СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

На пике событий, 3 октября

На пике событийЗакон о люстрации и информационная защита

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здравствуйте, это программа На пике событий на Радио Вести – радио новостей и мнений. Звукорежиссер в студии Анна Теплова. Анечка, здравствуй, кивни мне, если слышишь. Спасибо. И уважаемые наши радиослушатели. Сегодня пятница замечательный день, я нахожусь в Москве, и не где-нибудь, а в гостеприимном офисе радио Свобода, откуда после этой программы, которую мы с вами проведем, будет программа уже на радио Свобода, где одна из тем будет та тема, которую я сейчас вам предложу. Значит, смотрите, вначале мы проведем с вами голосование. Как я утром и обещал, из двух тем вам нужно набрать телефоны, чтобы выяснить какую тему исследовать первой. Гражданство Януковича, и так далее. Если вы хотите обсудить эту тему в нашей абсолютно интерактивной программе, то тогда наберите ноль восемьсот пятьсот четыре девятьсот один. Вторая история у нас называется - информационная безопасность. Я вам сейчас скажу, что это такое. В СНБО предлагают усилить информационную безопасность страны, в частности один человек из этого ведомства заявил об необходимости ограничить размещения некоторых тем в СМИ. Что это цензура, правильно, или не правильно. Вот такая вторая тема. Итак, если тема информ безопасность, то ноль восемьсот пятьсот четыре девятьсот два. Голосование начинается. Ноль восемьсот пятьсот четыре девятьсот один – Янукович, гражданство. И вторая, очень интересная тема – информационная безопасность. Очень интересная тема, ребята из СНБО будут говорить, что рассказывать по радио, в новостях, и так далее. Вот тогда набирайте ноль два. Голосование началось, поехали.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну что ж продолжается наша программа. Я напоминаю вам, что нам нужно сто голосов. Уже есть сто двадцать два. И я сообщаю, голосование идет дальше, со значительным перевесом у нас выиграла тема информ. безопасность.  Значит, товарищ Янукович у нас будет на втором месте. Как-то не очень жалуете вы бывшего президента. Снова моя заставка и поехали.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В СНБО предлагают усилить информационную безопасность страны. В частности, руководитель информ центра совета безопасности Владимир Полевой заявил о необходимости ограничить освещение некоторых тем в СМИ. Он подчеркнул, что ограничения не должны становиться формой цензуры поэтому их нужно обсудить с общественностью. Давайте послушаем голос Полевого.

Владимир ПОЛЕВОЙ: «Нам треба бути готовими до зміни рамок, до зміни правил гри до змін законодавства. Робота ця ведеться, вона не проста. Дуже добре що ми піднімаємо цю тему тому що продовжувати тему що до певних тем які власне треба обмежувати в інформаційному просторі і ми будемо дуже раді якщо громадськість підкаже нам де ж оця межа, де починається цензура, відверта заборона проти якої всі виступаємо а де власне є дозволена межа заборони з метою забезпечення національної безпеки. Це довга дискусія».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Несмотря на ограничение нац. совета на телевидение и радиовещание люди все равно имеют доступ к российскому телевидению. Об этом заявил эксперт Константин Грицак. Он заявил, что государство пока не разработало способ контроля за российским контентом, а о необходимости контроля интернета заявляет медиа эксперт Татьяна Попова. По ее словам, со стороны террористов информационная политика ведется более тщательно, чем с украинской. Давайте послушаем Попову.

Татьяна ПОПОВА: «Найбільше, звісно ж,  питання до інтернету, тому що там досі ми бачимо те, що роблять терористи на окупованих територіях, коли вони примуровують, вимагають від провайдерів відключати донецькі та луганські сайти. Тобто ті сайти які належать локальним людям, які хостяться в яких то хостингових компаніях. Вони вимагають їх відключати просто розпорядженням. Ми же не робимо нічого».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Информационную безопасность, скажу вам, неоднократно пытались регулировать на законодательном уровне, однако не всегда все решается в парламенте. Подробнее об этом – в справке Радио Вести.

Справка Радио Вести: До две тысячи десятого года не был принят ни один закон, который бы определял концепцию информационной политики Украины. Соответственно в Украине не было единого плана и единого государственной позиции или стратегии развития информационной отрасли и обеспечения информационной безопасности. В течении две тысячи второго – две тысячи десятого годов было предпринято три попытки принять концепцию государственной информационной политики, в две тысячи втором, две тысячи девятом, две тысячи десятом. Одиннадцатого января одиннадцатого года очередной проект концепции приняли в первом чтении закона и отправили на доработку комитету Верховной Рады по вопросам свободы слова и информации. Одной из основных угроз информационной безопасности называют попытки манипулировать общественным сознанием, в частности путем распространения недостоверной, неполной или предвзятой информации.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну к этому добавлю гос. служба интеллектуальной собственности Украины разработал законы, которые обяжут провайдеров удалять сомнительный контент в течении суток во внесудебном порядке. Вот я вам рассказал всю информацию и у нас сейчас, ну я сделаю, так сказать объявление, после этого мы уйдем на паузу, а после этого мы начнем с вами разговаривать. Вопрос я хочу вам сказать дорогие друзья очень серьезный, потому что суть того что предлагает руководитель информ центра руководитель совета безопасности и обороны Владимир Полевой, он говорит о необходимости ограничить освещение некоторых тем в СМИ. То есть, насколько я понимаю, я могу понимать это неправильно. Потому что он сказал, что это не цензура, это не должно становиться формой цензуры, но темой. Но тема. Что за тема. То есть разговор идет о темах, не о том, как излагать информацию. Еще раз, он сказал о том, чтобы ограничить освещение некоторых тем в СМИ, а тема, это целый раздел, это что-то такое, видимо, о чем скажут не говорить. То есть целая тема. Ну не знаю, энергоносители, или выборы в Верховную Раду. Или, например, там кто сейчас, в чьих руках сейчас аэропорт в Донецке. Я так это понимаю, может быть вы это понимаете иначе. Я бы попросил вас еще раз Теплову поставить первый синхрон, где Полевой говорит, вот тридцать четыре секунды, давай еще раз послушаем этот синхрон. После этого уйдем на паузу, а потом ваши звонки. Как вы считаете, нужно ли учитывая военное время ограничивать темы чтобы, например, СНБО говорил: на эту тему говорить можно, а на эту нельзя. Давайте послушаем его еще раз.

Владимир ПОЛЕВОЙ: «Нам треба бути готовими до зміни рамок, до зміни правил гри до змін законодавства. Робота ця ведеться, вона не проста. Дуже добре що ми піднімаємо цю тему тому що продовжувати тему що до певних тем які власне треба обмежувати в інформаційному просторі і ми будемо дуже раді якщо громадськість підкаже нам де ж оця межа, де починається цензура, відверта заборона проти якої всі виступаємо а де власне є дозволена межа заборони з метою забезпечення національної безпеки. Це довга дискусія».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот господин Полевой говорит: мы будем советоваться с общественностью. Давайте по совету господину Полевого после паузы позвоним по телефону ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Где начинается цензура, где она заканчивается, и как ограничивать темы что бы это не было цензурой. Оставайтесь с нами, это Радио Вести – радио новостей и мнений.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: С вами программа на пике событий, телефону ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть и сейчас я буду вместе с звукорежиссером Анной Тепловой принимать ваши телефонные звонки. Мы пытаемся понять, мы помогаем власти, которая говорит, что надо ограничивать темы, но что бы это не было цензурой. И я вас прошу подсказать власти, вот как это. Каким образом это делать, подскажите Владимиру Полевому. Ваши советы прошу параллельно присылать Владимиру Полевому на наш сайт radio.vesti.ua и на двадцать четыре тридцать пять, на нашу смс-службу. Анечка, давайте будем слушать звонки. Добрый день, представьтесь кто вы откуда.

Слушатель: Добрый день, Киев, Владислав.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Владислав, очень приятно. Что скажете?

Слушатель: Да что тут говорить. Мы же не дети, я вообще, вы понимаете. Я родом из Советского Союза, очень хорошо знаю, что это такое, боже сохрани что-либо ограничивать. Мы не дети, мы достойные люди. Мы сами можем выбрать, что нам слушать, о чем нам говорить, а что нам будет кто-то указывать. Мы боролись против этого на майдане, а теперь слушаем эти бредни. Как сделать так, чтобы ограничить нас, но это не было цензурой. Но это будет цензурой.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мой дорогой. Послушайте меня, я обязан вас спросить. Вы знаете, мою тактику, я задаю вопрос противоположный, по всей видимости, господин Полевой, он предполагает, считает, и в СНБО считают, что есть некоторые темы, которые в военные время надо ограничивать. Какие подобные темы вы можете ограничить?

Слушатель: Да ну мне даже трудно, вот смотрите, они, мало того, что о них нам все время врут про ситуацию с АТО. Рассказывают нам про полтора  раненых, хотя мы знаем, что там реально, мы просто знаем, потому что родственники, друзья, мы сами знаем, там совершенно другая ситуация. И вот они думают то что они врут, мне интересно кому они делают хорошо.  Мне кажется, что это вранье только на руку этому кровопийце Путину.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я вас понял, спасибо мой дорогой. Я только прошу вас, давайте без голословных объявлений. Представителей власти сейчас в студии нет, поэтому не надо, я этого очень не люблю. Не подводите радиостанцию, зачем вы говорите, что врут. У вас есть достаточно источников информации. Мне кажется, что это голословные утверждения что врут. Давайте без вот этих вот вещей. Мы говорим на конкретную тему, которую предложила нам власть, более того даже попросила. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть слушаем вас, пожалуйста, говорите.

Слушатель: Добрый день, Андрей, Киев. Вы знаете, в чем-то согласен с предыдущим оратором все мы родом из СССР. С моей точки зрения могут быть запрещены темы, которые представляли бы государственные тайны.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Откуда мы их знаем? Я вот, например, прихожу на утренний эфир, откуда я их знаю? Темы, вдумайтесь он говорит о темах.

Слушатель: Ну знаете, тема расположения наших боевых частей. Иногда, не вы или не я, мы не в зоне АТО и об этом рассказать не можем. Но если кто-то вот говорит о том, что наши военные в районе аэропорта находятся без оружия у их нет танков, у них нет артиллерии. Я думаю, что российская разведка и так знаем об этом лучше, чем мы знаем, но рассказывать от себя еще не надо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, выяснили. Итак, тема расположения военных частей. Назовем это темой. Хорошо, еще.

Слушатель: Тема гуманитарных коридоров по которым мы доставляем свои гуманитарные грузы в АТО.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давайте мы это объединим и скажем так: все что связано с расположением войск.

Слушатель: Ну, можно так сказать да, вот это тема может иметь ограничения, может быть ограниченной. Во всем остальном, мы скатимся в цензуру по - любому. Не хочу никого голословно обвинять.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понял, спасибо. Значит, мы выяснили, что первая тема, если это можно назвать темой, это расположение украинских войск. Добавьте сюда гуманитарные коридоры. Ну и так далее. В общем, тема понятна если это называть темой. В общем ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть, слушаем вас.

Слушатель: День добрый, Юрий, Киев. Я хочу інше сказати, що якось ми дуже серйозно поставились до слів пана Полевого. У нас РНБО - це смішний орган…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Все, будь ласка бувайте здорові. Значить знаєте, це РНБО, вибачте, і я нагадаю вам, що це сказав заступник керівника інформ центру ради національної безпеки. Ви що хочете, щоб я ставився до нього як до варіанта? Ні, ставився серйозно і буду ставитися. Тому що це пропозиція, яка грає у житті країни не останню роль. Все, ідемо далі. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Слушаем вас.

Слушатель: Добрый вечер, Матвей Юрьевич. Ну как говорится, что в этом есть. Олег, Киев. Что-то в этом есть, но в каком плане. Допустим, взяли Мариуполь, какие-то паникерские нагнетания, некоторые сайты типа (неразборчиво), есть такие.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, прошу вас, пожалуйста, не называйте. Они потом в суды пойдут, не хочу.

Слушатель: Я извиняюсь. Ну вот есть некоторые сайты, которые вот стараются, скажем так, вкинуть негативную паникерскую информацию, а паника как вы знаете она гораздо быстрее…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Олег, вы говорите не о том, что, а о том как. А он говорит о том что. Он говорит, что нужно изъять какие-то темы. О теме можно кричать, аплодировать осуждать, но он предлагает убрать саму тему. Вот какую тему можно убрать?

Слушатель: Ну, тогда это действительно те темы, про которые сказал предыдущий слушатель, я вот полностью поддерживаю, остальное – тогда мы полностью скатимся к цензуре. В этом плане я с ним солидарен.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, спасибо большое, благодарю вас. То есть друзья, давайте разницу понимать. Битва за какой-то городок. Кто-то с осуждением, кто-то с восхищением, это как освещают. Если до этого дойти, то это тогда уж будет Россия. То есть вы плохо об этом говорили. Но он господин Полевой говорит о темах, и мы уже нашли одну такую тему: расположение войск и расположение гуманитарных коридоров. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Слушаем вас.

Слушатель: Алло.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте, Матвей, очень рада, что дозвонилась вам. Я хочу сказать, что какую бы мы тему не назвали, это просто страх Порошенко перед народом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: До свидания, все, разговора не будет. Меня не интересует ваше мнение, страх — это, или гордость, или радость. Я задаю вопрос – вы на него отвечаете. Пожалуйста, у вас будут выборы в Верховную Раду и там вы голосованием определите свое отношение к власти. Здесь – другой вопрос. Помогите господину Полевому определить, что есть темы, которые не стоит поднимать в СМИ. ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Слушаем вас, пожалуйста.

Слушатель: Алло.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, прошу вас.

Слушатель: Это Игорь из Киева.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Очень приятно, прошу вас.

Слушатель: У меня один вопрос: почему никто не поднимает вопросов по поводу.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Все, до свидания. Благодарю вас, и до свидания. ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Я добьюсь от вас ответа, это сложный вопрос тем не менее граждане должны на него отвечать.

Слушатель: Добрий вечір, це Олексій, Дніпропетровськ. Я би рекомендував РНБО зробити вилучити з ефіру телебачення та радіо таку тему: розмови про те, чи є ЛНР, ДНР терористичними, чи вони такими не є, тому що Верховна Рада проголосувала за те що це є терористичні організації і генпрокуратура також винесла свій вердикт що ДНР та ЛНР є терористичні організації. І якщо якась особа піднімає тему і каже що ДНР чи ЛНР не є терористами, значить оголошувати такого оратора посібником терориста, відстороняти до ефіру і притягати до закону. Зокрема на вашому радіо постійно виправдовують терористів…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Дякую вам, спасибі, якщо вам щось не подобається, не слухайте це, або напишіть до РНБО, та хай вони заарештують ту людину, яка починає розмову терористична організація чи не терористична. А я продовжую слухати вас, шановні. А, в нас двадцять вісім  хвилин. Зараз ми робимо паузу, після цього ще два дзвінка, після них я зачитаю те, що нам написали на двадцять чорити тридцять п’ять і на radio.vesti.ua

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это программа на пике событий, я хочу вам напомнить, что я ее веду из московского радио свобода и звукорежиссер в студии Аня Теплова. Аня, я тебя очень хочу спросить, чтобы ты спросила Снежану. Слышит меня Снежана? Снежана, вот она мне кивает, но вы это не видите. Скажи. Новость про то, что Президент подписал закон о люстрации – это самая наиболее свежая новость? Или сколько? Она очень свежая?

Снежана СТАРОВИЦКАЯ, ведущая: У разных агентств по-разному.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ее еще не обсуждали вообще.

Снежана СТАРОВИЦКАЯ, ведущая: Политологи комментариев пока нет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Все, я поясню тебе почему, просто я меняю тему. Мы сейчас тогда будем обсуждать не Януковича, которого уже обсуждали, спасибо большое Снежана.

Снежана СТАРОВИЦКАЯ, ведущая: Да, пожалуйста.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А мы сейчас обсудим простой вопрос. Только давайте с предложением господина Полевого о люстрации. Итак, Аня Теплова, звукорежиссер и продюсер, принимаем еще два звонка. Вопрос к вам. Есть ли еще какие-то темы, которые надо запретить, если они наносят вред безопасности Украины. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Слушаем вас, пожалуйста. Говорите. Ну человек слушает радио. Дорогие друзья, пожалуйста, не слушайте радио, слушайте разговор. Пожалуйста, как вас зовут?

Слушатель: Владимир, Харьков. Я считаю, что кроме темы относительно расположения и в принципе АТО я думаю, что на данный момент будет уместно запретить разговоры на тему пересмотра истории нашей, то есть вот эти спорные моменты, роль воинов УПА допустим, ну и т.д. В том числе ленинопад, почему, потому что это те темы, которые сейчас поднимаются, в это тяжелое время, они должны нас поднимать, а они нас наоборот разъединяют. Я думаю очень будет уместно что на данный момент пока у нас такая ситуация в стране такие спорные вопросы вообще не трогать. Попросить политиков первых лиц эти темы не поднимать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понимаете, мой дорогой. Я вам объясню, в чем проблема. Понимаете, вы сейчас правильное слово употребили, например, попросить политиков. Но СНБО говорит о другом. Запретить какие-то темы для обсуждения. Это вы понимаете немножко другое. Давайте решим, что кроме передвижения войск можно и вернее нужно запретить.

Слушатель: Нужно запретить спорные темы по истории нашей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы же понимаете, тогда вы запрещаете целую профессию историков, аналитиков, которые анализируют историю Украины. 

Слушатель: Ну, смотрите, у нас в истории не настолько много спорных моментов. Советский период, который сейчас в обществе вызывает обсуждение абсолютно разные мнения и все из них очень правы. Я думаю вот от этого.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, хорошо, ладно, вы имеет ввиду, что не надо сейчас копаться в истории. Есть история, и не надо в ней копаться.

Слушатель: Да, я думаю, что не надо в ней копаться сейчас.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, договорились. Спасибо большое. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть, следующий звонок. Добрый день.

Слушатель: Алло. Добрый день. Виталий, Киев.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Очень приятно.

Слушатель: Надо запретить языковую тему. Пускай люди разговаривают на каких языках хотят, и эта тема должна быть запрещена и закрыта.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Именно на каких языках кто говорит?

Слушатель: Русский и украинский. Не надо запрещать кому-то разговаривать на русском или на украинском, это тема должна быть закрыта.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть прекратить дискуссию на эту тему?

Слушатель: Да.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я вас понял, спасибо большое. Время поджимает, вы креативные люди, у вас появляется то та то другая идея, поэтому давайте сейчас я прочитаю несколько сообщения. двадцать четыре тридцать пять. Денис из Киева: запретить тему языков, русского и украинского. Как это запретить, про Сталинград знали все. Про Иловайск надо забыть. Я считаю нужно ограничить темы касаемые финансовых изменений, особенно мнения некомпетентных экспертов. Обозреватели, они имеют право говорить. Николай из Киева: это цензура, нельзя запрещать что-либо. YouTube как они запретят? Дальше. Запрещена должна быть любая тема, связанная с пророссийской пропагандой. Считаю, что эту тему можно прозрачно определить в отличии от антиукраинской. Антон, Днепропетровск. Не очень я это понимаю, но ладно как вы написали. Олег из Броваров. Надо запретить разглашение государственных тайн и стратегических расположений и решений. Это пункты не расплывчато, а четко написаны должны быть. Вот так вот написано. Так. Теперь давайте вопросы которые пришли radio.vesti.ua. Запретить тему отсоединения областей и районов. А, по-моему, никто и не обсуждает тему отсоединения областей и районов кроме ДНР и ЛНР. Кроме этих сепаратистов никто и не обсуждает. Не подписал, а намерен подписать. Нет, подождите, как намерен подписать? Анна Теплова, подписал или намерен подписать? Он намерен подписать, он не в сомнениях, а намерен подписать. Вот это мы с вами обсудим. Значит так, Колян, ты мне тыкаешь поэтому мы тебя баним. Ты хороший парень, но не приручаем. Вот тут кнопочка такая. Идем дальше. Единственным поводом ограничения или цензуры может быть безопасность военных силовиков граждан. Но это и так регулируется действующим законодательством как мне кажется. Значит ограничивать освещение темы — это не ограничение освещаемых тем. Дальше. Тут все получилось. А я прерываюсь в эфир. Аня, я сейчас прерываюсь или не прерываюсь? Не прерываюсь, ну и отлично. Давайте подытожим. Конечно, это тема такая очень болезненная, но мы свое дело сделали и вот сейчас вы сказали, что вы считаете. Если суммировать, то передвижение войск все что связано с войсками, гуманитарные коридоры, языковая история, история с отсоединениями, но, по-моему, это не актуальная история потому что вот эти вот, которые в ДНР и ЛНР, они даже не говорят, они просто пытаются отсоединить. Поэтому как мне кажется такой дискуссии не существует. Но если там какие-то люди, которые умирают по Путину, так не набросить же им на роток платок. Вот в Харькове та история, когда там устраивались промосковские митинги, митинги мира. Ну что с ними сделаешь. Вышли, потом вышли другие и свалили памятник. Это надо делать? Конечно же нет. И собственно вот это темы, которые вы предлагаете. Я думаю, вернее надеюсь, что список будет широким, и что рубить с плеча не будут. Потому что собственно Украина — это демократическое государство со свободой слова. Теперь смотрите, мы сейчас делаем паузу, итак, президент Украины намерен подписать закон о люстрации. Когда президент говорит, что он намерен подписать, это приблизительно надо подойти к столу и подписать, это важный сигнал обществу что он намерен подписать. После этого обычно человек не говорит, что вот он был намерен, а теперь передумал. Если он так скажет, то это вызовет удивление. После паузы, я прошу вас позвонить Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть, я буду принимать только звонки, и вы скажете, устраивает ли вас решение президента. Вот собственно и все. Вам нужно подтвердить, нравится ли это вам или нет. Оставайтесь с нами, Радио Вести – радио новостей и мнений.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Продолжается программа на пике событий, и сейчас мы с вами обсудим самую горячую новость. Президент Порошенко заявил, что он намерен подписать закон о люстрации. Вот, как сказано в новостях, так мы и обсуждаем. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Удовлетворены ли вы следующим шагом в принятии закона о люстрации. Слушаем вас.

Слушатель: Здравствуйте, Матвей Юрьевич.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здравствуйте.

Слушатель: Хотел с вами обсудить эту тему. Подпишет или не подпишет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он говорит, что подпишет.

Слушатель: Да, будем считать, что он его подпишет. Я считаю, что по своей сути, закон может быть и хороший, а на практике не принесет никакого результата потому что депутаты, которые голосуют за этот закон за или против, не будем уточнять кто за что голосует, голосуют за собственную люстрацию, поэтому это изначально закон с миной замедленного действия.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Послушайте меня. Я понимаю ваш скепсис и у меня тоже вызывает удивление что депутаты Верховной Рады приняли его, но еще раз. Вот так решили, и президент по всей видимости подпишет закон в таком виде. Но я задаю вам вопрос. Господину Порошенко лучше подписать закон в таком виде или не подписывать?

Слушатель: Да, лучше подписать потому что это будет первый шаг к очищению той власти, которая придет после выборов в Верховную Раду, может быть после выборов в местные советы. Первый шаг будет положен. Самое главное, чтобы был какой-то общественный контроль над тем какая люстрация будет проводиться и над тем, кого будут люстрировать. Ведь в основной массе своей попадут даже чиновники не среднего уровня, а ниже среднего уровня, госслужащие. Вот это будет обидно, когда люди попадут не совсем справедливо. Вот и все.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну я понимаю ваши опасения и тем не мене вы говорите: хорошо, я удовлетворен, пусть подписывает первый шаг. Значит вот так. Давайте, Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Здравствуйте.

Слушатель: Алло, здравствуйте.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здравствуйте, очень приятно, пожалуйста.

Слушатель: Я очень доволен тем, что президент подписал, потому что лучше люстрация чем сам народ начнет расправляться с нашими властедержателями. Поэтому я считаю, что первый шаг и в принципе он правильный. И даже если этот закон не сработает, это будет механизмом на будущее, будут какие-то изменения, дополнения и так далее. Во всяком случае это мирный путь движения вперед чем тот, который мог бы быть если бы его не было.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое, тоже понятно, что вы поддерживаете подписание, пусть не очень такого идеального закона о люстрации. Хорошо, идем дальше. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Слушаем вас.

Слушатель: Антон, Днепропетровск.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Очень приятно, прошу вас.

Слушатель: Я считаю, что это очень хороший шаг, что это начало будущего очищения нашей страны. Допустим так быстро ничего не произойдет, но лучше так чем никак. И люди начнут видеть, что что-то происходит, что есть какие-то реформы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое, да, вы тоже отметили, что какие-то реформы видеть надо. Мы все время в утренней программе говорим, почему ничего не происходит. Вот, происходит. На наших глазах. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Здравствуйте.

Слушатель: Виктор, Днепропетровск. Я думаю, что закон о люстрации подписывать еще рано. Надо начинать с другого, надо менять систему, иначе закон ничего не даст, и некоторые господа не успокоятся и продолжат закидывать депутатов в мусорные баки.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А разве вы не считаете этот закон частью изменения системы?

Слушатель: Получается, что мы начинаем бить комаров не закрыв окно. Сначала нужно закрыть окно. Та система, которая у нас сейчас в стране не принесет положительных результатов люстрации. Потому что люди вынуждены будут и дальше давать взятки.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну подождите, вот давайте я с вами поспорю вашим же образом. Мне кажется, что закон о люстрации, как видит его власть, это как раз-таки закрытие окна для многих комаров. Этот закон о люстрации говорит: вы, вы, вы, и вы во власть не попадете. Те говорят: как, почему? Мы такие хорошие. А потому что вы и дальше делали это, были там, и так далее. Это же закрытие окна?

Слушатель: Нет, это убийство тех комаров, которые уже залетели. Новые люди, которые придут на их место, где гарантия что они не будут делать тоже самое.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, я вас понимаю. Спасибо большое. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Слушаем вас, пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте, Алексей, Днепропетровск. Мое мнение по этому поводу таково что сейчас уровень социального напряжения такой накаленный, что если сейчас не будет сделал шаг к разряжению этого состояния в виде подписания закона, у нас общество просто взорвется. Вот этот момент сейчас можно сказать не просто важен, он своего рода решающий. Среди своего рода знакомых, я слышу в большинстве своем реплики что уже пора вторую войну майдана собирать, что пора в зоне АТО войскам разворачиваться и двигать на Киев со всем оружием, потому что власть уже ну просто как бы ничего не делает, ничего не происходит, никаких перемен. И если сейчас и эту перемену упустить, пусть маленькую, пусть в какой-то степени и незначительную, то мне кажется, что люди этого не поймут.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо, очень аргументировано вы говорите. Действительно это такой важный сигнал. Может быть даже Порошенко его с неким опережением дает, и говорит, что я намерен подписать. Это форма такая, если намерен подписать, то на девяносто девять процентов подпишет. Я уж не знаю, что должно его остановить. Вот у нас, мы до пятидесяти семи, да, Аня? Верно? Ну у нас еще есть возможность принять звонки, говорите. Да?

Слушатель: Алло.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, это вы.

Слушатель: Значит я считаю, что подписывать закон нужно чем быстрее, тем лучше. Согласен с прошлым слушателем, что общество уже достаточно накалено. Кроме того, хочу сказать. В нашей стране любой закон он, когда подписывается, проходит время, его начинают как-то обходить и нужно время его доработать чтобы убрать пути обхода. Поэтому скажем так я уверен больше что как только этот закон, как и все остальные будет подписан, сразу же найдутся лазейки чтобы его обойти. Нужно будет собирать Верховную Раду, чтобы она вносила изменения в этот закон, чтобы никто от люстрации не ушел либо уменьшить эту возможность.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но как шаг, мы сейчас говорим о шаге Порошенко, это правильный шаг?

Слушатель: Я считаю правильный и здесь, конечно видится и предвыборная компания, что он выходит, как в начале не просто подписал, он говорит, что я его подпишу, это какие-то дополнительные баллы скажем так он себе зарабатывает этим.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, я вас понимаю, конечно.

Слушатель: В начале информация прошла в прессе, что я его подпишу, все его обсуждают в прессе три-четыре дня, потом он его подписывает, все еще три-четыре дня обсуждают что он его подписал.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А потом глядишь уже и выборы. Хорошо, спасибо вам большое. Давайте последний звонок примем и уже будем делать выводы. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Говорите.

Слушатель: Добрый вечер, это Сергей Петрович город Харьков. Не очень понятно, ну что это за словосочетание намерен подписать. Ну подпиши, и дело с концом. А то намерен подписать. Когда?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну президент анонсировал что намерен. Мы ничего не можем сделать. Да, вы недовольны, хотите, что подписал, но может через неделю. Предупреждает что намерен подписать.

Слушатель: Я солидарен с предыдущим звонившим, намерен. Ну намерен, ну и что.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну это значит подпишет, не верите?

Слушатель: Намерен – пожалуйста, подписывай. А потом говори – я подписал, и все говорят, что он подписал. Или намерен, когда еще был закон обсуждался еще в Верховной Раде можно было бы говорить о том, что президент намерен подписать закон о люстрации. Да, он согласен с тем что будет этот закон, будет. А теперь уже, когда Верховная Рада приняла его, спикер подписал, теперь он бежит за подписью президента, и тот объявляет – он намерен. Ну как-то не понятно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое. Ну что ж, обменялись мы мнениями, я не буду подводить итоги, потому что президент имеет право. Вы его выбрали, он имеет право сказать такую формулировку. Намерен подписать. Хотелось бы, чтобы все было быстрее, но как-то не всегда получается. Ну теперь подождем пока действительно подпишет этот закон. Спасибо вам, дорогие друзья, я встречаюсь с вами в понедельник. Это программа на пике событий, вел ее Матвей Ганапольский. Радио Вести – радио новостей и мнений продолжает свою работу, до скорой встречи, пока.

Читать все
Читать все