин занимается программами по сохранению редких видов животных. И в частности он занимается амурскими тиграми. И я решил, что пусть это будет тигренок. То есть директор телекомпании "Класс" - во-первых, он очень прокололся, он, оказывается, до сих пор не знал, что занимается амурскими тиграми Президент Российской Федерации, но это ладно. Оказывается, это он выяснил вид деятельности Владимира Путина, разобрался, чем же он занят и в соответствии с тем, что делает любимый президент, он назначил своей программе нового персонажа. Я теперь ожидаю стерха следующим, потому что стерхами же тоже занимался, летал с ними Владимир Путин, что следующим будет стерх. Но в итоге оказалось, что это не собственно Владимир Путин предлагал этого героя. Это всего лишь подсуетился директор телекомпании "Класс". И вот вопрос, сколько этих суетящихся, бегущих за Владимиром Путиным будет людей, как долго их число будет расти, как долго оно будет оставаться стабильно высоким - вот от этого зависит его дальнейшая жизнь в политике. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И вот парадокс ведь в том, что популярность не теряет Владимир Владимирович.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: А чего ее терять, вот представь себе необитаемый остров, на нем живет Робинзон Крузо, вот за кого вы будете голосовать... Ну только за него, бывает там Пятница пробежится...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А возможно - новый президент? Это возможно?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Мы разбирались с этим, задавали этот вопрос, занимались этим. Вот последняя моя программа была этому посвящена, может ли быть новый президент. Конечно, он невозможен. С моей точки зрения никакой новый президент, пока существует - нет, я не говорю сейчас о болезни, форс-мажоре, каких-то ситуациях, которые могут случиться, ну живой все-таки человек. Он, может, и не живой уже давно - я имею в виду, памятник, но он все-таки живой, если уж буквально. Поэтому с ним всё может в жизни случиться. Но если ничего не случается и все идет своим чередом, то - нет, невозможен. Он будет вечным. Это моя личная точка зрения, что Путин - навсегда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть у нас мнение слушателя, то ли это ответ на вопрос, о чем сегодня говорил Президент, то ли это частное мнение. Здравствуйте. Харьков. У нас есть постоянный слушатель, мы узнаем его уже всегда. Слушаем вас.

Федор, слушатель: Да-да-да. Я, кстати, хотел бы поздравить сегодня всех евреев, всех, сегодня день такой важный, и пожелать всем, чтобы были записаны в Книгу Жизни на следующий год. А Елене... Алло?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, мы вас слушаем.

Федор, слушатель: А Елене я хотел бы может возразить немножко. Вот когда вы критикуете Россию, вы то ли умышленно, то ли неумышленно вы подыгрываете нашим украинским ястребам, которые и так тут уже озверели, наверное. И более того, они готовят, как мне известно...

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Федор, Федор, подождите, вы подождите, давайте я с вами поговорю, как в своем эфире. Я вас прерву на одну секунду, мы вас не отключаем. Расскажите мне пожалуйста, когда я критиковала Россию, в каких словах, в каких выражениях, перескажите, пожалуйста?

Федор, слушатель: Ну вы говорите, что Россия вот какая-то такая...

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Ну как вам не стыдно! Ну как же я могу ругать Россию - свою любимую родную страну? Не путайте: российская власть, Кремль, да? Давайте уточнять сразу понятия. Не надо путать Россию с ее властью - это две разные истории. Теперь продолжайте.

Федор, слушатель: Власть российская и народ - они же демократически выбрали своих правителей.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Да, а кто вам сказал, что этот народ, что это было демократическое избрание? Вы видели по каналам избирательную кампанию выборов в Думу? Вы видели президентскую кампанию, вы видели кампанию по выборам мэра Москвы, вы считали, сколько времени каждому из кандидатов уделялось в этом телевизоре - считали? Не знаете вы детали, вот, вы не знаете, как они избирались, не знаете, что в России...

Федор, слушатель: Минутку, сейчас проводятся социологические опросы и выясняется, что около семьдесят процентов россиян, даже больше - они поддерживают...

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Да, а почему? А потому что у них нет другой альтернативной точки зрения. Если вам в уши всё время со всех каналов, со всех источников массовой информации рассказывать одно и то же, не предоставляя возможности услышать другие голоса, других людей, других политиков, вы в конце концов будете голосовать ровно за то, что вам будут предлагать федеральные каналы. 

Федор, слушатель: Минуточку, если следовать вашей логике, то и украинцев могли так же одурачить, зазомбировать...

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Кто? У вас этот номер не прошел.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас мастеров таких нет. 

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Во-первых, у вас нет таких мастеров.

Федор, слушатель: Политтехнологи из Америки у нас тоже потрудились.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О-о...

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: А вы знаете, подождите, Федор, вы лично с кем-то знакомы? Федор, послушайте, тут же все...

Федор, слушатель: Посмотрите в интернете!

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Федор, нет, давайте я, Федор, очень просто вам расскажу, чем отличается российское телевидение от вашего. Очень простая вещь: у вас есть прямые эфиры, на российских каналах их нет. У вас в ток-шоу может прийти любой политик любой ориентации и сказать, что он думает, в прямом эфире, на российском телевидении это невозможно. Всё. То есть по крайней мере у вас, на вашем Первом Национальном канале, Втором - сколько у вас каналов там - у вас есть разные точки зрения. В России этот выбор... вы лишены выбора точки зрения. Она у вас там одна, вот и всё.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мне понравился аргумент: "Это правда, потому что об этом пишут в интернете". 

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Давайте, если это ваш постоянный слушатель, давайте мы этот диалог прекращаем, потому что может быть у нас есть еще.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас есть еще, довольно много, кстати. Вот тут был один слушатель, сейчас не вижу этого звонка, вначале звонил, судя по всему, хотел ответить на вопрос, что же сказал Президент Порошеко в ответе на вопрос, так что же было в этом последнем гуманитарном грузе. Добрый день, откуда вы звоните?

Олег, слушатель: Добрий день, Олег, Лубне. Ви знаєте, у Росії дуже кажуть про фашистів в Україні. Поскольку я знаю, що в Росії є організація фашистська, вони не відкриті, але вони є, як це може сочетаться вместе?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Фашистские организации в России - и что?

Олег, слушатель: Вот мені інтересно, коли в Росії на офіційних каналах кажуть, що в Україні фашизм процвітає, хотя ізвестно, що в Москві також...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А, ну хорошо, понятно. 

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Да-да-да, вы очень правильно ставите вопрос, очень подзабыли, да, очень подзабыли про своих, на периферию перевели вот этого. Вообще с самого начала было не все так просто с этими организациями фашистов в России. Понимаете, с одной стороны власть их, конечно, осуждала, с другой стороны у многих правозащитников в России было ощущение, что все-таки их как-то одной рукой осуждают, а другой придерживают, потому что могут они все-таки пригодиться, было ощущение, что идет с ними борьба, но какая-то она не очень искренняя. Вот все время какое-то двуручничество было в политике по отношению к этим организациям, которые, конечно, существуют. Сейчас вы, конечно, правы. Все внимание переключилось на вас, что у вас тут фашисты, теперь у России целая страна под боком фашиствующая. Вот сколько миллионов - шестьдесят миллионов человек фашистов, кто ж будет заниматься какой-то кучкой человек, жалким отрядом в тысячу человек, когда у них шестьдесят миллионов фашистов. Конечно, теперь они занимаются вами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы продолжим наш разговор, друзья, очень много телефонных звонков, триста девяносто – сто четыре – шесть - то есть следующие пятнадцать минут после последних Вестей принадлежат только вам, можете звонить, высказывать свою точку зрения, задавать вопросы. И конечно мы ждем слушателей, которые смогут нам пояснить, какой же ответ дал Президент Порошеко на вопрос, что же было в гуманитарном конвое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На Радио Вести сегодня журналист Радио Свободы Елена Рыковцева отвечает на ваши вопросы по телефону триста девяносто – сто четыре – шесть, сразу перейдем к делу, потому что я не буду уж больше... Здравствуйте, вы в эфире! ...пользоваться своим преимуществом. Здравствуйте, говорите! Откуда вы звоните?

Тамара, слушатель: Я могу говорить, да? Я хотіла б задати таке питання: розказують про те, яка гарна Росія, і ніколи не задумувались ці громадяни України, які плачуть за Росією, що українці на території Росії ніколи не воювали? Всі українці, всі патріоти України в історії, яка писалась в Росії - вони зрадники, тому що вони люблять свою... Якщо росіяни люблять матушку-Росію - це хорошо, а якщо українці люблять Україну і хочуть, щоб вона була вільна, то вони зрадники, бандери и фашисти.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ясно, а звідки ви телефонуєте і як вас звати?

Тамара, слушатель: Я телефоную з Києва, мене звати Тамара.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Дякую.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Тамар, ну это риторическое. А что, собственно говоря, вот это ж не вопрос, это риторический ответ. Я помню, что однажды на фейсбуке выкладывала ровно то, о чем вы говорите. Мне прислали в почту то же самое: если россиянин любит Россию, он - патриот своей страны, если украинец любит Украину - он бандеровец. И такой большой длинный список сравнений. Это было очень смешно, это в порядке анекдота, а на самом деле чистая правда. Так что вы сами себе ответили, что тут комментировать? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть еще мнение, здравствуйте, откуда вы звоните? Приемник тише сделайте.

Татьяна, слушатель: Здравствуйте, меня зовут Татьяна, я из Киева, сейчас я выключу приемник. Я хотела подтвердить слова Елены о том, что действительно такое количество повторений на российском телевидении - оно вызывает безальтернативность. Потому что в коммерческой рекламе при таком количестве повторений у нас продукты имели восемьдесят – девяносто процентов рынка. Довлеющий медиавес такой. Но у меня вопрос к Елене: а что нам предлагают, а как решить эту проблему с медиавесом?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Никак. Вы знаете, никак. Она нерешаема. Я хочу рассказать вам одну вещь. Я же сказала, что в Киеве я не просто так сижу, я на конференции сейчас медийной, куда собрались журналисты стран СНГ - тут Грузия, Армения, Азербайджан. Господи, до чего дошло! Что люди, журналисты, собираются вместе, чтобы решать проблему, как противостоять российской пропаганде на постсоветском пространстве. Называют ее оружием массового поражения, называют ее хуже, чем лихорадкой Эбола, чумная... Вот как говорят: нужно огораживать территорию от чумы, так и нужно точно так же блокировать российские телеканалы. Я вам скажу, что решать, закрывать каналы или нет, должен решать суд. Если суд решает, что на каналах ведется разжигание межнациональной ненависти, суд его блокирует. Если вы его не блокируете, вы ему противостоять не можете, потому что вы не можете сравниться с российским телевидением ни по какому уровню цинизма, лжи. Ни один из народов, населяющих, и ни один из журналистов сейчас, который работает на постсоветском пространстве, не способен вот так задавить свою совесть. У вас нет такой способности, у вас нет такого умения. Вот я смотрю сегодня утром телевизор ваш, ваш смотрю я телевизор – Двадцать четвертый канал называется, да? Вот там идет сюжет, который... о чем же... сейчас я точно вспомню, но это касается как-то бойцов, даже не важно, сейчас не буду пересказывать, чтоб не подсказывать. Этот сюжет - как критический сюжет по отношению к украинским властям. Это сюжет можно спокойно вынимать, ставить на федеральный канал российского телевидения и крутить: вот какие негодяи киевские власти. Что они и делают с удовольствием. Они вынимают ваших матерей из ваших сюжетов, из ваших ток-шоу, они вынимают раненых солдат, которые уже не фашисты, а несчастные, которых плохо лечат украинские власти, они пользуются вашими видеоматериалами, которые вы в целях объективности показываете. Вы показываете: у нас жизнь такая, у нас власть делает хорошее, но делает и плохое, бывает, она бездействует, бывают у нее ошибки - вы это показываете. Они этим пользуются, вынимают и ставят к себе в эфир. Вы не можете. Даже если бы на российских каналах показывали нечто подобное, вы бы это не делали, потому что вам не позволила бы просто совесть пользоваться проблемами, которые есть у соседа. Но они же и не подставляются. Они никогда не покажут ошибки российской власти у себя сейчас по телевизору. Они никогда не покажут военные просчеты, которые допускают сепаратисты или ополченцы - как хотите их там называйте, они этого у себя не покажут. Они так не подставятся. Вы, как люди искренние и открытые, вы всю правду-матку тут режете и они эту правду-матку тащат себе. Несопоставимы моральные качества в журналистике сейчас современной российской и на постсоветском пространстве. Поэтому эту пропаганду не перешибить, ничего с ней сделать нельзя, ее можно судебным образом запретить или пожинать ее плоды. Все, у меня нет никакого решения, что с этим делать, ничего с этим нельзя сделать, она невозможна, не лечится.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Лен, ну мне кажется... Давайте теперь о будущем средств массовой информации, о будущем телевидения. Мы все помним советсткую пропаганду, но мне кажется, что российская пропаганда просто такие смертельные масштабы приобретает сегодня. Есть вообще будущее у российского телевидения?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: А куда оно денется? Я вообще не понимаю, что мы обсуждаем. Куда оно денется? Пока деньги есть - есть будущее. Пока его смотрит аудитория, сумасшедшие девяносто восемь процентов - есть будущее. Реклама есть - есть будущее. Не знаю, что еще обсуждать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда вы пишете свой материал, когда обсуждаете эту тему - "Театр фальшивок у микрофона" - это же ваша цитата, да? Рано или поздно потеряет интерес зритель к фальшивкам у микрофона?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Да не потеряет он, он же не знает, что это фальшивки. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А способность критически мыслить, Лен?

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Для того, чтобы критически мыслить, нужно их с чем-то сравнить, нужно получить параллельную информацию. Нужно сидеть - как сегодня грузинская журналистка рассказывала: вот у нас масса каналов, да, у нас там есть проблемы, но у нас можно получить - они там говорят прямо противоположные вещи. У вас можно выбрать. У вас тоже бог знает что несут - вы прекрасно знаете, куда улыбаются ваши политики, но вы сами решите, он несет или он не несет, вы сами решите, что вам нужно. Там вы лишены этой возможности выбора. У нас в России самый главный источник информации - телевидение. Что вы с этим... Вы знаете, все последние годы я борюсь с идиотской точкой зрения на мою - я рада, что я победила, хотя очень нехорошей ценой, - "Вот в России интернет задавил телевидение. Ни фига подобного, ни черта, извините за грубое слово. Никакой интернет никаким влиянием не пользуется. Русский человек традиционно доверяет телевизору почему - потому что это отфильтрованная для него специально подготовленная информация. Интернет для него - свалка, помойка. Он полезет в эту помойку - он так ее для себя определяет, - он что-то почитает, он что-то там найдет, но верить он будет вот этим людям, просто верить генетически он будет телевизору. Поэтому нет никакого выбора у человека, кроме как тому, что ему впихивают и впаривают в стопроцентном охвате. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Очень надеемся, что... Нет, у этого слушателя уже нет ответа на вопрос, о чем же говорил Президент Порошенко.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Останется загадкой.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, останется загадкой. Здравствуйте, мы слушаем вас, откуда вы звоните? 

Нина, слушатель: Пані Ніна, з Києва. От я собі думаю: у Мауглі був вибір. От він іде верхоліссям - от він і став. І от я думаю ще - надимається пузир, надимається пузир. Ну до якоїсь величини - і він лопне, люди! Хай там себе хвалить Росія, нас обзиває, а нам лише б закінчилась війна, ми поставили стіну і йли в Європу. 

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Это был не вопрос, это было мнение.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот такое мнение. Откуда вы звоните, здравствуйте.

Вадим, слушатель: Добрый день, Вадим из Киева.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас, говорите.

Вадим, слушатель: Если сделать ретроспективу в историю российского государства, то там буквально каждый второй правитель был одержим бесами и практически все население...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, это такой философский, да. К сожалению, вас не очень хорошо слышно, мы понимаем, о чем вы говорите, мы могли бы бесконечно философствовать на эту тему 

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Я не могу на эту тему философствовать, я не умею совершенно, это другие люди должны здесь сидеть. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть у нас желание все же услышать, что сегодня сказал Президент Порошенко, что же было в гуманитарном конвое. Если вы слушали пресс-конференцию Петра Алексеевича Порошеко, здравствуйте вам.

Алексей, слушатель: Добрий день. У мене питання не про Порошенка, а до Єлєни. Олексій, Дніпропетровськ. Запитання таке: а чому ви розділяєте Росію і її народ? Для мене весь це Путін і Кремль, для мене весь російський народ, вісімдесят вітсотків - це Путін. Тому я не можу сприймати російський народ, як ладний до України.

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Да нет, нет же!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо, это то, о чем мы тут с Еленой...

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Нет, я разделяю Россию и российскую власть, я говорю, что Россия и российская власть - это не одно и то же. Народ, восемьдесят шесть процентов - это тоже... Во-первых, народ надо пожалеть. Еще раз: против народа... вы поймите очень важную вещь: нельзя осуждать народ, против него применили мощнейшее средство психического поражения. Вы понимаете: против людей применили оружие, мощнейшее. Ему очень сложно противостоять. Очень сложно. Подверглись воздействию люди умные, образованные, не надо их за это судить. Не нужно их за это укорять, правда, я очень вас об этом прошу. Это раз. Во-вторых, восемьдесят шесть процентов - это огромное преувеличение. Мои коллеги, которые были сейчас на Марше мира, говорили, что Марш Мира показал пятьдесят тысяч - казалось бы, в сравнении с многомиллионной Москвой - ничто. Ничего подобного! В России протестные настроения практически на нуле. И в России демонстрация больше чем в три тысячи человек может быть организована только административным способом, только. И когда люди добровольно выходят пятьдесят тысяч - не просто добровольно, а вопреки давлению - это огромная цифра. И эта цифра показывает, что не восемьдесят шесть процентов оболванены. Но тех, кто оболванен пропагандой, я тоже прошу вас не судить строго. Если бы вам такое устроили, я бы на вас еще посмотрела, как ваша психика с этим бы справилась. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Елена Рыковцева высказала сегодня свою точку зрения, журналист радио Свобода. Я невероятно признательна, что вы в своем плотном графике на несколько дней пребывания в Киеве нашли возможность с нами пообщаться, я очень надеюсь, что это не последняя наша встреча, у нас еще очень много вопросов к вам осталось. Приятного вечера всем, кто остается с нами, и до новых встреч!

Елена РЫКОВЦЕВА, гость студии: Да конечно, до свидания.

Читать все