СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

На пике событий, 26 сентября

На пике событийКурс молодого бойца и строительство стены на границе

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Программа «На пике событий». Семнадцать часов четыре минуты. Матвей Ганапольский в эфире. Две темы. Давайте, пожалуйста, проголосуем, что вы выберете. Обе темы имеют прямое отношение, так скажем, прямо косвенное, но одинаково удалены и одинаково приближены к войне, к военным действиям. Первая история называется «Курс молодого бойца». Я объясню, что это такое: в Украине всех мужчин обяжут пройти курс молодого бойца. Об этом заявляет представитель министерства обороны. Вот как в Израиле, нужно будет пройти тест молодого бойца, мы расскажем, что это такое. Нужно винтовку уметь держать в руках или вспомнить как это делается ну и так далее. Как в Израиле. Мы же говорим, что в Израиле потрясающе все всё знают, все всё умеют. Или в США. Вы знаете, те, кто их отслужил их, не вызывают снова, но если надо, то и вызывают, как гвардия. Вот такая вот история. По этому поводу если кому-то интересна эта тема чтобы она была рассмотрена первой, то ноль восемьсот пятьсот четыре девятьсот один. Вторая история – это стена знаменитая. Первый этап строительства стены между Украиной и Россией планируют завершить тридцатого сентября, сообщается на сайте Кабмина. Представляете, уже выделили сто миллионов гривен. Вот стоит ли выделять такие деньги, нужно ли так быстро, вот вторая тема — это стена. Итак. Курс молодого бойца ноль восемьсот пятьсот четыре девятьсот один и стена, ноль восемьсот пятьсот четыре девятьсот два. Две актуальные темы. Приступаем к голосованию.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Уже тридцать голосов. Я напоминаю, курс молодого бойца, пока нос в нос идете, ноль восемьсот пятьсот четыре девятьсот один, и стена, которой уже тридцатого сентября должна быть первый участок сдан ноль восемьсот пятьсот четыре девятьсот два. Сто двадцать девять голосов, большое вам спасибо. Голосование наше окончено.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну что ж, с небольшим перевесом я вам хочу сказать, пятьдесят один восемьдесят девять, уже пятьдесят два и двести голосов. Ну давайте зафиксируем, пятьдесят два против сорока восьми процентов, это я округлил сотые, все-таки стена. Ну что ж давайте к ней приступим.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут спрашивают, во сколько я буду сегодня в гостях у Киселева. Очень хочется посмотреть. Макс из Киева. Да. Евгений Алексеевич обратился ко мне, чтобы я пришел на его передачу. Дело в том, что я ни на какие передачи не хожу, вот такие вот аналитические, это все закончилось потому, что мне вполне достаточно моего эфира, где я могу свободно говорить, и где никто мне не указ. Но у нас с товарищем Киселевым, он участвует в моей московской передаче итоги недели без Евгения Киселева без гонорара, без ничего пишет комментарии. И он сурово посмотрел на меня, сурово брови он нахмурил, усы у него как вы знаете, затопорщились, пробор залоснился, и он сказал: а не хотите вы, Матвей Юрьевич. Я сказал, что не хочу, но он сказал, что тем не менее придется. Начало его передачи насколько я знаю в девять часов. Что там за передача я не знаю, приду он сказал чего-то надо комментировать. Ну буду комментировать, один раз это можно сделать. Один раз не более я так, полагаю. Значит, смотрите, переходим к стене. Первый этап строительства стены между Украиной и Россией планируют завершить тридцатого сентября, сообщается на сайте Кабмина. Правительство уже выделило сто миллионов гривен. Эх, нам бы с Новиковым такое бабло немножко да, приходится тратиться на оборону. Работы по строительству инженерных сооружений уже идут. За сооружения стены между Россией и Украиной отвечает министерство инфраструктуры. А пограничная служба занимается только обустройством границы между Россией и Украиной. Проект стена предусматривает ряд сооружений. Не стоит понимать его название буквально. Об этом в интервью Радио Вести заявил военный эксперт Леонид Поляков.

Леонид ПОЛЯКОВ: Это название проекта. Проект комплексный предполагает ряд конструкторских и инженерных решений. Это не Китайская стена. Пока что правительство выделило сто миллионов, и для такой протяженности это, безусловно, небольшая сумма. Ну, в принципе, она вынужденно себя оправдывает, поскольку мы знаем, насколько была распространена контрабанда через границу нелегальная миграция, вплоть до того, что сейчас неконтролируемо вывозятся оборудование предприятий из Донбасса.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Напомним, что о начале строительства стены между странами в начале сентября заявлял премьер-министр Арсений Яценюк, о случаях строительства стен в зонах конфликта – далее на радио вести.

Мировая практика: Первый сепарационный барьер появился на территории Палестины в тысяча девятьсот тридцать восьмом году. В семидесятые годы Израиль начал возводить собственные стены на границе с Ливаном, Иорданией и Сирией. В две тысячи втором году правительство Израиля приняло решение воздвигнуть так называемый барьер безопасности. Западный берег реки Иордан отделен забором протяженностью семьсот три километра, высотой до восьми метров. В две тысячи четвертом Международный суд Гааги признал строительство такой стены незаконным, но бетонные стены с колючей проволокой и рвами все равно были воздвигнуты. В Белфасте и других городах северной Ирландии с тысяча девятьсот шестьдесят девятого начали возводить так называемые линии мира. Они раздели районы, в которых проживали преимущественно католики, ирландские националисты и районы протестантов, юнианистов считающих себя британцами. До сих пор функционирует сорок стен длиной от нескольких сотен метров до четырех километров. Барьеры достигают семи метров в высоту. В некоторых из них сделаны ворота. Они закрываются на ночь, их охраняет полиция. Самую новую линию мира в Ирландии построили в две тысячи восьмом. А опрос жителей разделенных районов в две тысячи двенадцатом показали, что две третьих не готовы отказаться от стен.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, вот такая вот история. Как видите, здесь иная вещь. Здесь же не Северная Ирландия где по конфессиональному признаку разделяют и это не Палестина и Израиль. Здесь просто укрепляется граница между государствами, граница которую ну так сказать скажем слишком вольно воспринимает Россия. Даже непонятно как сказать насколько вольно. Ну что ж, все очень просто дорогие друзья, вы теперь знаете. В чем вопрос. Вопрос в простом. После паузы, которая сейчас будет, я попросил бы вас позвонить по телефону ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Я попросил бы вас соответственно написать на нашу смс-службу двадцать четыре тридцать пять, и написать ваше мнение на radio.vesti.ua. Вот смотрите. Первое, уже на реализацию проекта стена правительство выделило сто миллионов гривен. А тут война затихает, провокационно говорю я. Как видите, товарищ Путин превратился в ласкового ягненка. Трехсторонние переговоры. Ваще все с цветочками в одном месте. И в другом. Ну полное такое, уже не слышно. Ну да почему-то идет стрельба и воюют за развалины донецкого аэропорта, воюют так как будто, вообще непонятно, это самая большая загадка для меня. Почему идет такая, я не знаю, может там священный Грааль закопан. Ну почему за развалины, там развалины, там ничего уже нет, рас корёженная полоса. Я понимаю, и не понимаю. В общем, короче говоря, дело вроде бы идет к миру, а тут стена на которое правительство уже выделило сто миллионов гривен. Тут жрать нечего, тут холод, тут голод, шутка. Тут понимаете это самое, а правительство выделяет такие сумасшедшие деньги. Так надо ли возводить эту стену, надо ли продолжать делать другие участки и так далее, и так далее. Давайте сделаем паузу и после этого вы отвечает на этот вопрос. То есть, мы его и раньше задавали. Раньше вы однозначно все высказались за эту стену. Но тогда была очень напряженная военная обстановка. А сейчас вы за то, чтобы продолжить ее строить, оставайтесь с нами, добро пожаловать сразу после паузы и новостей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Продолжаем нашу программу. ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Продолжаем ли строить стену. Ну мне легко об этом говорить. Я ни денег на нее не тратил, ни строил ее. Я только задаю вам вопрос. Но для того чтобы потом случайно не собрался, и чтобы не было криков куда дели деньги, зачем тут у нас мир дружба фестиваль, а вы закапываете деньги. Тут замечательную вещь написала одна радиослушательница, сейчас, ну как же все высказались за, вы же проводили голосование, где все высказались «за». Нет, это перед этим было голосование, когда люди были против, но после этого было голосование и люди были «за». Это была серьезная история, в разгар — вот этой донецко-луганской истории я знаю, о чем вы говорите. Я там людей переубедил. Сейчас я делать этого не буду, но здесь написано, а, вот! Главный этап строительства – распил бабла, все остальные этапы можно просто отменить. Евгений из Харькова. Может быть и так. По крайней мере, вы знаете. Хотя я не считаю, что распил бабла, я думаю, что там достаточно все контролируется. И понятно почему. Потому что никто не хочет сейчас сесть, а сейчас все будет быстро и оперативно. Ну давайте послушаем ваши телефонные звонки, пожалуйста, слушаем вас, добрый день, говорите.

Слушатель: Добрый день. Это Антон из Киева.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, Антон. Что скажете?

Слушатель: Стену, конечно же, нужно строить. Сейчас – это защита от проникновения диверсионных групп в дальнейшем – от нелегальных иммигрантов, контрабанды, и там нужно готовиться к тому что это будет граница между Евросоюзом и Россией.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, в общем, вы правы. Это будет граница между Евросоюзом и Россией. Но это же далеко будет.

Слушатель: Ну, я надеюсь на это. И кстати Матвей, хочу сказать насчет аэропорта в Донецке, я видел интервью военного, который непосредственно защищает его, командир. Он сказал, что это плацдарм, с которого можно атаковать Донецк сразу по трем направлениям. Именно поэтому они так бьются за него.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно. То есть во всяком случае самолеты туда садится не будут, а для всего остального он годиться будет. Ну, вы знаете, я действительно потом честно говоря, через лет десять, когда все это закончится, и деньги появятся на Украине, можно было бы сделать фильм, потому что это такая беспримерная штука. Во-первых, это объект такой, аэропорт, и за него идет такая рубка, потому что каждый день мы приходим и каждый день мы слышим - продолжились бои за донецкий аэропорт, а это не просто, это вообще такая беспримерная штука.

Слушатель: Брестская крепость.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну знаете, Брестская крепость да, в каком-то смысле так, ну знаете, не хочется прямо так сравнивать, не хочется. И не хочется из вот этих ДНРовцев и ЛНРовцев делать какую-то грозную силу. Но то, что оружие у них завались, – это понятно. Спасибо большое, что позвонили, давайте дальше. Слушаем вас, добрый день, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Михаил, город Киев.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, пожалуйста.

Слушатель: Я считаю Матвей Юрьевич что вы на все вопросы уже сами ответили.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, я только разжигаю, как сказать, огонь.

Слушатель: Общественное мнение.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Общественное мнение, да. Я должен сказать, и то, и то.

Слушатель: Я хочу сказать, что вы совершенно правильно сказали, что в тот момент, когда людей нечем кормить, в том регионе, где вкладываются сумасшедшие деньги на постройку какого-то мифического объекта, а мифического, потому что наверняка в нем будет заложены чьи-то откаты и так далее, то есть не добавят камней, песка.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А если не будет?

Слушатель: А как это проверить?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы знаете, вот уж поверьте мне, мне кажется, что есть кому проверять.

Слушатель: А где они были раньше?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Кто?

Слушатель: Те, кто проверял?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так власть была другая. Это, наверное, все-таки надо было спросить товарища Януковича.

Слушатель: Вы знаете, эта власть была всего четыре года, не досидевшая, а до нее было еще две власти, и там тоже были проверяющие. Разруха в Украине началась совершенно не в две тысячи десятом году. А мне кажется, в тысяча девятьсот девяносто четвертом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, давайте так. Значит вы считаете, что распилят, закопают, откатят, вынесут – занесут, да?

Слушатель: Да. И это только подогреет еще больше общественное негодование в этой стране и тех людей,которые способны мыслить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не смотря на военное время?

Слушатель: Не смотря к,сожалению, на военное время,потому что есть информация от тех людей,которые отправляют своих товарищей в армию, о том, что они лично покупают бронежилеты, каски, все обмундирование, а не как не страна выделяет те мифические суммы, которые они рассказывают на покупку телевизоров и так далее. То есть это, я формирую свое мнение на основе того что мне говорят люди.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, я помню. Формируйте. Вы правы, что я вам могу возразить, это ваше мнение. Спасибо вам. Я просто не знаю, мне не хочется так думать. Не знаю. Давайте дальше разговаривать. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здравствуйте.

Слушатель: Харьков, Виктор.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Очень приятно. Спасибо что позвонили перед моими выходными, у меня уже нет сил, тем более знаете почему мне сейчас тяжело эфир?

Слушатель: Почему?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот никогда не догадаетесь что я сейчас вижу по телевизору?

Слушатель: Да, наверное, как идут бои на донецком направлении.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не, ну вы, конечно, табурет из-под меня выбили, я не могу сказать: ну что вы, это ерунда. Сейчас дневное время, и по одному из каналов идет авто передача, и там показывают новый мерс. Такой, который при всех моих желания, даже если я поймаю, даже если я украду все деньги со строительства стены и мне занесут за все эфиры, и этот, Павел Новиков, есть тут уголовный элемент, он мне будет отдавать свою зарплату, боюсь, что этот мерседес проедет мимо меня.

Слушатель: Проедет. Ну мое, давайте за стену.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте за стену.

Слушатель: У вас хорошо получается разжигать, вы меня зацепили.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте.

Слушатель: Значит стена. Моя точка зрения – не нужна она. И тогда, когда вы проводили первое голосование, второе – я был против.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Объясните почему. Давайте.

Слушатель: Почему. Ну это лучше, была сегодня точка зрения высказана, лучше бы купили телевизоры и теплые носки ребятам, которые там мерзнут. Представьте, я вечером как вспомню, что мои дети там, в холодах сидят. А так стена – это мифическое. Военные ходят и будут ходить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот и черт, послушайте меня. Давайте я вам так возражу. Вот тепловизор — это, конечно, хорошо. Но если границу свободно переезжают и переходят наши восточные братья.

Слушатель: В кавычках вы их называете?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Там уж вы сами можете ставить знаки препинания, я бы ставил три восклицательных и восемь вопросительных. Да, с горячим приветом от Владимира Владимировича, в виде битвы за донецкий аэропорт и за все прочее, то вот знаете, когда дома вы можете одевать в любую красивую одежду детей, если нет крыши, то как-то все это бессмысленно.

Слушатель: Я согласен с вами, но крышу надо начинать строить с наведения порядка там, в этом направлении военных действий. Вот там крыша кажется, здание наше, моя точка зрения.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну надо же. Для украинской власти очень важно перекрыть границу. Вот этот знаменитый коридор, Иловайск, вот это вся история, где вот эти грузовички беленькие, с Путиным на борту, как они переезжают спокойно, и вывозят.

Слушатель: Матвей Юрьевич, извините, скажите, что вот это сейчас мы доведем до того места где начинается луганская область и где боевики, та сторона контролирует эту часть, границу, что мы тогда там сделаем эту границу? Никогда мы это не сделаем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну не согласен, ну ладно. Что я вам могу сказать. Ну что я вам могу сказать. Не любите вы ненку Украину. Хорошо, вот Фомы неверующие, или как, Фома – это русский вариант. Кто, Степан неверующий? Нет, так хуже звучит. Ладно, следующий звонок. Давайте, слушаем вас, добрый день.

Слушатель: Добрый день, Андрей из Киева.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый день.

Слушатель: Я за стену. Я послушал предыдущих абонентов своих, я объясню почему. Первый момент хотя бы психологический.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, я не услышал подлежащее. Вы имеете ввиду что надо строить?

Слушатель: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ага, говорите.

Слушатель: То есть первый момент такой психологический, интересный. То есть России от этого тяжело. Они там возмущаются, что она вредит отношениям, кролики не смогут поле перебегать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С кроликами большая проблема я вам хочу сказать. И сейчас большая проблема, а вот какая будет со стеной.

Слушатель: Да, и второй момент – никто ж, если открытое поле, чистое поле моменты контрабанды никто не рассматривает. Скажем, контрабанда — это такое, пармезаны с Украины там везти вот, и все такое прочее. Но есть же еще и наркотрафик, который идет через вот эти вот дыры в границе.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, наверное, да.

Слушатель: Ну. Я предполагаю. Поэтому стена, по моему мнению - это хорошо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, стена хорошо. И Европа, опять же. Надо будет же как-то, все же. Каким-то образом, да?

Слушатель: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Видите, как я підбурюю. Підбурюю, товариші, підбурюю. Деньги за это получаю. Небольшие правда, на мерседес все равно не хватит. Правда, и больших не хватит. Я таких мерседесов еще в жизни не видел. С ума сойти, он сам все делает. Сам едет, сам паркуется, чашки у него не опрокидываются. Вот если чашку ставишь с кофе, туда, где чашки ставить можно, то, когда машина поворачивается, то эти подстаканники поворачиваются так, чтобы эти стаканы были все время горизонтально. Одно это – полмашины стоит. Ладно, сейчас сделаем паузу, а потом приму еще два звонка на эту тему.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Продолжается программа на пике событий, говорим на стене, присылайте,пожалуйста, ваше мнение на двадцать четыре тридцать пять, на сайт radio.vesti.ua.

Слушатель: Добрый день, я бы хотел с Матвеем Ганапольским пообщаться.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я слушаю вас, пожалуйста, говорите. Вы в эфире. Только радио сделайте тише, я вас очень прошу.

Слушатель: Сейчас, я уши уберу.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Убирайте, прошу вас.

Слушатель: У меня такое подозрение что где-то с российской территории нас гасят. То есть у меня сигнал был четкий, я вам звоню, это получается уже чугуевский район.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мой дорогой, ну гасит Путин, ну вы знаете его, он же на все пойдет.

Слушатель: Да, вы с ним знакомы?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, давайте по поводу стены.

Слушатель: Нет, я по поводу того, что начинают нас глушить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так, все понятно. Начинают глушить. А меня вообще облучают. Слушаем вас. Добрый день, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день. Родион, город Киев.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да Родион, прошу вас.

Слушатель: По поводу стены.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, мой дорогой, ничего не получается. Исторический вопрос не проходит, потому что очень плохо вас слышно. Давайте дальше, слушаем вас, добрый день.

Слушатель: Добрый день, Днепропетровск, Виталий.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, Виталий, прошу вас.

Слушатель: Да, Матвей Юрьевич. Я тут на работе нахожусь, слушаю радио, решил позвонить вам.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это прекрасно, говорите про стену, если есть мнение.

Слушатель: Про стену? Ну что, там, где мы не ожидали, получили больше всего. То есть стена как бы нужна, чтобы могли контролировать как-то всякие движения.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так надо строить ее за такое бабло крутое?

Слушатель: Та надо было бы, наверное, только надо контролировать процесс строительства.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот правильно, вот на таком повороте я могу с вами согласиться. Давайте прочитаю. Идем. Елена, Киев: нет такой стены, которая могла бы обезопасить Украину от России, к сожалению. Нужно основательно построить великую украинскую стену, пишет Нуэн. Ну прям великую, чтобы она вошла в историю. Что бы будущее поколение знало, что был агрессор. Да не забудет будущее поколение и со стеной, и без стены. Дальше. Павел, Днепропетровск: Мы любим нашу страну, она нас все время изнасиловать пытается. Стена нужна только до стратосферы и по всему периметру границы и чтоб без ворот. Может тогда мы сможем жить, не надеясь, что запад нам поможет. Да. Дальше. Без стены кто хош заедут – вдруг и украдут тепловизоры и телевизоры и так регулярно. Олег, Бровары. Екатерина из Киева. З Москвою хоч круть, хоч верть однаково смерть. Гениально. Але щось робити треба, я за стіну. Абсолютно гениально. В дырявой лодке нужно дыры заделать, а то черпать можно бесконечно. Значит, Олег из Киева. Стіна може зашкодити лише за умови наступу України для захисту україномовних мешканців Москви. Навіть якщо стіна буде з паперу вона дозволить чітко фіксувати переміщення військових РФ. Стіні бути.  Так. Ох боже мой, смешно. Так. Теперь давайте я тут кнопку нажму. Тут целый анекдот: Русско-украинская граница, река. С одной стороны, рыбу ловит русский, с другой хохол. Поймали они золотую рыбку, только русский зацепил за голову, хохол – за хвост. Ну как обычно три желания. Кацап говорит: я рыбку за голову поймал, значит мои два желания. Хохол говорит: хорошо. Кацап: чтоб в России не было хохлов и второе, поставь стену чтобы ни один хохол не перелез ни снизу, ни сверху. Хохол спрашивает у рыбки: наших там немає, ніхто не залізе? Рыбка: никто. Тоді заливай бетоном. Хороший анекдот. Не будут русские солдаты блудиться в Украине. Прозаическая причина. Под аэропортом расположены стратегические склады, продовольствие, амуниция. Видимо. Владимир из Крыма: если затихнет противостояние по фронту, Россия может перейти к диверсионно террористическим волне малых диверсионных групп внутри Украины или же захваты типа Славянска и Луганска. Нужна стена. Будут рыть подкоп – пишет Александр из Израиля. Опытный Александр из Израиля, знает. Нужно иметь спецоборудование для обнаружения таких туннелей. Пока что ученые не смогли создать такой аппаратуры. Андрей пишет: когда тонет корабль, необходимо сперва заделать пробоину. Нужно строить. Ну в общем че говорить, сложная история. И у вас отношение разное к этому. Ну, какое есть. Во всяком случае не знаю. Я больше склонен к строительству стены. Если судить объективно. Но не мне решать, решать вам. Потому что мне,конечно, не стена, тут пишет кто то что это в общем такое сложное фортификационное сооружение, и оно одновременно и сложное, и простое, во всяком случае не будем забывать о Европе. Потому что двадцатый год вроде далеко, а как-то так он далеко, да не очень. Ну во всяком случае будем касаться этой темы, будем думать, как ее строить. Если будут откаты или что-то такое, коррупция какая то – будем об этом говорить. Вы только нам об этом сообщите. Хорошо, теперь следующая тема, успеем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В Украине всех мужчин обяжут пройти курс молодого бойца. Об этом в эфире Канала сто двенадцать заявил советник министра обороны Александр Данилюк. По его словам при военкоматах будут формироваться настоящие батальоны территориальной обороны, это так называется. Идея организовать курсы молодого бойца для всех украинских мужчин обсуждается с момента аннексии Крыма сообщил в интервью радио вести военный эксперт, главный редактор журнала камуфляж. Он уверен, что государство должно поддержать тех активистов,которые уже сегодня проводят подобные учения. О том, какое обучение предполагает курс молодого бойца – в справке Радио Вести.

Справка радио вести: Курс молодого бойца нужен для акклиматизации в армии. Человек просто привыкает к армейским условиям. Учится взаимоотношениям между старшими и младшими. Осваивает воинский уклад повседневной жизни, распорядок дня. Учится правильно и аккуратно носить форму. В это же время происходит привыкание человека к военной пище, одежде, обуви. Несмотря на то что все это называется курс, настоящей учебы здесь мало. Солдаты ознакамливаются с основными положениями устава, строевой подготовки, а также их возят на стрельбище.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну вот такая вот история, вот вы все услышали. Пострелять дадут, что-то узнаем, направо налево. В общем говоря, какое у вас отношение к этой идее. Еще раз повторяю, в Украине всех мужчин обяжут пройти курс молодого бойца. Вот так. Вот что есть, то есть. ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Во сколько мы выходим? сорок три. Есть возможность принять один звонок. Слушаем вас, алло. Добрый день.

Слушатель: Добрый день.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый.

Слушатель: Я рад слышать ваш веселый голос, ваши спортивные комментарии прекрасны.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо, только спортом живу. И кстати меняю фамилию на Плачинду. Скажите мне,пожалуйста, как вы относитесь, пойдете на курс молодого бойца?

Слушатель: А теперь серьезно…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Радио выключите если серьезно.

Слушатель: В нашем фашистском государстве…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Благодарю вас по поводу фашистского государства. Это вы там рассказывайте у себя дома. Слушаем вас, добрый день.

Слушатель: Не понял, кому вы так общаетесь?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вам. До свидания. Кому вы так общаетесь. Слушаем вас, пожалуйста, говорите.

Слушатель: Матвей Юрьевич, добрый день.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый день. Что скажете?

Слушатель: Андрей, Киев. Рад что дозвонился. Мое отношение на самом деле очень двузначное, с одной стороны, хорошо, что у людей будет какое-то представление об армии, но с другой стороны, что эти два месяца дадут. Это как тренажерный зал, пойти на два месяца. Ну видел ты там инструменты.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не, ну мой дорогой. Подождите. Я не могу с вами согласиться. Во-первых, если брать просто любого человека с улицы, который не служил, а вы знаете, мы жили в общем в Советском Союзе, где принято было откосить от армии, то даже люди не знают, как держать в руках ружье или пистолет. Ну просто не знают. Ну какие же это, ну какой он защитник родины, если он не знает, как держать в руках оружие.

Слушатель: Ну, я говорю. Очень двухзначно. Ну хорошо, ну сколько. У нас армия какая. Два патрона дадут стрельнуть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, три патрона, давайте иначе. Вы скажите, дадут стрельнуть три патрона, и это проблема. Вы скажите, что должны научить стрелять. Правильно я понимаю? Понимаете, вот тут общий скептицизм такой. Ну вот, у нас ничего не будет. Все равно не получится, если стена, то разворуют. Если пострелять, то три патрона. Ну слушайте, ну так мне кажется неправильно. Сейчас, извините, спасибо вам большое за звонок. Давайте после паузы продолжим. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну у нас осталось минут восемь, давайте, тут разные сообщения пришли, я посмотрел в это время. Задумка хорошая, только. Вот все говорят, задумка хорошая, только запятая, только то, только это. Давайте теперь вот только по телефону.

Слушатель: Алло, доброго дня, Юрій.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да Юрій, що скажете?

Слушатель: Я переконаний, що ця ідея не те що правильна, вона дуже правильна. Подивиться, навіть сьогодні всі мої друзі по вихідних ходять стріляти, наприклад, в комплекси, де можна постріляти. І там є черга, порядка двох тижнів. Щоб попробувати зброю і тому подібне. Тобто ми абсолютно не готові до цього на сьогоднішній день, всі розслаблені, всі за комп’ютерами, тобто не готові зовсім до справжніх бойових дій, до оборони. У всіх була максимум воєнка, яку прогулювали, тоже, нормально не стріляли.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Звичайно. Але ви знаєте, мені здається, що вот той хлопець, що дзвонив до вас, він дуже, він торкнувся іншої сторони цього ж питання. Тобто ви зараз говорите про людей, які наприклад, вот як ви кажете комп’ютерні люди, ботаніки. Вони не готові. А вот він сказав: дадуть три патрона, розумієте. І виходить, а скільки дадуть?

Слушатель: Матвій Юр’євич, ви знаєте, була колись стаття про населений пункт Ічня, який знаходиться у Чернігівській області. Там воєнна частина. На складах стоїть стільки зброї, яку треба утілізовувати, що, мені здається, можна видавати патронів кожному по тисячі.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: От розумієте, послухайте. Ви абсолютно праві. Але ви кажете таку фразу, яку каже кожна людина, яка дзвонить, о, Львів показують мій рідний. Ви кажете, от там є патрони, які б можна було б. А я питаю. Вони там будуть, їх дадуть? Тобто, як воно буде з іншої сторони підготовлено.

Слушатель: Ну це знов таки, як буде, ми не знаємо. Але давайте так. У нас яка програма, як би мало бути.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Правда, абсолютно.

Слушатель: Значить, я вважаю що мало би бути так. У нас є дуже великі запаси зброї старої, яку треба вистріляти, щоб вона не зіпсувалась, це раз. Друге – мені кажеться, що двох місяців – це забагато, тому що люди на роботах, не треба привикати нам до їжі солдатської, якщо вже доведеться воювати, то привикнуть всі за два дня. На два три тижня, на два тижня наприклад, можливо так як в Швейцарії прийняти. Кожний рік Швейцарці проходять збори. Пускай буде так. І повірте мені, ще буде черга серед добровольців хто би хотів піти попробувати постріляти і тому подібне. Звісно, не тільки постріляти а й ще субординацію вивчити, як накази віддаються, як хто повинен реагувати, може як то кажуть просто почути постріли. Тому що наприклад ми коли були на майдані, перший постріл який був, ми пропустили повз вуха, а нам кажуть: лягайте, стріляють. Тобто людям потрібно понюхати пороху, як називається.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, скажемо так. Бачите, ми говоримо з вами про одне і теж але з різних боків. Ви говорите про те що має там людина відчути на собі.

Слушатель: Бути підготовленою, так.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А я кажу про державу, і люди інші які дзвонять кажуть щоб, знаєте це краще російською мовою. Чтобы все не ушло в свисток. Вот розумієте, щоб воно туди не пішло. А то дійсно, три рази дадуть стрільнути, і тепер давайте маршируйте. А потім будемо їсти кашу.

Слушатель: Повірте мені, я переконаний, що сьогоднішнє суспільство цього не дозволить. Тобто якщо поставлять когось марширувати, то його засунуть вже не в мусорнік, а якось жорстокіше. При чому якщо це прийдуть люди нормального штибу, які вже чогось досягнули, яким тридцять – сорок років, їм не можна буде заставити їх просто марширувати чи рассказувати якісь байки.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ви знаєте, і знову ви. Розумієте, ви про народну силу, про народний контроль. А я про цивілізовану державу, про те що, ви мабуть слухаєте Радіо Вісті, і ви бачите, що у різних таких справах ми с вами впираємось в одне і теж. Вот наголошують наприклад щось там, наприклад та ж стіна про яку ми кажемо, от скажіть мені будь ласка, ви телебачення українське дивитесь?

Слушатель: Ну, рідко.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Але дивитесь новини там якийсь чи щось таке.

Слушатель: Новини, так.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот скажіть мені будь ласка, от дивіться. Первый этап строительства стены между Украиной и Россией планируется завершить тридцатого сентября. Яке в нас зараз число?

Слушатель: двадцять шосте.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тобто через чотири дні перший етап будівництва стіни буде завершеним. Скажіть мені будь ласка, ви бачили цю стіну по телебаченню.

Слушатель: Ні звичайно. І я переконаний, що там і близько нічого не має.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ні, вона мабуть є, але хто її бачив? Звідти і недовіра. І коли ми кажемо: в Украине всех мужчин обяжут пройти. Розумієте, яка має бути роз’яснювальна робота для того, щоб люди пішли і вони розуміли що це буде не три постріли.

Слушатель: Ну я думаю що однозначно ви дивитеся в корінь що висвітлення будь яких подій в Україні відстає, і немає про що говорити. Теж саме як з Порошенко, тільки вчора він перший раз щось розказав. Тобто що роз’яснювальною роботу треба робити по будь якому пункту, це однозначно, не про що говорити. І з тою ж стіною ви знаєте, мені більше сподобалося як доктор Комаровській, харківський доктор відомий сказав, він порівняв це з фуфлоніцином, лікарством яке нічого не значить, ну хворого заспокоює. Вот так і з тою стіною, ми потратимо гроші але в сучасних умовах війни цю стіну переткнути – п’ятнадцять хвилин. Взірвали, перекинули якийсь місток і вперьод поїхали.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну тут я не можу з вами погодитися, тому що ми з вами розуміємо що стіна ця не для того будується, да.

Слушатель: Тільки для заспокоєння народа.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну не тільки для заспокоєння. От бачите, ми з вами цієї стіни не бачили, нам її ніхто не показував, нам ніхто не показував як її не можна, ну я розумію що танк її може переткнути, але нам ніхто не показував наприклад як може чи не може її переткнути там наприклад група с п’ятих осіб. От їх п’ять наприклад. Вот один ні, а тут п’ять вночі, вот як вони, чи в день.

Слушатель: Елементарно. Кукурузником перелетять та висадяться там.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ні, я маю на увазі, ну розумієте.

Слушатель: Я розумію що вона якусь перешкоду створює але давайте якщо так від того плясать, то може краще зробити мині поля якийсь? Зробити просто відео контроль чи ще щось, щоб ми засікали цю групу, а не просто стіна.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Розумієте друже, ми з вами говоримо про одне і теж, і у центрі нашої уваги, ви що, мині поля. Самі ж на них і підірвемося. Я не про те. Я про те що вони розповідають. Хороша нормальна пропаганда у державі не діє.

Слушатель: Абсолютно з вами погоджуюсь і це одна з найбільших проблем. Ми війну програєм по всім пунктам.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: При чому у своїх.

Слушатель: Так. При чому навіть наші люди, тобто нормально здравомислящи починають у чомусь розчаровуватись, десь щось не бачити, десь щось не розуміти. Абсолютно погоджуюсь з вами. Є проблеми.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добре. Дякую вам що подзвонили, цікаво. Спасибо вам большое, наша передача подошла к концу, скажем так. Все ясно что ничего не ясно. Главный вывод который меня смущает. Смотрите, я прощаюсь с вами на выходные. Сегодня буду в этой передаче и там много будет каких-то гостей, ничего не знаю. Ну поговорим тоже на важные темы об Украине, о чем еще говорить. Вообще вот это разнообразие аналитических передач на Украине, оно вообще поражает. Россияне к такому не привыкли. Есть Киселев да Соловьев, да и все. А тут таке різнобарви. Спасибо вам большое, я напоминаю. Это была программа «На пике событий», сейчас будут большие красивые новости на целый час, все узнаете в подробностях. А я встречусь с вами в понедельник. Всего наилучшего, до свидания.

Читать все
Читать все