СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Речь идет о военных преступлениях, в совершении которых российская пропаганда пытается обвинить Украину"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымГеращенко: "В Славянске около 50 людей захоронено во время пребывания там боевиков"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов четыре минуты и пять секунд в Киеве, точное время. Двадцать шестое сентября, пятница. Слушайте Радио Вести. У микрофона Сакен Аймурзаев. Добрый вечер, здравствуйте. Пока все прогрессивное человечество одурманено телевидением, сидит приткнувшись к Шустеру и прочим шоу, которые по другим каналам, вы самые верные и преданные. Самые развитые сознанием люди, слушаете Радио Вести. Благодарю вас за это. Двадцать четыре тридцать пять – пишите смс-сообщения, подписывайте их. Задавайте свои вопросы, реагируйте на то, что слышите в эфире. Телефонные звонки тоже будут в этом разговоре нашем. А иначе как? Я хотел начать с того, что вы просили сделать когда-то. Точный адрес Лефортовской тюрьмы в Москве, где находится Олег Сенцов и трое других подозреваемых российской генпрокуратурой в террористической деятельности украинцев из Крыма. Точный адрес Лефортовского изолятора. И так сто одиннадцать ноль двадцать, москва, Лефортовский вал, дом пять. Абонентский ящик – двести один. Еще раз: сто одиннадцать ноль двадцать, москва, Лефортовский вал, дом пять. Почтовый ящик – двести один. Олегу Сенцову или кому-то из ребят, кому вы хотите написать письмо. Пожалуйста, имейте в виду, что переписку Лефортовский изолятор перлюстрирует, как это называется. Все письма прочитываются, после чего отдаются заключенному. Поэтому особенная просьба от людей, беспокоящихся за судьбу Олега и всех находящихся там, не писать в письмах то, что может им повредить. Надеюсь на ваше здравомыслие, и желание помочь ребятам, оказавшимся в очень сложной жизненной ситуации. Ну, начнем мы с новости, которая лично меня очень сильно сегодня задела. Несколько впечатлила, скажем так. Владимир Путин потребовал от Евросоюза пересмотреть договор об ассоциации с Украиной. И такое письмо написал российский президент председателю еврокомиссии Баррозу. И предупредил, что, если экономическая часть недавно ратифицированного договора об ассоциации между Украиной и Евросоюзом не будет пересмотрена, Москва примет, как сказано в письме «немедленные и соответствующие ответные меры». По нынешним временам, в общем, говорить о том, что может применить Путин, достаточно сложно. Но, а так как это письмо комментируют и за него отвечают, скажем так, те люди которые отвечают за экономический блок в российском руководстве, видимо имеет смысл говорить о некой экономической блокаде, о неких экономических ответных мерах. Понятно, что ничего хорошего. На это уже отреагировала Европа. Карел де Гюхт, один из еврокомиссаров, сообщил о том, что президент Путин отрекается от договоренности с Евросоюзом. Угрожает новыми мерами Украины. Цель его – полный саботаж политики Украины по отношению к Евросоюзу. Чиновники Европы считают, что вот это, ведь что имеет по экономической части. Отложили на год полный переход на новый формат отношений между Украиной и Европой. Отложили до первого ноября следующего года. Это Европа рассматривала как передышку, как плавный переход от нынешнего формата отношений в экономике с Украиной к новому формату, формату полного сотрудничества. То, что Россия смотрит на это не как на передышку, не как на условия ради мира, а как на возможность полностью разбить эту ассоциацию. Мы сегодня видим из заявления Путина. Если бы просто это была угроза, вот не знаю двадцать восьмого заместителя третьего помощника – это было бы одно. Речь идет о письме главы государства. Несколько раз Путин уже занимался таким эпистолярным общением с Европой по газу, например, угрожая, если Европа ни каким образом не повлияет на Украину, устроить холодную зиму. Ну и так далее, и так далее. Все бы это было тоже не так, наверное, угрожающе, если бы мы не видели возросший и зафиксированный самыми разными сторонами, в том числе и МИДом Украины, новый поток пропаганды, которая направлена на Украину. Сейчас в новостях, в выпусках информационных программ российских, очень конкретная такая кампания. Кампания, и кстати вчерашний вопрос, который задала корреспонденту Первого канала Президенту Порошенко, абсолютно вписывается в эту новую кампанию. Значит, речь уже не идет о хунте, речь уже не идет о фашистах, речь не идет о поедании христианских младенцев. Речь идет о военных преступлениях, в совершении которых российская пропаганда пытается обвинить Украину. Вчера Президента спросили по поводу Одессы. И надо сказать, Порошенко виртуозно ответил так, отбил эту подачу, обратно вернув Константину Эрнсту через эту девочку. Или там кураторам Первого канала в Кремле. Этот темник скажем так, попросив Россию помочь с выдачей того человека, начальник милиции, который обвиняется, подозревается в вооружении людей и в той беде, которая случилась в Одессе в мае. Но, надо сказать, ответ этот Порошенко в программе время прозвучал. Но что последовало после? Во-первых, в каком обрамлении там тоже. Было сказано, что украинский Президент не особенно охотно общается с российскими журналистами, что не правда. Что не правда. Вчера задавали вопросы российские журналисты. И давал интервью российским СМИ Президент. Но после этого начали говорить о том, что вот одесское преступление не расследовано. И продолжается история с тайными захоронениями, которые якобы обнаружены в поселке в шестидесяти километрах от Донецка, у шахты Коммунар. И история с этими захоронениями совершенно какая-то непонятная. Значит, сообщили представители ДНР, ЛНР, представители этих самопровозглашенных республик, после чего это моментально раскрутилось по центральным каналам российского телевидения. Это вот дело последних дней, буквально вот нескольких последних дней, после того как попало в новости. Что произошло? Начали по очереди от правозащитников государственных, от таких правозащитников в законе, которых в России достаточно. Есть удивлю вас даже целый совет по правам человека при президенте Путине. Председатель этого совета, члены этого совета начали говорить о том, что «ой-ой-ой, ай-ай-ай». Значит, преступление против человечества, надо расследовать. Безусловно, на такие заявления моментально реагирует международное сообщество. Особенно те организации, которые подолгу службы своей занимаются, ну, разного рода нарушениями человеческих прав: Верховный комиссариат ООН по правам человека, высказал обеспокоенность ОБСЕ. Но мы так и не можем понять, что же там было найдено. Кто же там был похоронен. Сколько человек удалось в итоге эксгумировать, сколько не удалось. ОБСЕ говорят о нескольких людях. Боевики – о десятках мирных жителях, которые были не едва ли не, знаете, с упорством маньяков убиты. Ни какой ясности, ни каких фотодоказательств, никаких видеодоказательств, никаких профессиональных исследованиях судебно-медицинских экспертов. Ничего мы не имеем, кроме такого настойчивого и очень эмоционального стона и воя, раздающегося по российским основным каналам и звучащего из уст российских политиков. К сожалению, мы оказались в такой ситуации, когда доступ к этой территории абсолютно закрыт. Когда нет возможности ничего узнать о том, что происходит там. Но это не первый случай, это не первое захоронение, это не первый подобный ужас, не первые подобные ужасные находки войны. Мы подготовили небольшую справку. Я сразу после рекламы и коротких новостей дам вам ее послушать, чтобы вы представили масштаб находок, которые были до этой непонятной находки. После чего послушаем, что думают на сей счет в министерстве внутренних дел, советник министра Арсена Авакова Антон Геращенко. Пообщался со мной за несколько минут до эфира и рассказал свое видение вот этого последнего захоронения. Тема очень важная, тема страшная. Что вы о ней думаете? Двадцать четыре тридцать пять – пишите, пожалуйста, смс. И я думаю, что спрошу вас по телефону, несколько ваших звонков приму после новостей. Не переключайтесь.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать четыре тридцать пять – телефон для ваших смс. И вот только что пришло сообщение, подпишите его пожалуйста, что бы я мог вам ответить. Вот вы мне пишите, те, кто рекомендует мне съездить в зону АТО. Пожалуйста подпишите. Я пока не могу реагировать на это сообщение. И так, мы говорим о захоронениях, которые якобы найдены и сейчас активно обсуждаются в российских СМИ. Тем не менее есть факты, которые и без российских СМИ мы знаем – о захоронениях, найденных например в Славянске после освобождения этого города боевиков. Известны все факты, которые были в публичном доступе. Собрал для вас Юрий Петрушевский, пожалуйста послушайте.

Справка Радио Вести: Первое крупное захоронение возле Славянска обнаружили четырнадцатого июня. Так, на трассе Изюм-Славянск в точках наибольших сопротивлений боевиков с украинскими силовиками, силы АТО обнаружили массовое захоронение террористов. Информацию о количестве тел тогда так и не обнародовали. Но уже меньше чем через две недели в озере на окраине Славянска водолазы увидели несколько сотен трупов. Пятого июля Славянск освободили. Шестнадцатого июня под городом во время работ по восстановлению инфраструктуры украинские военнослужащие обнаружили несколько сотен тел боевиков. Двадцать восьмого июля украинские силовики обнаружили первое массовое захоронение именно местных жителей. Всего было эксгумировано пятьдесят два тела жителей Славянска, большинство из которых ранее в открытую не поддерживали сепаратистов. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это только немногие факты. И я скажу вам, общаясь с людьми, которые там либо живут, либо были на востоке. Слышал истории с совершенно поражающие любое воображение о найденных боевиках, которые никто не вывозил и никто не убирал. Вот как погибли, так и складируют посреди поля, леса. Либо частично, частичные останки. Либо целиком. Все это конечно жуть и ужас. Все это жуть и ужас, и такие находки войны они присутствуют. Они есть, и ничего с ними не сделаешь. А не надо предупреждать. Можно в эфир этого человека. Валерия Широкова мне помогает вести этот эфир. Вот пытаемся дозвониться. Один человек написал интересное сообщение, вот хочется мне с ним на эту тему побеседовать. Алло! 

Слушательница: Алло! Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте! Девушка, да? 

Слушательница: Да, я девушка. Меня зовут Татьяна, я из Киева. Так случилось, что я знакома с Ириной Довгань, которая вот если вы помните, привязывали к столбу, избивали, до этого били в тюрьме. Вот. И немножко, последние три дня я изучала как раз вопрос про то, что происходит там. То есть, мне кажется, я в принципе вложила в своем сообщении вам, что это попытка российской пропаганды, учитывая, что получилось очень много свидетельств изнасилований, пыток и убийств на оккупированных территориях. В принципе, настолько много, что уже пора выносить, не знаю, миссию ООН какую-то привлекать. И вот просто для того, чтобы убрать у нас эти требования, они мне кажется, придумали вот такие истории.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну конечно, лучшая защита – это нападение. В таком случае. А скажите Татьяна, каким-то образом эта вещь, эти все ужасы, они фиксируются или нет? Можно как-то это все за документировать? Потому что вы говорите ООН, верховный комиссариат ООН, вы знаете это все организации с одной стороны конечно доброй воли и так далее, и так далее. Тем не мене это организации, которые достаточно строго работающие в таких регионах. 

Слушательница: Смотрите, я общалась с представителем ООН в Украине об этом. Они на самом деле, находясь в том числе у них есть небольшое количество людей, на оккупированных территориях, и они фиксируют. И в ближайшее время должен быть отчет ООН по вот этой ситуации. Из того, что я знаю, я лично разговаривала с Ириной Довгань и видела у нее синяки на руках. Вы видели фотографии, которые сделали международные фотографы, когда она стояла возле столба. Это вот та женщина, которая с флагом стояла.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да, да. Я помню. Конечно, это жуткая история. 

Слушательница: Было большое ее интервью в нескольких СМИ, где она отчитывалась, что с теми людьми, которые находились с ней одновременно в камере. Что происходило с ней, когда она не была на глазах у всех. А когда она была изначально в камерами с какими-то осетинскими ополченцами.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушательница: То есть, это реально страшно. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам!

Слушательница: Потом есть история одного милиционера донецкого, который рассказывал о женщине, изнасилованной, которую к нему бросили в земляную камеру. Это все есть уже в СМИ.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Все уже есть, да.

Слушательница: И есть в отчете ООН. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам, Татьяна, за вашу позицию, за вашу готовность помогать установить справедливость. Это очень важно. Всего доброго, до свидания.

Слушательница: До свидания.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так, у нас этот человек? Нет? Мы будем с вами периодически звонить нашим слушателям, которые вы не просто смс-ки пишите. Вы видите, вы еще даете нам свои номера. Поэтому можно вам и позвонить. Вам не кажется, что надо заставить работать Арсена Авакова? Именно об этом собственно мы и говорили с Антоном Геращенко, советником Арсена Авакова. Вот. У меня будет его интервью, буквально через несколько минут я вам дам его послушать. И вы сможете. Да. Алло, Сергей?

Слушатель: Да, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте, Сергей из Харькова. Вот, видите, вы пишите, что я вру по смс-кам. А я вам звоню и хочу узнать, в чем ли я вру, Сергей? Вот вы написали: «Сакен врет, как врет Россия. Только Сакен врет не так тупо как Россия»! Так пожалуйста, где я вру. Пожалуйста, Сергей, у вас есть возможность мне в лицо это сказать. Да?

Слушатель: Хорошо. Не имея никаких данных, вы сами сказали, что у вас нет никаких данных по захоронению, вы сразу отрицаете. То есть если бы разобрались там, какая-то информация была. Тогда можно сказать, вранье это не вранье. А вы не имея ничего, сразу говорите, что это все, дескать, не относится к правде.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так почему же они, если это на их территории, не на их территории, а на территории, на которой находятся боевики, и которые контролируются их идеологическими войсками, скажем так. почему же они нам не предоставляют полной информации по этому захоронению? Почему? 

Слушатель: Во-первых, а был ли запрос по этому поводу? Вы знаете об этом? Вы слышали об этом?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Какой запрос?

Слушатель: Вот допустим, украинское МВД какой то запрос делали по поводу расследования этого случая?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: они не могут туда физически попасть.

Слушатель: Ну запрос был или нет?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не знаю.

Слушатель: Я знаю, что там со стороны ДНР или ЛНР, не знаю, было показано представителем ОБСЕ это все дело. А они не подтвердили, но и не отрицают этот факт. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, значит, мы действительно ничего не знаем. Если мы действительно ничего не знаем, мы не знаем. Не могут туда доехать эксперты. А вся российская машина, пропаганда говорит о том, что там едва ли не органы вырезали у людей. Неужели вы Сергей настолько объективны и беспристрастны, что вы готовы допустить, что это правда? Скажите.

Слушатель: Я вчера смотрел по Россия-двадцать четыре вот эти вот кадры.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так. 

Слушатель: И я там не услышал, как вы говорите, вырезали органы и так далее. Там было сказано, что со связанными руками женщина с признаками там изнасилования, ну это тоже может быть, скажем так. Найдено в двух населенных пунктах. Ничего про органы там не было. По России-двадцать четыре, я еще раз вам говорю.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вы в Харькове живете? Да?

Слушатель: Я в Харькове живу.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И смотрите Россию-двадцать четыре?

Слушатель: У меня есть интернет, и я могу смотреть.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, смотрите, смотрите. Спасибо, Сергей. Смотрите дальше. Ну что, давайте тогда мы послушаем разговор с Геращенко, который у меня состоялся. И вы Сергей из Харькова тоже послушайте его, и может быть что-то станет ясно. Я спросил собственно, что может сделать Министерство внутренних дел? Что может сделать украинское следствие? Вот его ответы.

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Для того, чтобы определять такого рода случаи в военных конфликтах, что на самом деле произошло, кому принадлежали эти тела, при каких обстоятельствах они погибли и так далее, для этого необходима независимая комиссия, которая будет изучать. А так, другие стороны всегда будут использовать это в своей пропаганде. Я могу привести пример. Когда во время Нюрнбергского процесса обвинитель СССР Руденко предъявил видео доказательства и документы о том, как в Смоленской области была эксгумация массового захоронения, которое господин Руденко обвинял фашистскую Германию. В это время рейхсмаршал авиации Геринг посмеивался и перешептывался с другими заключенными. Через неделю рейхсмаршал Геринг и его адвокаты предъявили другую видеозапись, сорок первого года, о том, как немцы уже эксгумировали захоронение, которое известно как Катын. Это было десять тысяч польских офицеров и солдат, уничтоженных сталинским режимом. В сорок четвертом году после захоронения советская пропаганда решила использовать против фашистов, забыв, что авторами всего этого являлся сталинский режим. Это я привожу пример, исторический того, как такого рода вещи стороны обвинения всегда пытаются использовать друг против друга. Но правда, она может быть вообще в другом месте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Если конкретно посмотреть на вот это захоронение, используемое российской пропагандой очень активно, можно ли сейчас сказать, что эта территория не контролировалась нацгвардией, там не было нацгвардии. И что это не значит ничего, то что говорят эти люди.

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Я могу сказать, что это ничего не значит. По той простой причине, что это некая яма, в которой закопаны некие тела, которые в том числе могут принадлежать нашим воинам. Могут принадлежать боевикам и террористам. Могут принадлежать мирным жителям. А могут быть убиты самими террористами. Поэтому вариантов миллионы. И для того, чтобы это понимать, нужно проводить следствие по всем правилам. В рамках следствия нужно определять, кто конкретно погиб. Потом, когда это произошло. Какой был способ смерти. Дальше, при каких обстоятельствах это произошло и так далее. И тогда можно о чем-то говорить. А иначе, это голословные обвинения с той стороны, которые ничего не значат. Кроме того, добровольческих батальонов и подразделений нацгвардии в Нижней Крынке никогда не было. Это факт и мы его специально проверяли. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А есть ли сейчас возможность туда доехать? Вот ОБСЕ там побывали.

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Нет. Это территория, занятая боевиками, на которую наши силы зайти не могут. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А помимо этого случая, не раз звучали другие факты. Вы можете сказать, в Министерстве есть понимание масштабов, возможных масштабах вот таких вот случаев?

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Я вам могу сказать, что в Славянске, по нашим данным, около пятидесяти трупов захоронено людей, убитых во время пребывания там боевиков. Я лично участвовал в эксгумации четырнадцати тел, захороненных прямо в центре Славянска.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это мирные были люди? Военные?

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Значит, там проводится экспертиза. Четверо были священники, четверо это были прихожане церкви Преображения Господня в Славянске. Это их забрали машиной, убили, пытали и захоронили.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, Антон, ну как мы можем ответить на все это? Я вот не могу представить.

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Я вам еще раз повторяю, что значит «не могу представить». Есть голословные обвинения. Кто личности этих людей? Кто знает, кто они? При каких обстоятельствах они умерли?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Никто сейчас.

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Никто. В таком случае, это голословнее обвинение, которое не имеет никакого основания. Я для этого привел пример, как на Нюрбергском процессе обгадилась советская пропаганда, обвиняя фашистов в тех преступлениях, которые совершал сталинский режим. Понимаете? Вполне возможно, что там находятся жертвы, которые террористы расстреляли своих, захоронили там. А потом через какое-то время пытаются выдать их за какие-то жертвы. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А международные организации могут помочь украинским следователям? Каким-то образом в этом? 

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Там нужно сначала определять личность погибших. Понимаете? Пока не установлены личности, не о чем говорить. А в другом случае, в Интернете нарисована табличка, где стоят четыре фамилии, где написано «Вооруженные силы России». И это не значит, что там захоронены вооруженные силы России. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да. И много было рассказов о том, что российских боевиков, наемников и военных тоже находили трупы брошенные. Брошенные просто. 

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Совершенно точно. Потому что во время войны может все смешаться. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, министр в курсе дела? Я надеюсь, что вы не оставите это все.

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Естественно мы это не оставим. Но мы не могли расследовать это преступление про боевиков в Славянске, пока Славянск не был освобожден. Понимаете? Точно также мы не можем расследовать дело, когда у нас нет доступа к тела погибших. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тогда в отличии от Славянска было понятно, за что. Пришли, освободили и все. А сейчас вот с этими новыми режимами самоуправления, не знаешь, когда вы сможете это сделать, понимаете? 

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Совершенно верно. Поэтому еще раз повторяю, есть понятие, что не нужно верить голословным обвинениям, тем более звучащим в российских СМИ, которые постоянно лгут обо всем. Я специально делал вчера пресс-конференцию, на которой показывал, сколько случаев уже было, когда просто была наглая ложь. То о трехлетнем мальчике, распятом на центральной площади Славянске, что уже не верили сами люди России. То показывали, как мы бомбим Макеевку баллистическими ракетами и показывали их собственную запись, как их ракета на Байконуре падает. Ну и так далее. Поэтому я не понимаю ваше обеспокоенности. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А это обострение? Оно, вообще, с чем связано? Молчали же они какое-то время.

Антон ГЕРАЩЕНКО, гость: Я считаю, что Путин дал команду «фас» относительно дальнейших пропагандистских усилий в отношении к Украине. Это связано с изменением его политической линией. Вот и все. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Антон Геращенко, советник министра внутренних дел Украины прокомментировал информацию о тайных захоронениях. После новостей продолжим разговор. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать тридцать шесть. Сакен Аймурзаев, продолжаем эфир. Мы немножко поменяем тему. Но не немножко, сильно поменяем. Идем в сторону выборов. Двадцать четыре тридцать пять – телефон для ваших смс-сообщений. Пожалуйста, пишите то, что вы хотите написать. Отреагируйте на наш разговор. У нас будет через несколько минут Ирина Бекешкина в эфире. Поговорим о предвыборных делах, о раскладах и о рейтингах. Но перед тем я хотел бы еще немного отреагировать на смс-сообщения. Вы что-то меня сегодня сильно задели ими. Сергей из Киева пишет, Геогрий обвиняет меня в ереси ватничества, и прочих вещах, прочих вещах. Значит, смотрите, вы пишите, зачем эту тему поднимать, что вы распускаете нюни. Путинцы разводят, и вы разводите на манер медиа России. Не хорошо. И так далее, и так далее. Во-первых, запретных тем не существует. И не вам Георгий с Сергеем учить нас, какие темы выбирать. Это первое. Второе. Если происходит такая массовая пропагандистская акция в стране, которая хочет сейчас задеть Украину, и вы считаете, что лучший ответ это сидеть и молчать и делать вид, что никто и ничего не говорит. Ну, давайте будем сидеть и молчать. Только когда комиссариат ООН спросит и ОБСЕ спросит, которые там находятся, мы должны быть готовы дать полную информацию. И участвовать в этом расследовании. И доказать, кто, как и почему убил людей. Открыто и публично на весь мир. Если вы считаете, что ваши смс-ки оскорбительны и уничижительны, помогают найти правду, вы заблуждаетесь. И отправлять меня в АТО тоже не надо вот такими способами, какими вы сегодня делаете. И вообще, будете хамить, отключу смс-ки вообще. Тема следующая. Парламентские выборы, первые опросы появились. Меньше месяца остается. Ровно месяц собственно остается до парламентской компании. Пожалуйста, послушаем подготовленный Евгенией Гончарук материал о том, как сейчас распределяется симпатии украинских избирателей, за месяц.

Справка Радио Вести:

По данным общего опроса Киевского международного института социологии и фонда Демократические инициативы в парламент пройдут три политические силы: блок Петра Порошенко, радикальная партия Ляшко и партия Батькивщина. Политическая сила нынешнего Президента получит почти двадцать семь процентов. остальные шесть и пять процентов. другие политические партии, по данным опроса, не преодолеют проходной барьер. Среди них, Гражданская позиция, Свобода, коммунисты, УДАР, Сильная Украина. Народный фронт, который возглавляет Арсений Яценюк, наберет чуть меньше четырех прцоентов. А Партия Регионов меньше одного. Более трети опрошенных не определились с ответом. А полтора процента сказали, что испортят свои бюллетени. Точно пойти на выборы планируют сорок шесть процентов участников опроса. Из тех, кто не планирует голосовать – треть людей. Объясняют это тем, что на этих выборах нет достойных кандидатов и партий. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: У нас на прямой связи Ирина Бекешкина, социолог, директор фонда Демократические инициативы. Ирина Эриковна, приветствую вас.

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Да. Добрый день.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы участвовали, ваш фонд в этом опросе в том числе, да?

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Да. Мы его проводили.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Скажите, пожалуйста, вот беспрецедентно три партии, а остальные вообще никак недотягивают.

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Нет, это не совсем так.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет?

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Дело в том, что много, тридцать два процента, это те, кто не определился. Поэтому, в общем-то, я думаю, что.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Все может измениться?

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Конечно. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А эти тридцать два процента, они не разложатся по этим трем корзинам, уже существующим?

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Нет, они не разложатся. Если их начать раскладывать, то вообще говоря, пройдет шесть-семь политических сил. Просто мы их не раскладывали, потому что не понятно, какие будут расклады. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот у оппозиционного блока? Так называемого. У него совсем все туго? Или как там у них? 

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Дело в том, что мы его не вставляли, потому что тогда они еще не выдвигались. Поэтому.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, по этой причине. Потому что я их не видел.

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Да, по этой причине. Просто их еще не было тогда. Когда начался опрос, просто их не было. Было не понятно. Поэтому мы просто вставили тех, кто тогда был. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ирина Эриковна, я вот вас неоднократно видел в фейсбуке. Вы пишите о сложностях. Не новых сложностях, сопряженных с вашей работой на этой компании. Неужели не изменилось ничего? Все те же обвинения, все те же проблемы у социологов? 

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Нет, проблем сейчас у социологов особых нет. Единственное, что очень трудно проводить опросы там, где стреляют. Мы вынуждены заменять те регионы, где идут бои. И это конечно очень сложно. Но каких-то других проблем нет. Вы знаете, многим не нравится работа социологов. Это всегда было, и есть сейчас. Но каких-то сложностей в нашу работу это не вводит. Нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Скажите, вот пятнадцать округов могут участвовать в выборах, да? Избирательных на востоке?

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: сейчас трудно сказать.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Трудно. Ну, там две трети. Я слышал цифру – пятнадцать могут, около пятнадцати не может. Вот, на сколько бы сильно изменилась картинка, если бы это все было? Или сейчас вообще нельзя так теоретизировать? 

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Нет, можно. Почему же. Можно сказать, что конечно это вносит сложности, это создает проблемы тем партиям, которые возникли на осколках Партии Регионов, потому что именно там их электорат. Например, если бы был Крым и если бы были выборы на всей территории Донбасса, то очевидно проблем у Сильной Украины не было бы. А сейчас она пока находится под пятипроцентным барьером. И их судьба далее оппозиционного блока, который возник, будет зависеть от того, какая часть электората этих регионов сможет проголосовать.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А изучение мажоритарных предпочтений? Это возможно сейчас?

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Мы не изучали. Это конечно возможно. Но представьте себе, что никаких мощностей у социолога не хватит для того, чтобы изучать на мажоритарных кругах.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А когда следующий замер планируете делать? 

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Ну вот, скоро.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Скоро?

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Я к тому, что не только мы. Я думаю, что сейчас будет достаточно большое количеств, и нам будет интересно смотреть, как будут определяться эти тридцать два процента. Они или определятся, или большинство из них не пойдет на выборы. Но в том или ином случае, конечно, эти проценты кому-то добавятся.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и последний вопрос. Если говорить о готовности украинцев идти, твердо идти голосовать в сравнениях с президентскими выборами, увеличилось количество вот таких граждански активных людей? Или оно стабильно? Или оно уменьшилось. 

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: Мы сравнивали с опросом перед предыдущими двенадцатого года выборами. И пока скажем, готовность на двенадцать процентов меньше. И очевидно, что будет явка меньше, чем на президентских выборах, потому что всегда на парламентские выборы ходят меньше, чем на президентские.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Спасибо вам за вашу работу и за интервью. Благодарю вас. Ирина Бекешкина была в нашем эфире. До свидания.

Ирина БЕКЕШКИНА, гость: До свидания.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы говорили о последнем опросе, который сделал Фонд Демократические инициативы. Будем следить за социологией. А нам безумно интересно открытые опросы, доступ к которым у нас с вами ограничен. Но я надеюсь, что ближе к выборам мы сможем поговорить и о том, как отдельные штабы воспринимают свои шансы и свои возможности. Через месяц избираться в украинский парламент. Сейчас новости и продолжаем. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и давайте с вами проголосуем быстренько: Пойдете ли вы на выборы? Решили ли вы пойти на выборы? Пойдете или не пойдете? За месяц до парламентского дня, дня выборов в Верховную Раду. И так, если вы решили пойти на выборы – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один – это если вы уже твердо пойдете на свой участок и проголосуете. Ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если не решили – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. И так, пойдете ли вы на выборы? Да - восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один, нет - восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Очень короткое голосование. Пожалуйста. Несколько минут. И звоните, телефон прямого эфира – ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. А то все время обвиняете меня в том, что я не даю вам высказаться. Пожалуйста, звоните ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Готов слышать ваше мнение непосредственно. Вот в прямом эфире Радио Вести. Так голосуйте, голосуйте. И все еще через месяц будете голосовать. Не спрашиваю, определились ли с выбором, будете ли вы голосовать. Не ударится в агитацию случайно. Но голосование очень быстро происходит. Давайте до ста голосов дожмем. И остановим. Пока давайте еще звонок, а потом с голосами. Да, здравствуйте!

Слушательница: Здравствуйте, Татьяна Киев. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Татьяна.

Слушательница: Пойду на выборы. И хочу сказать, чтобы все пошли на выборы. У нас есть один шанс изменить что-либо. Если у нас не получится, опять выйдем на улицу, опять сделаем Майдан.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сначала на выборы. Потом на Майдан. Майдан – выборы, выборы – Майдан. 

Слушательница: Это при условии, если опять не поучится

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вы как, Татьяна, этим пятничным вечером думаете, получится? Или не получится?

Слушательница: Я могу сказать, за кого проголосовать, чтобы получилось.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, не надо. Вот этого не надо делать. Я вам говорю, рекламный отдел, он побреет меня налысо. Я этого не переживу. 

Слушательница: Нет, нет. Я считаю, что получится. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Все, ура, ура Таня. Спасибо. Доброго вам вечера. Продолжаем звонить ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. И так, останавливаем голосование – девяносто один процент решил пойти на выборы. Девяносто один процент, и девять процентов решили не идти на выборы. Очень быстро мы набрали необходимое количество голосов. Давайте еще пару звонков на тему – пойдете ли вы на выборы или не пойдете? Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть. Да, слушаю вас. Как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Ярослав, Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Ярослав, слушаю вас. 

Слушатель: Обязательно пойду на выборы. Потому что как бы нужно участвовать, но.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ой, Ярослав, мы поняли, что вы пойдете на выборы. Связь ужасная. Добрый день! Вы в эфире, как вас зовут?

Слушатель: Алло! Здравствуйте! Юрий, Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте!

Слушатель: Я хочу сказать, что я пойду на выборы. И хотел бы еще сказать то, что я считаю, что нет смысла голосовать за те партии.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, не надо говорить. Не надо говорить, за кого есть смысл голосовать.

Слушатель: Нет, я не буду. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы пойдете?

Слушатель: Да, я пойду, но за те партии, которые голосовали за эти законы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: За законы шестнадцатого января?

Слушатель: Да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, это понятно.

Слушатель: Голосовать не стоит.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Это гражданская позиция. Не сказали, какая это партия. Теперь смотрите, еще один был сегодня проведен опрос. И мы Валерия Широкова помогает мне провести эфир за пультом продюсера эфира. Обнови, пожалуйста, голосование. Сегодня провели Киевский международный институт социологии и Международная фундация избирательных систем обнародовали результаты опроса – доверие украинцев к президенту, премьеру, министру внутренних дел, главе СБУ, меру Киева и Днепропетровскому губернатору. Почему именно Днепропетровскому, очень сложно мне понять. Есть интересные губернаторы и в Донецке и везде. Видимо Игорь Коломойский просто очень яркий человек сам по себе. И один процент доверяет ему в полной мере, десять – в некоторой мере. Но мы с вами проголосуем по доверию к Президенту. Значит, по опросу этих двух уважаемых социологических служб – двадцать два процента украинцев доверяют Президенту Порошенко. Я хочу спросить вас сегодня, доверяете ли вы главе государства? Доверяете ли вы ему? Если да – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если нет – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Пожалуйста, еще одно блиц голосование, несколько минут оно продлится. И я надеюсь, что вы также быстренько отреагируете. Давайте звонок, пожалуйста вы в эфире. Здравствуйте. 

Слушатель: Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Доверяете или не доверяете? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Почему не доверяете? 

Слушатель: Потому что много нюансов, те, что обещал.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Давайте хоть три нюанса. Как вас зовут?

Слушатель: Владимир.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Владимир, три нюанса. 

Слушатель: Три нюанса? Ну, во-первых, единая Украина – именно для него, это нереально выполнимая задача. Другой человек, мне кажется, может это решить. Это самое важное. Во-вторых, нет его самого главного патриотизма. То, что он там говорит, давайте то и то, это все мелочи. А делов особых никаких нет. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А что бы вы считали проявлением патриотизма от Президента? 

Слушатель: Если он такой патриот Украины, то в первую очередь нужно договариваться с теми людьми, которые сейчас могут что-то решить то, что происходит в стране. А он ищет помощи не там, где надо. Тем более Америка и Европа никогда нас не ждала и не будет ждать. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А кто нас ждет? И с кем говорить? 

Слушатель: Украинцам только поможет, и всегда помогала только Россия. Не то, что помогала Россия. Мы как единое целое.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Боже мой, Владимир, как у вас все запутанно в голове. Я не могу понять, я не могу понять. 

Слушатель: Ну так в стране все и запутанно. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да. Отдохните. Всего вам доброго. Хорошей вам пятницы, субботы с воскресеньем. Ой, какие у нас слушатели оказались. Слушайте, это надо скриншот в Администрацию Президента просто отправлять. Голосуйте, пожалуйста. Доверяете вы или не доверяете вы Петру Порошенко? Да, слушаю вас. Вы в эфире.

Слушатель: Алло! Вы меня слышите? Это радио, да? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это радио именно. Я и есть радио. Как вас зовут?

Слушатель: Иван из Харькова.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Иван, доверяете Порошенко, нет?

Слушатель: Я не доверяю, потому что он из круга олигархов.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

Слушатель: И его окружающие – то же самое, те же люди и так далее.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Иван, скажите, а кто должен быть президентом, чтобы вы доверяли? Хлебороб? Тракторист? Слесарь? Плотник?

Слушатель: Нет, никого.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, я не говорю про людей. Вы сказали.

Слушатель: С рабочего класса.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: С рабочего класса, понятно. 

Слушатель: Или крестьянского класса. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Стоп. 

Слушатель: Но только не бывшая директория. Дело в том, что сейчас беззаконие. И вот это выборы будут, это вы знаете, чтобы помочь человеку, будут ссылаться на административный ресурс. А когда нет выборов, невозможно решить такие вопросы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Спасибо вам за звонок, Иван. Благодарю вас Иван из Харькова. Закончил я наше общение. И так, семьдесят восемь процентов позвонивших на Радио Вести доверяют Петру Порошенко. Двадцать два – не доверяют. Семьдесят восемь доверяют. Ну, наверное, это те, кто знает, что у Президента сегодня День рождения. Мы, конечно, журналисты, не имеем права ни на какие реверансы перед властью. Мы всегда спорим с властью. Мы всегда оппонируем власти. Мы всегда выступаем критиками власти. И будем это делать по долгу нашего призвания и по долгу нашей работы. Но никто нам не мешает поставить песенку. Марк Алмонд, песня «Дружба» на английском языке. Всего вам доброго, хорошей вам пятницы и выходных. Поспите, побудьте с близкими. Не злитесь и не будьте подлыми. Пока.

Читать все
Читать все