СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Линия фронта происходит там, где мы сталкивается с этим словом - "совок"

ДиалогиВлад Троицкий: "Нельзя ограничивать себя своими мечтаниями"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Вы слушаете программу «Диалоги». Меня зовут Юлия Литвиненко. В рамках этого проекта я представляю вам Влада Троицкого. Сказать, что я безумно рада видеть этого человека, это ничего не сказать. Пока он не слышит, я скажу, что это абсолютный лидер мнений. Для меня это такой морально-нравственный авторитет, которого днем с огнем в современном мире не сыщешь, а он есть у нас. Честь ему и хвала. Здравствуйте.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Здравствуйте.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я спросила, что знаете Вы историю происхождения своей фамилии? У Вас достаточно интересная фамилия. 

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: На самом деле, она такая достаточно распространенная фамилия, тем более у меня есть прекрасный однофамилец Артемий. Я, кстати, видел один материал, то наши фотографии часто даже путают. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Это забавно.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: На самом деле, у меня не совсем. Генетически моя фамилия Троцкий, потому что у моего отца, у моего деда была фамилия Троцкий. И они были из села Троцкое, Украина. Понятно, что в Советском Союзе жить с такой фамилией как-то не так. Поэтому, когда мама вышла замуж за моего папу, они сколько-то времени терпели. Но долгое время отвечать на вопросы о Троцкизме утомились, поэтому добавили одну букву, появилась фамилия Троицкий. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У Вас революционный ген, как чувствуете, есть он?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: У меня, скорее, ген созидательный, а не разрушительный. Революция, все-таки весь мир разрушен до основания. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы наш новый мир построим.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Мне за тем. Мне интересней за тем. Собственно, чем я сейчас занимаюсь, это мы строим новый мир. То, что в Украине за этого год появилась волшебная энергия мечты, она, кажется, некая эфемерная, всякая всячина. На самом деле, это волшебный, совершенно мощный ресурс для того, чтобы мы, действительно, спроектировали и сделали наше будущее. Правда, если год назад, когда на самом деле эти слова, как никто не даст нам избавления: не Бог, не царь и не герой – это было открытие прошлого «Гогольфеста». Сентябрь. На самом деле я не понимаю, что это такое, это визионерство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы так говорите, что создали будущее, а на самом деле будущее создается сегодня. То, что Вы делаете, я без сомнения скажу, что Вы опережаете время. Я думаю, что Ваши коллеги очень многие Вам завидуют. Толи, это чутье, толи Божье отметина. Но то, что Вы делаете, понятно, что это на века. Это всегда такая прикладная хрестоматия, если хотите. Конечно, многие пытаются разгадать, как ему удается то, о чем мы только думаем, а он это воплощает. Взять, скажем, Ваш театр «Дах». Хоть Вы отреклись от революционного гена, но это совершенно революционный проект?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: На самом деле опять, ему в этом году, в ноябре будет двадцать лет. Вообще, этот год какой-то знаковый. Потому что мне в этом году полтинник, «Даху» двадцать. «ДахеБрахе» десять. Такие круглые. Я для себя одно правило знаю, что нельзя ограничивать себя, своими даже мечтаниями ограничивать свою будущее. Ты должен честно делать сегодня и сейчас. Максимально быть открытым миру, слушать и впитывать в себя эти энергии, эти смыслы, эти чувства, которые тебя окружают. Их пере прочувствовать, пускать в сердце, думать сердцем надо. Мозги, конечно, у нас, хоть мы интеллектуальные существа, но все-таки думать надо сердцем. Сердце тогда тебя не обманет. Не тебя не обманет. Не других не обманет. Сейчас то, что в Украине самое дорогое для меня сейчас, несмотря на весь трагизм и горечь ситуации, действительно страшной гибели ребят, которые воюют, мирных жителей, разрушений всех. На самом деле, это страшное время дает великую надежду, великую мечту о том, что появилось очень много людей, которые готовы отвечать за свою жизнь. Они не инфантильно ожидают, что кто-то там, депутаты какие-нибудь, президент ли, мэр ли что-то за них порешает. Они готовы каждую секунду.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Влад, да. Они готовы рассчитывать на себя, отвечать за свою жизнь, но умирают они за чужие жизни. Вот в чем парадокс. Поэтому в связи с чем, я хотела вот на какую тему поговорить. Парадокс нашей страны в том, что если мы сами не поймем, что с нами происходит, то мы проиграем эту войну. Нигде в Украине, не именно в Украине, нигде на постсоветском пространстве так не прижился русский язык, этот постоянный дележ, и этот язык, как карта, который разыгрывали во всякий раз, это, конечно, большая наша беда. Но, что произошло теперь, после всех этих поражениях позиций, которые мы переживаем. Появился русскоязычный украинский патриот. Человек, гражданин Украины, говорящий на русском, вовсе не нуждается в том, что президент Путин защищал нас, как русскоязычное население. 

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Я думаю, что языковой вопрос, это очень надуманный вопрос. Русскоязычных патриотов было всегда много. Конкретно я себя всегда чувствовал себя патриотом Украины, я русскоязычный, я родился в России, я очень большой патриот, этой моя земля, моя родина. Хотя генетически на самом деле я с Украины. Все мои предки с Украины, просто они были в конце девятнадцатого, двадцатого века переселены на дальний восток, великое переселение было. Не в этом дело. Линия фронта проходит не там, где ДНР, ЛНР, а проходит в сознании каждого из нас. В сознании постсоветском, пост совковом сознании, этого инфантильного, патриотически настроенного человека, который думает, что за него порешает великий Путин, или великий Порошенко – неважно кто. И людей свободных и ответственных, которые в себе раба выдавливают по капле, как говорил Чехов. Когда они могут взять ответственность за свою жизнь, за жизнь соседа, маленького круга, района, города, страны. Чем более развитое сознание, тем больше мера ответственности, это странные противоречивые понятия, но на самом деле в этом есть величина. У нас в этом плане у Украины, очень великий шанс, потому что на самом деле то, что окружает Украину, даже благополучная Европа, она на самом деле находится в кризисе. Там не нужны пассионарии, там не нужны лидеры, такие большие. Поэтому она вся такая испуганная, инерционная, страна для пожилых. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это называется, что связываться просто не хочется.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Нет. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что у них? Им не надо производить какие-то ценности, они живут в этих ценностях. Они не понимают, ради чего они должны ввязываться?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Не так все просто.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы хорошую вещь сказали, что ответственность за свободу. Они свободны, но они не несут никакой ответственности, да?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Им дан этот дар. Они родились. На самом деле те вызовы, которые там происходят, от этнических, до эмигрантских, они не знают, что с этим делать. Поликультурно и так далее. То есть, Европу оставим со своими проблемами. Нам оказаться на периферии тоже не самое то. Фактически тогда лучшие кадры могут вынуться и побежать в более благополучную ситуацию, как произошло в Болгарии, Румынии. Они оказываются на периферии Европы. Украина, действительно уникальный шанс, потому что мы находимся на перекрестии и на перекрестии разных культур. России в кризисе глубочайшем. Мы понимаем во всем своем безумие, величие Путина, и этого Крым наш, который просто, как психическая зараза поник в сознание даже развитых людей. Ты понимаешь, что это больное общество, с другой стороны, что это уставшее общество. Вдруг, мы оказывается, как табула раса, что мы получили право, на самом деле, отвечать за свою жизнь. Не просто, да все. Но если мы сейчас во время этой войны не начнем строить, сегодня прямо здесь и сейчас не начнем строить свою страну, то страна проиграется. Война выигрывается только тогда, когда мы сможем каждую секунду делать успешные проекты. Линия фронта происходит там, где мы сталкивается с этим словом - совок. Это происходит в любую секунду, когда ты сталкиваешься в ЖЕКе, когда ты сталкиваешься с ГАИ, который тебя прессует при взятке, когда ты идешь в Министерство любое, потому что они все были придуманы в Советском Союзе, над ним был некий идеологический орган КПСС, ЦК КПСС.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это совсем не снимает с них ответственность, необходимость быть ответственными за территорию свободы?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Они не умеют, у них нет органа.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Можно ли этому научить? Мы вернемся и продолжим разговор. Я всякий определений искусственно избегаю, не говорю о Вас, как режиссере, драматурге, а следовало бы? Что Вы считаете своей статусной атрибутикой?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Не знаю. На самом деле у меня четыре проекта, «Дах», «ДахаБраха», «Дах Дотерс», «Гоголь-Фест».

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А школу не считаете?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: У нас была лаборатория современной драмы – ЛСД. Была школа новой драмы. Но я не драматург, во-первых. Этим Климушка занимается. Я графоман. Я понял, что мне нельзя писать, я могу посочинять музыку. Я сейчас занимаюсь новой оперой, это новый проект, надеюсь, который будет успешным.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Расскажите? Я про проект не знаю.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Про него практически никто не знает, потому что он только три недели назад был придуман, но уже по тем наброскам, которые послал дирекции фестиваля, то, скорее всего, их пригласят в эту оперу, премьера, которая будет в конце ноября, будет приглашена на два оперных фестивали в Европу. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как быстро у Вас все происходит.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: По быстром.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажите, а что это за идея, что за основа?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Идея в какой-то степени, это первый музыкальный проект «Даха Браха», десять лет назад, успешен, гиперуспешен. В этом году больше ста концертов по миру. На следующий год предложений больше, чем дней в году. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У Вас там такой жанровый синтез, размыт вообще, я бы сказала, столько всего. 

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Это как фолк-мьюзик.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Этно-рок, фолк-мьюзик. Много всего намешано. Опера, тут приверженцы и критики за чистоту жанра будут всячески донимать вас. В принципе, у Вас сознание такого авангардиста, поэтому мне трудно представить, что Вы не будете отходить за рамки заданного стандарта.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Во-первых, кто определил, что такое стандарт. Первое, как написал Бернард Шоу золотое правило, что нет никаких правил. Поэтому успешность «ДахиБрахи», что это уникальный проект. Точно так же, как более молодое правило «Дуб Даха Дотерс», которое в этом году второго декабря будет открывать большой фестиваль в Париже, в театре Питера Брука – это совершено легендарное место, культовое место для театрального мира Франции. Следующий году нас большая гастроль Франция, Вена, то есть, Австрия, Великобритания – это с «Дах Дотер», это отдельный проект. Я подумал, что мне каким-то образом интуитивно, чувственно сердцем, что мне называется размышлять, что удается создавать какие-то успешные проекты в музыке, то я решил заняться новой академической музыкой, опыты у меня такие были в Венгрии. Много этого наделал. Но решил на ненькі Україні. Пригласил ребят консерваторских.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не напугали академичный студентов, приверженцев академического жанра?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Я так же, как спектакли, я музыку пишу так же, как спектакли. Я никогда не придумываю спектакль до того, как начинаю работать с актерами. Зачастую я даже не читаю пьесу до конца. Потому что мне очень важно услышать, как будут читать первый раз пьесу именно актеры, с которыми я буду работать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, люди вдохновляют Вас?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Даже не так происходит. Взаимозажигание, потому что моя задача, как режиссера, креатора, создать пространство, где люди чувствуют себя не исполнителями моей воли, демиург. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А соучастником?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Соучастниками.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Что за основу Вы взяли?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Пьеса Шекспира. Совершенно удивительная пьеса, которую мало, кто знает, это «Кориолан». Очень хороший есть британский фильм одиннадцатого года. Основан на театральном спектакле, очень актуальный, очень резонирует в современной ситуации в Украине. Мы взяли этот текст в переводе Павличко на украинском языке, и начали на базе текста Шекспира начали делать либретто. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На украинском языке?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Это украинская опера будет. Начали писать музыку. Прямо собралась та команда музыкантов, это не симфонический оркестр, это странного состава камерный оркестр, и пять певцов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему странного состава?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Обычно опера считается, что нужен развернутый симфонический оркестр.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У Вас урезанные версии?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Так, как у меня нет в распоряжении симфонического оркестра, то я предложил музыкантам, что кто хочет отправиться в это интересное путешествие, то прийти и сделать. Мы начали делать. Получается на самом деле очень интересно, что те вещи, которые мы создали, я отправил музыку. Директору фестиваля Венгрии понравилось. Возможно, на премьеру приедут директора нескольких европейских фестивалей, потому что жанра новой оперы в Украине особо нет, и они точно приедут, посмотрят. Думаю, что пригласят. Уверен, что пригласят.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скажите мне, вот еще, какую вещь, что никто не может угадать, просчитать успех, но какие-то составляющие общепринятые есть. Принято думать, что позови какую-то звезду оперного пения, или какого-нибудь хорошо раскрученного оперного исполнителя, это будет гарантировать успех. Вы по какому пути пошли?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Мы создаем музыку, у нас никаких звезд нет, но будет проект звездный.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Даже не сомневаюсь, как все, что Вы делаете. Удивительная способность у Вас из всего делать звездный проект. 

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Сейчас я хочу вернуться чуть назад, потому что о личном рассказывать можно бесконечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Про студентов, Вы сказали, что Вы встретились со студентами?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Нет. Я хочу вообще рассказать про страну, потому что мне это сейчас интересно. Это формирует на самом деле то, что чем мы сейчас занимаемся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Влад, страна, это люди.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Я говорю, что самая главная проблема для меня. В Украине фактически нет качественных кадров, то есть, обученных качественных кадров в любой области, начиная от Министерства обороны, кончая Министерством культуры, здравоохранения – это катастрофа. Потому что более того, что они все наши институции государственные, зафиксированы на вчерашний день. То есть, они говорят, что надо, как было вчера. Ты если лобовую будешь на них атаку, то они устроят тебе армагеддон.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Черную?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Они устроят тебе ЛНР, прямо не выходя из своего кабинета. Погибать в этих атаках, это бессмысленно. Единственная технология, это то, что мы сейчас делаем на Гогольfestе, это формирование так называемых свободных гуманитарных зон. Что это значит, рассказываю секрет, на самом деле секрет рассказываю волшебный.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На самом деле, это называется культурной политикой. Подобную концепцию я слышала из уст Марата Гельмана небезызвестного Вам в этом.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Мы вчера с ним об этом много говорили. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я чувствую, откуда ветер дует. 

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: У нас немножко разнится концепция.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В чем?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: В том, что сейчас на самом деле с Украиной. На границе с Украиной стоит очень много ресурса и денежного, и кадрового. Начиная от того, что Европа, чтобы защитить от себя этой волны варварства, которое идет с России, то ей нужно выстроить тут нормальный гуманитарный кордон, чтобы люди находились в другой ценностной среде. Они готовы инвестировать в это крупные деньги. Действительно это десятки, сотни миллионов евро. Пока нет интерфейса, что кому дать денег. Министерство понимаете, что если дать Министерство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В никуда?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Это зароется в песок, и даже будет хуже.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Еще должен будешь?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Частные инициативы не умеют работать с такими ресурсами, у них нет опыта. У тебя получается этот парадокс, что готовы дать, но непонятно кому и под что. С другой стороны кадры, которые могут работать с такими деньгами и таким уровнем проектов. Они потенциально есть в России, потому что все равно, там были больше обороты. Те люди, которые другая Россия, которые не попадают в Крым наш, их десять, пятнадцать процентов. Они очень многие, я с ними разговариваю, что они готовы оттуда бежать. Реально бежать, потому что невыносимо жить в этом затхлом угаре такого, какого-то психического патриотизма. Украина может оказаться прекрасной площадкой, которая может принять этих людей, с их интеллектуальным, образовательным потенциалом. С другой стороны, с Европой точно также. Пассионарии, которые не нужны Европе, то они точно также могут ехать сюда. Есть ресурс денежный Евросоюза, который может под эти кадры, и немногие кадры, которые есть в Украине, то они могут сюда инвестировать. Тем более, что сейчас в Министерство пришли люди наверх Министерства. Пришли люди, которые понимают, что надо что-то делать. Они не понимают как, но они понимают, что надо что-то делать. Во всех министерствах есть секретные люди, называются вторые замы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Их никогда никто не видит, не знает, как их зовут, но именно эти люди принимают все решения в этой стране. О них, и не только, и том, как Влад Троицкий собирается их победить сегодня в программе «Диалоги». Оставайтесь с нами. Мы затронули интересную тему, как победить этих людей, которые сидят в министерствах, застегнутых на все пуговицы, которые принимают все решения.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Вторые замы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вторая линия это называется.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Вторая линия. Командир приходит, приходит первым замом, а те сидят. Первый момент, что они сразу пугаются, они бегают, как тараканчики, и сразу забились в щели. Оттуда только глазки шевелятся. Потом, они, преданно смотря в глаза министру, начальнику говорят, что наконец-то пришло наше солнышко.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы говорите, буквально они так и говорят.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: До вас это был какой-то ужасный ужас, а с вами мы все начнем. Начальник наивный, он думает, что какой-то я все-таки классный человек. Эти неоценённые вторые замы, они такие прекрасные люди, они такие человечные чуваки. Он говорит, что да, с ними дружит, все прекрасно, говорит, что делаем. Описывает какие-то шаги, неделя проходит тишина, месяц проходит. Потом начинают спохватываться. Те говорят, что мы работаем, надо создать рабочие группы. Когда тебе говорят вторые замы, что создаются рабочие группы, ты понимаешь, что это взгляд вечность. Если у тебя в этот момент не включилось критичное сознание, то ты попал. Какой инстинкт, они понимают, что начальники приходят и уходят, а они остаются. Если, не дай Бог, он начнет что-то делать под нового начальника, то его снимут, начальник этот через полгода, или через год. Придет следующий начальник, и он скажет, что слушай, а чего ты такой умный делал с нашими врагами, з злочинною владою. Поэтому у него главная функция у второго зама – ничего не делать, ни при каких обстоятельствах. Это карма. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Наша вселенская катастрофа.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Что с этим делать? Понятно, что в лобовую на них идти нельзя. Они объединяются, монолит коров-людоедов. Они просто выскакивают с добрыми глазами, потом тебе перекусывают горло. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не доводилось с такими людьми общаться.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Это во всех министерствах происходит, во всех институциях. Но есть одна маленькая у нас секретная штучка, что если ты вверху понимаешь, что есть у тебя такая опасность, у тебя есть небольшой бюджет. Называется бюджет развития. Вообще та зона, которой никто не интересуется, это три, пять процентов. Эту зону ты уделяешь на развитие. Ищешь общественную или какую-то частную инициативу. Формируешь такое пространство по проекту, оф-лайн, то есть, живое физическое пространство, где ты начинаешь учить новые кадры. Но одновременно ты выстраиваешь партнерство со всеми этими европейскими институциями, которые ждут, когда появятся точки кристаллизации, в которые можно инвестировать. Как только эта точка появляется, то начинается работать узница кадров, и он сразу производит не только обучение. Обучение теоретическое бессмысленно. Теория мой друг уха, но зеленее древо жизни. Нужно сразу в поля. Вместе с этими прекрасными европейскими ребятами тренерами. С этими кадрами с России. Начинаешь тут вместе творить. У тебя год, полтора на создание успешных проектов. Но так, как ты работаешь по продакции, то они сразу вписаны в контекст мировой. Ты не только самотужки провинциально что-то делаешь и говоришь, что какой я талант. Ты сразу делаешь и выходишь на реальный рынок, гуманитарный рынок. После этого, когда ты получил подтверждение успешности, приглашение на фестивали, симпозиуму, неважно в какой области. После этого у тебя прошла какая-то плеяда кадров, которая получила этот менеджерский, продюсерский, управленский опыт работы с новыми проектами, с европейским, с мировым контекстом, после этого ты открываешь реальные конкурсы в этих министерствах, ведомствах. Говоришь, что ребята, давайте делать открытые конкурсы на всю вертикаль движения, и предлагаем новые проекты. Открытые конкурсы и финансирование соответственно по проектам, которые идут не так, как у нас год, это элементарная на самом деле стратегия.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Эта стратегия может погубить вообще и поставить под большое сомнение необходимость существования Министерства культуры?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Нет. Министерство культуры должно трансформироваться. Потому что в том виде, в котором сейчас, это действительно недееспособный орган.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Похоронное бюро такое себе.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Это акрополь по производству, поддержке кадабров. Потому что эти духовные скрепы, там же люди приватизировали. Все национальные наши институции приватизировали духовные скрепы. Они говорят, что мы наше все. Они могут быть волшебные, но кто определяет, даже по культуре мне больше, я ориентируюсь. Кто определяет, что такое культурный продукт, который финансирует государство? Качество этого продукта, насколько он нужен людям. Насколько он соответствует мировому контексту? У нас оказывается, что если так проанализировать, что единственным оценщиком качества продукта является его же производитель. Они друг друга оценивают. Какой ты прекрасный, говорит руководитель одного национального коллектива. Тот говорит, что и ты прекрасный. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку, это старо, как мир.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы заговорили о тех людях, эти неисправимые советские граждане, Вы сказали ГАИшники, которые прессуют нас время от времени. Можно перечислять. Но на самом деле, это все Ваш зритель?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Что мне удалось, не мне, потому что некорректное слово. В этом году удивительные феномен ГогольFesta, в том, что он построен абсолютно по горизонтальному принципу. Раньше я пытался вникнуть во все вертикали. Я понял, что это настолько тяжело и бессмысленно, с другой стороны, что реально украинские люди созрели для того, чтобы брать на себя ответственность. Я сказал, что ребята, мы создаем пространство. Тот, кто куратор готов взять на себя ответственность и идти дальше по-своему направлению «велком». Появились эти люди, которых даже многих я вообще не знал. Они говорят, что мы готовы, они рассказали о своих. Я говорю, поехали. Говорю, что попробуйте устраивать горизонтально. То есть, между визуальной программой, например, программа перформанса, современной хореографии, кино и так далее. Боле того, мы запустили школу резиденции, которая в этом году до ГогольFesta, когда проекты готовятся в процессе образования, тут же готовятся проекты презентационные. Месяц все работал. Каково же было. У меня было пару раз паническое настроение, потому что я даже не подозреваю, что происходит. Открытие ГогольFesta, и все работает. Оно работает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все представляете, что вот она, теория в действии. Говорят, что хороший менеджер не тот, без которого все рушится, а тот даже без которого все работает. Троицкий, наконец, что Вы в свои неполные шестьдесят пришли и постигли эту мудрость. 

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Пятьдесят.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Разменяли шестой десяток. Вы в такой прекрасной форме, что Вам грех кокетничать своим возрастом. Потом, знаете, еще есть, раз вспомнили про советских людей, то есть такая советская поговорка, что нам никогда не будет шестьдесят или четыре раза по пятнадцать. Как Вы чувствуете себя?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Это просто и непростое. В прошлом году у меня был немножко такой экстрим, тур с моим здоровьем. Я пару моментов, когда to be or not to be, это был вопрос достаточно реальный. После этого мне пришлось пересмотреть свою жизнь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это мне интересно. От чего отказались?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: От много. Я не хочу употреблять медицинские термины.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Медицинские подробности? 

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Но просто опять выбор. То есть, насколько ты ценишь тот день, который тебе дан, вообще жизни. На самом деле, как играть в Мюнхгаузена. Когда не хочется, когда вопреки всему ты поднимаешь себя за волосы, и радуешься жизни. Включаешь положительную обратную связь, с которой ты поднимаешься на волосы, добавляешь себе импульс, он начинает пробуждать твой организм, и ты он связь, с которой ты поднимаешься на волосы, добавляешь себе импульс, он начинает пробуждать твой организм, и ты он начинает двигаться. Это такое странное на самом деле состояние, потому что стал больше ценить тишину, с одной стороны. С другой стороны, я стал более аккуратно относиться к своему времени. Научился говорить «нет». 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Научите и меня сегодня. В проекте «Диалоги». Это программа «Диалоги». Сейчас Троицкий научит нас всех говорить «нет», тысячи и тысячи людей страдают от этого. Что это? Это чрезмерная ответственность? Почему так случается?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Неудобно. На самом деле такое чувство, что неудобно. Обидеть боишься ли. Тут тоже надо научить говорить «нет», и чтобы не обидеть, с одной стороны. Но с другой стороны, ты понимаешь, что все время говоришь «да». Ты очень многих подводишь и себя подводишь. Ты просто размываешь свое сознание. Оно становится сознание, время и концентрация. Появляется такая суетность внутренняя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Непродуктивная?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Ты бежишь, тебе, кажется, что ты должен порешать все дела. На самом деле ничего не решаешь. Как-то, вроде, день прошел. Вроде, трудился. Что-то бегал, а ничего не сделал. Надо думать сердцем и пытаться мозгами понять. От мозгов, к сожалению, ничего не работает. Потому что ты не понимаешь зачастую мозгами, что наиболее важно в данный момент. Твой интеллект говорит, что надави сюда. Потом, оказывается, что ты давишь, тратишь километры усилий, а там тебя не любят, Бог тебя не любит, место тебя не любит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как-то знакомо многим. Иногда, чтобы выиграть надо выйти из игры?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Нужно слушать мир, нужно быть внимательным к миру и любить. Любить и слышать, и людей слышать. Если тебе удастся сформировать вокруг себя поле взаимной любви, ты любишь человека, не так, как розовое такое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Влечение не объяснимое?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Это надлюбовь. Человеческое большое. Чем больше любовь, тем больше требование. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это, что тебя не убивает, не разрушает, а то, что вдохновляет тебя. Можно назвать любовью, никто не знает, что это на самом деле. Невиданная сила, как это повезло, когда тебя знакомо то, что помогает тебе непросто жить, а выжить, не просто выстоять, а восторжествовать?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: На самом деле человек создан для любви, только любовь требует труда. Просто сказать, что я люблю. Розовое сентиментальное чувство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда Вы встречаете среди своих зрителей абсолютнейшего невежду, как полюбить такого человека?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Понятно, если тебе идет агрессия, то лучше отойти, если у тебя нет сил.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы отходите, не пытаетесь обратить в свою веру, доказать?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: У меня было такое, я в прошлом году сходил в театр оперы, балеты, детей, юношества. Я впервые оказался в зоне тотальной нелюбви. Я оказался беспомощен. Мне казалось, что я пришел с открытым сердцем, у меня были фантастические планы, которые мне казалось наивно, то, что про начальника, откуда эти секреты узнал про вторых замов. Что будет супер центр, будет пространство новой оперы, будет центр для Киево-Могилянской академии. И вдруг, мне говорят, что нет. Я говорю, что почему? Они говорят, что ты разрушаешь наше вчера. Это наше вчера, фиксация на вчера, это когда Вы придете в любую нашу школу классическую, это тоже фиксация вчера.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это катастрофа. Да. 

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Ты понимаешь, что если ты начнешь один что-то делать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На завтра, про завтра говорите?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Про завтра. Тебе скажут, что тебе больше всех надо? Ты хочешь заработать все деньги? Тебя съедят эти безжалостные. Причем люди могут быть прекрасны. В это секунду в них просыпается.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вам удалось поколесить по миру, это только мы такие?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Нет. Просто протестантизм, на чем западная цивилизация, все-таки это протестантизм.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Одно дело умение критически мыслить, а другое дело не приемлить, запрещать, опровергать все, что новое, не воспринимать.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Протестантизм предлагает все-таки, что ты ответственен за свою жизнь. Ты не можешь переложить ответственность на Бога или на священника. Православие говорит, что все-таки ты раб Божий первично. И в этом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Повинуйся.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Восприятие смирения. Я сам православный человек. Но разная трактовка, что трактовка – это сильная позиция, или смирения – это равнодушие. Равнодушие к своей жизни и на перекладывание ответственности за жизнь на Кирилла какого-нибудь, или еще кого-нибудь. Тогда, конечно, лучше быть несчастным. И, все равно, в православной русской традиции, советской традиции успешный человек, на самом деле, не вызывает уважение. Богатый человек, к нему, все равно... какой-то дрянь-человек. Даже если он композитор хороший.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Любить надо юродиевого.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Пьяненький, где-то несчастненький. Это на самом деле беда, потому что герой становится Иван Дурак. Нам нужно поменять этого внутреннего героя, к чему мы стремимся. С другой стороны, сейчас немножко в другую сторону мысль. В Украине, что это очень важно, что Украина никогда не ценила своих детей. Просто никогда. Я думал, что почему такая история. Такой поэтический образ, он немножко такой – Украина была всегда, как такая продажная женщина на дороге. То те, то те. Дети продажной женщине не нужны – это баструки. С ними тяжело. Вы представляете, что на окружной дороге стоит какая-то. Она стояла, и двадцать три года давала, и разновекторная политика стояла. Она вся такая никакая. Сейчас мы имеем шанс реальный, если превратить из женщины, были такие примеры, Магдалина наша прекрасная... Превратиться в женщину родительницу, женщину хранительницу, которая принимает в себе. Киев – мать городов русских. Если мы научимся принимать в себя семена других культур, рожать и гордится своими фантастическими цветами детьми, выращивать их, создавать условия, чтобы они здесь развивались. С помощью тоже своих отцов, неважно. Мы можем создать волшебную оранжерею будущего мира. Не только Украина, но и будущего мира. Это кажется такая поэтическая метафора, но на самом деле, это очень технологическая история.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Она вместилась, например, у Антона Павловича Чехова – восемь качеств воспитанного человека. Пока Вы говорили, я вспомнила, что русский классик более ста лет назад написал письмо своему брату. Я коротко вам передам, что брат его талантливый художник, человек слабохарактерный, страдающий от беспробудного пьянства. Антон Павлович, зная слабости своего брата, написал такие в письме «восемь правил воспитанного человека». Воспитанные люди, по моему мнению, должны удовлетворять следующим условиям, – пишет Антон Павлович. Бегло, чтобы для затравки, чтобы у Вас была возможность сегодня вечером их перечитать. Первое правило – они уважают человеческую личность, поэтому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы. Второе – они сострадательны не к одним только нищим и кошкам, они болеют душей и от того, что чего не увидишь простым глазом. Третье – они уважают чужую собственность, потому платят долги. Четвертое – они чистосердечны, бояться лжи, как огня. Пятое – они не уничтожают себя с той целью, чтобы вызывать у другого сочувствие и помощь. Они не играют на струнах чужих душ, чтобы в ответ им вздыхали и нянчились с ними. Они не говорят, что меня не понимают. Шестое – они не суетны, их не занимаются такие фальшивые бриллианты, как знакомства со знаменитостями, восторг, встречного в салонах известного партнера и все такое прочее. Седьмое – они имеют в себе талант, если имеют, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинам, веном и суетой. Восьмое – они воспитывают в себе эстетику, они не могут уснуть в одежде, видеть на стене щели с клопами, дышать дряным воздухом, шагать по облеванному полу, питаться из керосинки. Какого? Сто лет прошло, а как сегодня. Влад?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Сейчас опять, я читал дневники, есть громадная монография английского автора, который исследовал письма Чехова. Я прозрел. Во-первых, понял, откуда реплика, что выдавливать из себя раба. Потому что он из очень непростой семьи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С тяжелыми генами, с наследственностью?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но, возможно, Влад?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Не то, что возможно, мы должны. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Иначе мы не выиграем войну против самих себя?

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Самое главное, что нельзя пускать в свое сердце уныние.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Один из смертных грехов – уныние.

Владислав ТРОИЦКИЙ, художественный руководитель: Да. Должен брать, делать, видеть глаза другого. Радоваться, что он рядом с тобой.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Этот «Диалог» мы провели с Владом Троицким. Спасибо, что слушали нас.

Читать все
Читать все