СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Наша система образования готовит детей по старой системе, а дети – это будущее"

"Тема Калныша"Глава департамента образования КГГА: "33 киевских учителя ушли на АТО"

Стенограмма эфира "Героя дня" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. В рамках проекта «Герой дня» я сегодня предлагаю поговорить о собирательном образе современного украинского учителя. Для этого мы пригласили в студию Елену Фиданян, директора Департамента образования и науки, молодежи и спорта КГГА и Оксану Макаренко, руководителя гражданской организации «Родительский контроль». Итак, будем говорить о современных учителях, о системе образования в Украине и в мире. Вопросов будет много, но я предлагаю вспомнить о тех доблестных учителях, которые сегодня находятся в зоне АТО. Есть ли там учителя? Сколько их? Ничего ли не угрожает сегодня их безопасности?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Ну сказать об их безопасности очень трудно, потому что они находятся в тревожной зоне, а учителя киевские есть, потому что учитель всегда на передовой. У нас 33 учителя сегодня находятся в зоне АТО. Некоторые из них уже приезжали, встречались с детьми, это были очень трогательные встречи, есть у нас раненные учителя. Один из учителей, это учитель предмета «Защита отечества» 104ой школы Оболонского района. Он дал очень трогательное обращение к первому сентября к своим коллегам на такую тему: Что бы я сказал детям, если бы зашел в класс 1го сентября? Он не смог зайти в класс, потому что он ранен, он находился на лечении. Вообще в Киеве выросла армия учителей на 133 человека, если мы скажем, что педагогических работников в Киеве 35 тысяч, это вроде бы немного, но это люди с разной судьбой, люди, которые были вынуждены оставить свои дома, это люди из Крыма, это люди с востока, которые оставили любимых учеников, это все очень непросто. Когда общаешься с ними и слышишь о чем они рассказывают, как радуются каждому дню, находясь у нас, как они радуются каждому прожитому дню, тогда начинаешь задумываться. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Правда ли что здесь в Киеве работает теперь уже директором школы, директор до недавно работавший в Крыму в городе Евпатории? Расскажите, кто это и как эти люди чувствуют себя здесь?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Да, в 309 школу Дарницкого района на вакантное место была назначена директором Тимошенко Ольга Алексеевна. Думаю, это имя услышат ее ученики, которые сегодня обучаются в университете Шевченко в городе Киеве. Это директор украинской школы в Евпатории, она была вынуждена оставить свой дом и дело, которому она посвятила тринадцать лет работы и приехала в город Киев. Мы были счастливы принять ее в свою педагогическую семью, потому что это человек с огромным педагогическим опытом. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Миссия учителей, которые пребывают в зоне АТО, чем они там заняты? По доброй ли воле они туда отправились?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Они пошли защищать свою родину. Их миссия – защищать свою землю. Почему отправились? Кого призвали, кто пошел по зову своей души. Каждый сделал свой выбор самостоятельно. У нас в Департаменте образования двое наших коллег ушли в зону АТО. Они оба офицеры, но один кадровый офицер в отставке, а второй офицер запаса.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас почему-то так случается, что самые критикуемые профессии – это те самые незащищенные группы: врачи и учителя. Но так ли все действительно и нуждаются ли в этой критике сегодня учителя?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Вот у меня к вам вопрос. У вас правда много учителей было начиная с воспитателей в детском саду и до высшего учебного заведения? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я считаю, что их было достаточно, я считаю, что я счастливый человек и на учителей мне в жизни везло. Учителя ведь бывают разные.

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Я так скажу: люди бывают разные. Я уже говорила, 35 тысяч педагогических работников в Киеве, это воспитатели в дошкольных учреждениях и учителя. Нами охвачена одна треть проживающих в Киеве. Это родители, это дети, бабушки…где-то одна треть задействована в обучении детей от детского сада до высшего учебного заведения. И как правило, родители живут жизнью своих детей, им это интересно, и личность воспитателя, учителя она важна в жизни каждого человека, поэтому эта профессия так обсуждаема. Действительно ли все так плохо? Просто людей очень много и они разные. Обучаясь в школе, вы знаете, если взять одного учителя, он вам в школе нравился, а другому не нравился. У нас талантливые, хорошие учителя, а вот сколько людей, столько и мнений. Поэтому так и происходит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понятное дело, что мы требуем! А вправе ли мы требовать? Этот вопрос я задаю Оксане Макаренко, руководителю гражданской организации «Родительский контроль». С Оксаной мы не первый раз уже говорим, мы пришли к такому выводу, кто сегодня контролирует качество образования? Это родители. Этот контроль созвучен с влиянием? Могут ли родители влиять на качество образования в том числе?

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: На самом деле, я бы так однозначно не говорила, что только родители контролируют качество образования, потому что у родителей сейчас очень немного возможностей контролировать качество образования. Система так сейчас обустроена, что она забирает детей, сама их образовывает, конечно звучит много слов о том, что это наша совместная ответственность, но на самом деле, мы практически поняли, что мы не имеем практических возможностей влиять на образовательный процесс и его содержание. Первый раз мы с этим столкнулись, когда были выпущены новые учебники, с ошибками. Мы обращались неоднократно и к директорам школы, чтобы их исправить и заменить, в Министерство образования, и полтора года с нами вообще эту тему даже не обсуждали. Кто вы? Мама третьеклассника? Спасибо, что указали, возможно, мы какую-то вставочку выпустим с ошибками, но вообще-то это не ваше дело. У нас был круглый стол с авторами учебников, они тоже очень сопротивлялись тому, чтобы мы каким-то образом подключались к этому процессу, но, тем не менее, на сегодняшний день государство не имеет монополии на образование наших детей, потому что нет этой системы, которая была в Союзе, трудоустройства дальнейшего. Если раньше был госзаказ, то сейчас мир сильно изменился, все больше звучит особенно в западном мире уважение к личности. И на наших собраниях я слышу прогрессивные речи, что система должна повернуться лицом к родителям, ученикам, видеть в них личности, перестать играть в уравниловку.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А насколько это удается современным украинским учителям? 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: В этом и кроется главный конфликт между родителями и учителями. Среди родителей культивируется мнение, что детей нужно выращивать, воспитывать, разглядывать его личность, его таланты, нужно помогать ребенку раскрыться, нужно развивать в нем креативное мышление, способность думать самостоятельно и учиться всю жизнь. Например, в Финляндии учеников не меряют по отношению к выученным знаниям, не меряют по отношению к другим детям, меряют по отношению к себе, как он вырос над собой вчерашним. А в нашей системе образования по-прежнему осталась уравняловка, подтянуть под одну планку, подогнать всех под один стандарт. Его недавно обновили, очень сильно усложнили, убрали количество повторений, все родители сейчас жалуются, что дети очень устают, теряют интерес к обучению, очень сложно усвоить такой объем знаний, он очень быстро становится нигде не применимым в жизни. А хотелось бы, чтобы дети получали какие-то знания, которые им бы пригодились в реальной жизни. Например, в этих учебниках много текстов из 19 века, про лес, про зверей и ни одного светофора, ни одного компьютера, ни одной житейской ситуации.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Один ваш коллега как-то в студии сказал, что наша система образования готовит детей в жизни в мире, которого не существует. 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Наша система образования готовит детей по старой системе, она выросла из вчерашнего дня, а дети – это будущее, то есть, мы пока не знаем, каким оно будет, но наша задача – научить детей учиться, думать, осваивать новые навыки. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Только ли это задача учителя? Учитель ведь тоже загнан в эту систему. Мы конечно же помним учителей, которые были неформалами, дети всегда к ним тянутся, потому что они не такие как все. Современная система образования поддерживает таких людей? 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Конечно поддерживает. Мне хочется сказать, что система образования имеет будущее, потому что иначе общество не имеет будущего. Правильно говорят родители, что наша система образования она где-то зажимает ученика, мы бы хотели видеть индивидуальный прогресс ученика, а не стандарты. Это интересная система измерения, которую мы прощупываем, пробуем. Но, вы абсолютно правы, загнаны в эти рамки и учителя, и этот стандарт привязывает их к тому, что результат контрольной или экзамена ребенка – это результат работы учителя. Программы действительно перенасыщены. В этом году 4700 детей шестилетнего возраста не пошли в первый класс. Сами родители не хотят отдавать их в первый класс. С этими перенасыщенными программами, родители не хотят лишать ребенка детства. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я один из таких родителей. Я сама пошла практически в 8 лет в школу, это мне не помешало любить учиться и закончить школу с золотой медалью. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Есть еще проблема, на которую родители обращают внимание – это проблема подготовки к школе. На самом деле когда мы хотели принимать решение переходить на 12тилетнюю систему образования, профильную школу, предполагалось, что будет разделение школы на младшую, среднюю и старшую. Потом вернулись к одиннадцатилетке, предполагалось, что этот двенадцатый год подготовки к школе будет в садике, в пять лет он начнется. Поэтому дошкольное образование стало обязательным только на уровне пяти лет. А потом столкнулись с проблемой, что невозможно обеспечить детей местами в садике в достаточном количестве и получилось так, что не всех в обязательном порядке готовят к школе. В садике должны все-таки более развивать, играть в какие-то игры, а дети в садике загнаны в рамки подготовки к школе. Родители, репетиторы, воспитатели вынуждены на выходных обучать детей писать, читать, ребенок в первый класс должен сдать тест, хотя по закону это не совсем так, правда?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Я тут вам скажу, дорогие мамы, что часто вы стараетесь настолько, чтобы ваш ребенок был лучшим, что вы нанимаете ему репетиторов, чтобы он смог что-то прочитать, а на самом деле он весь первый класс должен учить букварь и учиться читать. А вы приводите его на собеседование и демонстрируете, сколько слов в минуту он прочитает. И что же этот ребенок целый год будет делать? Так вот, это то, что планируется сделать при изменении закона об образовании. Это будет очень классная вещь. Сегодня мы имеем специализированные школы, которые имеют право отбора детей в первый класс. Что при этом происходит? В идеале с ребенком должны побеседовать. Но в чем заключаются эти беседы? Это обычно почитай, назови буквы, скажи пару слов на английском, немецком, это превращается в определенный экзамен. И если не прошли в школу, у родителей трагедия. Все в семье плачут, бабушки плачут и думают, мы не доучили. Изменения будут таковыми. Планируется сделать стандарты начальной школы, которые эту ситуацию уберут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А когда?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Когда? Закон это же так долго? Вы отдаете ребенка в первый класс, вы прежде всего отдаете его человеку, учителю. Этот человек должен быть максимально близким, приятным, любим вашим ребенком. Чтобы уже в октябре ребенок не говорил: мам, у меня живот болит, я не уверен, что завтра пойду в школу. Это говорит о том, что это какая-то тревога, он устал, ему некомфортно. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А где берутся такие учителя? 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Работа школы – найти учителя, найти школу, все читают отзывы, кстати, одно из направлений, по которому наша организация работает – это рейтинг школ. Это такая интернет-платформа. Это будут не только негативные отзывы, но и позитивные.

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: У меня есть вопрос: Елена Григорьевна, к нам вчера обратилась одна мама, которая приехала со своим ребенком из Луганской области, они поступили в школу, прошел буквально месяц, и они начали требовать справку из предыдущей школы. Они растеряны, потому что не понимают, о каких документах идет речь, их взять невозможно. Как быть в такой ситуации?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Речь идет о неких стандартах. Мы в школу берем детей из зоны АТО, Крыма. Скорее всего спрашивали о ребенке, которого зачислили в 10 класс. Этот вопрос поднимают и сами руководители школ. Она выдается на базе свидетельства о базовом образовании. Оно должно быть в личном деле. Если его нет, просим родителей подойти в центр выдачи аттестатов и свидетельств и получить справку, что ребенок в каком-то году окончил 9-ый класс школы, о чем получил свидетельство. Либо они могут обратиться к нам, в департамент образования, и мы сделаем официальный запрос. Кроме этого, если дети приходят учиться с 1 по 9 классы, и у них нет личного дела, создается комиссия, можно проверить уровень его знаний, и посадить в соответствующий класс. Более проблемным может оказаться талантливые и умные дети, которые попали в 11 класс, по уровню знаний могут претендовать на медаль, а медаль дается в том случае, если ученик за 10 и 11 класс показал высокие результаты. Минобразования готовы нам давать разрешение в отдельных особых случаях выдавать золотую или серебряную медаль на основании тех оценок, которые получит ученик, проучившись 1 год в наших школах. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Платное или бесплатное у нас образование? 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: По Конституции – бесплатное, в жизни – еще с советских времен школам помогали родители, сейчас это превратилось в другие формы. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы можем говорить тогда о том, что учителям недоплачивают? Насколько родители сегодня могут влиять на финансовое состояние дел?

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Они должны влиять и контролировать те деньги, которые собирают, это первый шаг к тому, чтобы сделать этот процесс прозрачным. Другой вопрос, что на сегодняшний день многие этими правами просто не интересуются. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Потому что многие боятся обидеть…

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Некоторые наоборот. 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Сама система тоже стимулирует к этому. Были случаи, когда родители задавали вопрос, куда идут деньги, а потом у их детей появлялись проблемы при обучении. Причем используется и давление других родителей. Но сейчас родители хотят понимать, на что идут их деньги. В последние пару месяцев у нас участились эти запросы; интересуются, что лучше создать: гражданскую или благотворительную для сбора финансов. С одной стороны, всем хочется, чтобы дети учились в хороших школах, теплых, а с другой стороны, есть такие люди… Все хотят хороших школ. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы же отказались от стандартов. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Не хотелось бы делить детей, родителей по финансовым возможностям, не хотелось бы пропагандировать наследование бедности. Многие родители хотят знать просто на что идут деньги. 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Ничего не бывает бесплатного, самое дорогое – бесплатное. Сегодня – два источника финансирования учебных заведений: государство и благотворительные взносы. Они не должны быть постоянными. Благотворительные фонды не могут и не должны быть внутри системы, иначе оно может будет поглощено. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Статьи расходов из этих благотворительных фондов?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Государство сегодня дает в основном энергоносители, з/п и питание детей льготных категорий. Чего не хватает школе и садику? Вывоз мусора, например. Определенные статьи не оплачиваются уже много лет. Это – огромная финансовая дыра. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: На сайте департамента образования есть рубрика «Прозористь», где можно посмотреть в разрезе районов, сколько денег и на какие статьи выделяется. 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Идеальной картины мира не будет. Мы благодарны всем, кто вложил свои деньги в школы и помогает не только своим детям, а и другим, которые не могут это сделать. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: А мы хотим, мы же не только родители, мы и граждане этой страны, имеем право контролировать, в том числе, и куда идут государственные деньги, которые мы сдаем в виде налогов и поступлений. Для нас важно понимать, потому что та система, которая есть, это два таких кармана – государство не может посмотреть в карман родителей, а не принято спрашивать у государства, куда они потратили наши деньги. Сейчас очень трудно свести баланс на уровне школы: они не имеют своих собственных счетов, ими распоряжается районо. Даже аренда идет через него. Было время, тоже предлагали родителям сдавать деньги на счета районо, но они отказались, потому что в этих счетах очень много накоплено долговых обязательств по разным категориям, начиная от коммунальных платежей. 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Поэтому и создавались благотворительные фонды, чтобы деньги не сдавались в казначейство, которые имеет право их задерживать. Поэтому родители хотят видеть свои деньги живыми. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А доплаты из этих денег возможны учителям вообще?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Платные услуги, как правило, идет через районные учреждения образования, они делают круг, заходя в казначейство, и только потом возвращаются к учителю, а там деньги могут задерживаться. Вот, например, наш Университет им. Б. Гринченко, заработав определенную сумму денег, не мог раз в полгода использовать свои деньги. Таковы реалии жизни. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Поэтому важно контролировать, чтобы вместо бесплатной физкультуры, которая была положена по программе, не было платных танцев. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На вкус и цвет товарища нет, дамы. У нас есть очень много телефонных звонков. Здравствуйте!

Слушатель: Доброго вечора, Федір, Київ. Хочу привітати колектив Львівської академічної гімназії з професійним святом. З іншого боку, хочу покритикувати пані Макаренко. Вона говорить про те, що винні батьки, вчителі, що є совєтські, а є західні програми. Може, нам варто вже створити свої програми?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ви викладаєте?

Слушатель: Ні, я працівник науки. За всі 27 років від книжки не відходив. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ясно, а в чому ви бачите автентичність української системи освіти?

Слушатель: У нас є Мала академія. І коли батьки говорять, що наші діти перегружені программою, а самі відправляють на скрипку, на танці і так далі. Я відвідував три секції Малої академії, приходив додому об 11 годині, і ні разу не говорив, що я замучений. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: На самом деле, все образовательные программы разрабатываются в Академии педнаук, не учителями и не чиновниками. 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: В этом году расширили спектр учебников, которыми могут пользоваться учителя. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Критика, что нам не нужно копировать все западное, принимается, но нам нужно создать свою систему образования. Но для этого нужно честно поговорить, ответить на многие вопросы, начиная от того, кто заказчик образования, платное оно или бесплатное, чему учим детей, какие квалификации будут востребованы в будущем, когда они закончат эту школу… 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер! 

Слушатель: Добрый вечер. Александр, Киев. Мы с недавних пор ходим в садик. К кому обратиться, чтобы понять, насколько он профинансирован? 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: В первую очередь, можно спросить у директора садика. Очевидно вас что-то волнует. Скорее всего, это качество предоставляемых услуг, либо сама группа, ее материально-техническое состояние, питание в садике. Если от директора вы не получите ответ, обратитесь в районное управление образования либо Департамент образования города Киева. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Кстати, как можно повлиять на качество питания в садике?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Есть ряд документов, стандарт, одни стены. Есть нормативы, по которым родители оплачивают питание в садике, это 50% от стоимости, которую закладывает государство. Этот вопрос на контроле. Как сделать лучше, вкуснее, чтобы лучше было детям в первую очередь. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: Важно сказать родителям, что нельзя просто пойти и купить в соседнем супермаркете и принести в садик. 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Много стандартов, ограничений. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер!

Слушатель: Здравствуйте. Сергей, Киев. У нас все деньги, которые сдавались, шли на благоустройство школы. Директриса приходила на собрание и показывала, что и куда пошло. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть ли у нас шансы быть «впереди планеты всей» по части образования?

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Бесспорно! Без образования не будет будущего. Я услышала недавно интересную фразу: не та страна будет процветать, у которой есть газ и нефть, а та, которая научит обходиться без них. 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: У меня осталось еще много вопросов. 

Елена ФИДАНЯН, чиновник: Учителя и все работники системы образования, спасибо вам большое! 

Оксана МАКАРЕНКО, гражданский активист: У меня мама всю жизнь проработала в младшей школе, это очень энергоемкий труд, который невозможен без любви к детям.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо за теплые слова. Спасибо вам, что пришли к нам сегодня. До свидания.

Читать все
Читать все