Наталья Витренко. Фото Радио Вести

Константин Дорошенко: С вами Радио Вести – радио новостей и мнений, программа “Циники”, у микрофонов Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков. Гость у нас сегодня экстраординарный, это фактически одна из живых легенд украинской политики новейшего времени. Человек, о котором в последнее время мы слышим достаточно мало, однако в 90-ые годы с этим именем было связано много громких выступлений. Пламенный оратор, доктор экономических наук, председатель Прогрессивной социалистической партии Украины, народный депутат Верховной Рады Украины II и III созыва, Наталья Витренко.

Дмитрий Терешков: Здравствуйте!

Наталья Витренко: Здравствуйте!

Дмитрий Терешков: Одно из ваших последних заявлений, как минимум, на сайте вашей партии, я прочитал о том, что:

Украинская власть фактически решила заблокировать деятельность левой оппозиционной партии – Прогрессивной социалистической партии Украины.

В то время как мы уже успели забыть о существовании этой партии, как будто бы и нет вас, вы с такими заявлениями выступаете.

Наталья Витренко: Это вы забыли.

Дмитрий Терешков: В любом случае это заявление выглядит, как какая-то попытка напомнить о себе. Насколько соответствует действительности то, о чем вы написали? Что значит “решила заблокировать”?

Наталья Витренко: Я начну с того, что в Киеве, когда я по улицам иду или в магазин захожу, очень часто ко мне подходят люди, приветствуют, и говорят, что помнят мои выступления в парламенте и наши яркие акции.

Константин Дорошенко: Очень неоднозначные зачастую.

Наталья Витренко: Почему неоднозначные? Для нас очень однозначные.  У нас четкая идея, мы ее 20 лет защищаем, не скрываем ее.  Те люди, которые разделяют нашу идею, они, конечно, пламенно поддерживают, а те, которые не разделяют, они уважают. Уважают потому что мы не манкируем, не продаемся, не подстраиваемся. Это что касается нашей позиции.  Теперь относительно того, почему я убеждена, что власть хочется расправиться с нашей партией, блокирует нашу деятельность. Протестные настроения на Украине резко нарастают, это объективно. Никуда не годная экономическая политика, порочная экономическая модель, которая реализуется на Украине, и, безусловно, приведет к тому, что основная масса людей обнищает, они будут озлоблены и, конечно же, они будут пытаться выразить свои чувства разного рода протестными выступлениями. Власть боится, что эти протестные настроения возглавит наша партия. Поэтому с 2014 года начались уголовные преследования сначала под маркой женской организации “Дар жизни”, которой я тоже руковожу. Они придумали, что вроде мы финансируем артистов террористов, что абсолютно не соответствует действительности, но они тогда возбудили уголовное дело против женской организации. Оно тлело, гнило все эти годы, потому что доказательств у них никаких. Поэтому, как я понимаю, они сомкнулись с интересами некоего Шатилина, который хотел захватить помещение, где мы арендуем центральный офис и 28 октября это произошло. Шатилин с группой людей захватывает это помещение, мы арендаторы, мы имеем свои права…

Константин Дорошенко: Это нюансы.  Я так понимаю, что это дело взяла на рассмотрение омбудсмен Украины, так или иначе, оно будет рассматриваться. Хотелось бы не только о таких локальных вещах поговорить. Мне кажется, Наталья Михайловна, при всем к вам уважении, что вы немного находитесь в определенной грезе и переоцениваете влияние и свое, и вашей организации в современной Украине. Потому что протестные движения, как мы видим, уже много лет обходятся без вашего участия. Они действительно в Украине существовали, и во время Кучмы, и во время Ющенко, и во время Януковича, но как-то ваша звезда закатилась в это время. Поэтому думать о том, что за вами кто-то охотится, и кто-то вас угнетает, это, скорее, ваше желание. Вам бы хотелось, вы страстный политик, вы, безусловно, себя вне политики не чувствуете. Назовем вещи своими именами, вы сейчас абсолютно на маргинесе политического процесса, ровно, так как идеи советские, сталинские, плановая экономика, возрождение СССР не популярны среди молодежи. Есть новые левые течения анархического, социал-демократического толка, есть очень большой спектр этих левых движений, который тоже более-менее по-сектантски людей интересует. Но уж точно, простите меня, не ваша партия, поскольку нигде о ней информации не появляется и не только потому, что существует запрет. Вы знаете, сейчас достаточно свободно у нас с информацией.

Дмитрий Терешков: Кроме прочего, хотел бы добавить, что ваша риторика с 90-ых практически не поменялась в отношении России и НАТО, а ситуация в стране сильно поменялась. Интересно, как учитывая то, как меняется настроение в обществе, вы на что-то можете рассчитывать?

Наталья Витренко: Давайте последовательно. Вы сначала сказали, что мы находимся на маргинесе политического процесса и меня вообще забыли. Я в руках держу последний социологический опрос института социологии Академии наук Украины. Это самый обстоятельный репрезентативный опрос, от июня 2016 года, 1800 человек опрошено по всем регионам Украины. Итак, вопрос:

Если вы будете принимать участие в голосовании по выборам президента Украины, за кого бы вы проголосовали?

Бойко-7, 7

Витренко-3,0

Гриценко-6,2

Гройсман, действующий премьер -0,9

Порошенко- 6,7

Тягнибок -2,6

Ющенко-0,2

Яценюк-0,6

Это говорит о том, что рукописи не горят. Я не просто была 2 созыва народным депутатом Украины, была дважды кандидатом в президенты Украины. Вы задали очень правильный вопрос: вы отстаивали раньше такие идеи, но сколько поменялось. А что поменялось? Ведь жизнь подтверждает, что все, что я говорила нельзя делать, а сделали в стране, это и привело к такому результату. Когда я говорила, что нужно делать, а меня не послушали, то сейчас умные люди должны задуматься, а может быть Витренко была права. Когда в 1999 были президентские выборы, мой официальный президентский плакат был тройной изгиб. Это график, на котором было показано математически, что кредиты МВФ и выполнение рецептов МФВ обязательно приведут к коллапсу экономики. Я доказывала, как будет разрушено материальное производство, как будут раскручены финансовые спекуляции…  Жизнь же все это подтвердила. Следовательно, люди должны сказать: “Наталья Михайловна, матушка, спасай, нужно страну вытягивать из этого болота”.

Дмитрий Терешков: Вы красивые цифры озвучили, но вы не участвовали в последних выборах, потому что у вас банально нет денег?

Константин Дорошенко: Тут интересно узнать, когда они были, то откуда они были, и почему они закончились?

Наталья Витренко: Вообще всегда, когда выборы происходят, формируется избирательный фонд из союзников, если делается блок, и пожертвований тех людей, которые хотят, чтобы данная политическая сила или данный кандидат в президенты Украины пришел к власти.

Дмитрий Терешков: А сейчас никто не желает?

Наталья Витренко: Не то, что никто не желает. Дело в том, что мы обычно на выборах баллотировались блоком, потому что искали себе надежных союзников. А когда были последние выборы, блок не получался. Была попытка сделать блок с коммунистической партией, с партией “Справедливость”. Потом мы посмотрели, риторика у них с нашей вроде совпадает, а конкретные действия, конкретные поставленные задачи, не говоря уже о голосовании в парламенте, другие. Выходило так, что блока не получалось. В прошлом году мы предприняли такую попытку создать левую оппозицию. И она была создана: 25 организаций и политических партий, которые объединились в левую оппозицию. Наша партия занимала там очень яркую и активную роль.

Дмитрий Терешков: Объединение — это понятно, но если вернуться к деньгам, учитывая вашу риторику и ваши лозунги во многом, мне кажется, вы могли бы претендовать на деньги России. Почему Россия вас не финансирует?

Наталья Витренко: А причем здесь Россия? Россия – это другая страна, я в Украине живу, и я украинский политик. Я убеждена, что народ Украины должен поддерживать тех политиков, которых он хочет видеть у власти.  Мы посмотрели на последних выборах: да, мы не нашли такой финансовой поддержки, значит на тот момент народу Украины мы не нужны были. Мы отошли в сторону и сказали: “Ребята, если будут лучшими другие, пытайтесь, пожалуйста. Мы будем радоваться успехам страны. Но что происходит? После государственного переворота, который произошел зимой 2013-2014 года пришли рьяные политики и сказали: “Мы так резко будем все менять, и нас Европа поддержит”. И что? И полный облом.

Дмитрий Терешков: А вам не кажется, что если вы говорите, что за вас огромное количество могло бы сейчас проголосовать, то если бы это было так, то деньги нашлись бы автоматически?

Наталья Витренко: Тут есть две составляющие проблемы. Первое, люди, которые нас поддерживают – не олигархи. Все богатые люди Украины вывозят деньги на Запад в банки или в оффшорных зонах.

Константин Дорошенко: Знаете, с миру по нитке. В Украине живут десятки миллионов людей…

Наталья Витренко: Это такая утопия: соберите с каждого по гривне, и у вас будет 45 миллионов гривен. Если вернутся к электорату, территориально, кто может поддержать, я опять обращаюсь как ученый, я конечно должна основываться на достоверных фактах, глубоких исследованиях. Я хочу снова вернутся к этому исследованию института социологии Академии наук Украины, тут есть вопрос:

Поддерживаете ли вы вхождение Украины в союз с Россией и Белоруссией?

25% опрошенных отвечают - ДА

Это очень большой процент. В условиях, когда на Украине идет постоянно такая русофобская агитация, когда отключены российские каналы, когда идет все время одностороннее зомбирование населения, в стране отсутствует диалог, отсутствует плюрализм мнений. Я согласна участвовать в дискуссиях, только в цивилизованных.

Константин Дорошенко: Вот вы участвуете в дискуссиях о том, что, в общем-то, плюрализм мнений существует.

Наталья Витренко: Поэтому я к вам с удовольствием и пришла. Подождите, а где существует плюрализм? У вас в замкнутом пространстве, это ура.

Константин Дорошенко: Хотел бы вернуться к вопросу относительно левых сил, всякого рода левых коалиций. Не кажется ли вам, что вы в частности, человек, склонный к тому, что называется оппортунизм. В свое время, у вас был конфликт с социалистической партией, откуда вы были исключены и создали свою.  С тех пор любые попытки объединений левых сил всегда проваливаются. Давайте посмотрим на недавнее заявление, которое тоже на вашем сайте опубликовано о том, что лидер коммунистической партии Украины, господин Симоненко, вредит некой новой левой коалиции, которую все вместе создали, и, в общем, она снова разваливается. Симоненко пока вас ни в чем не обвинил. Может быть, вы по природе оппортунист, что часто свойственно людям левых взглядов?

Наталья Витренко: Вы термин неправильно применяете, оппортунист – этот человек, который против заявленной линии.

Константин Дорошенко: Ну да, заявленная линия на коалицию, а вы выступаете против.

Наталья Витренко: Коалиция - это механизм, рычаг. Заявлена линия на спасение Украины путем интеграции с Россией, Белоруссией и Казахстаном, в Евразийский союз, путем недопущения втягивания в НАТО, недопущения фашизации Украины, путем защиты интересов русскоязычного населения, и русский язык должен быть признан вторым государственным языком на Украине. Это наше кредо и наша позиция. И только на этом фоне, только в условиях такой демократии, такого развития экономики, только за счет изменения экономической модели с нынешней либеральной порочной на инновационную созидающую, можно решить социальные вопросы. И тут мы показываем весь спектр: как поднять уровень жизни, как платить нормальную зарплату, пенсий, без этих зверских тарифов, без гонки цен и все прочее. Поэтому, союзникам, которые на нашем пути встречаются, мы всегда честно говорим: “Ребята, если вы за это же, давайте вместе за это бороться”. А потом получается: Симоненко сказал, что он за это, а тут мы проводим митинг в защиту 25-летия референдума 17 марта1991, когда народ Украины выразил свою волю быть в союзе с Россией и Белоруссией, а коммунисты не принимают в нем участие. А комсомольцы обманывают, говорят: “Мы придем, да еще видеокамеры с собой принесем”. Мы оказываемся там в малом количестве, на нас нападают неонацисты, этот гражданский корпус “Азов”, пытаются сорвать наш митинг, избивают участников митинга, а коммунисты, комсомольцы, организация ветеранов вообще не явились. Это что простить, и за это смолчать? Может быть, я такой неудобный политик, но я честный политик. Если я что-то обещаю, я делаю, и этого же требую от других.

Константин Дорошенко: Относительно неоднозначности ваших акций и нападений. Не кажется ли вам, что здесь работает элементарный закон справедливости. Я помню прекрасно в начале 2000 годов, когда проходило освещение краеугольного камня греко-католического кафедрального собора на Левом берегу в Киеве, ваши активисты окружили все это пространство, устраивали потасовки, оскорбляли людей, включая детей, которые шли на эту литургию, во время литургии неслись отвратительные похабные крики. Вы, в том числе, там присутствовали, потому что я видел это своими глазами.

Наталья Витренко: Похабные крики – это не мой стиль, это вы уже перекручиваете.

Константин Дорошенко: Простите, ваших сторонников. Действительно, это выглядело совершенно отвратительно. Более того, я скажу вам, что в этой чудовищной, совершенно дикарской атмосфере, литургию служил кардинал Любомир Гузар, который после этого ослеп фактически, проведя при этом, не дрогнув, эту литургию. Вы устраивали провокации, гадости, на ровном месте, получайте в ответ. Это закон справедливости, это диалектика, Наталья Михайловна.

Наталья Витренко: Хочу сказать, что вы перекрутили все.

Константин Дорошенко: Я был свидетелем тех событий. Я шел туда с племянницей и видел как ваши..

Наталья Витренко: Я поняла, что вы греко-католик. Вы не православный человек.

Константин Дорошенко: Я историк.

Наталья Витренко: Не надо рассказывать. Если бы вы были православным человеком, вы знали бы историю.

Константин Дорошенко: А вы православный человек?

Наталья Витренко: Я православный человек.

Константин Дорошенко: А как вы можете быть коммунистом и православным человеком? О чем вы говорите, это у вас какое-то биполярное расстройство?

Наталья Витренко: Я прогрессивный социалист и православный человек. Более того, я руководитель всеукраинской организации “Собор православных женщин Украины”. Теперь давайте поговорим о православной вере. Есть принцип уважения к вероисповеданию большинства населения. Что делают греко-католики? Они захватывают чужое пространство…

Константин Дорошенко: Они построили свой собор кафедральный.

Наталья Витренко: А почему они построили собор кафедральный, да еще на Левом берегу?

Константин Дорошенко: А кто им может запретить?

Наталья Витренко: Дело в том, что на Украине греко-католики только на Западной Украине, и там никто им не мешает строить свои храмы.

Константин Дорошенко: Так вы разжигаете рознь, религиозную, национальную, это же очевидно.

Наталья Витренко: Ничего подобного. Мы защищаем свою веру, и мы защищаем право нашей церкви согласовывать с другими церквями, которые не имеют своих прихожан, о распределении пространства.

Константин Дорошенко: Это же реальная фашистская позиция, которую вы занимаете, а не социалистическая.

Наталья Витренко: Знаете, вы настолько отстали от жизни, и когда вы говорите "фашистская позиция", мы что-то срывали… Против тех акций, которые вся Украина и весь мир видел с сожжением шин, с избиением участников…

Константин Дорошенко: Мы о вас сейчас говорим, вы наш гость. Другим людям мы зададим другие вопросы. Вы не считаете, что все люди равны?

Наталья Витренко: Я считаю, что наши акции всегда были мирными, за все 20 лет существования нашей партии никогда к нам не было никаких претензий правоохранительных органов. Мы никогда никого не избивали, никогда никого не взрывали, никогда не создавали никаких угроз, терактов и все прочее.

Константин Дорошенко: А то, что были провокации и потасовки, это да.

Наталья Витренко: А то, что мы выразили свою позицию, да мы выразили свою позицию.

Константин Дорошенко: Вы немножко говорите общими фразами. Ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: вы как социалист, считаете ли, что все люди равны?

Наталья Витренко: Безусловно. Это положение Всеобщей декларации прав человека.

Константин Дорошенко: Вы признаете, что церковь в стране отделена государством?

Наталья Витренко: Да, признаю.

Константин Дорошенко: Тем государством, которое вы любите, Советский Союз.

Наталья Витренко: Причем здесь, она по конституции Украины отделена от государства.

Константин Дорошенко: Ну, хорошо, вы признаете, что в нашем государстве существует право людей на свободу слова?

Наталья Витренко: Безусловно.

Константин Дорошенко: Прекрасно. Значит, тогда чем объяснить то, что вы взяли на себя право решать, кому в какую церковь ходить, кому не ходить, где и что строить? Это нарушение а) отделения церкви от государства, б) права человека на свободу совести и в) это разделение людей на людей первого и второго сорта. Вы не признаете людей равными, потому за вас и не голосуют, потому что это лицемерие и абсурд. Вы либо фундаменталист православный, либо вы социалист. Это, извините, не совместимо. Боюсь, что приход к власти и вообще актуализация ваша останется грезой, потому что население все более образованно и понимает, что тут как-то не срастается.

Наталья Витренко: Теперь я вам отвечу. Во-первых, у вас замечательное качество перекручивать и гипертрофировать.

Константин Дорошенко: Я слушал внимательно ваши выступления в юности.

Наталья Витренко: Нет, вы слушали не внимательно.  Если бы вы слушали, то вы бы понимали, что именно в русле Всеобщей декларации прав человека, Европейской конвенции по основным правам и свободам человека, мы имеем право выразить свое мнение. И мы как прихожане нашей православной церкви выражали свое мнение. Мы никого не избивали, еще раз подчеркну, никого не взрывали и никаких правонарушений абсолютно никто нам не вменял. Второй момент. Вы говорите, что за нас не будут голосовать. Знаете, я как ученый со своими регалиями, у меня их никто уже не заберет, я наблюдаю, что происходит в Украине, и не только я. Неделю назад была презентации книги Валентина Симоненко, экономическое эссе “Пятилетка крутого пике”. Валентин Симоненко мне лично хорошо знаком, мы вместе были во II созыве в парламенте, потом он возглавлял Счетную палату, он сам ученый, доктор наук. В этой книге на 50 странице есть  такой график Объемы реального валового внутреннего продукта в Украине. Причем график построен по данням Всемирного Банка. И вот ученый, политик, Валентин Константинович Симоненко показывает, что в 2015 реальный валовой продукт Украины составлял 34,6% от уровня 90-ого. Вы только вдумайтесь, за 25 лет убить экономику Украины, уничтожив 2\3 валового продукта. А что даст Гройсман? Чем закончится 2016 год? Когда я слышу сказки, что валовой продукт вырастет и стабилизация экономики наступит,  я вам как экономист, как профессионал говорю – нет, валовой продукт не вырастет и стабилизации не наступит,  курс валюты будет и дальше рушиться, цены будут и дальше расти. А это значит люди будут ускоренно вымирать или уезжать из нашей страны. Поэтому проблема не в Витренко, вернется она в парламент или не вернется, проблема в жизни 42 миллионов людей, которые хотят на своей земледостойно жить.

Дмитрий Терешков: В 90-ых вы были автором экономической программы “Основные направления становления экономики Украины в кризисный период” и она была утверждена Верховной Радой.

Наталья Витренко: Я не была автором, я была руководителем группы ученых. Да, она была утверждена.

Дмитрий Терешков: Что в этой программе было не так, какие там были допущены ошибки, если мы докатились до того, до чего докатились?

Наталья Витренко: Нет, все дело не в этом. Она была утверждена Верховной Радой, но соглашательство Мороза привело к тому, что вместо того, чтобы все законы потом принимать на основании принятой этой концепции, он пошел на поводу у Международного Валютного Фонда.  В 1991 Украина вступает в Международный Валютный Фонд и начинает раболепски выполнять все требования, все рецепты МВФ. Я предупреждала, что нет ни одной экономики мира, ни одной страны, где бы рецепты МВФ дали возможность поднять производство, повысить благосостояние всего народа. Я предупреждала, что брать кредиты нельзя, нужно поднимать собственное производство, основываясь, прежде всего, на интеллекте своего народа. Не приглашать грузин, литовцев, у нас очень умный народ, у нас есть очень хорошо подготовленные специалисты.

Дмитрий Терешков: Грузины, литовцы и неизвестно кто, как вы сказали, все-таки сделали показатели и в экономике, и в других отраслях, где они были назначены.

Наталья Витренко: Пожалуйста, пусть они делают в своих странах.

Дмитрий Терешков: А почему не в нашей?

Наталья Витренко: Я не знаю расцветающей страны в мире Литвы, да и Грузия имеет свои проблемы. Но я говорю о другом, 45 миллионное население Украины, которое в 90-ом году занимало первое место в мире по данным ЮНЕСКО по уровню интеллекта нации. И чтобы своих представителей не поставить во главе отраслей, во главе страны.

Константин Дорошенко: Смотрите, опять должен вам заметить, что вы абсолютно не придерживаетесь такого естественного для всех социалистов и марксистов подхода как интернационализм. Вы находитесь на националистических, ксенофобских позициях, вы используете термин нация, вы против литовцев и грузин. Наверное, нужно ограничиться только украинцами, белорусами и русскими, всем остальным вообще запретить какую бы то ни было государственную деятельность в Украине. Правда же? Какие там татары, кто слышал про процветающий Крым? А почему вы националистка, Наталья Михайловна?

Наталья Витренко: Знаете, мне так понравилось. Я хоть первый раз услышала, что я националистка. В этом оттенке мне даже понравилось. Я патриот своего народа.

Константин Дорошенко: А ваш народ это, кто, украинцы?

Наталья Витренко: Народ Украины.

Константин Дорошенко: А у нас нет грузин и литовцев в Украине?

Наталья Витренко: Именно это я и хочу уточнить. Если это гражданин Украины и корни его Литва, или Грузия, или Азербайджан, это уже другое дело, это гражданин Украины. А я говорила о наемных, о покупных так называемых специалистах, которых привозят на Украину и говорят: “Вы неучи, вы ни в чем не разбираетесь, а вами будут управлять, потому что у них очень успешная страна и очень успешные реформы”. Я категорически против этого.

Дмитрий Терешков: Дело не в стране, есть несколько примеров. Есть в правительстве Яценюка Абромавичюс, министр экономического развития. Его министерство имеет самые лучшие показатели. Есть национальная полиция Украины. Ни один украинец ничего подобного не сделал, а привезенные грузины почему-то сделали.

Наталья Витренко: Кто вам сказал, что они сделали хорошо?

Дмитрий Терешков: Вы недовольны всеми этими реформами?

Наталья Витренко: Абсолютно недовольна. Я вам рассказывала о захвате помещения. Мы вызвали полицию, приехала полиция, Шатилин с группой каких-то людей врывается в здание, причем часть людей вооружена. Мы показываем документы, что это помещение принадлежит другому предприятию. Полиция отвечает: “А что мы можем сделать, если собственник (они ночью уже сразу определили, что это собственник), вооруженный защищает свою собственность”. Я говорю: “Да вы что, я показываю вам документы нашей партии. Мы арендуем помещение. Там документы партии, литература партийная. Мы каким образом в этой разборке? Опечатайте наше помещение, хотя бы нас, арендаторов, защитите”. А полиция говорит: “А мы не можем ничего сделать, мы туда войти не можем”. Я смотрела на эту импотенцию и думала: и это полиция? и это реформы прошли? Так завтра точно также у каждого гражданина Украины, который имеет свою квартиру, какие-то мошенники возьмут, зарегистрируют эту квартиру в регистрационной службе якобы на себя, потом примчаться с вооруженными людьми и скажут: это наша собственность. Выгонят, как они у нас срезали болгаркой замок, выгнали нашего дежурного и закрыли помещение. И оказывается, человек остается беззащитным, и полиция ничего не может сделать.

Дмитрий Терешков: Потому что кроме полиции, у нас есть еще суды, где, кстати, нет грузин, есть украинцы.

Наталья Витренко: Да причем тут суды. Я потом разговариваю со следователем прокуратуры, которому передано это дело и говорю: “А почему вы не расследуете? А следователь мне отвечает: Вы знаете, по норме на следователя должно быть 12-18 дел, а у меня их 300”. И вот три недели прошло, никто  палец о палец не ударил. Полиция не делает ничего.

Дмитрий Терешков: Давайте немного сменим тему. Вы с 90-ых выступаете за союз с Россией, сегодня 2016 год, Россия, очевидно, другая.  Вы выступаете за союз с Россией еще той или этой? Вы видите, как развивается Россия? В каком виде она сейчас существует и по сути, и по форме? Вы и с этой Россией хотите союз?

Наталья Витренко: Знаете, я оцениваю, прежде всего, фундамент дальнейшей интеграции и перспективы. Фундамент, а это наша общая история, менталитет, этнос, язык. Перспективы, это общий рынок, это огромный внешний рынок, где Украина сегодня со своей продукцией найдет сбыт, мы же в Европе не находим сбыт.

Дмитрий Терешков: А нам выгодно, в России экономика падает стремительно. И нам выгодно с этой страной дружить?

Наталья Витренко: Откуда вы взяли, что в России экономика падает стремительно?

Дмитрий Терешков: Санкции.

Наталья Витренко: Да причем здесь санкции. Санкции привели в России к импортозамещению. Кстати, это для России очень положительный процесс. Россия свои проблемы решает и, я думаю, она их решит. Я смотрю с другой стороны, а где выгоды Украины?  Вот уже два года идет евроинтеграция, вы на цифры смотрите: на 37, 7% уменьшился экспорт Украины. Мы закрыли российские рынки, а чего нас Европа не взяла? Ведь так красиво рассказывали, что Украина будет жить по европейским нормам и все будет как в Европе. Так мы сейчас видим, что на Украине как в Европе тарифы на коммунальные услуги…

Дмитрий Терешков: Вы не замечаете оккупации Крыма, оккупации территории на востоке страны?

Наталья Витренко: Вы знаете, я очень грущу из-за потери Крыма, потому что я там очень люблю отдыхать, у меня там масса друзей. Но я вижу первопричину. Когда был Евромайдан в Киеве, когда нацисты обрисовывали Киев фашистскими знаками и кричали: “Москаляку на гилляку”. “Украина для украинцев”. Я предупреждала, мы тогда били в набат: “Что вы делаете, вы потеряете куски Украины, где живут в основном русскоговорящие люди”. Но их же никто не остановил.

Константин Дорошенко: Вы готовы ради дружбы с вашей любимой Россией отдать ей Крым и считать, что Крым русский?

Наталья Витренко: Я готова совсем на другое. Я готова, чтобы был новый союз, и чтобы в этом новом союзе решались на равноправных условиях все противоречия, и Крым будет в Украине.

Константин Дорошенко: Грубо говоря, вы желаете того, чтобы Россия поглотила не только Крым, но и всю Украину?

Наталья Витренко: Нет, эта нота ваша, а не моя.

Дмитрий Терешков: Вы в последний раз напомнили о себе в новостных лентах поздравлением Трампа. В своем поздравлении вы говорите:

Очень надеюсь, что планирование и осуществление государственных переворотов путем цветных революций, дважды проделанных властями США в Украине, вами будут отброшены как не демократичные и не допустимые”.

 Но в то же время, вы говорите:

“Очень надеюсь, что вы позитивно повлияете и на происходящее в Украине”

Не понятно, вы против или вы за вмешательство США в дела Украины.

Наталья Витренко: Я против вмешательства любой страны во внутренние дела Украины. Я считаю, что Украина – суверенная держава. Она может решать свои проблемы самостоятельно. Что касается цветных переворотов – это секрет Полишинеля. Это было подготовлено и проплачено США. Конечно, я категорически против. Что касается повлиять, то повлиять именно не вмешательством.  Я два созыва была народным депутатом Украины, такого унижения как нынешние депутаты, мы тогда не испытывали. Когда сидят работники американского посольства и чуть ли не дают команды, как голосовать. Когда с ними согласовывают каждое правительственное решение. Это что, Украина уже полностью колония? Поэтому, я считаю, пусть Трамп занимается проблемами, прежде всего, США, там их тоже достаточно. Мне очень понравилось, когда он сказал, что будет так строить свою политику, чтобы каждый гражданин Америки реализовал полностью свой потенциал.

Дмитрий Терешков: Когда вы его поздравляли, вы ему, грубо говоря, говорили: “Изыди!”

Наталья Витренко: Вы же читали мое поздравление, что же вы переспрашиваете. Там все понятно.

Дмитрий Терешков: Там выглядит все иначе.

Наталья Витренко: Я сказала: не надо вмешиваться во внутренние дела, а то, что вы пообещали, а он в своем выступлении после объявления его победителем, сказал такую фразу: не конфронтация между странами, не на условиях конфликта, а равноправный диалог. Замечательно, стройте так отношения со всеми странами мира. Вы что, забыли Югославию, Афганистан, Ирак, Сирию, Ливию? А я была во всех этих странах. Я не могу никак успокоиться, что такие красивые страны, народы, которые точно так же, как и наш народ, хотят жить достойно на своей земле, и их уничтожают.

Дмитрий Терешков: Вы поддерживаете политику изоляционизма, насколько я понимаю? Политик левого толка поздравляет политика правого толка. Тут сложно разобраться, к чему это.

Наталья Витренко: Нет, не сложно. Если вы читали наш сайт, я поздравила не только Трампа, я поздравила Игоря Додона с избранием президентом Молдовы, я поздравила Рудева с избранием президентом Болгарии. Это социалисты и они союзники по идеологическим моментам. Трамп- это крупнейшая страна мира, от которой, конечно, зависит мировая политика.

Дмитрий Терешков: И что же вам ответил Трамп?

Наталья Витренко: Ничего не ответил. Кстати, и Додон не ответил.

Константин Дорошенко: Смотрите, вы в свое время Герхарда Шредера, тоже социалиста, поздравляли, когда он был избран канцлером Германии?

Наталья Витренко: Нет, не поздравляла.

Константин Дорошенко: Какое у вас чутье, все-таки, именно при Шредере немецкая авиация бомбила Югославию.

Наталья Витренко: Видите, вам некуда деваться, вы уже какие-то положительные моменты у меня начинаете отмечать.

Дмитрий Терешков: А чем Прогрессивная социалистическая партия Украины занимается, кроме того, что поздравляет новоизбранных?

Наталья Витренко: Сейчас Прогрессивная социалистическая партия борется против произвола, который чинят на Украине в отношении оппозиционной партии. Мы сейчас защищаем демократию самым самоотверженным образом. Есть нормы и Конституции Украины, и Европейской конвенции, защищающей политический плюрализм и права оппозиционных политических партий. А это растаптывается в нынешней Украине. Я уже сказала, полиция, СБУ, прокуратура, они не просто не защищают наши права, а способствуют тому, чтобы была блокирована наша работа. Сегодня, предположим, объявляют досрочные выборы в парламент, а мы не можем участвовать, потому что у меня все документы захвачены этими бандитами, которые в помещении чужом сидят. Я еще удивляюсь, как я чудом печать партии забрала, тогда она была у меня в сумке, и она не попала в их руки.

Константин Дорошенко: А почему у вас нет этого в электронном виде? Вы до сих пор на бумажках все это держите? Это же можно на сервер загрузить и зайти с любого компьютера.

Наталья Витренко: Вам в жизни повезло, вы не участвовали никогда в судах. Для того, чтобы не участвовать в судах, я должна принести в суд копию Устава партии, где написаны полномочия председателя, не в электронном виде, а в бумажном.

Константин Дорошенко: Так распечатайте.

Наталья Витренко: Что распечатайте?

Константин Дорошенко: Есть документ в электронном виде, вы его заново можете распечатать.

Наталья Витренко: Мне так нравится, когда дают советы люди, которые в этом вообще не разбираются. Давайте на другую тему поговорим.

Дмитрий Терешков: Вы так связываете с приходом новой власти эту плохую ситуацию в правоохранительной системе. До Майдана все было хорошо у нас и судами, и с прокуратурой?

Константин Дорошенко: Я думаю, что Наталье Михайловне при Кучме куда веселее жилось.

Наталья Витренко: Ничего подобного. Если вы обратили внимание, даже здесь в нашей беседе, я подчеркнула, что мы 20 лет являемся оппозиционной партией, потому что мы против проводимого на Украине курса внутренней и внешней политики. Внутренняя политика – это рецепты МВФ, внешняя политика- это курс на Запад и в НАТО. Это делал и Кравчук, это продолжил Кучма, это делал Ющенко, делал Янукович, это продолжил Порошенко. Поэтому мы оппозиционная партия. И когда Янукович был при власти, когда очень многие старались с ним подружиться и с его семьей поделиться, то, обратите внимание, что Прогрессивная социалистическая партия была в оппозиции и выступала против Януковича.

Константин Дорошенко: Вы знаете, может быть, потому что, если вы так серьезно утверждаете, без документов на руках о том, что все Майданы в Киеве финансировались Америкой. Многие люди точно также с уверенностью, с таким же запалом как вы, скажут вам, что вы просто технологический проект Леонида Кучмы, который был разыгран в свое время для того чтобы подорвать авторитет Мороза, который считался его самым серьезным противником на президентских выборах. Так же на голубом глазу я вам скажу про вас как вы про Америку. Собственно, Кучма вас финансировал, это очевидно и всем понятно, также без документов.

Наталья Витренко: Это бред, который чисто тиражировали про нас. Это все рассыпается как карточный домик, потому что я вошла в политику, когда Кучмы еще близко в политике не было.

Константин Дорошенко: Но развалили соцпартию вы как раз ради Кучмы, так говорили.

Наталья Витренко: Какая я могучая, развалила партию. Это хорошо звучит. Я хочу сказать, что мы заявили о себе и позицию нашу застолбили еще до всякого Кучмы. Во-вторых, Кучма никогда не финансировал нашу партию. Мы подавали в суд на брошюру Луценко, помните, была такая брошюрка на газетной бумаге, где партии Кучмы, и там вдруг появилась наша партия. Мы выиграли все суды и доказали, что абсолютно никогда никаких связей с Кучмой не было. Он потом и сам об этом заявлял.  Но дело не в этом. Меня все время интересует вопрос, вы с этого начали: партия наша маленькая, и Витренко давно не слышно. А чего вы с таким нервным интересом…

Константин Дорошенко: Потому что вы интересный яркий человек.

Дмитрий Терешков: Мы соскучились, столько лет не видели вас.

Наталья Витренко: Видите, сколько позитива появилось к концу передачи. Я вам скажу больше. Я живу на Оболони, и когда я там захожу возле “Сильпо” маленький киоск, курятину продают, там женщина продавец очень меня любит, и она говорит: “Наталья Михайловна, когда вы вернетесь в парламент. Без вас это же вообще не парламент”.  И я стою и думаю: “Как хорошо, если женщина, которая торгует курятиной и жаждет моего возвращения в парламент. Значит, что-то в этом есть”. Хочу сказать, что Украину спасут только умные люди. Можно набрать сто тысяч идиотов, поставить их на разных пультах управления, они ничего хорошего не дадут. Должны умные люди, понимающие, что происходит и понимающие, как исправить ситуацию, объединятся и свой интеллект вкладывать в это. Я, например, все время жду, что будут востребованы мои знания, мой политический опыт, мой научный багаж. Кстати, мою научную библиотеку и мои разработки, тоже эти бандиты захватили. Это тоже нападение на то, чем я все время занималась. Но голова при мне, так что, слава богу, это все можно восстановить.  Умные люди объединяясь, должны предложить такие рецепты нашей стране, чтобы спасти. Могучая страна по потенциалу, по территории, это же выгодная у нас территория, центр Европы, транзит какой, по численности населения.

Дмитрий Терешков: Вопрос в том, куда этот потенциал будет направлен? Я представляю, вас избрали президентом и ваш первый визит куда, в Кремль? Для того чтобы договариваться о союзе с Россией?

Наталья Витренко: Первый мой визит – в Японию для того, чтобы глубже изучить опыт политики протекционизма, которую Япония держала после Второй мировой войны почти 20 лет пока не подняла свое производство. Она знала, что, открыв рынки, она не проиграет на мировой арене в конкуренции.  Япония настолько подняла свое производство, хотя ресурсами очень скудно обеспечена, что стала одной из мощных стран мира.

Константин Дорошенко: С вами была программа “Циники” и Наталья Витренко, которая, как вы убедились, до сих пор остается пламенным оратором и спорщиком.