СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Пока промышленная часть Донбасса не будет вырезана под ноль, я думаю, его никто не оставит"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымНеприятный поворот в деле Сенцова и будни Луганска

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов четыре минуты и тридцать четыре минуты, тридцать четыре секунды извините. Восьмое октября, среда. Мне тут новый микрофон поставили, так что буду звучать свежо и бодро. Сакен Аймурзаев у микрофона. В ближайший час мы с вами как всегда по будням в это время двадцать четыре тридцать пять – телефон для ваших смс сообщений. Пожалуйста, подписывайте их. Присылайте, реагируйте. Значит, о чем будем говорить первые пятнадцать минут, первые несколько меньше пятнадцати - мои какие-то мысли о том, что я сегодня был в Киево-Могилянской академии. Впервые в жизни, будучи другом этого вуза, я много по нему ходил, смотрел, разговаривал. Потом поговорим уже о делах насущных, о Луганске – Сергей Иванов, блогер, известный человек из Луганска будет у нас на прямой связи. После тридцати минут Олег Сенцов. Там есть неприятные повороты в его деле. Очень неприятные. И мы с вами их обсудим. Ну и последние пятнадцать минут, как иногда я делаю, свободное время для ваших вопросов, для ваших каких-то комментариев. Телефон прямого эфира объявлю отдельно.
Такая чудесная осень в Киеве, не смотря на как всегда разные сложные новости, которые нас окружают. Близость парламентских выборов. Какая-то невероятно навязчивая агитация, вы знаете. Я в последние дни, вот когда вернулся из Москвы, как-то так свежим взглядом, давно не видел этих лиц, называется. Стал смотреть по сторонам, и думаю как же много этой агитации. Как же навязчиво много этих листовок, газеток, каких-то постеров, каких-то плакатиков. То есть понимаю, что законы выборов – они вечны, они давно существуют. Но как-то в это время, в которое мы с вами все находимся, ну мне кажется, что использовать уж совсем. Понимаете, для меня это наверное как гречка. Вот примерно, как гречка. Тратить выборы на эти газеты, на эти тексты. Платить людям, которые эти тексты пишут. Что в этих текстах? Я читаю всю эту агитацию с огромной печалью. И, надо сказать, чувство вкуса изменяет в этом смысле всем. Тут меня никто не обвинит в симпатиях. Чувство вкуса категорически изменяет всем, кто занимается этой агитацией. Собственно, чего я так распалился, потому что мое путешествие в Киево-Могилянскую академию. На Подоле оно началось с Контрактовой площади, которая всегда такая разбитная, народу много. Что-то там происходит. Ну вот сейчас там такой рынок агитации. Это все странно. Киево-Могилянская академия – никогда не был, никогда не был, никогда не смотрел на студентов в таком сосредоточении, на преподавателей. На эти замечательные стены. Почему говорю? Четырнадцатого октября будет день рождения Киево-Могилянской академии, будет триста девяносто девять лет, которые отмечает этот вуз. Знаете, как газета «Коммерсант», которая выходила в России. Она была основана до революции. Не существовала, естественно, в период советской власти. И когда они возобновились уже в свободное время, в свободной России они писали, газета «Коммерсант» выходила там условно, с тысяча девятьсот пятого года с перерывом на семнадцатый - девяносто первый. Там что-то такое было. Ну, сейчас я там в датах, может быть, ошибся. Но идея была такая, да? Что вот газета выходила всегда с перерывом на советское время. Когда ты попадаешь в Киево-Могилянскую академию, ты прекрасно понимаешь, что этот вуз действительно существует много столетий. Много столетий с перерывом на вот это вот время, на время, которое советская власть и советский режим делал там совсем другие вещи. Сейчас это огромный комплекс зданий, который тоже по всему расположен, по этим церквям, а рядом казармы. Там же было военное морское училище, да. Академия или училище. Ну, высшее учебное заведение флота. А потом выходишь туда уже к Днепру, и там тоже какое-то. Абсолютный Советский Союз какой-то, Брежневский космизм. А рядом палаты семнадцатого века в стиле украинское барокко. Невероятно место. Очень светлое и тихое. И знаете, туда конечно стоит зайти хотя бы посмотреть во двор на вот молодых ребят, которые там учатся, которые воспитываются в удивительном духе. И это не сказать, что патриотический дух. Это было бы преувеличением. Это или искажением неким. Это дух европейский очень, это дух украинский и в смысле европейский. Это там чувствуется. Зашел в библиотеку. Замечательная, небольшая, но очень, очень трогательная и очень какая-то такая с духом своим. Короче говоря, сходил я туда, вот. Не смогу, наверное, попасть на праздник, поэтому так чуть-чуть пораньше. Поговорил со студентами, посмотрел на это все. И огромные, огромные радости от того, что у вас в городе и в стране есть такой вуз, который объединяет историю страны и историю образования страны. И знаете, и то, что там ребята чувствуют вот такую причастность к древним киевским образовательным школам, которые все были, конечно же, церковными, конечно же, религиозными. При этом сейчас там совершенно там вольный дух, да. Никакого, я просто представил себе, если бы, например, в России какой-то вуз, берущий свои корни от церковной школы, там. МГУ не берет свои корни от церковной школы. Он, собственно, организовывался как советское учебное заведение. Ну и большинство московских вузов не имеют связи с монастырским образованием, с духовным образованием. В России путь образования был несколько иной. А тут вот прямая европейская традиция. Университет как филиал монастыря. Так, собственно, и происходило в ведущих университетах мира. Если мы посмотрим Краковский, Оксфордский университет, Парижский университет – это все духовные школы изначально, из которых выросли вот такие невероятные учебные заведения. У Киево-Могилянской академии в этом смысле самая лучшая родословная. И самые лучшие шансы, безусловно, в этом смысле, да. Тут просто посмотреть на это дело как на, как на историческую преемственность, если. Я вот представил себе, если бы в России был такой вуз, у которого вот такой вот церковный корень. Даже страшно себе представить, какое бы мракобесие и православие тотальное творилось бы в этом вузе. Здесь абсолютно светская история, да. Часть помещений этого вуза занимает сейчас British Council, Goethe Institut, такие пропагандисты европейской культуры, европейского интеллекта, европейского образования. Огромное количество людей среди дня, среди недели рабочей. Заходишь. Я зашел тоже в Goethe Institut и British Council. И был поражен количеством детей, которые туда ходят в свою, в свои какие-то группки, школки. Количество детской литературы, настольных игр, которые для детей там хранятся. Сводите туда своих детей. Посмотрите. Прямо в нашем городе, вот от нашей работы двадцать минут по пробкам. Пешком – сорок минут и вы там, на Подоле. Так что это невероятное впечатление на меня все произвело, очень позитивное и какой-то вы знаете, когда совсем кажется все тяжело. И вот эти вот листовки партийные, с этими опостылевшими под час лицами и товарищами. И тут вдруг попадаешь и видишь совершенно другие лица, совершенно свежие лица, светлые лица, полные надежды. Вот так, считайте, что я вам тут такую активную, активную промо-кампанию Киево-Могилянской академии делаю. Хотя бы имею на это право, потому что студенты этого вуза работают с нами, работают в нашей редакции и будут продолжать работать. Как то вот давно я заметил, что обращать на них надо внимание. После, после новостей и рекламы мы с вами поговорим уже о серьезных делах. Там уже не мои впечатления в ход пойдут. А наша с вами реальность, очень хочу вернуться к Луганску. Вчера мы с вами обсуждали тему, тему границ, которые поменялись в районах Луганской области. Сегодня стало известно, что товарищ Ефремов, бывший глава фракции Партии Регионов Верховной Рады, в Верховной Раде активно вкладывается в выборы ЛНР. И вкладывается и кадрово, и, видимо, финансово. Также, также мы знаем, что вот сегодня новость пришла, ОБСЕ зафиксировали перевозку угля из Луганской области в Россию. Вот обо всех этих вещах поговорим с наверное с одним из лучших экспертов по Луганску, Сергеем Ивановым, блоггер, человеком, который много лет жил в Луганске, работал в разных сферах там. Человек резкий, но человек достаточно информированный. После рекламы и новостей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать семнадцать. Продолжаем эфир. Сейчас переносимся в Луганск и будем луганскую тему говорить, о Луганске. Сегодня несколько новостей оттуда. Ну, каждый день естественно. Но меня просто в последнее время в целом очень волнует, чего нам ждать, например, от грядущих выборов, их так называемых, которые будут проводить в ЛНР. И очень волнует как реагировать будет центральная власть украинская, Киев на происходящие там события. Ну и плюс конечно новость, которая сегодня появилась в информационных агентствах со ссылкой на одного из представителей Нацгвардиии Александр Ефремов, имеющий такое благородное имя-отчество – Александр Сергеевич, хочет вести своих людей в ЛНР, парламент этой сепаратисткой и террористической организации. Сергей Иванов у нас на связи. Добрый вечер, Сергей.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Добрый вечер, Сакен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну вот, начнем пожалуй с нашего любимого Александра Ефремова. Потому что вот новость появилась сегодня ближе к вечеру уже о том, что этот человек видимо никак не может отпустить он свой родной Луганск, да. И продолжает действовать вот таким образом. Что известно на эту тему? Может быть есть какие-то данные? Действительно ли он там пытается играть на этих так называемых выборах? Что он делает?

Сергей ИВАНОВ, блогер: Разумеется, Александр Ефремов будет играть на этих выборах. Возможно не столь активно как он играл на них до этого. Поскольку до этого, он собственно не играл. Он собственно их делал. И включая на полную катушку админресурсы и добивался результатов совершенно, знаете, одним щелчком пальцев. Вот. В данный момент, у него естественно такого админресурса нет. Те округа, где он гипотетически мог бы каким-то образом либо подкупить избирателей, либо рассчитывать ну на большую лояльность избирателей, падких на какие-то знаете пророссийские так сказать лозунги и на популизм. Эти территории являются оккупированными. Поэтому Александр Сергеевич делает ставку на своих верных так сказать лошадок. Алло, алло.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да. Слушаю вас.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Вы меня слышите, да?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, прекрасно.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Поэтому Александр Сергеевич делает ставку на своих верных людей, таких вот как, допустим, Доленко, бывший председатель Луганского областного совета, который идет по сто тринадцатому округу. По моей родине, кстати, Сватово, вот, он делает ставку на сто четырнадцатый округ, где идет сразу несколько. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сергей, Сергей. У нас недопонимание случилось. Я понимаю, что Александр Сергеевич будет играть на парламентских выборах. Потому что он, безусловно, остается там игроком в этом смысле.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Я прошу прощения, но я не услышал начала. Вы имеете в виду выборы те, которые будут в ЛНР?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Именно они, да. То, что он здесь своих людей ведет – это Боже мой. Это понятное дело. Ему надо вкладываться. Я говорю про вот это вот.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Я не услышал начала.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, вот про эту историю. Вот как, как же так. И что там?

Сергей ИВАНОВ, блогер: А, ну конечно. Конечно. Дело в том, что эти фейковые выборы, действительно, я думаю, будут проведены каким-то образом. И победят те люди, которых Александр Сергеевичу скажут, чтобы они победили в Москве. То есть если, я думаю, мы увидим совершенно каких-то новых одиозных персонажей на, знаете, совершенно неожиданных. Один из них уже, кстати, в Луганске во всю уже распоряжается, на оккупированных территориях. Это действующий депутат Верховной Рады Украины Горохов, без которого сейчас у властей ЛНР невозможно получить, ну, я знаю, мой знакомый тут недавно у него получал разрешение на мойку там, через него решал. То есть у нас появился пока еще действующим депутатом Верховной Рады соответственно, ну и естественно у него нет никаких перспектив быть переизбранным. Поэтому этот человек, но я давно говорил, что у меня была информация такая. О том, что этого человека, который провел последние три месяца в Москве, в России. Его готовят на пост главаря восточной Украины, оккупированных территорий. Так как Царев в виду своей одиозности, наверное, уже утомил всех. Уже не вызывает ничего кроме нервного истерического хохота у людей. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть это Горохов, именно Горохов, да? Сергей Горохов?

Сергей ИВАНОВ, блогер: Ну да. Вот сейчас это очень влиятельная фигура, которая решает вопросы и с Плотницким, главною ЛНР, и который, может как бы решить массу вопросов. Но это очень интересная персона. Я думаю, что в тот момент, когда он все-таки уже закрепит, может, я все-таки рассчитываю на то, что он одумается. Однако, когда он официально станет гауляйтером Луганщины или восточной Украины оккупированной части Донбасса, скажем так. вот, в чем я в принципе не сомневаюсь, что у него хватит на это бессовестности. То есть не совести, а бессовестности. Вот, я расскажу о нем гораздо подробнее. Это очень интересный тип, конечно. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сергей Иванов у нас на связи. Блогер, автор, публицист и человек, знающий Луганск не по на слышке что называется. Сергей, вот мы говорим об оккупированных территориях. Вчера принят закон был об изменениях границ нескольких районов. Я так посчитал сколько дополнительно тысяч километров теперь присоединены к спокойным районам. Можно ли сейчас четко очертить границы вот это вот анклава, эксклава? Вот этой республики Шкид, где они делают, что хотят? 

Сергей ИВАНОВ, блогер: Видите ли. Сакен. Дело в том, что ну я считают это решение имеет плойку. И оно было, на самом деле давным-давно уже нужно было это сделать. Оно напрашивалось. Я кстати говорил об этом еще наверное месяца два назад или три, вот. когда шли оппозиционные бои буквально за каждый поселок. Дело в том, что промышленная часть Донбасса мы с вами об этом, кстати, говорили в вашей замечательной студии.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Промышленная часть Донбасса и Луганской и Донецкой областей, не сейчас мы говорим о Луганщине. Она в настоящее время активно грабится. То есть уголь добывается и в легальных некогда и в нелегальных шахтах. И выводится в Россию. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот сегодня новости. ОБСЕ зафиксировали вывоз угля в России из Луганской области. Вот сегодня.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Я не знал об этом.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Вот сегодня. 

Сергей ИВАНОВ, блогер: Значит мои сведения. Я просто, я просто пишу статью целый день, поэтому я не фильтровал сегодня новости особо. Ну, видите, значит я прав. Это мои источники мне пишут и звонят. Значит, вывоз угля, вырезка металлолома, вывоз песка и так далее, и других полезных ископаемых, которые есть на Луганщине. Не так много их. Их разновидность не так велика, однако их достаточно большие количества, сокрыты в недрах. Все это производится в разграблении. И пока Донбасс, вот эта промышленная часть Донбасса не будет вырезана под ноль, я думаю, его никто не оставит. Поэтому естественно как бы я думаю, что правительство, наше правительство поняло, что на самом-то деле идет война не за территорию, понятно. Не за какие-то там светлые идеи, не за русский мир. Идет банальный грабеж. И грабители будут защищаться и у них есть как бы силы для того чтобы причинить нам серьезный урон. И есть самая главная, знаете, позиционные какие-то моменты и чего уж там скрывать поддержка местного населения. Поэтому вот таким вот образом. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я думаю, попытаются решить. Да. А скажите, вот у вас действительно огромная сеть источников, людей, которые там остались и в Луганске, и в области. Можете вообще-то в двух словах, вот что там? Как они там готовятся? Выборы не выборы? Что они там делают? О чем они думают? 

Сергей ИВАНОВ, блогер: Все сейчас ждут решения вопроса. Большинство этих вопросов, решение этих вопросов с пенсиями, заработными платами. То есть как я и говорил, если вот на оккупированных территориях, их же специально выбрали, чтобы оккупировать. Почему например никто не полез на север, да? Потому что там есть частная собственность. Там есть понятие о хозяйстве и так далее. А вот на этих территориях, где люди привыкли служить либо ходить на работу, на работу, кстати, в основном как бы где платят зарплату в конвертах, и где ты официально не числишься. А если ты допустим, тебя привалило где-то в копанке, тебя в посадке закопали и все. Ну, то есть, понимаете, о чем я говорю. Все люди ждут – служащие официальные, которые официально служат, ждут решение вопроса с выплатами пенсий и заработных плат. То есть им, по большому счету, все равно, кто им будет платить. Студенты ждут и учащиеся ждут, что им будут преподавать. Вот сегодня с мединститутом разговаривал. Они говорят, мы хотим украинские дипломы, ну кому мы потом эти российские дипломы или лнровские дипломы. Знаете, как говорится, как написал мой друг Франкенштейн, блогер Казанский Денис, написал – «Проучись пять лет в ЛНР, вузе ЛНР, и потом получи диплом. Поздравляем ты лох». Знаете. Извините. Но тем не менее, то есть.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, нет. Можно поехать в Абхазию, Южную Осетию с этим дипломом. Есть места на карте.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Я думаю да. Там острая нехватка лнровских дипломированных специалистов. Поэтому, поэтому как бы. А обычные люди просто ждут, чтобы прекратилась бомбежка, прекратилась стрельба. И чтобы была вода, еда и все остальное. Ну, я не знаю, если правительство пойдет на то, что оно обеспечит все эти так сказать, поставку всех этих энергоресурсов, да. И воды и так далее. То есть по лояльным ценам, то это будет совершенно очевидно, это будет какой-то неправильный ход. Почему? Потому что симпатика на этих территориях мы уже не добудем. Вот, поскольку уже, что с ними только не делали, вы видите, люди все равно выходят на эти шествия, на эти праздники.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но, тем не менее, сейчас чем холоднее, чем ближе к зиме, тем в общем все там будет печальнее. С разрушенной инфраструктурой.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Ну, вы знаете, бунт это не повлечет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не повлечет, нет. Они не одумаются?

Сергей ИВАНОВ, блогер: Ну, конечно же нет. Понимаете, бунта не повлек бы и Майдан, если бы русские не приклали бы сюда, россияне точнее, не прислали бы сюда своих провокаторов. И не прислали бы тысячами своих боевиков сюда. Ну, боевиков и гопников. Сначала гопников. А потом уже боевиков.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, спасибо Сергей. Мы вот эту часть заканчиваем программы. Желаю дописать статью, мы читаем вас внимательно, вот.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Спасибо огромное. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да и как освободитесь, на следующей недельке приходите живьем. 

Сергей ИВАНОВ, блогер: С радостью.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Сергей Иванов у нас был.

Сергей ИВАНОВ, блогер: Всего вам доброго.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: До свидания. Блогер, публицист, человек, который из Луганска вот переехал и теперь в Киеве активно занимается своими земляками. И рассказывает нам о том, что там происходит. После новостей – Олег Сенцов. Не радостные новости из Москвы про Олега Сенцова от адвоката Дмитрия Динзе, который нам все собственно про Олега и расскажет. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов тридцать три минуты. Продолжаем наш эфир. Сакен Аймурзаев у микрофона. Пожалуйста, присылайте свои смски – двадцать четыре тридцать пять номер для них, подписывайте. И вот мы сейчас поговорим об Олеге Сенцове, о его деле, о том, что с ним происходит там в Москве. Происходят вещи совершенно невероятные. Вот в новостях слышали, каким образом российские правоохранительные органы объясняют травмы избиения Олега, да. Сам забавлялся. После того, как мы про Олега поговорим, включу телефон и вы уже сможете задать вопросы свои непосредственно мне в эфире, высказаться просто. 

И так, переходим к теме Олега Сенцова. Как вы слышали, еще раз скажу, в новостях, адвокаты Олега Сенцова получили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Олег просил признать насилие, которое по отношению к нему применили сотрудники правоохранительных органов, когда его задерживали, доставляли, перевозили, допрашивали. Побои, следы насилия – все это признанно, признанно тем, что не заслуживает расследования. Значит, как заявили следователи, которые ведут это дело, значит, в доме Олега Сенцова обнаружены предметы садомазохистской направленности, значит, данные предметы описаны на десяти листах отказа, отказа в постановлении в возбуждении уголовного дела. И объясняется, что этими предметами и были нанесены ему побои. Вместе с ним органы предварительного следствия, значит, принимая во внимания тра-та-та и принимая во внимание то что эти предметы найдены, приходят к выводу, что вышеуказанные телесны повреждения у Сенцова Олега могли образоваться в результате удовлетворении интимных потребностей. Дмитрий Динзе, адвокат Олега Сенцова у нас на прямой связи из Москвы. Дмитрий, добрый вечер. Здравствуйте.

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Да, здавствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я прочитал вот это, вот это все. И я не могу понять, это как это понять вообще, извините за такое. Это вот правда, это так они все это и объясняют, да? 

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Ну, там формулировка очень такая специфическая. Значит, он удовлетворяет свои сексуальные потребности, используя атрибутику садо-мазохическую, чем причинил себе телесные повреждения, которые соответственно остались у него на момент задержания и были диагностированы уже в следственном изоляторе, в изоляторе временного задержания. Таким образом.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А какие? Что он в заявлении, что вы написали в заявлении о возбуждении уголовного дела? То есть я хочу понять, на что они так ответили. И наши слушатели пусть знают. 

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Значит, в заявлении было написано, что когда его задержали оперативные сотрудники ФСБ, его доставили в Крыму в здание СБУ. Попросили признать совершенные террористические акты, якобы которые они считали, что были совершены непосредственно им. Но он им объяснил, что он ничего не совершал, ничего не делал. Тогда вместо уговоров начали применять насилие – били его по спине, потом они его положили на пол, сняли с него штаны и угрожали изнасилованием, избивая его при этом по лицу, по ногам. А вот эти телесные повреждения, которые были у него обнаружены в предоставлении в ВВС, то есть в СИЗО, это на первоначальном этапе они его били по спине. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И вы приложили какие-то освидетельствования туда? Да? Его показания, как его, как с ним обращались? 

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Я взял с него объяснения. на основании этого объяснении соответственно подал заявление. Потом мы отправили запрос в адвокатские следственные изоляторы ВВС. И ВВС отказался нам отвечать. А следственный изолятор пояснил, что действительно, когда он поступил в СИЗО, у него были телесные повреждения на спине. Но дело в том, что они были в виде ушибов, синяков. А то, что они у него на месте, вот то что я с ним разговаривал, это единственная плетка, которая была у него в квартире. Больше у него других атрибутов садомазохистской направленности, в доме не хранилось, как они здесь описывали. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Они описывают, там много. Вот там есть, есть у вас этот текст?

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Да, они говорят во множественном числе. Но у него была одна плетка, понимаете. Никаких других так скажем атрибутов каких-то, я не знаю там, крюков, шнурков, страпомы и иных предметов у него не обнаружили, насколько я знаю. Я с ним разговаривал. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А они с женой ведут какую-то работу, да? Что там они делают, в Крыму? Собственно, как они в квартиру попали? Потом пишут, что она его избивала. Они там тоже какую-то работу параллельную ведут?

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Нет, никто ни кого не избивал. Вообще, никакими садомазохистскими наклонностями не страдают.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, нет. Я не об этом говорю. Следователи откуда берут все эти вещи? Вот это как? Это сидя в кабинете? Или они идут там давят на людей, добиваются каких-то признаний? Как это они все физически организовывают?

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: То, что пояснили оперативные сотрудники ФСБ, которые рассказывали о том, как они выезжали на место происшествия и которые его потом доставляли в оперативный отдел.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, это те же самые люди, которые?

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Да, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, так вот как. Понятно. Замечательно. И что теперь делать с этим всем? То есть вы пытались добиться признания того, что Олега Сенцова при задержании били, угрожали изнасиловать и обращались с ним в лучших традициях между прочим садомазохиста, если так эти люди, если эти люди так себя ведут, да? Это чистая БДС практика. Вот то, что они с ним делали. Значит, что вы теперь будете делать вот с этими фактами того, как? И с их ответом на эти факты?

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Дело в том, что у нас есть два пути. Первое – это обжалование в Генеральную прокуратуру Российской Федерации по статье сто четыре УПК. И второе – это обжалование естественно в суд. Две жалобы будут поданы. Я думаю, вот эта версия, которая родилась у них, которая была преподнесена при ответе на заявление постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, они специально таким образом преподнесли, чтобы сторона защиты никуда эту информацию не предоставила, ни каким образом с этой информации не работала. Они не ожидали, что Олег будет готов на то, чтобы эту информацию каким-либо образом разгласить, понимаете? То есть, они немножко просчитались. Олег совершенно другой человек, ему нечего скрывать того, чего не было. Он рассказывает то, что с ним делали, и то, что действительно было. Поэтому, если человек чувствует свою правоту, он не будет скрывать даже таких позорищ с их стороны фактов, которые они ему навязывают. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, они же тоже делают такое, это знаете как в старой, старой, старой такой присказке, да? Вы перестали пить коньяк по утрам? Они провоцируют человека. они человека провоцируют просто. Как вообще сам Олег отреагировал на это все? Как он себя чувствует сейчас? 

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Чувствует он себя более-менее нормально. Но единственное, что у него в камере холодно сейчас. У них отопления до сих пор в СИЗО не включили. А когда он прочитал то, что я ему дал, вот это постановление об отказе возбуждении уголовного дела, ну он выругался. Он сказал, что он не совсем е.., ну и так далее. Не буду цитировать. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну понятно, понятно. Скажите, Дмитрий Динзе – адвокат Олега Сенцова у нас в эфире. Скажите Дмитрий, вот это же только эпизод. Один эпизод, да, вот ваша попытка добиться справедливости в вопросе насилия, которое к нему применилось. А что в целом с делом? Что в целом? Что ближайшее? Чтобы как то мы ориентировались, знаете тут столько своих новостей. Но мы не забываем Олега, и мы хотим представлять какой план, что дальше.

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Ну, дальше я вам могу сказать, что мы бы могли так скажем большую работу провести по Олегу, подключая разных специалистов. Но нам блокируют полностью работу. Они не дали возможности привлечь, привлечь точнее каких-либо специалистов по работе по уголовному делу. Не дают возможность использовать и предоставить свои доказательства по уголовному делу. И дополнительные расследования по делу. То есть они со всех сторон нас обложили и не дают совершенно никаким образом работать. Поэтому у нас практически сейчас проводятся следственные действия, всякие разные, экспертизы назначаем. Потом смотрим на различные дополнительные экспертизы, которые они назначают. Ну пока рутинная работа по, с их стороны рутинная работа по доказыванию вины Олега. Я думаю, что когда вот эта работа у них закончится, мы выйдем на ознакомление с материалами уголовного дела. Олег даст развернутые показания, потому что у них там было расследовано. И соответственно мы подключим достаточное большое количество различных специалистов в рамках доказуемости невиновности Олега. Но в кулуарах разговаривая со следователями, мне говорится одна единственная такая вещь, что у Олега поведение неправильное. Если он и дальше будет придерживаться такой точки зрения в рамках уголовного дела и не будет ничего признавать, то приговор будет суровый для него. То есть они уже готовят почву, чтобы ему действительно там дали достаточно большой срок. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дмитрий Динзе, спасибо вам. Адвокат, который защищает Олега Сенцова. Будем держать в курсе наши слушателей всех о его деле и о том, как он себя чувствует. Спасибо вам большое, до свидания.

Дмитрий ДИНЗЕ, адвокат: Да, пожалуйста.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я вам напомню уважаемые слушатели, что Олегу Сенцову можно писать письма. Обычные письма от руки. Это единственный способ общения с ним. Я сейчас назову адрес. Сто одиннадцать ноль двадцать индекс, сто одиннадцать ноль двадцать, Москва, Лефортовский вал, дом пять. Абонентский ящик двести один, Олегу Сенцову. После новостей, ваши звонки.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать сорок семь. Еще раз напомню вам, желающим написать Олегу Сенцову, поддержать его или его товарищам, которые там. Он не один сидит, в Лефортовском следственном изоляторе. Адрес Лефортова – сто одиннадцать ноль двадцать это индекс, сто одиннадцать ноль двадцать, Москва, Лефортовский вал, дом пять. Почтовый ящик двести один, Олегу Сенцову. И отдельно просят и защитники и правозащитники, которые занимаются их делом, россияне между прочим, да. Россияне, граждане России, москвичи, которые просто вот остались там добрыми людьми, и которые занимаются Олегом, они очень просят в письмах поддержать его. Но понимать, что эти письма будут прочитаны до того, как их передадут Олегу. Будут прочитаны следователями, в том числе и следователями ФСБ. Поскольку дело о терроризме – это серьезное дело и его курирует служба федеральная служба безопасности. Поэтому пожалуйста это учитывайте, когда пишите письма, да, чтобы там было как-то. Не навреди что называется. Теперь ваши звонки ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть, ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть – прямой телефон студии радио Вести. Звоните и задавайте свои вопросы, делитесь своими мнениями. С удовольствием вас послушаю. И смски двадцать четыре тридцать пять. Вот пишет как раз Екатерина из Киева – Дело Сенцова да и другие случаи прав и свобод в кавычках в России, каждый раз повергает в шок. Казалось бы более абсурдных решений оттуда быть не может. Но нет, каждый раз все больше похоже на утопию. Желаем Олегу и всем узникам никогда не сдаваться. Правда на вашей стороне. Екатерина, спасибо вам за это сообщение. Действительно, у меня тоже возникает ощущение не только в отношении Олега Сенцова, не только в отношении политузников, которые там находятся – Нади Савченко. Тех людей, которые. Вот сейчас там человек, которого обвиняют в том, что он воевал на стороне Азова, россиянин. Тоже попадет вот в этот список. Список врагов и с ним будут расправляться я думаю такими же методами. Даже если мы обычные новости получаем из России. Вот недавно например, глава Конституционного суда России Валерий Зорькин, который возглавляет Конституционный суд все годы свободной России после Советского Союза написал статью, в которой объяснил полезность и необходимость историческую крепостного права. Вы не ослышались. Глава Конституционного суда доказывает в своей статье, что крепостное право было хорошо. Ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре и шесть, давайте набирайте. Звоните, задавайте вопросы, делитесь своими мнения. А то звонят только те, кто звонили уже триста раз. Те кто звонят триста раз, ну у них шансов меньше попасть. Вот если вы ни разу не звонили, вот у вас этот шанс есть. Да, алле. Здравствуйте. Как вас зовут? Задавайте вопросы. И что-то скажите, что хотите.

Слушатель: Здравствуйте. Зовут меня Александр. Я из города Киева. В общем, в принцип.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ой, извините Александр. Очень плохо слышно. Вы что-то сделайте с этим.

Слушатель: Я на ходу в машине. Я перезвоню.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, перезвоните. Да. Это хорошо. Алло, здравствуйте. Вы в эфире. Как вас зовут?

Слушательница: Здравствуйте, Сакен. Меня зовут Вера, я из Киева. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Вера. Вы дозванивались уже, по-моему. Да?

Слушательница: В вашу программу нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А, ну просто голос я слышал ваш по радио. Ну, давайте, задавайте вопросы и скажите, что хотите, да.

Слушательница: Вы знаете, я хочу помимо слов поддержки Наде Савченко, Олегу, его там людям, кто там с ним. Сказать еще слова поддержки нашим братьям россиянам. Вы знаете, гнойник нарывает, нарывает. Но он обязательно лопнет. У них тоже будет Майдан. У них тоже будет все хорошо. Мне искренне жаль этих людей, которые боятся сказать хотя бы слово. Потому что они окажутся на месте наших земляков. И когда они победят свой страх, они победят.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Вера. Очень правильные слова. И я вам скажу. Вот лично у меня надежду что вселяет. Вот я же все время говорю о Савченко Надежде. Говорю об Олеге Сенцове. И говорю о них все время еще и потому что я знаю людей в Москве, которые не бросают их. И занимаются ими. Мы не можем. Мы физически не можем, находясь здесь, помочь им. Но там есть люди, которые им помогают. И они все граждане России. Они все москвичи.

Слушательница: Вы знаете, у меня есть очень хорошие друзья в России. Они мне говорят так, не пиши нам ни вконтакт, никуда. У нас читают абсолютно все. Когда у нас будет так же хорошо, тогда мы к вам приедем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тогда мы будем общаться. Спасибо, Вера. Спасибо вам за звонок. Очень приятно, благодарю. Всего доброго вам. Алло, здравствуйте. Вы в эфире. Алло. Ну смелее. 

Слушатель: Алло. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте. Как вас зовут?

Слушатель: Сакен, здравствуйте. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Приятно, здравствуйте.

Слушатель: Юрий, Днепропетровск. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Приветствую.

Слушатель: Очень рад, что дозвонился. Уже полгода звоню.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и дозвонились, и дозвонились и говорите. Пожалуйста. 

Слушатель: Сакен, скажите пожалуйста. Вот вы обо всем этом говорите. Ну, могут обвинять в чем угодно. Надежду Савченко могут в лесбиянстве обвинить.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но пока что они ее в том, что она сумасшедшая, обвиняют. Они ее на экспертизу в психиатрический институт. И хотят невменяемость каким-то образом выяснить. Хотя не выгодно. Иначе придется просто отпустить.

Слушатель: Сакен, ваше мнение, что с этим всем делать? Как с этим всем жить?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Юрий. Спасибо за вопрос. Серьезный вы вопрос задали. Ну знаете, что вы не знаю, правильно ли я вас понял, но одно отвечу так как понял. Мне по долгу своей работы и по долгу того, чем я занимаюсь и вообще как то так по свойству моего характера, я конечно вот эти все ужасы жизни, ужасы нашего городка, я их конечно постоянно изучаю, знаю, думаю. Я Юрий нахожу время и нахожу силы надеяться. Надеяться. А надежду во мне поддерживают люди, которые тоже надеются, и они тоже есть вокруг. Согласитесь их много. И поэтому, как сказать, в себе это искусственно вызвать невозможно. Но надежда дает силы и дает нам возможность помочь тем, кто очень сейчас нуждается в этой помощи. Даже в виде слова, даже в виде письма, даже в виде не знаю, эмоции. Луч добра пошлите вот сейчас Юрий, сидя в Днепропетровске, подумайте об Олеге Сенцове и пошлите ему луч добра. И этого уже будет достаточно. Я думаю так. конечно хочется быстрее чтобы все изменилось и в России. И вообще, чтобы из нашей жизни вот все это дерьмо ушло наконец. Из нашей общей жизни. И в том числе то дерьм ушло, которое мы не до конца вымели ни Майданом, ни тем, что после Майдана произошло. Но это не бывает так сразу. Поэтому потихоньку, потихоньку стараясь, общаясь наверное что-то можно сделать. Алло.

Слушательница: Алло.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий:Да, добрый вечер. 

Слушательница: Добрый вечер Сакен. Вы знаете, я слушаю вас с удовольствием. Дозвонилась в первый раз. Потому что ну вот эта Надежда Савченко – это конечно распредел пределу. То есть, ну Россия будет не отстаивать Надежду Савченко, тогда она будет уже севернее Северной Кореи. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут:

Слушательница: Ольга.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ольга. Спасибо вам, что дозвонились, спасибо, что высказались. Вы знаете Оля, и все, кто переживает за Надежду, за Олега. И поверьте, там в России, Россия удивительная страна. Там вообще миллионы людей, за которых можно и хочется переживать. Ну, давайте, ну посмотрим. Ощущение такое, что действительно, что нарыв взорвется, разорвется и разорвется. Будет ли какое-то изменение. Есть ощущение очень, очень вот у меня стойкое, что это все не вечно. Это не вечно. Конечно, есть трагическое несоответствие нашей жизни и истории. Знаете, человек живет очень мало рядом с историей. Но желаю вам все-таки не сильно из-за этого беспокоиться. И на каком-то ну вот нашем маленьком уровне стараться приблизить момент, когда вам вашим ближним будет лучше. Тогда и там все будет хорошо. Спасибо, что слушали. Сакен Аймурзаев, завтра в это же время.

Читать все
Читать все