Руслан Бизяев:

"После капитуляции Франции началось головокружение от успехов Берлинского генштаба. Они посчитали, что они создали уникальный инструмент, который может решать все задачи. Но никаких кардинальных изменений в структуре германских вооруженных сил не произошло. Да, он стали более мобильными, более подвижными, появились так называемые кампф-группы. Уже на уровне полка были отлажены взаимодействия всех родов войск и командиры полков получили известную самостоятельность, но стратегическую задачу — разгром СССР в течение двух-трех месяцев — это не решало. Об этом в мае 1941 года писал командующий армией «Юг» Герд фон Рундштедт: «Война с Россией — бессмысленная затея, которая никак не поможет решить нам наши задачи. Даже если по политическим моментам война неизбежна, мы должны признать, что разгром России за два месяца невозможен». Это понимают абсолютно все".

"Почему же Гитлер все-таки решился на это? Тут мы никак не уйдем от обсуждения такой личности, как адмирал Канарис — начальник Абвера. Когда политики принимают решение, они берут информацию у разведки о том, что представляет из себя потенциальный противник. Канарис дал абсолютно некорректную информацию, на основании которой Гитлер принял это решение. Это при том, что уже в конце весны Гитлеру докладывали, что не все так, как ему рассказывают".

"С января 1940 года по июнь 1941 года в Германию из СССР перебежало 327 человек, от рядового до старших офицеров. И они перебегали иногда с картами, иногда со сведениями. И тем не менее у Гитлера не было уверенности, что группировка Советского Союза предполагает быстрый переход в наступление".

Запись полного эфира слушайте и смотрите по ссылке: Блицкриг