СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"В России пропаганда отодвинула все претензии к власти на второй план"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымОтношение россиян к войне и закон о заочных судах

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер еще раз. Двадцать часов и три минуты и двадцать четыре секунды. Двадцать второе октября, среда. Вы слушаете Радио Вести, Сакен Аймурзаев еще один час с вами. Ну, в этот раз уже больше ваших звонков, больше ваших мнений. Темы у нас самые разные. Можно прекратить уже писать смс-ки Виталию Кличко. Вы их сегодня послали более чем достаточно. Спасибо вам большое за активное участие в эфирах и обсуждениях Радио Вести. Все передадим, как и обещали. Значит, темы у нас следующие. Интересный опрос провел «Левада-Центр» в очередной раз и в России и в Украине. Мы поговорим о том, как люди относятся к войне. И вообще, что думают о войне в России и в Украине. Такой гуманитарный поворот нашего разговора. После тридцати минут – о законе, подписанным Петром Порошенко, о заочных судах. Вот об этом поговорим.

И так, опрос очередной интереснейший опрос, проведенный «Левада-Центром» в августе и в конце сентября. Спрашивали россиян, очень много разных россиян. Тысяча шестьсот человек по всей стране. А также сравнили, сравнили это с данными, которые подготовил институт социологии КМИС и фонд «Демократические инициативы» украинский по таким же вопросам. По отношению россиян и украинцев к войне, к тому, что сейчас происходит между двумя странами. Спросили, половина россиян, пятьдесят процентов, уверены, что Россия активно поддерживает пророссийско настроенные силы. И люди, семьдесят четыре процента жителей Украины думают также. Мы, тут замеряется разница, скажем так, радикальности и убежденности, да? Вот и есть ли война, нет ли война. Нужно ли идти на компромисс, не нужно ли идти на компромисс. Все эти данные «Левада-Центр» собирал, собирал в двух замерах дважды. Сначала, сначала в августе, потом в сентябре. И использовал соответствующие замеры, которые производились в Украине. 

И так, что интересного в этом опросе? В этом опросе мне понравилось вот такое скажем отношение. Как говорится соотношение тех, кто думает, что есть война или нет война. И соотношение тех, кто готов на мир любой ценой. Или не готов на мир любой ценой. Значит, вопрос преодоления конфликта – двадцать процентов украинцев за мир любой ценой. Двадцать четыре опрошенных настаивают на компромиссе с ДНР, ЛНР, но не допускают серьезных уступок. И двадцать три – считает, что надо идти на компромисс, но только в принципиальных вопросах. Мнение россиян в этом смысле несколько иное. Две трети жителей России, шестьдесят процентов не считает, что между странами вообще идет война. Да? Только двадцать шесть процентов, где-то так, думают, что есть между двумя странами какое-то военное противостояние. Семьдесят процентов жителей Украины при этом признают, что между странами все не так, и на грани войны или уже в состоянии войны находится Россия и Украина. Мы через несколько минут свяжемся с Львом Гудковым, директором аналитического центра Юрия Левады. И спросим у него. Они в последнее время, этот центр проводит интересные исследования. До этого было исследование, которое мы обсуждали с вами в эфире, как относятся, как относятся украинцы к россиянам, россияне к украинцам. Мне интересно узнать какую-то, какой-то прогресс или регресс наблюдается в этом направлении. Значит, если вернуться к опросу – сорок пять процентов жителей Украины видят политический статус Донбасса таким же, как это было до кризиса. То есть, в составе Украины, и все нормально и никаких вопросов. А при этом россияне ровно столько же, да сорок процентов, хотели бы видеть Донбасс отдельным государством. В принципе, я скажу по этим цифрам, если их проанализировать, в общем конечно не все так страшно. То есть не, не тотальная какая-то поддержка действий России. Проценты впечатляют, но. И также впечатляют проценты тех, кто не разделяет мнение о том, что какие-то вообще проблемы между двумя странами серьезного порядка существуют. Тем не менее, вот такие цифры предоставляются. Лев Дмитриевич Гудков у нас, директор аналитического центра Юрия Левады. Добрый вечер.

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Добрый вечер.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Лев Дмитриевич, я признаюсь, очень часто обращаюсь к вашим опросам в украинском эфире. Меня очень порадовало, был интересен нашим слушателям опрос о качествах украинцев и россиян, об этих сравнениях. Но сегодня мы говорим вот о последнем опросе. Жители России, жители Украины о войне, ответственности и будущем. Для начала вот профессиональный к вам вопрос. А каким образом вот соотносили цифры украинские и российские? Как вы эти цифры украинские получили? Как это все происходило? 

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Ну как. Это наши коллеги на Украине, которые, с которыми давно знакомы. И стараемся поддерживать профессиональные партнерские отношения. Иногда мы берем их вопросы, повторяем для того, чтоб сравнить мнение жителей Украины и жителей России. Иногда они берут. Это большая взаимная польза от такого рода сравнений. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот последний опрос о том, как относятся к войне. По сравнению с предыдущими какими-то замерами вот какую динамику мы можем отмечать в отношении российского общественного мнения?

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Я бы сказал, что сохраняется та высокая волна, поднятая пропагандой . Довольно сильной и интенсивной пропагандой антиукраинской, которая в общем очень сильно изменила отношение к Украине и украинцам в последнее время. Явно совершенно пропаганда навязала вот такое негативное представление о том, что на Украине происходит дискриминация русскоязычного населения. Что нынешнее киевское руководство проводит политику геноцида. И крайне неприятный и агрессивный тон в отношении вот освещения этих событий. Поэтому большинство россиян получают информацию о том, что происходит исключительно из телевидения. Из официальных средств. И не в состоянии контролировать ее. Отсюда мы видим почти полное такое следование за официальной трактовкой и принятие ее. Очень большая часть, как правило - столичные жители, которые пользуются другими каналами информации альтернативными. И у которых более сложное представление о том, что происходит на востоке Украины.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот какой процент этого критически мыслящего, сомневающегося, давайте так их назовем?

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Ну не большой. Не могу вам здесь порадовать. Примерно от семи процентов того что было в марте. Сегодня это поднялось примерно до двадцати, двадцати пяти процентов в некоторых отношениях. Но зависимость от пропаганды общественного мнения в России в этом очень высока. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот эта грань? Просто мне очень понравился тот именно опрос о личных качествах, да. О каких-то таких персональных историях. Где грань вот этого влияния пропаганды? Это только на взгляды политические, на вопросы принадлежности Крыма или это пошло дальше в личные негативные отношения украинцев и русских? 

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Ну, нет. Пропаганда затронула очень глубокий пласт массового сознания, комплексы, ущемленность, неполноценность у русского населения. Очень такой болезненный узел проблем, связанный с травмой распада СССР. Утратой такой, представления у русских в своей доминирующей роли. Обиды на Украину на то, что она переориентировалась на Европейский союз. И тем самым как бы изменила общему, как националисты в России говорят, «славянскому братству». И вот это знаете такой болезненное, ущемленной сознание бывшего старшего брата и ощущение собственной неполноценности, ощущение того, что Россия никогда не будет развитой страной. Такой как другие европейские страны. Вот этот вот ресентимент, он оказался очень чувствительный к пропаганде. И в этом смысле других мнений как бы у россиян не обнаружилось, кроме того, что задает пропаганда, кремлевская пропаганда.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Лев Гудков, директор аналитического центра Юрия Левады у нас на прямой связи. А скажите, пожалуйста, Лев Дмитриевич, а вот что там с молодым прогрессивным населением России? Вот каков вот хотя бы может быть есть какие-то исследование в этой части? Они то как могут по Советскому Союзу настольгировать и всяческие комплексы испытывать? Они банально не жили тогда.

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Ну, понимаете, в целом молодежь настроена скорее пропутински. За исключением небольшой, опять таки, образованной, более обеспеченной, более информированной группы молодежи столицы и крупнейших городов. Где другая совершенно инфраструктура сложилась информационная, где сильнее развита рыночная экономика и где молодежь более мобильная и меньше зависит от власти. Но само по себе формирование потребительского общества в России, оно не избавляет от старых мифов и комплексов еще советского времени. План таких общих ценностей, коллективных ценностей он сильнейшим образом разрушен. И вот дефицит таких моральных коллективных представлений чисто национального единства, которое вызывало бы самоуважение подтверждение, в общем, он очень болезненно переживается. Но поскольку не обрабатываются новые какие-то представления, соответствующие более современному развитому состоянию, то молодежь так или иначе принудительно возвращается в советское время. Пропаганда туда как раз.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Существующие эти предложенные обстоятельства. Лев Дмитриевич, давайте мы послушаем новости и продолжим. Буквально минуту. 

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Хорошо.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать семнадцать, Сакен Аймурзаев. У нас на прямой связи Лев Гудков, директор аналитического центра Юрия Левады из Москвы. Лев Дмитриевич, а вот если какие-то направления, да, вот опять же в том опросе, где были качества украинцев и россиян, сравнивались и в отношении друг к другу. Там было такое, что вот россияне очень недовольны наглым отношением власти к себе. Это достаточно высоко стоит в тех качествах, от которых россияне хотят избавиться. Вот вопрос мой к тому, какие есть недовольства, которые могут, условно говоря, изменить существующий порядок в России? Чем люди не довольны? Кроме вот того, что их какую-то гордость ущемляют. 

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Нет, ну понимаете нынешний вот патриотический взрыв, связанный с антиукраинской такой политикой и аннексией Крыма. Он связан ну действительно с крайним недовольством нынешней властью. И мы фиксировали на протяжении последних пяти лет довольно сильное снижение доверия и одобрения деятельности всего руководства. Всей национальной системы. И люди обвиняли ее в коррупции, и в наглости, в пренебрежении законами. И прочее, прочее. И вот это вот диффузное недовольство оно начало выражаться к концу прошлого года как некоторый такой потенциал ксенофобии и диффузной агрессии. И пропаганда сумела национализировать это, направив вот все недовольство против вот нового курса Украины, нового демократического развития Украины. Тем самым дискредитируя все соответствующее протестное движение, демократическое движение внутри России. Это очень такое направленное и очень эффективная политика.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, тут мой вопрос скорее знаете, а где вот то тонко, где порвется? Вот они сейчас сканализировали. А что может быть вот все-таки вот эти направления, чтоб меньше стали возмущаться коррупции россияне своей. 

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Да, должен вам сказать, что вот пропаганда отодвинула все претензии к власти на второй план. Скажем, на второй, третий план. Все социальные показатели, включая и одобрение власти, они пошли вверх и сегодня почти на пике. Поэтому различий между разными группами в настроениях, ориентациях в ценностных таких подходах, они сегодня стерлись. Поэтому очень небольшая часть, которую статистически трудно анализировать, можно считать самостоятельной самодостаточной группой. Пока сейчас мне очень трудно сказать, какие силы в России в состоянии изменить эту ситуацию. Скорее всего, мы будем иметь такую медленную деградацию положения дел в стране, включая экономическую, ухудшение экономической ситуации. Примерно в течение двух трех лет. А что там будет мне сказать. Я думаю, эксперт не может сказать.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сказать трудно. А что с рейтингом Путина и с поддержкой его, ну в целом? Не только по украинскому вопросу. Вот и доверие к нему, и отношение к нему как человеку, за которого готовы голосовать еще и еще. 

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Ну, понимаете, это один из самых высоких сегодня показателей. Он держится, начиная с мая. Хотя во время войны России с Грузией, тогда немножко выше был рейтинг. Но его нельзя, вот эти высокие цифры нельзя рассматривать как с такой однозначной одобрением, восторг, симпатией. Это направленное одобрение. Одобряют действуют только по отношению вот к аннексии Крыма и к Украине. Как говорит пропаганда «в защите своих».

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: «Защите своих».

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Это очень важная такая племенная солидарность здесь. Более сложный анализ показывает, что основой отношения к авторитарному режиму – это безразличие и апатия. Не позитивные оценки, не негативные не составляют большинство. Основа отношений к власти это вот невозможность изменения в положении вещей. И не участие я бы сказал в политике. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. То есть просто пусть все будет так, как будет. И все. 

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: Примерно так, да. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам большое Лев Дмитриевич Гудков, директор аналитического центра Юрия Левады. До свидания.

Лев ГУДКОВ, директор аналитического центра: До свидания.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот поговорили о том, что происходит в общественном мнении в российском. Давайте позвоните ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. Поделитесь своими взглядами, своим мнением. Вот какие-то прогнозы мы услышали относительно того, что там происходит. Понятно, что там своя ситуация. Мы находимся с вами не в России, но от настроения этих людей очень конечно много зависит. Да, слушаю вас. Как вас зовут?

Слушатель: Вечер добрый. Константин, Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, слушаю вас.

Слушатель: Я прожил в России 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Алле, алле.

Слушатель: Алло?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, у вас какие-то перебои. Не слышно просто. 

Слушатель: Алло, алло?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, да. Говорите. Попробуйте еще раз, да.

Слушатель: Я родился в России, тридцать пять лет назад. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

Слушатель: Во время еще товарища Сталина. Прожил там это же время. После этого жил в Украине. Сам я украинец. Вы меня слышите?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я слышу вас. Говорите. Когда вы прерываетесь, прерывается и звук. 

Слушатель: Сейчас живу в Украине. И прекрасно знаю настроение сибиряков по отношению к Украине. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так.

Слушатель: Самое главное в том, что 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Очень плохо слышно. Еще раз перезвоните пожалуйста. Очень плохо слышно. Не могу разобрать просто, о чем вы говорите. Алло? Вы в эфире. Как вас зовут?

Слушатель: Добрий вечір. Олександр, Київ.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слухаю вас.

Слушатель: Тема нинішня трошки перегукується, яку піднімали ваши колеги вдень. И я якби я був суддею, я б постановив вищу міру наказання і Віктору Федоровичу і Володимиру Володимировичу. Володимиру Володимировичу працювати на свинофермі, на вічне ув’язнення. А Віктору Федоровичу на фабрикі пошиття фабрик. Вибачте, шапок. Тому, це адекватний був би для них вирок.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Не совсем по теме конечно. Но ваше мнение все-таки. ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть – пожалуйста, звоните. И мы с вами сможем разговаривать в прямом эфире Радио Вести. Пожалуйста набирайте телефон. Опять звонят наши постоянные слушатели. Ну, если вы часто попадаете в эфир, я пытаюсь брать все-таки новые телефоны. Да? Алло. Вы в эфире, как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте.

Слушатель: Это вас Андрей беспокоит, город Харьков. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Андрей.

Слушатель: Вот я послушал мнение российского политолога как я понимаю по поводу

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Социолога, социолога.

Слушатель: Социолога, да. По поводу ситуации в России. Но по крайней мере можно констатировать, что общество там достаточно консолидировалось.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это правда. 

Слушатель: Вот, как бы нам это нравилось или не нравилось, но надо с этим считаться.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так вот понимаете, я как раз. Спасибо вам большое. Как раз поэтому и обращаю внимание на эти опросы, которые в каком-то смысле конечно же должны и нам подсказать как дальше действовать. На что рассчитывать, как планировать. Все-таки знаете, умные люди давно научились считать. Вот давайте использовать эти данные, открытые данные. Анализировать. Алло, вы в эфире. Нет, не слышно. Алло, вы в эфире, как вас зовут?

Слушатель: Георгий, город Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слушаю вас, Георгий.

Слушатель: Здравствуйте Сакен. Значит, я скажу так что воюют, я отослал нашим ребятам там смс, вот воюют не народы. Воюют государства. Это самое главное. То есть с моей точки зрения вообще отношение между народами могло испортится вот этой вот 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Подождите, подождите. Это тоже во многом согласитесь, это во многом вы лукавите. Вот когда конкретный человек одной стороны стреляет в конкретного человека с другой стороны. Воюют государства или люди?

Слушатель: Государства.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Даже в этот момент государства воюют? 

Слушатель: Да, потому что люди направлены государством. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Ну и что делать с этим, с этой ситуацией? 

Слушатель: С этой ситуацией? С этой ситуацией нужно разводить народы. Народы должны различать, где государство , а где народ. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вы различаете? 

Слушатель: Конечно. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть у вас никаких вопросов к россиянам как к народу нет?

Слушатель: Как к народу – нет. У меня отношение, я там общаюсь в соцсетях с русскими абсолютно, абсолютно нормально. У меня нет никаких проблем с этим.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам за звонок, благодарю вас. Сейчас реклама, новости и мы продолжим. Будем уже говорить о новом законе, который подписал накануне президент о заочном правосудии. О том, что теперь можно судить Виктора Януковича, Николая Азарова, и еже с ними. И конфисковывать их имущество. Что же получит государство, что же получит бюджет от этого закона, и на сколько он может справедливо исполнятся. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать тридцать три в Киеве. Сакен Аймурзаев, продолжаем наш эфир. 

двадцать четыре тридцать пять – телефон для смс-сообщений. А также в конце часа буду включать телефон. Задавайте свои вопросы, высказывайте свои мнения. В этой части поговорим о заочном правосудии, о законе, который был подписан Президентом Порошенко. Законе, который позволяет судить и конфисковывать имущество у тех людей, которые совершили преступление против Украины, против независимости, суверенитета. Людей, которые объявлены в международный розыск. Ну и многих из этих людей мы с вами знаем в лицо и по имени. Об этом пятнадцать минут.

И вы пишите сообщение, немножко так с за хлестом на старую тему. Светлана из Киева пишет, что в советские времена мнение общества о коммунистах и о коммунистической власти тоже было консолидирующим. Всеобщее, всеобщее. Да? А любое инакомыслие было чревато последствиями. Не думаю, что сегодня в России по другому. Но тут Светлана я бы не просто говорил о том, что мнение было консолидирующим. И что оно было, что оно было таким общим и восторженным. Важно то, что это достаточно быстро рухнуло. Ведь если смотреть на разрушение Советского Союза, на разрушение коммунистической системы, и разрушение всемогущего органа КГБ, который держал всю страну, да, от Львова до Камчатки. И это были люди главные, и тайный орден все такое. То это же все достаточно быстро произошло. Достаточно быстро это всеобщее одобрение, всеобщая консолидация, всеобщее единение людей оказалось вот совершенно наносным, совершенно про другое и о другом думали люди. Может быть и в этот раз также окажется. Но вот некоторый прогноз, да, на два года в перед хотя бы, говорят, навряд ли что-то изменится. 

И так, заочный суд, заочное правосудие. В справке Радио Вести Ольга Подчекаева наш журналист подготовила короткую справку о том, что же это за закон такой. Богдан Амосов подготовил. Извини. 

Богдан АМОСОВ, корреспондент: Заочное правосудие будет касаться тех, кто готовил теракты. Осуществлял диверсии. Пытался изменить конституционный строй государства. Покушался на жизнь высокопоставленных чиновников, Президента, Премьера, нардепов, Главы Нацбанка. Также без присутствия подсудимого будут судить тех, кто совершил государственную измену или шпионил. При этом у осужденных будут конфисковывать имущество. Конфискация касается и тех, кто призывает к вышеперечисленным нарушениям. Прежде чем начать заочный суд, государство должно будет вручить подозреваемому повестку. Если следствие не сможет этого сделать, то правоохранители передают повестку и документы следствия адвокату. При этом присутствие адвоката или защитника на таком заочном суде обязательно. Уклонение от получения повестки или явки в суд является основанием для осуществления специального судебного производства. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот короткие пункты того, что из себя представляет закон о заочном правосудии. Изменяются некоторые статьи Уголовного кодекса, которые вот действительно позволяют по скайпу или без скайпа, без человека провести суд и принять решение. В том числе о конфискации имущества. Например бывших руководителей Украины. У меня к вам вопрос будет для голосования. Как вы относитесь к такому закону, к заочному правосудию? Ваше отношение к заочному правосудию положительное или отрицательное? Если положительное – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если отрицательно – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Пожалуйста голосуйте. И так, ваше отношение к заочному правосудию. Если положительное отношение – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если отрицательное это отношение – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. 

Через несколько минут у нас будет на прямой связи журналист, расследователь Севгиль Мусаева, основатель и главный редактор делового интернет-издания HUBS, с которой мы обсудим тот аспект, который касается конфискации. Все-таки мне очень интересно, что именно, в какой процедуре и как собираются конфисковывать. Что думает об этом Севгиль, наша коллега, которая занималась много расследованием имущественных вопросов бывших чиновников Украины. И она неплохо знает ситуацию с некоторыми активами. И мне бы хотелось вот как раз с ней об этом поговорить. Если вы что-то думаете и хотите написать, написать, перед этом думаете, да, двадцать четыре тридцать пять - пожалуйста смс-ки открытые, подписывайте свои послания, свои сообщения. И голосование, которое я объявил. Как вы относитесь к заочному правосудию? Положительно – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один или отрицательно – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Очень активно идет голосование, спасибо вам. При этом интересно было бы узнать, как бы вы отнеслись, если бы вас заочно так сказать, заочно бы пытались осудить. Но хотя тут видите, список тех преступлений, которые попадают под этот закон, они все-таки ну все-таки впечатляют. Это очень серьезные грехи. Но и плюс необходимые совершенно условия, чтобы вы были в международных бегах. Александр из Харькова – что это за демократия, судить человека без его присутствия? Петр I заочно повесил чучело Мазепы, сжег его. А пепел выстрели из пушки. Заочно судить это олд скул – Рафаэлит пишет. Ну разные были случаи. Был даже случай в истории, когда мертвого Папу Римского судили. Так что это все было. Севгиль Мусаева у нас на прямой связи. Добрый вечер, Севгиль.

Севгиль МУСАЕВА, гость: Добрый вечер, Сакен. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот мы решили обсудить вопрос с заочными этими всеми судами. Большой сторонник этого дела Петр Порошенко, насколько мы знаем, да. Он и говорит о том, что вот мы сможем, страна сможет вернуть награбленное. Первый вопрос у меня такой. А существует ли какой-то реестр, того, что может вернуть страна?

Севгиль МУСАЕВА, гость: Это вообще замечательный вопрос. Потому что лично я очень хотела бы увидеть этот реестр. Но я видела то, что в общеизвестные факты да о том, что Одесский НПЗ, потом был арестован, потом Херсонская нефтеперевалка, Нефтепродукты Курченка. Нам бы такого общего реестра всех активов семьи, которые были украдены за время президентства Януковича, его действительно не существует. Во-первых. Во-вторых очень сложно будет доказать какую-то либо привязку этих компаний к этим лицам. Потому что они были зарегистрированы либо на фиктивных подставных лиц, либо на фиктивных директоров. Либо там, на жен, сыновей, любовниц, или сестер. Вот как бы, собственно говоря, вот такая история. То есть мне интересно было бы посмотреть этот реестр. Честно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Вот это невероятно важно. Особенно как бы вот закон то уже принят о заочном правосудии. То есть о возможности их так судить. Да? И вот что вы знаете. Есть ли какой-то список тех, которые. Хотя ладно про списки, это трудно все у нас со списками. Ну вот кого первым могут начать судить таким образом? Это не политический шаг перед выборами? Это реальная процедура? Или пока мы не дождемся первого такого суда?

Севгиль МУСАЕВА, гость: Вы знаете. Судя по тому, что уже происходит в Генеральной прокуратуре да, там по делам бывших чиновников, которые там спустя семь месяцев до сих пор не привели ни к какому результату, то у меня большие сомнения на счет того, что у нас будут какие-то вот судебные процессы. И если там Сергей Курченко в интервью РБК может говорить, что вот мои уголовные дела существуют только в форме статуса на фейсбуке министра Арсена Авакова, то я конечно немного странновато, то есть он ничего о моих там не знает. Но я знаю, что например у того же Курченко забрали Херсонскую нефтеперевалку. И национализировали его нефтепродукты, да. То есть таким вот образом 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А что мешало, вот на данный момент да вот приняли закон. Президент долго достаточно опять думал и писал этот закон, о возможности таких судов. А что раньше мешало этим заняться? Вот, условно говоря, без всяких поправок к заочному, о заочном правосудии взять и национализировать, не знаю, машины, яхты, дачи, дома, активы, банки, счета. Вот все, что просто осталось от этих людей в стране. 

Севгиль МУСАЕВА, гость: Ничего на самом деле не мешало. И для меня удивление, почему это не было сделано раньше. Но наверное перед выборами такой вот шаг и замыливание глаз, что вот все делается и мы таки накажем людей, которые довели страну до ручки. Да? Хотя на самом деле ничего не сделано за семь месяцев, то наверное он имеет место. То есть таким вот образом Президент хочет загладить вину за то, что там за семь месяцев не были не осуждены люди, которые расстреливали людей на Майдане. И до сих пор эти дела не доведены, да. Ни один чиновник, ну даже один был арестован, но никто как бы не осужден, и никто как бы не понес наказания. А Евгений Бакулин, например который был арестован с бомбой и с сотнями, но не с сотнями, а с десятками телекамер, сейчас баллотируется по одному из округов в Северодонецке и рискует в принципе попасть в этот парламент. Я думаю, что он таки попадет, но это немного как то вот странно выглядит. Мне кажется, что это исключительно вот пиар, шаг власти.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но вот Севгиль, я желаю вам удачи в вашей расследовательской работе. Я знаю, что вы много этим занимались, и на интернет-издании HUBS, которое основали и главным редактором которого до сегодняшнего дня являетесь. Но тут я не могу вас не спросить, как коллега коллегу. Тут появилась информация. И не только информация в качестве слухов или звонков и смсок, а просто вот написали новость о том, что вы меняете свою работу и вроде бы даже идете в «Украинскую правду»? можете что-то об этом сказать?

Севгиль МУСАЕВА, гость: Ну, да, это действительно так. Но какая должность и какие мои будут функции, я думаю, что в ближайшее время 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы узнаем.

Севгиль МУСАЕВА, гость: Да, скажем так.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, желаем вам удачи в новом издании. Будем вас читать с удовольствием и ваших коллег. Всего доброго.

Севгиль МУСАЕВА, гость: Спасибо. До свидания.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это была Севгиль Мусаева, журналист, расследователь, которая будет работать в «Украинской правде». Вот она нам сейчас об этом сказала. Насколько мне известно, завтра мы узнаем в каком статусе и как этот журналист будет трудиться на «Украинской правде». сейчас новости. И мы продолжим.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И так, продолжаем эфир. Продолжается голосование. Как вы относитесь к заочному правосудию? Хорошо, положительно – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Либо отрицательно – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. И пожалуйста звоните в прямой эфир Радио Вести и задавайте вопросы. Ну какие вопросы? давайте уже свое, свои мнения по этому поводу. По поводу заочного правосудия. Значит ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть, звоните в прямой эфир. Так. Кстати по поводу заочного правосудия. В принципе, вот пишут мне, что в Гражданском суде есть давно заочные решения суда. Пишет мне Иван, Харьков. Смотрите, тут вопрос в том, что не только гражданское, в Гражданском суде. Есть вот для Европы это не новость. Значит, во Франции, Дании, Нидерланды, Швейцарии и Германии каждый десятый приговор выносится заочно. Также и не возражает против этой нормы Европейский суд по правам человека. Разница лишь в том, что заочная форма существует для того, чтобы защитить права пострадавших. Если например, кто-то вас публично оскорбил и не хочет появляться в суде, то можно это сделать и без всяческих, всяческого появления в суде. То есть тут как бы больше в защиту человека, которого могут осудить заочно, нежели для того, чтобы, либо от бессилия достать этого человека. Сидит он там где-то Виктор Федорович сотоварищи, значит в Подмосковье. У них значит там российские паспорта и дома. И обросли они там связями и друзьями. И наверное как-то чего-то делают. И невозможно их достать. Так вот осудим и заберем, что осталось тут от них. Алло, вы в эфире. Как вас зовут? Что вы думаете?

Слушатель: Здравствуйте. Олег с Киева. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да.

Слушатель: Я считаю, что это положительный закон. Но я не считаю, что он принесет какие-то положительные эффекты. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Почему?

Слушатель: Ну, не знаю. Я не думаю, что приедет Янукович и скажет – судите меня. Я вот такой вот. Услышите Донбасс. Я не считаю, что такие там или вернуться или Азаров. Или там многие другие, которые здесь.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно.

Слушатель: Либо мне кажется это больше популизм. Вот и все.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Спасибо за мнение. Пожалуйста, набирайте – ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть. И пообщаемся на тему заочного правосудия и того, как вы к этому относитесь. Хотя подчеркивается, что вот именно эти законы, именно сейчас, именно эти поправки, они адресованные людям, которые считаются плохими. Хотя многие отмечают, что, например, в законах, в январских законах, которые привели к обострению очень серьезному, ситуации в стране. Тоже был пункт о заочном правосудии. Тоже был пункт. Ничего нового под солнцем нет. Алло, вы в эфире. Говорите. Как вас зовут?

Слушатель: Алло, добрый день.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый. Да, говорите. Выключите звук радио, и. Сорвался. Сорвалось. Так, голосуйте, голосуйте, голосуйте. Значит, голосуйте. Если вы положительно относитесь – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль один. Если отрицательно – ноль восемьсот пятьдесят сорок девять ноль два. Алло, в эфире вы. Как зовут? 

Слушатель: Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте. 

Слушатель: Меня зовут Сергей, я из Киева.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слушаю вас.

Слушатель: Я хотел высказать свое мнение, только что какое-то решение этого вопроса. Вот, например

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ой, ужасно плохо слышно. Простите, пожалуйста. Ничего я не могу с этим сделать. Телефонная связь это телефонная связь. Тут от нас мало что зависит. Вот просто плохо вас слышно. И совершенно невозможно разобрать, о чем вы говорите. Поэтому вынужден с вами попрощаться. Давайте, ноль сорок четыре триста девяносто сто четыре шесть, звоните и поговорим. Алле, вы в эфире. Как вас зовут? 

Слушатель: Добрый вечер Сакен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасте. Как вас зовут?

Слушатель: Виктор Александрович, Харьков. 

Слушатель: Я хочу к вам обратиться в двух ипостасях - как шеф-редактору Радио Вести и как к линейному ведущему. Как к линейному ведущему по поводу вопроса, который мы сейчас обсуждается. Но больше похоже на популизм, почему? Потому что Янукович в нашей истории – это просто эпизод. А вот гораздо больший преступник, который двадцать лет проталкивал все, что Украине непригодно – это Микола Янович. И вот как-то он, получается, оказывается в тени. Так что я имею ввиду? Ту налоговую систему, которую он проталкивал, которая разрушила всю экономику Украины. Вот он гораздо больший преступник. И почему никто этого не видит или не хочет видеть?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но он же тоже попадает, он тоже попадает под этот закон.

Слушатель: Нет, я понимаю, я понимаю. Но Янукович - это ментальность завгара и психология уголовника. А этот человек, который 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, давайте уже, давайте уже знаете сегодня его и так обсуждали целый час у Матвея Юрьевича. А второе, что вы хотели сказать?

Слушатель: Второе, что я хотел сказать. С вами Кристина секретарь не разговаривала сегодня? 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Она со мной много разговаривает. 

Слушатель: Много разговаривает? Дело в том, что я всегда, вы взвешенный человек, молодой, грамотный

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так, вы давайте к делу, к делу.

Слушатель: Я продолжаю про гегемонию здравого смысла.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так, давайте. Давайте про гегемонию. 

Слушатель: Поэтому у меня проблемы с Матвей Юрьевичем есть.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, так зачем же вы мне рассказываете про проблемы с Матвеем Юрьевичем?

Слушатель: А потому что вы шеф-редактор.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И что я должен, по-вашему, сделать?

Слушатель: Пообщаться, побеседовать с ним. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: По вашей просьбе? Вы на него нажаловались на всю страну, а я с ним должен побеседовать? Хорошо. Напишите, на сайте есть, на сайте есть мой мейл. Напишите мне письмо и расскажите, что же у вас случилось. Я просто не могу обсуждать Матвей Юрьевича без Матвея Юрьевича. Это не корректно. Напишите, что же у вас за конфликт, попробуем вас помирить. Алло, вы в эфире. Слушаю вас. Да. Как вас зовут? Пожалуйста

Слушатель: Алло, добрый день.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте 

Слушатель: Меня Артем зовут. Я из Днепропетровска. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Артем, слушаю. 

Слушатель: Я хотел сказать, что в отношении этих беглецов я поддерживаю этот закон. В будущем могут возникнуть проблемы. Потому что вообще закон не очень хороший об удаленном правосудии. И можно сказать, я очень волнуюсь, что за последние дни Президент дважды нарушил Конституцию. Он не имеет права увольнять министра Авакова. Это Яценюка прерогатива. И включать отопление - это тоже прерогатива Премьер-министра. Вы можете обратить на это внимание.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А когда уволили Авакова? Вы что говорите то? 

Слушатель: Ну, вот в новостях говорили, что Аваков и Ярема будут уволены. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, так это. Спасибо, очень плохо слышно. Вот будут, тогда и поговорим. Что касается отопительных историй, что касается этого закона о заочном правосудии. Но тут тоже знаете, мы же с вами не дети. Мы же с вами понимаем, что нас всех ждет воскресенье. И почему каким-то образом ближе к этой дате либо принимаются. Либо какие-то могущие вам понравиться заявления делаются не только Президентом. Идут в парламент и ведут в парламент свои силы очень многие. Алло, вы в эфире. Слушаю вас.

Слушатель: Добрий вечір. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Здрасте.

Слушатель: Я хотів би запитати у вас як у шеф-редактора. А якщо ваш ведучий Матвій Ганапольській дуже часто використовує такі слова як жопа, задница, сраний, сраная.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, спасибо.

Слушатель: Чи може слухач використовувати ці слова в ефірі?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я вас скажу. Я вам скажу. Если вас не устраивает то, что он эти слова говорит, звоните к нему и говорите слова или об этих словах. Никогда никакого списка запрещенных слов. Есть слова, которые сейчас в России запретили, матерные слова. Ну, так никто не матерится в нашем эфире. Что вы начинаете дергаться? Если вам не нравится, как Матвей говорит, какие слова он употребляет, в каких целях он употребляет, не слушайте Матвея. Если это вам не нравится. Есть люди, которым не нравится, но они слушают. Знаете, вопреки своему желанию или там руководствуясь своим потаенным желанием. Да, вы в эфире.

Слушатель: Алло?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слушаю вас. Очень коротко, пожалуйста. Минутка у нас.

Слушатель: Здравствуйте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здрасьте.

Слушатель: Я Сергей из города Енакиево.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Слушаю вас. Ого.

Слушатель: Да. Я хочу сказать, что этот закон не такой. Сначала должен быть Авакова и Наливайчено, которые выпустили Януковича за пределы страны. А потому уже решать, судить или не судить.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам за мнение, благодарю вас. Значит. Смотрите, мы голосовали – ваше отношение к заочному правосудию. Вот в такое ваше единодушие тоже меня всегда несколько так сказать изумляло. Вот семьдесят три процента проголосовавших положительно относятся к заочному правосудию. И двадцать семь – отрицательно относится. Ну и процент тех, кого смущает, скажем, такая норма, тоже не мал. Спасибо, что голосовали. Спасибо, что участвовали в сегодняшнем разговоре. Еще раз говорю, не надо нервничать. Если вам кто-то не нравится, что-то не нравится, не делайте себе плохо. Не делайте себе плохо. А по поводу слов, язык так богат. Всего вам доброго, до свидания.

Читать все
Читать все